Тема III. Выбор супруга и факторы риска при вступлении в брак 40 - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конвенция о правах ребенка Права, обязанности и ответственность родителей 1 445.56kb.
Факторы, оказывающие воздействие на цены 1 53.46kb.
Урок 3 как наилучшим способом общаться с моим спутником жизни? 1 83.75kb.
Формы социальной работы с детьми группы риска и их семьями 1 26.6kb.
87. Управление рисками 1 30.84kb.
Краткое содержание курса Тема Цели и задачи тэо тема Факторы, определяющие... 1 63.84kb.
Аксиомы здоровья школьников и школьные факторы риска Специалисты... 1 57.46kb.
Выбор способа оценки доходности и риска фондового индекса и реализация... 1 34.79kb.
Исторически цена всегда была основным фактором, определяю­щим выбор... 1 323.15kb.
Краткое содержание курса Тема №1 Понятийный аппарат логистики и факторы... 1 52.62kb.
Лекция Ценные бумаги 1 131.64kb.
Учебное пособие содержание часть I. Исторические книги ветхого завета 13 3386.66kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Тема III. Выбор супруга и факторы риска при вступлении в брак 40 - страница №1/20


www.koob.ru

Андреева Т. В.

Семейная психология: Учеб. пособие. — СПб.: Речь, 2004. — 244 с.

ISBN 5-9268-0237-7

В книге изложены темы, касающиеся различных областей семей­ной психологии, — выбор партнера и вступление в брак, динамика се­мейных отношений, воспитание детей, супружеские конфликты и мно­гое другое.

Книга будет интересна как специалистам-психологам, педагогам, так и широкому кругу читателей.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 7

Предисловие к 3-му изданию 9

TEMA I. ПРОБЛЕМА ПОЛОВЫХ РАЗЛИЧИЙ

И СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ , 11

Тендер 16

Половые различия 17

Литература 26



ТЕМА II.
ПОЛОВАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ПОДГОТОВКА К БРАКУ 28

Психологические механизмы половой социализации 28

Половое воспитание 31

Представления о семье и браке 32

Литература 39

ТЕМА III.

