Законоцарствие Бахауллы Перевод с английского Shoghi Effendi the dispensation of bah б ’U’ll б h - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
А. Конан-Дойль жизненноважно е послани е перевод с английского Йога... 8 1926.37kb.
Перевод с английского ю м 19 5591.31kb.
Перевод с английского докт мед наук В. Б 50 12253.49kb.
Шантаж джон гришем перевод с английского В. М. Заболотный. Ocr&spellchec... 17 5436.15kb.
1. Сущность стилистического анализа английского текста 1 233.47kb.
Использование икт на уроках английского языка в средней школе как... 1 97.46kb.
Программа курса английского языка 3 804.58kb.
Методы и приёмы стимулирования учебной деятельности и развития мотивов... 1 149.03kb.
Перевод с английского Е. Мирошниченко Рэй Джэймс А. Р96 Законы Успеха... 3 1643.96kb.
Перевод С. Соловьева Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах 1 396.64kb.
Дидактика самоорганизации на уроках английского языка или как сделать 1 112.95kb.
Вопросы и задания для контроля. Актуальные проблемы теории и практики... 1 57.81kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Законоцарствие Бахауллы Перевод с английского Shoghi Effendi the dispensation of - страница №1/4

Архивы — память общины http://bahaiarc.narod.ru

Использованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в России www.bahai.ru (скачено: июль 2007)

УДК 286-284

ББК 86.2


Э94

Шоги Эффенди

Законоцарствие Бахауллы

Перевод с английского

Shoghi Effendi

THE DISPENSATION OF BAHБ’U’LLБH

Эффенди Шоги. Законоцарствие Бахауллы/Шоги Эффенди; Национальное Духовное Собрание Бахаи России; Пер. с англ.—СПб.: Единение, 2004.— 88 с.

ISBN 5-93283-024-7

По глубокому убеждению Шоги Эффенди, первой обязанностью верных последователей Бахауллы, основателя Веры Бахаи,­­ должно стать их стремление постичь всю значимость Его Откровения. Три главных фигуры Веры Бахаи: недосягаемый в Своем величии Бахаулла, наделенный властью свыше Баб и, хотя и на ином уровне, но исполненный жизненной силы и магнетической притягательно­сти Абдул-Баха,— оставили нам основополагающие истины новой мировой религии. Четкое понимание и сохранение чистоты этих истин помогут людям выполнить грандиозную задачу построения Административного Порядка Бахауллы.

В своей книге Шоги Эффенди призывает нас задуматься об этом судьбоносном Откровении.

УДК 286-284

ББК 86.2

© Национальное Духовное Собрание

Бахаи России, 2004

© National Spiritual Assembly of the Bahб’нs

of the United Kingdom, 1947

Содержание

Бахаулла 5

Баб 39


Абдул-Баха 49

Административный Порядок 63

Бахаулла

Возлюбленным Бога и служанкам
Всемилостивого на Западе

О собратья, возделывающие Священный Виноградник!

23 мая сего благословенного года мир Бахаи отметит
90-ю годовщину основания Веры Бахауллы. Нам, находящимся на пороге заключительного десятилетия первого века эры Бахаи, необходимо остановиться ненадолго, чтобы задуматься о таинственной благодати этого столь величественного, поисти­не судьбоносного Откровения. Как огромна и впечатляюща панорама, открывающаяся нашим глазам на исходе этих девяти десятилетий! Ее непревзойденное величие потрясает нас. Если непредвзятый наблюдатель окинет взором это не имеющее себе равных зрелище, представит себе, хотя бы в общих чертах, обстоятельства зарождения и постепенного раскры­тия этого высшего Богоявления, воссоздаст в памяти лишь основные вехи трагического противостояния, ознаменовавшего подъем и ускорившего его продвижение вперед, то он убедится в жизненности тех вечных истин, которые поддерживают это Явление и будут и впредь служить источником его развития — пока оно не займет подобающего ему высокого положения.

И над всем этим захватывающим зрелищем возвышается несравненная фигура Бахауллы — Он предстает исполненный спокойствия, недосягаемый в Своем величии, внушающий благоговение, невыразимо прекрасный. Рядом — Другой, хотя и подчиненный Ему по положению, но наделенный вла­стью свыше и правом вершить вместе с Ним судьбы сего высочайшего Законоцарствия: это сияет перед нашим мысленным взором ранняя слава Баба, излучающего безграничную нежность, неотразимого в Своем обаянии, непревзойденного в Своем героизме, безупречного при всех драматиче­ских обстоятельствах Своей короткой, но столь богатой событиями жизни. И, наконец, предстает, хотя и на другом уровне и в совершенно ином качестве, отличном от двух предшествующих Ему Фигур, исполненная жизненной силы и магнетической притягательности личность Абдул-Баха, в которой отражаются слава и мощь в такой степени, что ни один человек, сколь бы высоким ни было его положение, не может и надеяться сравниться с ними,— слава и мощь, которыми наделены лишь Богоявления.

