Урок-реквием, посвященный выводу войск из Афганистана «Афганистан болит в моей душе» (10 класс) - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Первый русский реалистический психологический роман в прозе 1 61.24kb.
Баштанник Наталья Евгеньевна, педагог дополнительного образования... 1 75.29kb.
Учёные-физики фронту 1 153.3kb.
Королюк В. Ай-болит-55 / Словарь мертвого человека 7 1388.15kb.
А. С. Пушкин «Первая любовь Георгия Епифанова» 1 133.53kb.
В коллекции живописи Военно-исторического музея артиллерии, инженерных... 1 38.5kb.
Учебник сержанта воздушно-десантных войск 4 2994.39kb.
Урок №6: «Ч. Дарвин и его теория происхождения видов. Ее роль в формировании... 1 17.76kb.
Урок №32 Подготовка проектов уч-ся. Урок №33 Защита проектов обучающимися. 1 300.88kb.
7 класс, БариноваИ. И. 8 класс, Алексеев А. И. 9 класс 1 108.43kb.
Урок-конференция. 11-й класс. Базовый курс Чудеса науки современной... 1 118.19kb.
Установление Советской власти 1 182.4kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Урок-реквием, посвященный выводу войск из Афганистана «Афганистан болит в моей душе» - страница №1/1

Муниципальное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 51


Урок-реквием,

посвященный выводу войск из Афганистана

«Афганистан болит в моей душе»

(10 класс)

Подготовила: Мусенова Н.Г.,

учитель истории и обществознания


Ульяновск 2009
Остановить бы время,

отдышаться, не торопясь подумать обо всём Кто мы такие,

Чтоб на свет рождаться?

Зачем пришли

и для чего живём?

Как мы различны все,

неповторимы

У каждого свой образ и судьба

То радостью, то горестью томимы,

В одних глазах - огонь,

В других - мольба.

Кто я такой? Что я средь вас такое?

Понять мне трудно самого себя

Чего хочу, борьбы или покоя?

Жить без любви

Иль умереть любя?

Ровно 20 лет прошло с того дня, когда наши войска ушли из Афганистана. Эта война длилась так долго, что мы привыкли к ней, почти ничего о ней не зная и ничего не понимая. Нам привозили цинковые гробы -мы их хоронили. Нам привозили чужие ордена - мы их вешали на стендах в своих музеях.

И вот эта самая длинная и самая непонятная в нашей истории война кончилась. Вернулись домой все её свидетели и участники. Только теперь

они будут не одни, как тогда, в 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87 - все девять лет этой ещё неизвестной для нас войны. Теперь мы будем с ними.



(звучит песня об Афганистане)

Почему наши войска оказались в Афганистане? Кто должен нести ответственность за кровавые десятилетия?

Впервые об этом заговорили в феврале 1979 года. Во второй раз - во время волнений Джелалабадской дивизии в апреле 1979 года. И в том и в другом случае военные советники в большинстве своём высказались против ввода войск. Но решение, очевидно, уже созрело. Сейчас все понимают -ввод войск раздул пожар гражданской войны в Афганистане.

Утверждение, что наши солдаты и военоначальники выиграли большинство сражений, сомнительно. 15 тысяч безвозвратных потерь в войне - слишком большая цена. Иной раз услышишь от обывателя: «Мы их в Афганистан не посылали». Нет, посылали, Туда их отправило Отечество, и они сделали всё, что могли, выполнив свой долг перед Родиной. А наш долг, вместе с Родиной, не забывать о людях, которые прошли афганскую войну.

Горе неутешно, его нельзя, невозможно пережить. Его можно только прожить, прожить с достоинством солдатской матери, прожить с гордостью за сына, сумевшего шагнуть в бессмертие.

Вадим Абиденко связал свою жизнь с нелёгкой офицерской судьбой, связал, зная, что военная служба - удел сильных духом, мужественных людей. И нашу Родину, Отечество наше он любил безгранично и нежно. Уверен в том, что комиссар, будь он жив, сказал бы своей матери, нежно гладя ее натруженные руки.

«На отчизну, мама, не обижайся. Она у нас большая, добрая. Ей сейчас тяжело, очень тяжело. Ее душа исстрадалась от боли за своих сынов, погибших на афганской земле, её тело пожирают паразиты, демагоги и другая накипь, выплеснутая волной перестройки». Так бы он сказал, ибо

з

свою сыновнюю любовь к Отечеству он доказал своими делами, всей своей недолгой, но честно прожитой жизнью.



Всё в мире покроется пылью забвенья, Лишь двое не знают ни смерти, ни тленъя. Лишь дело героя да речь мудреца Проходят столетья, не зная конца.

Короткой стала и его жизнь.

После окончания 8-го класса он поступил в кинотехникум. Ему скорее хотелось получить профессию, торопился стать опорой семьи.