ВЫБОР СУПРУГА И ФАКТОРЫ РИСКА

ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В БРАК 40

Теории выбора брачного партнера 43

Факторы, способствующие разводу 45

Факторы, способствующие укреплению семейных отношений 48

Предбрачное ухаживание 48

Литература 51



ТЕМА IV. ПРОБЛЕМЫ ЛЮБВИ И БРАКА 52

Виды любви 53

Мотивация вступления в брак 55

Литература 59



ТЕМА V. ПРОБЛЕМЫ МОЛОДОЙ СЕМЬИ 61

Идеализация партнера 62

Адаптация 63

Роли в семье 64

Механизмы интеграции семьи 67

Социально-психологический механизм «общности судьбы» 68

Социально-психологический механизм «эмоциональной

идентификации с семьей» 70

Рождение первенца 70

Литература 74



ТЕМА VI. СЕМЬЯ И БРАК (ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ) 75

Функции семьи 76

Структура семьи 78

Жизненный цикл семьи 79

Семейные мифы 82

Семейные правила 83

Супружеское соглашение 84

Литература 85



ТЕМА VII. УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ БРАКОМ

И СУПРУЖЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ 86

Удовлетворенность браком 87

Социально-психологический климат в семье 89

Супружеская совместимость 94

Литература 104

ТЕМА VIII. СУПРУЖЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ 106

Виды конфликтов 106

Причины супружеских конфликтов 109

Нарушения в семейной коммуникации 115

Тактики разрешения супружеских конфликтов 116

Литература 118



ТЕМА IX. РЕВНОСТЬ И СУПРУЖЕСКИЕ ИЗМЕНЫ 119

Ревность 119

Типы ревности 121

Супружеские измены 123

Литература 129

ТЕМА X. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ 131

Типы воспроизводства населения 131

Последствия падения рождаемости 132

Проблема детности 134

Статус сиблинга и проблемы демографии 140

Литература 142



ТЕМА XI. ПРОБЛЕМА РАЗВОДОВ И ПОВТОРНЫХ БРАКОВ 144

Причины роста разводов 144

Причины разводов 146

Периодизация послеразводного процесса 148

Правила в бинуклеарной семье 150

Последствия развода для мужчин, женщин и детей 151

Влияние развода родителей на детей 152

Повторные браки 153

Литература... 158

ТЕМА XII. СЕМЬЯ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ 159

Социализация 159

Стадии социализации 161

Институты социализации 162

Семейная социализация 164

Структура семьи 166

Роль отца в социализации детей 167

Роль матери в социализации детей 172

Бабушки и дедушки 177

Роль сиблингов 179

Положение единственного ребенка 184

Близнецы 186

Влияние интервалов между рождением детей 187

Роль социализаторов в развитии детей 190

Целенаправленное воздействие на ребенка в семье 193

Типология детских характеров 193

Виды неправильного воспитания 201

Жизнестойкость детей 204

Стили родительского поведения 207

Социализация в семье и творческий потенциал личности 212

Тип направленности на творчество 215

Тип направленности интересов на познание (на мужской

подвыборке) 216

Тип направленности на работу 217

Гармонический тип направленности личности 219

Свободолюбиво-гедонистический тип направленности личности 219


Литература 223

ПРИЛОЖЕНИЯ 225

Приложение 1 225

Приложение 2 233

ВВЕДЕНИЕ

Брак и семья относятся к числу таких явлений, интерес к которым всегда был устойчивым и массовым. Для общества вопрос о знании этих социальных институтов и умении направлять их развитие имеет первостепенное значение уже потому, что от их состояния в значитель­ной мере зависит воспроизводство населения, создание и передача духовных ценностей.

Значение, которое в эпоху цивилизации семья приобрела в обще­ственной и личной жизни людей, обусловило сравнительно рано за­родившийся и устойчивый интерес к ее изучению. При этом в течение длительного времени (примерно до середины XIX века) семья рассмат­ривалась как изначальная и по самой своей природе моногамная ячейка общества, исходный пункт его развития и его миниатюрный «прооб­раз».

В настоящее время в нашем обществе происходит переход от пред­ставлений о семье как о ячейке общества к пониманию ее самоценно­сти. Однако следует заметить, что, по данным научно-исследователь­ского центра Института молодежи, российская семья сейчас находит­ся в состоянии кризиса, социальной деградации. На протяжении последних лет существует устойчивая тенденция к:



  • ухудшению материального положения семьи;

  • росту числа неполных семей;

  • снижению интереса к рождению детей;

  • росту отчужденности детей от семьи;

  • падению авторитета родителей по сравнению с авторитетом
    сверстника, устроившегося в жизни;

  • повышению уровня подростковой девиантности.

В связи с этим необходима программа семейной социализации и воспитания жизнеспособной личности в современных условиях. Та­ким образом, значение исследования семейной проблематики в со­временных условиях не уменьшается, а, скорее, все более возрастает. Преподавание психологии семьи для будущих специалистов-психо-


7

Семейная психология

логов является актуальным, так как множество проблем в этой облас­ти ждет своих исследователей.

В курсе «Социально-психологические проблемы семейных отно­шений» обобщены результаты многолетней работы психологов, соци­ологов, демографов в области семейных отношений, рассматривают­ся различные стороны этой многогранной темы. Цель настоящего курса состоит в том, чтобы ознакомить студентов с основными про­блемами современной семьи, с тенденциями развития семейно-брач-ных отношений, а также с методами изучения и коррекции семейных проблем. На практических занятиях студенты осваивают методы изу­чения семьи, обучаются приемам определения причин и разрешения супружеских конфликтов, обсуждают приемы ведения безобвинитель­ного общения. Опросы студентов показали, что спецкурс по пробле­мам семьи важен не только для профессионального становления пси­хологов, но и для построения собственных отношений в семьях слу­шателей курса.