С вознесением в мир иной Абдул-Баха, и в особенно­­сти с уходом от нас Его возлюбленной и выдающейся сестры, Несравненного Листа от Священного Древа,— последней из оставшихся в живых участников событий славного героического века — закончилась первая и самая волнующая глава истории бахаи, что ознаменовало завершение Начальной, Апостольской эпохи Веры Бахауллы. Именно Абдул-Баха, благодаря положениям Своей авторитетной Воли и Завещания, создал то крайне необходимое звено, что навсегда связало век ушедший с веком, в котором мы живем — Переходным и Созидательным. Эта эпоха в назначенный срок завершится порой цветения и плодоношения — подвигами и победами, которые возвестят о приходе Золотого века Откровения Бахауллы.

Горячо возлюбленные друзья! Сейчас мы воочию видим стремительные силы, столь чудесным образом высвобожденные двумя Явителями; силы эти, благодаря заботам избранных распорядителей Веры, широко раскинувшей свои ветви по всему миру, постепенно собираются воедино и упорядочиваются. Постепенно они обретают форму, образуя институты, что в свое время будут признаны гордостью и славой эпохи, которую мы должны приблизить и обессмертить своими деяниями. Ибо именно от наших сегодняшних усилий и, прежде всего, от нашей готовности строить свою жизнь по образцам величайшего героизма, завещанным ушедшей эпохой, будет зависеть эффективность создаваемых нами сейчас инструментов, чье предназначение — заложить основу того благословенного Сообщества, которое станет знаком наступления Золотого века нашей Веры.

Обращаясь к этому столь богатому героическими подвигами времени, я не ставлю своей задачей хотя бы вскользь обозреть все важнейшие события, произошедшие с 1844 года по сей день. Также не стремлюсь я проанализировать силы, ускорившие их, либо оценить их влияние на народы и общественные институты всех континентов. Подлинные свидетельства о жизни первых верующих начальной эпохи нашей Веры, а также кропотливые изыскания, которые компетентные историки-бахаи проведут в будущем, оставят для грядущих поколений столь великолепную картину этих событий, какую я, несмотря на все свои усилия, не в силах описать. Моя главная задача на этом переломном этапе истории бахаи состоит скорее в том, чтобы привлечь внимание тех, на кого возложена миссия построения Административного Порядка Бахауллы, к отдельным основополагающим истинам, ясное понимание которых весьма поможет им в выполнении их грандиозной задачи.

Международный статус, которого к этому времени до­стигла Религия Бога, настоятельно требует того, чтобы ее исходные принципы были до конца разъяснены. Беспрецедентный рост Дела в Америке в результате самоотверженных усилий верующих; глубокий интерес, который вызывает у различных народов первый на Западе Машрикул-Азкар; подъем и постепенное укрепление институтов бахаи по меньшей мере в сорока самых развитых странах мира; издание литературы бахаи на двадцати пяти (по самым скромным подсчетам) наиболее распространенных языках мира; успех, недавно увенчавший усилия персидских верующих на начальной стадии подготовки к возведению третьего в мире Бахаи Машрикул-Азкар в пригороде Тегерана; меры, предпринимаемые для немедленного учреждения их первого Национального Духовного Собрания, которое представляло бы интересы подавляющего большинства приверженцев Веры; планируемое воздвижение еще одного столпа Всемирного Дома Справедливости — первого в южном полушарии; свидетельства, как устные, так и письменные, подтверждающие, что борющаяся за существование Вера получила признание монархов и правительств, международных судов и высоких духовных сановников; известность, которую обретает Вера после обвинений, выдвигаемых против нее безжалостными противниками — как в прошлом, так и в настоящем; формальное освобождение части ее последователей от пут исламской ортодоксии в стране, которая может считаться самой просвещенной в исламском мире,— все это самым убедительным образом свидетельствует о растущей силе непобедимой общины Величайшего Имени, которая движется к своей окончательной победе.

Горячо возлюбленные друзья! Ввиду возложенных на меня обязанностей и моего положения Хранителя Веры Бахауллы, я считаю своим долгом на нынешнем этапе, когда общественный интерес к нам все более усиливается, привлечь ваше внимание к определенным истинам, составляющим основу нашей Веры,— тем истинам, чистоту которых мы обязаны сохранить в первую очередь. Если мы будем бесстрашно утверждать их и соответствующим образом опираться на них, наши духовные силы — я в этом убежден — многократно умножатся, и это окажет неоценимую помощь в противостоянии проискам непримиримого и бдительного врага.

Стремление более полно постичь значимость величайшего Откровения Бахауллы — вот что, по моему глубокому убеждению, должно быть первой обязанностью и целью постоянных усилий каждого из Его верных последователей. Точное и глубокое понимание столь всеобъемлющей системы, столь возвышенного откровения, столь священного долга по очевидным причинам превышает возможности и познания нашего ограниченного разума. Мы, однако, можем — и безусловно должны — стараться обретать более ясное понимание истин, заключенных в Его Вере, и принципов, лежащих в ее основе, ибо это станет дополнительной опорой и новым вдохновением в наших трудах по ее распространению.