Он мечтал служить в десантных войсках. И добился этого. До последнего дня он скрывал от родителей, что его часть находится в Афганистане. Боялся, что эта весть растревожит их.

Виктор Тарасов погиб 21 апреля 1985 года.

Теперь он никогда не откроет дверь родного дома. Но память о нём возвращается к нам через его стихи.



Вот и всё. Отшумели дожди.

Отгремели последние грозы.

Догорели, исчезли ночные огни

Как иссякли твои материнские слёзы.

Ты рукою своей грубоватой от дел,

Как ребёнка меня уж не будешь ласкать.

Видно, это и есть материнский удел —

Повзрослевших сынов в дальний путь провожать.

Ребята, прошедшие боевую школу в Афганистане - особые ребята. У них обострённое чувство ответственности, чести, долга, дружбы, товарищества. Они могли бы быть, и в подавляющем своём большинстве являются, активными бойцами перестройки.

Они непримиримы к бюрократизму, чванству, несправедливости. Они не могут жить по принципу «моя хата с краю». Им есть дело до всего.

Трудно сейчас ребятам-афганцам, тяжело от безответственных разговоров и от безучастного отношения к себе со стороны должностных лиц на местах.

Об Афганистане много писалось и пишется. Часто это неправда. Но неправда не может быть утешением для тех, кто заплатил столь тяжёлую цену за этот не продуманный до конца шаг. Неправда наносит непоправимый ущерб. Она калечит душу, разрушает психику людей.

Только правда, полная правда

Она нужна всем: и мёртвым и живым.

Сейчас многие пытаются утверждать, что наши ребята в Афганистане погибли зазря. Не могу с этим согласиться. Нет, я не прошу, чтобы наших воинов осыпали цветами, трубили о них в фанфары. Но относиться к ним с гордостью, уважением и почитанием - долг и общества и каждого из нас в отдельности.

Безмерна боль матерей, вдов, детей погибших в Афганистане воинов. Безмерно их горе, невосполнима утрата.

Но, как это делают некоторые газеты, говорить о том, что их родной человек погиб по ошибке - значить кощунствовать и над их незаживающей раной и над памятью тех, кто сложил голову, честно исполнив свой солдатский долг.



Всё на карту поставлено спешно, И проиграно всё до нуля, И ушла тихим шагом надежда За кулису минувшего дня.

И стучат молоточки по темени,

И подводят печальный итог

Не вернуть нам ушедших без времени.

Не вернуть нам сожжённых дорог.

Вот кресты силуэтами чёрными

На могилы безмолвно легли

И вздыхают берёзы над мёртвыми

И осенние плачут дожди.

Безмерна боль матерей, вдов, детей погибших в Афганистане. Так пусть им станет хоть на капельку легче оттого, что мы помним, и чтим их память.

Нет, наши советские воины не проиграли войну. Они выполнили свой долг и достойно ушли. И снова и снова возникает вопрос: «Правильно ли мы действовали, войдя в эту страну?»

В этом нужно тщательно разобраться. Поэтому я решительно поддерживаю наш Верховный Совет в его стремлении разобраться в афганской проблеме во всём её объёме, разобраться и честно сказать о её уроках, сколь бы они не были суровы и горьки.



Как тихо стоит опрокинутый мир над тобой Как катится счастье монеткою медной на донце. А время течёт, сквозь разжатые пальцы, водой. Мы поняли то, что казалось еще непонятным.

(звучит песня об Афганистане)

Ждавшие Громова на противоположном берегу реки не видели: его веки воспалены от невероятной усталости последних афганских дней и ночей, проведённых без сна.

В те несколько суток, когда ситуация на Саланге стала критической, когда пурга, лавины, поломки техники грозили сорвать весь график вывода войск, командующий не смыкал глаз. Требовал доклада каждый час лично ему. И только на третий день, когда колонны ушли, наконец, он позволил себе передышку. Ненадолго, впрочем, хотя самое трудное было теперь позади, на территории Афганистана еще оставались тысячи наших людей, и отвечал за них лично он - Громов.

В ночь с 14 на 15 февраля вместе с Борисом Громовым на афганской стороне оставались только два разведывательных батальона. 15 февраля в 10 часов по московскому времени вернулись домой и они.

15 февраля 1989 года все газеты страны сообщили о выводе наших войск из Афганистана.

«Последним пересёк границу командующий - генерал Громов. За его спиной не осталось ни одного советского солдата». Это была неправда. Во всяком случае, не вся правда.

По официальным данным, за время войны в Афганистане без вести пропало 330 советских солдат.

За девять лет войны из плена удалось освободить около 50 человек. Из них 31 вернулся в СССР. Остальные находятся на Западе.