ПРЕДИСЛОВИЕ К 3-МУ ИЗДАНИЮ

Настоящее учебное пособие отражает основное содержание спец­курса, читаемого автором с 1991 года на факультете психологии Санкт-Петербургского университета, его спецфакультета и филиала в Берли­не (в 1999 году), а также в Балтийском институте экологии, политики и права (в 1998-2001 годах).

В основе излагаемого материала — данные отечественных и зару­бежных психологов, социологов, педагогов и демографов, изучающих проблемы семьи: отношений в ней, всего того позитивного и негатив­ного, что касается непосредственно жизни человека в семье. Для авто­ра настоящего пособия семья представляется прежде всего в качестве позитивного фактора развития личности, а разрушительные веяния в семьях — тенью отношений.

Об этом свидетельствуют как наши собственные исследования со­циализации личности в семье, отношений в семьях разного рода (сель­ских и городских), так и личный опыт автора как многодетной матери.

На незаменимую роль семьи в развитии личности указывает и наш опыт работы в Центре для несовершеннолетних детей.

Первое и второе издание настоящего пособия вышли небольшими тиражами в 1998 и 1999 годах и разошлись среди читателей от Урала (Челябинск) до Берлина. Отклики на первый вариант пособия заста­вили нас подумать о его переиздании.

Предлагаемое читателям 3-е издание откорректировано и допол­нено в соответствии с теми данными, которые появились в печати за последние пять лет. Добавлен также новый раздел, касающийся роди-тельско-детских отношений.

Автор выражает признательность преподавателям и сотрудникам кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского университе­та, в период работы на которой был написан первый вариант данного пособия, а также преподавателям кафедры психологии и педагогики личностного и профессионального развития, чья моральная поддерж­ка помогает автору работать над темой. Огромная благодарность заве-


Семейная психология

дующему кафедрой социальной психологии, профессору Анатолию Леонидовичу Свенцицкому, моему преподавателю в период обучения на факультете психологии в 1975-1981 годах и постоянному научному руководителю на протяжении четверти века.

Тема I
ПРОБЛЕМА

ПОЛОВЫХ РАЗЛИЧИЙ

И СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Знание психологических особенностей, присущих представителям разного пола, необходимо для построения нормальных семейных от­ношений, поскольку, к сожалению, многие супружеские проблемы, в особенности при адаптации молодых супругов, происходят из-за не­понимания партнера.

Одно из первых теоретических объяснений природы различий муж­чины и женщины мы видим в работе А. Фулье (1896). Ее смысл заклю­чается в принципиальном различии метаболизма (обменного процес­са) у мужчин и женщин. Метаболизм строится на взаимодействии ана­болизма и катаболизма. Согласно Фулье, анаболические процессы, включающие преимущественную ориентацию на питание, интегра­цию, сохранение энергии, более развиты в женских организмах. Эта большая анаболическая ориентация, обеспечивающая индивидуаль­ную выживаемость женщины, проявляется и в ее поведении. Катабо-лические процессы более связаны с размножением, дезинтеграцией, расходом энергии и определяют картину поведения мужских организ­мов (цит. по: Обозов Н. Н., 1995).

В 1960-х годах В. А. Геодакяном была сформулирована теория по­лового диморфизма. Женское и мужское начала здесь сопоставляются как наследственность и изменчивость, долговременная и кратковре­менная память вида, консервативность и вариативность. Женское на-
чало обеспечивает неизменность потомства от поколения к поколе­нию, сохранение того, что накоплено в ходе предшествующей эволю­ции. Это «золотые кладовые» наследственности, доступ в которые стро­го ограничен.

Мужской пол — это передовой отряд популяции, берущий на себя функции столкновения с новыми условиями существования — «раз­ведка боем».