В письме, адресованном американским бахаи, давая объяснения по поводу положения Баба, я кратко упомянул о несравненном величии того Откровения, скромным Предтечей которого Он Сам Себя считал. Тот, Кого Бахаулла в Китаб-и-Иган провозгласил обетованным Каимом, Кто явил по меньшей мере двадцать пять из двадцати семи букв, открыть которые были призваны все Пророки,— этот великий Явитель возвестил приход того высшего Откровения, которое вскоре придет на смену Его Откровению. «Зародыш, в коем заключены скрытые возможности грядущего Откровения,— утверждает Баб в Персидском Байане,— наделен большей силою, нежели силы всех, что следуют за Мной». И вновь Он утверждает: «Из всех слов почтения, что Я выразил Тому, Кто придет после Меня, величайшее есть сие письменное признание Мое в том, что ни одно Мое слово не может достойно описать Его и ни одно упоминание о Нем в Моей Книге, Байане, не воздает должное Его Делу». «Байан,— решительно заявляет Он в той же Книге,— и все, кто с ним, вращаются вкруг речения Того, Кого явит Бог, так же как Алиф [Евангелие] и все, кто с ним, вращались вкруг речений Мухаммада, Апостола Божиего». «Тысячу раз прочесть Байан,— продолжает Он,— ничто по сравнению с прочтением единственного стиха из Откровения Того, Кого явит Бог... Ныне Байан — лишь семя; с приходом Того, Кого явит Бог, предстанет он во всем совершенстве… Влюбленный так не жаждет свидания с возлюбленной, как Байан и уверовавшие в него —Его явления… Вся слава Байана исходит от Того, Кого явит Бог. Благословен верующий в Него, и горе отвергающему Его истину».

Обращаясь к Сийиду Йахья-и-Дараби, прозванному Вахидом,—  самому просвещенному, красноречивому и влиятельному из Своих последователей,— Баб предупреждает: «Клянусь праведностью Того, Чья сила заставляет семя взойти, Кто вселяет дух жизни во все сущее, доведись Мне узнать, что в день Его явления ты отвергнешь Его, и Я решительно откажусь от тебя и отрекусь от твоей веры... С другой стороны, коли сказали бы Мне, что христианин, не признающий Мою Веру, в Него уверует, стал бы он Мне дороже зеницы ока».

В одной из Своих молитв Баб так обращается к Бахаулле: «Возвышен Ты, о Господь мой Всемогущий! Сколь бессильно и ничтожно слово мое и все, что от меня, если не связано оно с Твоей великой славою! Сделай так, дабы при поддержке Твоей благодати все, что подобает мне, было принято пред ликом Твоим».

В Каюм-ул-Асма — толковании Баба к суре Иосифа,—которую Автор Китаб-и-Иган называет «первой, величайшей и могущественнейшей» из книг, явленных Бабом, мы находим следующие упоминания о Бахаулле: «О великий и всемогущий Господин, Своей небесной мощью Ты вызвал меня из небытия, взрастил и возвысил меня, дабы провозглашать мне сие Откровение. Ни на кого иного не уповаю я, кроме как на Тебя; ничьей не следую я воле, кроме Твоей... О Частица Божия! Свою жизнь я всецело посвятил Тебе; я сносил проклятия во имя Тебя и жаждал лишь мученичества на стезе Твоей любви. Достаточно мне в свидетели Бога, Защитника, Возвышенного и Предвечного». «И когда придет назначенный час,— вновь обращается Он к Бахаулле в том же труде,— яви нам по воле Бога Всемудрого, с вершины Высочайшей и Таинственнейшей Горы, хотя бы слабый, неизмеримо малый отблеск Твоей Непроницаемой Тайны, дабы распознавшие сияние Славы Синайской лишились чувств и ушли в мир иной, узрев всполохи слепящего багряного Света, что окружает Твое Откровение».

Еще одно свидетельство величия Откровения, связанного с Бахауллой, мы находим в следующем отрывке из Скрижали Абдул-Баха, адресованной одному из видных последователей Веры, прежде исповедовавшему Зороастризм: «Ты пишешь, что в священных зороастрийских книгах предвещается, будто в последние дни в трех независимых Законоцарствиях солнце должно остановиться. В первом Законоцарствии, как обетовано, солнце будет неподвижным десять дней, во втором — вдвое дольше и в третьем — не менее месяца. Сие пророчество может быть истолковано так: первое Законоцарствие, упомянутое в нем, есть Законоцарствие Мухаммада, во время которого Солнце Истины остановилось на десять дней. Каждый день приравнивается столетию. Законоцарствие Мухаммада, таким образом, должно было просуществовать не менее тысячи лет. Это точно соответствует времени от захода Звезды имамата до начала Законоцарствия, возвещенного Бабом. Второе Законоцарствие, упомянутое в этом пророчестве, связано с Самим Бабом — оно началось в 1260 году Хиджры и завершилось в 1280 году. Что касается третьего Законоцарствия — Откровения, возвещенного Бахауллой,— то, поскольку Солнце Истины в час, когда оно достигло сей точки, находилось в зените и в полноте своего сияния, продолжительность сего цикла составит месяц — весь период, необходимый солнцу для того, чтобы пройти через знаки зодиака. Так ты можешь представить себе, какова будет длительность цикла Бахаи — цикла, который охватит промежуток времени не менее чем в пятьсот тысяч лет».