По данным Международного комитета «За спасение советских военнопленных» в Афганистане и Пакистане в живых осталось около 75 советских солдат. Именно они остались за спиной у генерала Громова.

Русские полководцы говорили, что война заканчивается лишь тогда, когда освобождён последний военнопленный. Сегодня в плену находятся около 75 советских солдат.



(Музыка)

Я помню самолёт, Кабул и прочее.

Афганский ветер, «трассеры» в ночи.

И как сегодня ставлю многоточие

На полуслове гаснущих свечей.
Из плена

Сергей служил в Афганистане всего два с небольшим месяца. Здесь он встречал свою девятнадцатую весну. В боях не был. И видеть боя не приходилось. В тот злополучный день на солдатской кухне недосчитались ложек. Пересчитали несколько раз. Наряд на кухне нёс Сергей. Тут, кому-то пришло в голову: «Может быть, ложки выбросили в овраг с остатками пищи?

Сергей шёл к овражку, и вдруг он увидел афганцев. Он попытался бежать. Его сбили с ног, заткнули рот. Так начался для Сергея новый отсчёт жизни. Время в плену соткано из страха и унижений. Сергей стал уже понимать, что замышляют его «хозяева»: Отвезти в Пакистан и взять за него выкуп.

Однажды в доме афганцев поднялась суматоха. Сергею удалось скрыться. И ещё раньше, до своего побега, он познакомился с братьями узбеками, Саидом и Фарухом. Они ему помогли скрыться, но братья имели на него свои виды.

Саид и Фарух перевели Сергея в Пешавар. Там пленного посадили в машину и увезли в полк афганских моджахедов. Здесь он увидел и других наших пленных парней. Почти все они работали на каменоломне.

Дни тянулись за днями, задавленные непосильным трудом, без надежды, без просвета. Однажды, свернувшись в углу подвала, осколком стекла перерезал себе вены. Но пленному не дано и покончить с собой. Заметили пленные хадовцы, находившиеся рядом в подвале. Его вылечили. Но в глазах «воинов салмеха» он был теперь преступником. Сергея посадили в тюрьму, которая представляла собой нору в земле на 8 метров в глубину. Шли месяцы, пленный потерял всякую надежду. Но освобождение пришло внезапно. Его доставили в США, за тем ему помогли вернуться на Родину. В плену Сергей провёл долгих 5,5 лет.



Ветераны

Наверное, они не виделись целую вечность... месяц, полгода?...

- Здравствуй! Ну, как ты - живой?

- Десант не сдаётся!

Они обнялись - два ветерана, которым всего по 20 лет. Тот бой закончился для них по-разному: одного, без памяти, отнесли в «вертушку», второй прихватив автомат друга, встал в строй. И вот встреча дома, на Родине.

Один все эти месяцы переносил операцию за операцией, учился заново вставать и ходить, учился новой больничной жизни: не киснуть, делать зарядку, читать свежие газеты, ждать весточки от друзей, письмо от любимой.

Второй устраивался на работу, создавал для мальчишек клуб десантников, искал его, единственного, с кем делил боекомплект в том памятном горном бою. Искал по госпиталям и санаториям. И нашёл. Не мог не найти.

А может, всё было иначе? И бой был не в горах, а в «зеленке»? И ранило их обоих, но первому больше повезло?... Не важно. Важно, что они встретились. Им всего по 20 лет. Вся жизнь у них впереди.



Афганистан

После афганской войны прошло 10 лет, но за все эти годы мы слышали разные суждения о том, что произошло.

Афганистан - это школа жизни. Страна может опереться на этих парней в трудные времена.

На страницах газеты «Комсомольская правда» был развёрнут пресс-опрос «После Афганистана». Около 15000 человек приняли участие в этом пресс-опросе. Из них почти половина тех, кто сам прошёл Афганистан.



Как вы оцениваете участие наших военнослужащих в афганских событиях?

• Это был наш интернациональный долг - 35%

• Дискредитация понятия «интернациональный долг» - 19%

• Тяжёлый, но вынужденный шаг - 19%

• Горжусь этим - 17%

• Это наш позор - 17%

Примером является судьба одного солдата, который рассказывает о том, как он оказался в Афганистане. Статья называется «Страшно хотелось жить...». Закончил он железнодорожное училище и был призван в ряды Советской Армии. После учебки 19 апреля 1985 года его и ещё 69 бойцов отправляют в действующую часть. Ехали все они в одном вагоне трое суток. Прибыли в Ташкент, и через неделю, уже переодетых во всё летнее, ночью на машинах везут в аэропорт. И только перед взлётом объявили официально, что они летят выполнять свой интернациональный долг. Он чудом остался жив, пройдя через минное поле, плен, унижения, пытки. Где совершенно потерял счет времени. Но в каких бы ситуациях он не был, всегда страшно хотелось жить...