С этими положениями согласуются следующие факты:

1) функция столкновения со средовыми условиями сопряжена со


значительными потерями. Мужской пол уже на стадии трехме-

: сячного эмбриона более уязвим, чем женский. На первичном, зиготном, уровне соотношение плодов мужского и женского пола — 150:100, к моменту рождения — 107:100, к 30-летнему возрасту — 95:100. Эта закономерность выявляется в так назы­ваемой сверхсмертности мальчиков;



  1. среди лиц с инфарктом миокарда преобладают мужчины;

  2. результаты изучения врожденных пороков сердца говорят о том,

что у женщин они чаще воспроизводят более ранние эволюци­онные модели (например, двухкамерное сердце), а у мужчин представляют собой «футуристические», не имеющие аналогов в предшествующей эволюции, модели (цит. по: Каган В. Е., 1991).

Отметил}, что большая смертность мужчин проявляется в перелом­ные и неблагоприятные периоды развития общества, а также в усло­виях эмиграции. Разрушительным образом на мужское население дей­ствуют такие неблагоприятные факторы, как безработица, отсутствие перспектив в будущем, к которым относятся, в частности, невозмож­ность получения образования и трудности в обеспечении семьи для части жителей. В настоящее время в России средняя продолжитель­ность жизни мужчин составляет 59 лет, женщин — 72 года (Гаспа-рян Ю. А., 1999). Ожидаемая продолжительность жизни при рожде­нии на 2000 г. у мужчин — 58,9 лет, у женщин — 72,4 года (Россия в цифрах, 2001, с. 72). При этом средние сроки жизни мужчин сокраща­ются быстрее, чем у женщин. В исследовании, проведенном Амери­канским Национальным центром медицинской статистики совмест­но с Министерством здравоохранения Российской Федерации, содер­жится нывод о том, что в 1990—1994 годах произошло значительное сокращение средней продолжительности жизни российских граждан: продолжитслыюсть жизни мужчин сократилась более чем на 6 лет (с 63,8 до 57,7 лет), женщин — более чем на 3 года (с 74,4 до 71,2 лет).


При дальнейшем некотором повышении средних сроков продолжи­
тельности жизни эта тенденция сохраняется (в 1998 году средняя про­
должительность жизни мужчин — 61,34 лет, женщин — 73,21 лет).
Женщины оказываются более устойчивыми к существованию в кри­
зисные, неблагоприятные периоды развития общества, более-менее
успешно переживая безработицу, снижение профессионального ста­
туса и сокращение семейного бюджета. '

Переломный возраст, с которого начинается диспропорция полов, равен 35 годам. Так, если в возрастной категории от 20 до 24 лет на каждую тысячу мужчин приходится 971 женщина, в категории 25— 29 лет — 949 женщин того же возраста, в 30—34 года — 976 женщин, то в категории 35—39-летних уже 1012 женщин. Далее диспропорция по­лов усиливается (Россия в цифрах, 2001, с. 69).

Концепция Геодакяна описывает дихотомию мужского и женско­го, опирающуюся на «интересы» популяции, видов. Согласно ей, жен­щинам присуща филогенетическая ригидность и онтогенетическая пластичность, а мужчинам — филогенетическая пластичность и онто­генетическая ригидность.

Это следует помнить тем, кто занимается воспитанием и обучени­ем детей, поскольку при неблагоприятных условиях, например в слу­чае, когда воздействия педагогов не соответствуют индивидуальным возможностям психики ребенка, девочки принимают несвойственную им стратегию решения задач, навязанную взрослым, и в определен­ной мере, лучше или хуже, справляются с заданиями. Мальчики в по­добной ситуации стараются уйти из-под контроля взрослого, не под­чиниться ему, так как адаптироваться к несвойственным видам дея­тельности им исключительно трудно (Еремеева В. Д., Хризман Т. П., 1998, с. 25).