Из этого текста, содержащего ясное и авторитетное толкование столь древнего пророчества, явствует, насколько важно для каждого преданного последователя Веры признать священное происхождение и независимый характер Законоцар­ствия Мухаммада. Более того, в этих строках косвенно признается законный статус имамата — института, установленного волей Божией, прямым потомком наивыдающегося представителя которого был Сам Баб, института, на протяжении по меньшей мере двухсот шестидесяти лет являвшегося избранным восприемником водительства Всемогущего и вме­стилищем одного из двух наиболее ценных наследий Ислама.

Далее мы должны признать, что в том же пророчестве утверждается независимый характер Законоцарствия Баба и косвенным путем устанавливается истина, гласящая, что в соответствии с принципом прогрессивного откровения каждое новое Богоявление дарует людям своего времени более полную меру Божественного руководства, чем та, которую могли принять и понять люди в предшествующие века, когда они были менее восприимчивы. Именно поэтому, а не по причине какого-то особого достоинства, присущего Вере Бахаи, это пророчество действительно свидетельствует о несравненной славе и мощи Законоцарствия Бахауллы — Законоцарствия, чьи скрытые возможности мы только сейчас начинаем различать, будучи не в силах даже представить себе их полный размах.

Если мы хотим постичь глубочайший смысл Послания Бахауллы во всей полноте, то должны рассматривать Его Веру как завершение цикла, как последнее звено всей цепи сменяющих друг друга, предварительных и прогрессивных откровений. Все они, начиная с Адама и заканчивая Бабом, прокладывали дорогу и все более ясно возвещали наступление Дня Дней, когда должен будет явиться Тот, Кто есть Обетованный всех веков.



Эту истину подтверждают многочисленные высказывания Самого Бахауллы. Простого обращения к заявлениям, которые Он неоднократно выдвигал в Своих пламенных, исполненных неодолимой силы посланиях, вполне достаточно для того, чтобы представить характер Откровения, изб­ранным носителем которого Он был. Поэтому, чтобы до конца осознать всю значимость и глубину этого мощного Откровения, мы должны обратиться к словам, которые вышли из-под Его пера и являются его первоисточником. Заявляя о беспрецедентном притязании, выдвинутом Им, упоминая о таинственных силах, приведенных Им в движение, восхваляя славу Его долгожданного Дня и возвеличивая высоту положения тех, кому дано познать его скрытую суть, Бахаулла — и это почти в той же мере относится к Бабу и к Абдул-Баха — оставляет в дар потомкам россыпи таких сок­ровищ, которые никто из нас, принадлежащих этому поколению, не в состоянии по достоинству оценить. Свидетельства, касающиеся этой темы, источают такую силу и исполнены такой красоты, что лишь те, кто сведущ в языках, на которых они были написаны в оригинале, могут отдать им должное. Число этих свидетельств столь велико, что собрание лишь наиболее ярких из них составило бы увесистый том. Все, что я в состоянии сделать сейчас — это представить вашему вниманию несколько отрывков, которые я смог выбрать из Его многотомных писаний.

«Я свидетельствую пред Богом,— возвещает Бахаул­ла,— о величии, о несравненном величии сего Откровения. Вновь и вновь почти во всех Наших Скрижалях подтверждаем Мы сию истину, дабы род человеческий пробудился от своей беспечности». «В сем могущественнейшем Откровении,— недвусмысленно заявляет Он,— все Законоцарствия прошлого получили высшее и окончательное завершение». «Явленное в сем выдающемся, в сем наивозвышенном Откровении не имеет подобия в анналах истории, и грядущие века не станут свидетелями подобного!». «Он есть Тот,— говорит Он о Себе,— Кто в Ветхом Завете назван Иеговой, Кто в Евангелии именуется Духом Истины, а в Коране — Великим Возвещением». «Когда бы не Он, ни один Божественный Посланник не был бы облачен в одежды пророка и ни одно Священное Писание не было бы явлено. Сему свидетельствует все сотворенное». «Слово, кое единый Бог истинный изрекает в сей день, наделено высшими, исключительными отличиями, хотя само слово — из числа самых обычных и знакомых». «Большая часть человечества не достигла зрелости. Обладай оно достаточной способностью восприятия, Мы наделили бы его такой щедрой мерой Нашего знания, что все обитатели небес и земли стали бы, чрез силу струящейся с Нашего Пера благодати, совершенно независимыми от всякого знания, кроме знания Божиего, и упрочились бы на троне неизменного спокойствия». «Перо Свято­сти — торжественно утверждаю Я пред Богом — начертало на Моем белоснежном челе письменами лучезарной славы сии благоухающие мускусом, святые слова: “Узрите, о вы, обитатели земли, и вы, жители небес, свидетельствуйте, что поистине Он есть ваш Наивозлюбленный. Он есть Тот, подобного Коему не видели миры творения, Чья ча­ру­ющая красота услаждает очи Бога, Вседержителя, Всемогущего, Несравненного!”».

