Всем смертям назло - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Всем смертям назло - страница №1/1

Всем смертям назло

В 1964 году Калининский камвольный комбинат посетил вождь кубинского народа Фидель Кастро. Среди встречавших его товарищей он заметил маленькую миловидную женщину с седеющими волосами, на груди которой сверкала Золотая Звезда Героя Советского Союза. Фидель Кастро, подойдя к ней, отдал по-военному честь и спросил:

— За что вы удостоены столь высокой награды? Женщина чуть-чуть покраснела, но, прямо глядя в глаза Фиделю, ответила:

— За участие в войне против немецко-фашистских захватчиков.

Фидель Кастро крепко пожал ей руку.

Это была Мария Смирнова, в прошлом командир эскадрильи женского авиаполка ночных бомбардировщиков.

Июнь 1941 года застал Машу на должности инструктора Калининского аэроклуба. Искусный летчик и превосходный педагог, она с первых дней войны рвалась на фронт. Только все оказалось не так просто: ее просьбы неизменно отклонялись.

В суровые и трудные дни осени 1941 года девушка узнала, что где-то формируется женская авиационная воинская часть. Тут уж и командование аэроклуба оказалось бессильным...

С первых дней пребывания в полку Маша Смирнова зарекомендовала себя очень собранным, серьезным летчиком. На учебных занятиях она стремилась добиваться предельной четкости в выполнении каждого упражнения. Девушка хотела научиться водить самолет в любых условиях, при любой погоде. Теорию самолетовождения она сдала на «отлично».

И вот приступили к ночным практическим полетам, при которых от летчика требуется точное выдерживание режима полета, а при сложных метеоусловиях — умение вести самолет только по приборам. И здесь Смирнова была одной из первых. Она училась точно выходить на цель и метко сбрасывать бомбы на учебном полигоне. По старой привычке инструктора Маша неизменно помогала другим, более молодым и менее опытным летчикам, прибывавшим в полк на пополнение.

Приказом командования Смирнова была назначена заместителем командира эскадрильи и в этой должности вместе с полком вылетела на фронт в район Ворошиловграда.

Здесь мы на первых порах продолжали учебные полеты во фронтовых условиях: знакомились с линией фронта, учились летать в лучах прожекторов, осваивали маневрирование; ходили по маршрутам в условиях непогоды, тумана, темных южных ночей.

Все мы были почти одногодками. Лишь немногим девушкам «перевалило» тогда за двадцать. Чуть старше нас была и Маша Смирнова. Еще в 1936 году она окончила педтехникум и получила направление на работу в село Палюжье Калининской области.

Как-то над Палюжьем пролетали самолеты. Тогда-то Маше и захотелось самой подняться в воздух. Любовь к школе, привязанность к детям — все уступило место новой мечте, новому горячему желанию. Когда же услышала о беспримерном перелете Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой на самолете «Родина», Маша твердо решила стать летчицей.

Июньской ночью 1942 года Мария Смирнова получила первое боевое задание. Штурманом с нею летела совсем молоденькая девушка Наташа Мекпин.

Ночь выдалась на редкость темная. Земные ориентиры — реки, дороги, населенные пункты, характерные складки местности — различались с трудом. Летели по приборам. По расчету времени и по показаниям приборов девушки вышли точно на цель в районе реки Миус. Внизу стояла пугающая тишина. «Уж не ошиблась ли я?» — подумала Наташа и попросила Смирнову сделать вираж.

Гитлеровцы молчали. Наташа еще раз проверила все данные и убедилась, что Маша точно выдержала курс. Зашли на цель, Наташа сбросила бомбы. Внизу возник пожар. Смирнова развернула самолет и повела его на свою территорию. Но тут беспорядочно заметались прожекторные лучи, открыли огонь зенитки противника. Однако было уже поздно. Самолет Смирновой — Меклин быстро удалялся от цели и скоро приземлился на своем аэродроме.

Через несколько дней парторганизация полка принимала Смирнову в свои ряды. Получая партийный билет, Маша сказала, что будет бить врага так, как бьют его коммунисты. И сдержала свое слово.

В дальнейшем она летала со штурманом Татьяной Сумароковой. Экипаж Смирновой — Сумароковой довольно быстро стал отличным, а летчица и штурман крепко подружились.

В ночь на 10 октября 1942 года Смирнова и Сумарокова вылетели к пункту Хомидия. Предстояло уничтожить вражескую переправу через Терек. Погода не сулила ничего хорошего. Небо закрывали тяжелые тучи, дул порывистый, холодный ветер. Над головой была сплошная облачность, под крылом смутно вырисовывался лес, за ним поблескивал Терек, а еще дальше тянулась железная дорога. Впереди сначала тускло, а затем все ярче стали мелькать огоньки орудийных выстрелов. Временами в небо взвивались ракеты. Это была линия фронта. Самолет пересек ее и пошел над территорией, занятой противником.

Вот показалась и Хомидия, а чуть правее — переправа. Штурман прицельно сбросила бомбы. Раздался сильный взрыв. Переправу удалось повредить,

Мария на планировании удачно вышла из-под огня зениток, а через некоторое время включила мотор. Вскоре она докладывала о выполнении задания, а в это время «вооруженцы» быстро подвесили новые бомбы. Самолет повторно ушел на ту же цель.

К рассвету, когда на востоке начала заниматься заря и на аэродром приземлилась последняя машина, командир полка Бершанская подвела боевые итоги. Экипаж Смирновой — Сумароковой совершил в ту ночь шесть боевых вылетов, повредил переправу и уничтожил пулеметную установку. От имени командования летчице и штурману была объявлена благодарность.