В. Е. Каган утверждает, что принципы полового диморфизма не аб­солютны и далеко не все в человеке может быть описано альтернативой «мужское или женское», «или-или». Например, для описания гормо­нальных систем этот принцип не подходит: и мужской, и женский орга­низмы продуцируют как мужские, так и женские половые гормоны, а гормональная маскулинность или фемининность определяются по преобладанию тех или других. Головной мозг несет в себе возможности программирования поведения и по мужскому, и по женскому типу. Свой­ства этого круга описывает континуальная модель, в которой маску­линность (М) или фемининность (Ф) по каждому из признаков рассмат­риваются как содержимое сообщающихся сосудов, и «свой» сосуд дол­жен быть заполнен больше, чем «чужой» (Каган В. Е., 1991).
Таблица 1. Полоролевыетипы

Типы

Выраженность

маскулинности

фемининности

Маскулинный

Высокая

Низкая

Фемининный

Низкая

Высокая

Андрогинный

Высокая

Высокая

Недифференцированный

Низкая

Низкая

В конце XIX — начале XX века идея двуполости серьезно обсужда­лась В. Флиссом, 3. Фрейдом, О. Вейнингером, М. Хиршфельдом и другими учеными, а позже получила и естественно-научные обосно­вания не только в существовании патологических вариантов (напри­мер, гермафродитизм), но и в особенностях функционирования нор­мального организма.

Так, И. С. Кон замечает, что гормоны всех трех групп— как мужс­кие (андрогены), так и женские (эстрогены и прогестины) — присут­ствуют у лиц обоего пола. Уровень эстрогенов у мужчин составляет от 2% до 30%, а уровень прогестерона — от 6% до 100% женского уровня этих гормонов. Средний уровень андрогенов у женщин составляет 6% мужского уровня (Money J., 1980).

На основе идеи континуума маскулинно-фемининных (М/Ф) свойств западные психологи в 1930-1960 годах сконструировали не­сколько специальных шкал для измерения М/Ф умственных спо­собностей, эмоций, интересов и т. д. (тест Термана — Майлс, шкала М/Ф MMPI, шкала маскулинности Гилфорда и др.) Все эти шкалы предполагают, что индивиды в пределах какой-то нормы могут раз­личаться по степени М/Ф. Однако сами свойства М/Ф представля­ются все же альтернативными, взаимоисключающими: высокая М должна коррелировать с низкой Ф и обратно, причем для женщины желательна высокая Ф, а для мужчины — М. Выяснилось, однако, что далеко не все психические качества поляризуются на «мужские» и «женские». Кроме того, разные шкалы (интеллекта, эмоций, инте­ресов и т. д.) в принципе не совпадают друг с другом: индивид, высо­комаскулинный по одним показателям, может быть весьма феминин­ным по другим. Например, в одном исследовании сравнение группы студенток — членов университетских сборных команд и контрольной группы студенток того же университета — показало, что спортсмен--ки менее фемининны, но не более маскулинны, чем неспортсменки (Colker R., Widom С. S., 1980).

Новые, по мнению И. С. Кона, более совершенные методы — тест Сандры Бем (Bern S. L., 1979) и «Вопросник личностных свойств» Джа-нет Спенс и Роберта Хельмрайха (Spence J. Т., Helmreich R. L., 1979) рассматривают М и Ф уже не как альтернативы, полюсы одного и того же континуума, а как независимые измерения. Тест Сандры Бем раз­делял мужчин и женщин на четыре группы так, как показано в следу­ющей ниже таблице.

В итоге можно говорить о восьми полоролевых типах (по четыре для мужчин и для женщин). Под андрогинной личностью в настоящее время понимают половую идентичность, сочетающую в себе ряд пози­тивных аспектов как традиционно мужского, так и традиционно жен­ского поведения (Крайг Г., 2002, с. 147).