«Последователи Евангелия,— обращается Бахаулла к христианам,— узрите: отверзлись врата небес. Тот, Кто некогда вознесся на них, явился ныне. Внимайте Его гласу, что звучит над морями и землями, возвещая всему роду человеческому весть о пришествии сего Открове­ния — Откровения, чрез кое Уста Величия изрекают ныне: “Внемлите — священный Обет исполнен, ибо Он, Обетованный, явился!”». «Глас Сына Человеческого раздается из священной долины: “Здесь Я, здесь Я, о мой Боже!”... а из Неопалимой Купины слышен ответный глас: “Внемлите, вот Тот, Кто есть Желание мира, явлен в Его небесной славе!” Отец пришел. Исполнилось то, что было обещано вам в Царствии Божием. Вот Слово, кое Сын сокрыл, сказав тем, кто Его окружал, что ныне им не под силу вместить сие... Дух Истины явился, дабы ве­сти вас ко всякой истине... Он есть Тот, Кто восславил Сына и возвысил Дело Его...». «Утешитель, Чей приход предвещен во всех Писаниях, ныне явился, дабы открыть вам все знание и мудрость. Ищите Его по всей земле и, быть может, обретете Его».

«Воззови к Сиону, о Кармель,— пишет Бахаулла,— и поведай радостную весть: пришел Тот, Кто был сокрыт от взоров смертных! Явлено Его всепобеждающее господство; воссияло Его всеохватное великолепие… Поспеши и обойди вокруг Божиего Града, что спустился с небес,—Божественной Каабы, вокруг коей шествовали в восхищении Божии избранники, чистые души и сонмы вышних ангелов». «Я есть Тот,— утверждает Он в другом отрывке,— Кого превозносили уста Исайи, Тот, Чье имя украшает и Тору, и Евангелие». «Синай обращается вокруг Утренней Зари Откровения, а с высот Царствия слышно, как Глас Духа Божиего возвещает: “Стряхните с себя оцепенение, о гордецы земли, и поспешите к Hему”. В сей День Кармель в страстном поклонении поспешила к Его двору, а из сердца Сиона исторгся крик: “Обетование исполнено. То, что было возвещено в святом Писании Бога, Наивозвышенного, Всемогущего, Наивозлюбленного, явлено”». «Хиджаз освежен ветерком, несущим благую весть о радостном воссоединении. “Благодарение Тебе,—слышим Мы его голос,— о Господь мой Всевышний; Я был мертв в разлуке с Тобою; сей ветерок, напоенный благоуханием Твоего присутствия, возвратил меня к жизни. Счастлив тот, кто обратился к Тебе, и горе заблудшим”». «Во имя единого Бога истинного Илия поспешил к Моему двору и денно и нощно шествовал вкруг Моего трона славы». «Соломон во всем своем величии в сей день пребывает вкруг Меня и, в восхищении склонясь предо Мною, изрекает сии возвышеннейшие слова: “Я обратил лицо мое к Твоему лику, о Ты, Всемогущий Правитель мира! Я всецело отрешился ото всего, принадлежащего мне, и жажду Того, что в Твоей власти». «Если б Мухаммад, Апостол Божий, узрел сей День,— писал Бахаулла в Скрижали, явленной накануне Его ссылки в город-тюрьму Акку,— Он воскликнул бы: “Воистину, Я узнал Тебя, о Желание всех Посланников Божиих”. И Авраам, узрев сие, пал бы ниц, в полном смирении пред Господом твоим Богом, и возгласил: “Умиротворилось сердце мое, о Господь всего сущего на небесах и на земле! Я свидетельствую, что Ты открыл пред очами моими всю славу силы Твоей и все величие закона Твоего”... И если бы Сам Моисей узрел сие, Он также возвысил бы Свой глас, говоря: “Всякая хвала Тебе да будет, ибо Ты озарил меня светом лика Твоего и причислил к тем, кто удостоился чести узреть лик Твой!». «Север и Юг откликаются на зов, несущий весть о Нашем Откровении. Мы слышим глас Мекки, восклицающий: “Всякая хвала Тебе да будет, о Господи мой Боже, Всеславный, ибо Ты донес до меня дыхание, напоенное ароматом Твоего присутствия!”. Иерусалим также взывает: “Славен и велик Ты, о Возлюбленный земли и небес, ибо смертную муку разлуки с Тобой превратил Ты в радость животворного воссоединения!».