...В ночь на 16 декабря 1942 года экипаж Смирновой — Сумароковой бомбил железнодорожную станцию Екатериноградская. Над целью машину бросило с высоты 1200 метров сразу на 700. Летчики знают, что в подобных случаях спасают лишь привязные ремни. Иначе от резкого толчка можно вылететь из кабины. Но даже в этой сложной ситуации девушки сумели точно сбросить бомбы, вызвавшие семь сильных взрывов.

Случалось Марии быть и корректировщиком. Однажды, возвращаясь с задания, Смирнова и Сумарокова стали свидетелями артиллерийского обстрела укрепленной точки противника в районе Моздока. Приглядевшись, девушки заметили, что снаряды ложатся, не долетая до цели. Убрав газ, Мария стала снижаться. Когда самолет оказался над расположением советских артиллеристов, девушки хором стали кричать:

— Недолет четыреста метров! Бейте дальше!

Продолжая наблюдение, девушки увидели, что снаряды стали ложиться с перелетом. Они тут же сообщили об этом артиллеристам. Цель была накрыта. Наш полк получил благодарность от наземных войск...

Представляя Марию ко второй награде — ордену Красной Звезды, гвардии майор Бершанская в наградном листе писала: «Тов. Смирнова настойчива в поисках цели, метко производит бомбометание. Техника пилотирования отличная. Летает в сложных метеоусловиях как днем, так и ночью, над равнинной и гористой местностью. Выдержанный, дисциплинированный командир, требовательный к себе и подчиненным. За хорошую организацию в эскадрилье имеет шесть благодарностей...»

А вскоре Смирнову назначили командиром эскадрильи. Штурманом ее стала Дуся Пасько, умная, волевая девушка. Экипаж Смирновой — Пасько был признан у нас снайпером бомбовых ударов. Подчиненные глубоко уважали своего комэска и стремились подражать ей во всем.

В станице Маевской на Кубани полк отметил 500-й боевой вылет Марии. В связи с этим был выпущен специальный боевой листок, а парторг полка Мария Ивановна Рунт от имени однополчан отправила письмо матери летчицы, Надежде Петровне Смирновой.

«Сегодня мы чествуем Машеньку, — говорилось в нем, — как героиню, славную патриотку и преданную дочь нашей Родины.

Поздравляем и Вас — мать этой замечательной девушки, прекрасного командира, храброй летчицы, не знающей усталости, мужественно выполняющей в любую погоду боевые задания...

Маша — коммунист, гвардеец, награждена Советским правительством двумя орденами. Мы гордимся ею вместе с Вами... Спасибо, что Вы воспитали такую хорошую дочь, от всех нас спасибо.

Шлем Вам самые наилучшие пожелания, желаем скорой встречи с Машей. Ждите ее с победой».

25 октября 1943 года командиру эскадрильи Марии Смирновой вручили орден Александра Невского. Это была ее третья награда.

...Ночь на 7 декабря 1943 года. Тяжелыми хлопьями падает мокрый снег. Видимость скверная.

Смирнова и Пасько вылетели бомбить войска противника в район Керчи. Под самолетом показалось Черное море. Сквозь густую дымку с трудом угадывались крымские берега. Там все чаще вспыхивали зарницы взрывов. Шел ожесточенный бой.

Девушки понимали, как трудно будет прорваться к цели. Гитлеровцы сосредоточили вокруг Керчи несколько батарей зенитной артиллерии и много прожекторов.

Самолет Смирновой был встречен ураганным огнем. Осколки снарядов пробили фюзеляж, плоскости, центроплан. Но летчица ни на градус не отвернула с боевого курса. Дуся Пасько прицельно сбросила бомбы. Внизу возник пожар. Смирнова снизилась и с разворотом ушла в сторону Керченского пролива.

...14 февраля 1944 года Маша Смирнова и Дуся Пасько вылетали на задание семь раз. Несмотря на плотный заградительный огонь и низкую облачность, экипаж настойчиво пробивался к цели. Чтобы поразить ее, приходилось снижаться на 500 метров, а над проливом лететь на высоте 200 метров под нижней кромкой облаков. Море бушевало с невероятной силой. Казалось, волны вот-вот ударят по крылу машины. И даже в таких условиях девушки успешно выполняли задания.

7 мая Маша с Дусей первыми из полка вылетели бомбить гитлеровский аэродром на мысе Херсонес. Девушки решили подойти с планирования и над центром аэродрома появиться внезапно. Внизу мелькали огоньки. Это немецкие самолеты выруливали для взлета. С высоты 700 метров Дуся Пасько сбросила бомбы точно в центр скопления вражеских машин. Вспыхнул большой пожар. Вражеские зенитчики открыли огонь, включились прожекторы, но советский самолет ушел со снижением в сторону моря. В эту ночь Маша с Дусей совершили еще четыре боевых вылета на ту же цель. А через два дня крымская земля была полностью очищена от гитлеровцев, и полк перебазировался в Белоруссию.

26 августа 1944 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении Марии Васильевне Смирновой звания Героя Советского Союза. Одновременно это высокое звание было присвоено и ее штурману Евдокии Борисовне Пасько.

Свой 964-й боевой вылет Мария Смирнова выполнила 5 мая 1945 года. Ее самолет бомбил военный объект на острове Свинемюнде, в Балтийском море.

Девятьсот шестьдесят четыре вылета — это девятьсот шестьдесят четыре встречи со смертью и столько же побед в воздухе.



Сейчас Мария Васильевна живет в Калинине, работает на камвольном комбинате. У нее растут две дочери, которые гордятся своей матерью.

Если случится вам побывать в Калинине, зайдите на Калининский камвольный комбинат, пожмите руку Марии Васильевне Смирновой. Ведь ваша мирная жизнь, ваше счастье оплачены и ее ратным трудом.