И. С. Кон (1988) и В. Е. Каган (1991) считают термин «андрогиния» неудачным из-за ассоциации с патологией или отсутствием всякой по­ловой дифференцировки, однако он утвердился в теории «психологи­ческой андрогинии». Многие исследователи, в частности Понтер Ам-мон, видят в ней холическую концепцию личности. Аммон понимает андрогинию как многомерную интеграцию проявлений эмоционально-экспрессивного (женского) и инструментального (мужского) стилей де­ятельности, как свободу телесных экспрессии и предпочтений от жест­кого диктата половых ролей, как эмансипацию обоих полов, а не борьбу женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

С понятием андрогинии связывают более высокие возможности социальной адаптации. Уже Э. Маккоби и К. Джеклин обращают вни­мание на то, что высокая фемининность у женщин часто совпадает с пониженным самоуважением и повышенной тревожностью. Позже многие другие исследователи показали, что маскулинные мужчины и фемининные женщины испытывают больше трудностей в тех видах деятельности, которые не совпадают с традиционными полоролевы-ми стереотипами, тогда как андрогинные личности с их высокими потенциями и маскулинности, и фемининности легче меняют тип и стиль деятельности в зависимости от условий; поэтому они менее под­вержены дистрессам. В то же время возможности социальной адапта­ции зависят, в свою очередь, от индивидуальной адаптивности, пси­хологической гибкости (Каган В. Е., 1991).

Недостатком теории андрогинии можно считать неоднозначность самих шкал М/Ф. Одни исследователи измеряют интересы, другие — эмоциональные реакции, третьи — отношение к тем или иным аспек­там мужских или женских ролей; кроме того, неоднозначны критерии выбора шкал (Кон И. С, 1988).



Гендер

Идеологически к понятию андрогинии примыкает понятие ген-дер. И то и другое предполагает «изживание стереотипов иерархич­ности, дискриминации, асимметрии и обозначает принципиально новый, современный подход к интерпретации общественных и лич­ных проблем» (Введение в тендерные исследования, 2000, с. 3). В справочных изданиях по философии понятие тендер определяется как «термин, введенный феминистами с целью выделения социаль­ного аспекта различия полов. Когда говорят о различии между суще­ствами женского и мужского пола как о различии "пола" (англ. sex), то имеют в виду их биологическое различие. Когда говорят о тендере, то исходят из определенных социокультурных дефиниций (опреде­лений) понятия женщины и мужчины и предполагают изначально установленное различие их социального положения» (Hornsby J., 1995, р. 305). Тендерные исследования как самостоятельная область научных интересов появились и за рубежом, и у нас в стране сравни­тельно недавно, около 10 лет назад, и до сих пор представляют собой скорее собирательное понятие для новейших гуманитарных теорий — экономических, социальных, политических, лингвистических и дру­гих.

В 1980-е годы тендер становится основой нового этапа развития теории феминизма, внося существенные изменения в теорию пола. Английское слово «gender» означает род как грамматический род, или вид, в смысле отношения к определенному классу, либо в человечес­ком обществе к семейной, родовой традиции, то есть к тому, что ус­танавливает связь поколений, или генераций. Применение этого обо­значения как термина гуманитарного знания призвано отличить «со-циальный пол» от биологического пола, обозначенного во всех анкетах как «sex» (Введение в тендерные исследования, 2000, с. 6). Слово «род» в русском языке имеет несколько значений. Во избежа­ние разночтений при определении социальных и культурных харак­теристик рода при переводе используется понятие «тендер» (Гид-деисЭ., 1999, с. 153).

Некоторые авторы рассматривают тендер как общее понятие, вклю­чающее и слово «пол». Так, определение тендера, содержащееся в учеб­нике «Социальная психология», гласит: «Гендер: в психологии — со­циально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям "мужчина и женщина". Так как пол явля­ется биологической категорией, социальные психологи часто ссыла-

ются на биологически обусловленные тендерные различия как на "по­ловые различия"» (Майерс Д., 1999, с. 228). Таким образом, половые различия рассматриваются как частный случай тендерных.

Иногда эти понятия рассматривают как взаимозаменяемые: «"пол" и "гендер" рассматриваются как синонимы» (Ruble D., 1988, Крайг Г., 2002); «гендерные особенности — особенности, связанные с призна­ками половой принадлежности» (Человек от рождения до смерти, 2001, с. 624).