«Праведностью Бога клянусь! — возвещает Бахаулла, желая показать всю мощь Своей неодолимой силы,— если какой-либо человек, один, без поддержки, поднимется во имя Бахб, облачившись в доспехи Его любви, Всемогущий приведет Его к победе, хотя бы все силы небесные и земные восстали против него». «Клянусь Богом, помимо Коего нет иного Бога! Если некто восстанет ради торжества Нашего Дела, Бог дарует ему победу, хотя бы десятки тысяч врагов выступили против него. А если его любовь ко Мне станет еще крепче, Бог дарует ему власть надо всеми силами небес и земли. Так вдохнули Мы дух силы во все края».

«Сие есть Царь Дней,— так превозносит Он век, ставший свидетелем Его Откровения,— День, узревший приход Наивозлюбленнейшего, Того, Кто извечно был Желанием Мира». «Мир бытия озарен в сей День блеском сего Божественного Откровения. Все сотворенное славит его спасительную благодать и возносит хвалы ему. Вся вселенная охвачена восторгом и радостью. Писания прош­лых Законоцарствий празднуют великое торжество, приветствуя сей величайший День Бога. Благо тому, кто дожил до сего Дня и распознал его значение». «Если б род человеческий подобающим образом внял лишь одному слову сей хвалы, он исполнился бы такого восторга, что, потрясенный, замер бы в изумлении. И тогда, завороженный, он воссиял бы на небосклоне истинного понимания».

«Судите справедливо, о народы мира,— обращается Он к человечеству.— Подобает ли вам ставить под сомнение власть Того, по Кому томился в ожидании “Тот, Кто говорил с Богом” [Моисей], Чей прекрасный Лик жаждал узреть “Возлюбленный Бога” [Мухаммад], властью Чьей любви “Дух Божий” [Иисус] был вознесен на небеса, ради Кого “Исходная Точка” [Баб] отдал Свою жизнь?». «Не упустите дарованной вам возможности,— увещевает Он Своих последователей,— поскольку краткий миг сего Дня превосходит века прошедших эпох... Ни солнце, ни луна еще не зрили подобного дня... Очевидно, что всякий век, когда приходило Богоявление, предопределен свыше, и, в некотором смысле, может быть назван назначенным Днем Божиим. Однако сей День не имеет себе равных и должен быть превознесен над предшествовавшими ему. Выражение “Печать Пророковполностью раскрылось, явив свою высочайшую суть».

Говоря о силах, заключенных в Его Откровении, Бахаулла явил следующее: «Движением Своего Пера славы, по велению всесильного Устроителя, Мы вдохнули новую жизнь во всякий человеческий храм и придали всякому слову новую силу. Все творение возвещает о сем всемирном возрождении». «Вот,— добавляет Он,— самая великая, самая радостная весть, переданная человечеству пером сего Гонимого». «Сколь величественно сие Дело! — восклицает Он в другом месте.— Сколь потрясающа значимость сего послания! Вот День, о коем было сказано: “О сын мой! Воистину Бог выведет на свет всякую вещь, будь она величиной хоть с горчичное зернышко и сокрыта в скале, или в недрах земли, или в небесах, ибо Бог Вездесущ и Всеведущ». «Праведностью единого Бога истинного клянусь! Если затерявшаяся песчинка от сокровища будет погребена под грудою камней и сокрыта за семью морями, Десница Всемогущего несомненно явит ее в сей день непотускневшей и очищенной от скверны». «Кто отведает влаги Моего Откровения, тот вкусит всех чистых радостей, дарованных Богом от начала, которое не имеет начала, до конца, который не имеет конца». «Всякая буква, исходящая из уст Наших, наделена такой созидательной силой, что могла бы вызвать к жизни новое творение — творение, чье величие непо­стижимо ни для кого, кроме Бога. Ибо Он, воистину, ведает обо всем».


«В Нашей власти, если только Мы того пожелаем, сделать так, дабы из ничтожной пылинки родились в мгновение ока солнца беспредельной, невообразимой яркости, дабы капля росы превратилась в бездонные океаны, коим не будет числа, дабы всякая буква исполнилась такой силы, что смогла бы раскрыть все знание прошедших и грядущих веков
». «Наша сила такова, что если она проявится, то сможет обратить смертельнейший яд во всеисцеляющее снадобье».