Это забыть, конечно, тяжело и очень трудно. Некоторые возвратившись домой просто ломаются, не могут спать ночами, потому что на них смотрит их прошлое:


Часто ли вы думаете о событиях, связанных с вашей службой в

Афганистане?

• Часто - 60;

• Редко - 12;

• Я заставил себя обо всём забыть - 3.

Конечно, есть случаи, когда бывшие афганцы сдают свои боевые награды. И глядя на эти поступки, многие бросают им в глаза: «Значит, так они их заслужили». Но, судя по тому, что происходило в Афганистане, надо знать, что за каждой медалью, орденом, как правило, не только труд и мужество одного человека, а целого отделения, а иногда и взвода.

Руслан Аушев, Герой Советского Союза, говорил так: «Говорят, война в Афганистане была политической ошибкой. Если это так - пусть за неё отвечают политики. А боевые награды за честную службу уже не отменить, они не зависят ни от каких оценок».



Хроника афганской войны

13 Декабря 1979 года первый заместитель командующего войсками Туркестанского ВО генерал-лейтенант Тухаринов получил приказ развернуть управление 40-ой армией в Термезе (Узбекистан) и отмобилизовать его части и подразделения.

Уже 25 декабря в 7 семь часов утра в районе города Термез два понтонно-мостовых полка начали наводить мост через пограничную Амударью. В 15.00 в Афганистан вошла 108-ая мотострелковая дивизия 40-ой армии. Одновременно границу пересекли самолёты военно-транспортной авиации с подразделениями 103-ей армии ВДВ.

Наиболее сложным участком марша оказался высокогорный перевал Саланг с тоннелем протяжённостью 2700 метров. Дорога была спокойной, по колонне не стреляли. Лишь примерно в 60 км от Кабула из засады были обстреляны наши солдаты, ремонтирующие машины, 4-ых убили.

За 47 часов 343-мя рейсами военно-транспортной авиации на аэродромы Кабула и Баграма было доставлено 7700 военнослужащих ВДВ и 894 единицы боевой техники.

27 декабря 103-я дивизия ВДВ взяла под свой контроль все наиважнейшие объекты столицы республики. Штурмом был взят дворец Даруль-аман. Во время этой операции глава республики Хафизула Амин был убит.

В конце февраля 1980 г. советские войска приступили к активным боевым действиям против наиболее опасных отрядов вооружённой оппозиции, а также против караванов, доставляющих оружие из Пакистана и Ирана.

За время войны в Афганистане было награждено более 200 тысяч военнослужащих Советской Армии. 86 военнослужащих стали Героями Советского Союза, в том числе 26-ти звание Героя присвоено посмертно.

Всего за годы афганской войны погибло огромное число наших людей.
Командарм

В Термезе, в яркий солнечный день, кажется, весна пришла, опередив календарь, на мосту через Амударью собралось много народа. Все стояли с цветами и чего-то ждали. Но вот, наконец, долгожданная минутка: на железном пролёте моста появился первый БТГ, украшенный боевыми знамёнами. Это была лишь первая боевая машина, выведенная из Афганистана. На вопрос: «А кто же был последним?», солдаты дружно отвечали: «Командующий!».



Он сделал всё, как обещал, остановил свой бронетранспортёр у 5-го пролёта моста, вышел из него и пересёк Государственную границу Советского Союза пешком. Так закончилась эта война, длившаяся 10 с лишним лет, так вернулся из Афганистана последний Советский солдат. Русоволосый, ниже среднего ростом, резкий в движениях и в боевой камуфлированной форме - генерал-лейтенант Борис Громов, Герой Советского Союза, или просто командующий, как его называли в армии. Вряд ли ждавшие генерала на мосту видели его воспалённые веки от последних афганских дней и ночей, проведённых без сна. Когда боевая автоколонна переправлялась через Саланг, на неё налетели буря и лавины, грозившие вывести из строя боевую технику. Именно в эти роковые минуты генерал не смыкал глаз, он требовал доклада ежечасно, круглые сутки ему лично. И лишь на третий день, когда автоколонна вышла из Саланга, генерал позволил себе отдохнуть, и то не долго. Хотя самое сложное было позади, Громов понимал, что он лично несёт ответственность.

Борис Громов в Афганистане был уже в 3-ий раз, впервые он посетил эту войну в начале 80-го года как начальник штаба, но вскоре дослужился до комдива. Во второй раз он был здесь как представитель Москвы, а в 3-ий раз уже в должности командующего. В ночь с 14-го на 15-ое февраля на афганском берегу вместе с Громовым осталось лишь два разведывательных батальона, не считая ещё одного подразделения, которое покидало Афганистан через Кушку. Но уже 15 февраля в 10.00 и они были дома. Генерал сделал все, как обещал, он закончил войну последним.