За последние пять лет в России наблюдается всплеск большого чис­ла публикаций по проблемам пола и тендера (Андреева Т. В., 1997,1998; Калабихина И. Е., 1998; Феномен пола в культуре, 1998; Моор С. М., 1999; Маркова О. Ю., 2000; Пол, гендер, культура, 2000; Берн Ш., 2001; Чернова И. И., 2001; Хамитов Н. В., 2001; Ильин Е. П., 2002 и др.). С конца 1990-х годов в различных вузах читаются спецкурсы лекций по тендерным проблемам.

Исторически первичнее в нашей стране термины «пол», «половые различия» и «половой диморфизм и дипсихизм», употреблявшиеся до начала и параллельно с тендерными исследованиями на Западе.



Половые различия

С середины 1970-х годов по проблеме половых различий в мире пуб­ликовалось до 1,5 тысячи работ ежегодно. Усилия исследователей были направлены на инвентаризацию половых различий и выяснение их происхождения. Так, в 1974 году опубликована монография американ­ских исследователей Э. Маккоби и К. Джеклин «Психология половых различий», в которой дается критический анализ большинства публи­каций по этой проблеме. На основе анализа они разделили половые различия на три группы.



Достоверные: мальчики (мужчины) более агрессивны и более успеш­ны в математических и зрительно-пространственных операциях, а у де­вочек (женщин) более развиты языковые способности. Агрессивность мужчин чаще носит асоциальный характер, у женщин она чаще прояв­ляется в несогласии, словесно, в виде протеста против чего-либо.

Сомнительные: у мальчиков и девочек — в послушании и заботли­вости, доминантности, страхе и тревожности, стремлению к соревно­ваниям, тактильной чувствительности, общем уровне активности.

Неподтвержденные: у девочек (женщин) отмечается определяющее влияние среды на их развитие, больше внушаемость и ориентирован-

ность на социум, выше успешность в требующих стандартного реше­ния задачах, меньше самоуважение и потребность в достижениях. У мальчиков (мужчин) — определяющее влияние наследственности на их развитие, успехи в выполнении сложных и нестандартных заданий, аналитический и познавательный стиль, преимущественное развитие слухового анализатора.

Исследования, проведенные в лаборатории им. Б. Г. Ананьева в 1960-е годы, выявили различия между полами в познавательной сфе­ре. При изучении свойств познавательной деятельности юношей и де­вушек (студенческие группы от 17 до 22 лет) были получены следую­щие результаты:


  • общая осведомленность, отражающая интересы человека и сви­
    детельствующая о его эрудированности, так же как и общая по­
    нятливость, демонстрирующая сообразительность как свойство
    ума и характера человека, заметно выше у юношей;

  • скорость концентрации внимания на сложных интеллектуаль­
    ных задачах, наблюдательность, пространственные представле­
    ния, невербальный (практический) и общий интеллект выше у
    юношей;

  • вербальный (речевой) интеллект, включая словарный запас, ло­
    гичность мышления, его обобщенность в большинстве групп
    девушек превышает такие же показатели в юношеских группах.

В итоге обследования по батарее тестов Векслера из 14 полученных показателей интеллекта три имели явное превосходство в женской группе, а именно:

■ показатели кратковременной памяти (помогающей решать опе­


ративные задачи);

" словарный запас (говорит о начитанности и легкости словесно­го воспроизводства знаний);

■ адаптивности ума, которая облегчает решение коммуникатив­
ных задач, требующих гибкости в общении.

Выявлены различия между мужчинами и женщинами в слуховом и зрительном восприятии. Женщины обладают высокой чувствительно­стью при распознавании изменений в тональности и громкости голо­са (что дает им возможность лучшего восприятия состояния другого человека), мужчины лучше ориентируются в том, откуда исходит зву­ковой раздражитель (Пиз А., Пиз Б., 2000). На выборке из 1500 опро­шенных обнаружены значимые статистические различия в цветовых предпочтениях к городской среде у мужчин и женщин, женщины пред-

почитают более тонкие оттенки цвета. Они также более чувствитель­ны к облику пространственной среды жизнедеятельности (Андре­ева Т. В., 19976).