Описывая положение истинно верующего, Он замечает: «Клянусь печалями, омрачившими красоту Всеславного! Положение истинно верующих таково, что если б роду человеческому открылась слава его — пусть даже на величину меньше игольного ушка,— всякий, узревший ее, сгорел бы в пламени томления по ней. Посему заповедано, что в сей земной жизни от взора истинно верующего пребудет сокрытой полная мера славы его собственного положения». «Когда бы поднялась завеса,— добавляет Он,—и проявилось во всей славе своей положение тех, кто всецело предался Богу и отверг сей мир ради любви к Нему, весь мир творения замер бы в оцепенении».

Подчеркивая кульминационный характер Своего Откровения относительно предшествующих Законоцарствий, Баха­улла утверждает: «Если б все люди земли обладали качествами и способностями, что присущи были избранным ученикам Баба — Буквам Живого, чья слава в десятки тысяч раз превосходит славу апостолов былых времен, но, узрев свет Моего Откровения, хоть на миг усомнились бы в его истинности, то их вера была бы признана бесплодной, а сами они были бы причислены к неверным». «Так безмерно излияние Божественной благодати в сем Законоцарствии, что, найдись смертные персты, столь быстрые, дабы запечатлеть его, за один день и одну ночь родился бы поток стихов, равный по величине всему Персидскому Байану».

«Внемлите Моим предупреждениям, о жители Персии,— обращается Он к Своим соотечественникам.— Если паду Я от рук ваших, Бог несомненно возвысит того, кто займет место, опустевшее с Моей смертью, ведь таковы издревле пути Божии, и вы увидите, что неизменен промысел Божий». «Если они попытаются загасить свет Его на суше, Он, воистину, восстанет из глубин океанских и, возвысив Свой глас, изречет: “Я есть жизнедатель мира!”... И если они заточат Его в подземной темнице, то увидят Его взывающим ко всему человечеству с высочайшей вершины мира: “Узрите, Желанный мира явился во славе Своего величия, Своего могущества, Своей запредельной власти!”. И если они погребут Его в глубочайших недрах земли, дух Его, воспрянув к небесам, возвестит: “Узрите — вот грядет Слава; свидетельствуйте о царствии Бога Пресвятого, Благодатного, Всемогущего!”». А вот еще одно поразительное заявление: «В гортани сего Юноши застыли слова, кои — будь они явлены роду человеческому хотя бы на игольное ушко,— сокрушили бы всякую скалу; от них пожелтели бы листья деревьев и осыпались бы их плоды; всякая глава склонилась бы в благоговении и всякий лик обратился бы в восторге к сему всемогущему Правителю, Кто приходит в разные времена и в разных обличьях: то как пожирающее пламя, то как вздымающийся океан, то как сияющий свет, то как древо, что пускает корни в землю святости, а ветви простирает до небес, за пределы престола бессмертной славы».

Описывая Систему, которая через непреодолимую мощь Его Закона должна утвердиться в грядущие времена, Он говорит: «Равновесие мира нарушено сотрясающим действием сего величайшего, сего нового Мирового Порядка. Упорядоченная жизнь человечества совершенно преобразилась под влиянием сего невиданного, сего чудесного Устроения, подобного коему никогда еще не зрили очи смертных». «Десница Всемогущего воздвигла Его Откровение на прочном и неколебимом основании. Бури человеческих раздоров бессильны подорвать сию опору, а лживые учения человеков не могут сокрушить сие строение».

В Суратул-Хайкал, одном из самых смелых трудов Бахауллы, содержатся следующие строки, каждая из которых свидетельствует о неодолимой силе Откровения, провозглашенного их Автором: «Нет ничего в Моем храме, кроме Храма Божиего, и ничего в Моей красоте, кроме Его Красоты, и ничего в Моем бытии, кроме Его Бытия, и ничего в Моем существе, кроме Его Существа, и ничего в движении Моем, кроме Его Движения, и ничего в соизволении Моем, кроме Его Соизволения, и ничего в пере Моем, кроме Его Пера, Могучего, Преславного. Нет в душе Моей ничего, кроме Истины, и нет во Мне  ничего, кроме Бога». «Сам Дух Святой был порожден силою одной буквы, открытой сим Величайшим Духом, если вы из тех, кто разумеет». «В сокровищнице Нашей Мудрости заключено знание, единого слова коего — яви Мы слово сие роду человеческому —было бы довольно, дабы всякий человек на земле распознал Явителя Бога и засвидетельствовал Его всевидение, и раскрыл таинства всех наук, и достиг той высоты, когда он стал бы независимым ото всей учености былого и грядущего. Другие знания также подвластны Нам, но ни единой буквы их Мы не можем открыть, ибо видим, что люди не способны воспринять даже малейший намек на их значение. Так донесли Мы до вас знание Бога, Всезнающего, Премудрого». «Близится день, когда Бог, согласно Воле Своей, создаст таких людей, чья природа непостижима ни для кого, кроме Бога, Всесильного, Самосущного». «Скоро Он из Лона Силы явит Десницы Всевластия и Могущества — Десницы, кои принесут победу сему Юноше и очистят род человеческий от скверны нече­стивцев и безбожников. Сии Десницы препояшут чресла, дабы защитить Веру Божию, и покорят именем Моим, самосущным, властным, все народы и племена земные. Они войдут в города и наполнят страхом сердца обитателей их. Таково свидетельство могущества Бога; сколь страшна, сколь неистова Его мощь!».

Таково, горячо возлюбленные друзья, письменное свидетельство природы Откровения Бахауллы. На заявления Баба, каждое из которых усиливает звучание этих поразительных слов и подтверждает их истинность, я уже ссылался. Остается только привести в этой связи отрывки из Писаний Абдул-Баха, полноправного Толкователя речений Бахауллы, чтобы пролить дополнительный свет на эту интереснейшую тему и раскрыть ее с новых сторон. Слог Абдул-Баха не менее выразителен, чем слог Бахауллы или Баба, и Его вклад не менее значителен, чем Их вклад.



«Столетия, нет, целые эпохи должны пройти,— подчеркивает Он в одной из Своих ранних Скрижалей,— прежде чем Дневное Светило Истины вновь воссияет в великолепии своего летнего солнцестояния или еще раз появится в блеске славы своего весеннего равноденствия... Какой благодарностью должны мы исполниться за то, что нам довелось в сей День стать восприемниками столь щедро изливающейся благодати! Будь у нас десять тысяч жизней, мы пожертвовали бы ими за столь редкую привилегию, столь высокую награду, столь бесценный дар!». «Даже простое размышление,— прибавляет Он,— о Законоцарствии, явленном Благословенной Красотой, могло бы ошеломить всех святых прошедших веков  святых, мечтавших хотя бы на мгновение причаститься сей великой славы». «Праведники минувших эпох и столетий, все и каждый, со слезами молили о величайшей милости  хотя бы миг прожить в День Божий. Их чаяния не осуществились, и они ушли в Великий Запредельный мир. Сколь же щедр, посему, дар Красоты Абхб, Кто в сей озаренный священным светом век, по Своей благости и милосердию, вдохнул дух жизни в нас, недостойных, собрал нас воедино под стягом Возлюбленного, дозволил нам обрести милость, которой напрасно ждали могущественнейшие люди былых времен!». «В сей день души избранных среди горнего сонма,— говорит Он,— святых обитателей высочайшего Рая, исполнены страстного желания вернуться в этот мир, дабы сослужить службу, которая им под силу, у порога Красоты Абхб!».

«Великолепие сияющей милости Божией,— провоз­глашает Он, говоря о будущем росте и развитии Веры,— окружает народы и племена земли, и весь мир омыт лучами Его славы... Грядет день, когда свет Божественного единства озарит Восток и Запад, и никто из живущих не сможет далее не замечать его». «Ныне Десница Божественной силы закладывает в мире бытия основу для сего высочайшего дара и сей дивной благодати. Все, что подспудно присуще сему святому циклу, постепенно проявится и станет очевидным, а ныне — лишь начало его роста и восход проявления его знаков. Еще до окончания сего столетия и сей эпохи станет ясно, сколь дивной была сия вешняя пора и сколь божественным был сей дар!».

В подтверждение слов Бахауллы о высоком положении истинно верующих Он говорит следующее: «Положение, которого достигнет тот, кто искренне признал сие Откровение, будет равно положению тех пророков дома Израилева, которые не считаются Богоявлениями, наделенными “полнотой истины”».

О будущих Богоявлениях, Которые должны прийти после Бахауллы, Абдул-Баха делает следующее весьма определенное и веское заявление: «Относительно Богоявлений, которые в будущем “сойдут с небес под сенью облаков”, знайте наверное — в том, что касается источника Их вдохновения, все Они пребудут под сенью Предвечной Красоты. Однако в отношении эпохи Своего явления каж­дый из Них будет “вершить то, что Он пожелает”».

«О друг мой! — обращается Он в одной из Своих Скрижалей к человеку, известному своим высоким положением и авторитетом,— негасимый Огонь, зажженный Господом Царствия на Святом Древе, пылает в самом сердце мира. Вызванный им пожар охватит вскоре всю землю. Его яркое пламя озарит все народы и племена. Все знаки ныне открыты; все пророческие иносказания прояснились. Все, что было сокрыто в Писаниях прошлого, стало явным. Сомнениям и колебаниям более нет места... Время торопит. Небесный Повелитель в нетерпении и более не может ждать. Наш долг — устремиться вперед и, пока не поздно, одержать победу». И, наконец, самые волнующие строки, написанные Им в момент ликования, были обращены к одному из самых приближенных и выдающихся учеников Абдул-Баха в ранний период Его служения: «Что еще я должен сказать? О чем еще может поведать мое перо? Столь громок зов Царствия Абхб, что уши смертных почти оглушены его звуками! Кажется, все творение содрогается и разрывается под сокрушительным воздействием Божественного призыва, исходящего от престола славы. Более мне не о чем писать».


следующая страница >>