Современные нейрофизиологические и нейропсихологические ис­следования показывают некоторые различия в морфологии и функ­ционировании мозга мужчин и женщин. Так, исследования Р. Горско­го из Калифорнийского университета подтвердили, что у женщин пу­чок нервов, соединяющий два полушария мозга (так называемое мозолистое тело), толще, чем у мужчин, и женщина имеет на 30% боль­ше соединений между правой и левой сторонами мозга (Пиз А., Пиз Б., 2000). Большинство исследователей склоняются к тому, что правое и левое полушария функционируют у мужчин более автономно, чем у женщин, причем связь межполушарной асимметрии с полом выявле­на уже в первые сутки жизни, и что мозолистое тело, на котором ле­жит ответственность за передачу информации из одного полушария в другое, по-разному устроено у мальчиков и девочек уже к моменту рож­дения (Каган В. Е., 1991).

Большее число соединений между двумя полушариями объясняет способность женщин вести несколько не связанных друг с другом дел, их беглость речи, а также интуицию. Мозг мужчины специализиро­ванный. Его особенности (малое количество соединений между пра­вым и левым полушариями, разделенность на отделы) способствует концентрации мужчины на отдельной задаче, большинство мужчин могут делать только одно дело в определенный промежуток времени, например, не способны смотреть телевизор и слушать другого челове­ка (Пиз А., Пиз Б., 2000).

По мнению Н. Н. Обозова, мужчинам присуща объективность как ориентация на реальные факты при оценке восприятия мира, для жен­щин же характерна субъективность и впечатлительность как ориенти­рованное на свое состояние восприятие, преобладающее в оценке внешнего мира. Межличностные отношения у мужчин более прямо­линейны (чаще по схеме «да — нет»), у женщин в отношениях с людь­ми проявляется большая чувствительность к различным нюансам об­щения. Применительно к мужчинам словесные поощрения расслаб­ляют и замедляют деятельность, у женщин, напротив, возбуждают и ускоряют ее — отсюда любовь к комплиментам (Обозов Н. Н., 1995).

Интересно изучение поведения мужчин и женщин в стрессовой ситуации. Исследование, проведенное в лаборатории Б. Г. Ананьева в 1966 году, показало, что женщины реагируют на саму экстремальную ситуацию, а мужчины расходуют энергию уже на представление об

экстремальной ситуации. Поведение мужчин при этом чаще оканчи­вается неудачей. С точки зрения экономии ресурсов лучше женский тип реакции организма и нервной системы (за полчаса до экзамена, в течение одного часа самого экзамена и через полчаса после него заме­рялся уровень сахара в крови, насыщенность крови кислородом, кис­лотность слюны и другие показатели). Б. Г. Ананьев в связи с этим от­мечал, что преимущества человека часто заключаются не в его знани­ях и свойствах интеллекта, а в его энергетических возможностях (Ананьев Б. Г., Дворяшина М. Д., Кудрявцева Н. А., 1968).

По А. Анастази, превосходство мужчин отмечается в скорости и координации движений, ориентации в пространстве, понимании ме­ханических отношений, математических рассуждениях. У женщин же отмечается превосходство в ловкости рук, скорости восприятия, в сче­те, вербальной памяти, беглости речи и других задачах, включая рече­вые навыки. Таким образом, как замечает Н. Н. Обозов, преимуще­ство женщин не только энергетическое, но и информационное, когда речь идет об обучении в школе и в вузе. Куда же девается это преиму­щество, когда от теории человек переходит в реальный мир? Этот мир ждет не женщин, а мужчин (декретный отпуск, отвлечение на воспи­тание детей, сохранение семьи).

Французские исследователи выделяют три фазы в жизни женщин:

1) социализация, накопление интеллектуального и профессиональ-

ного «багажа»;



  1. рождение и воспитание детей;

  2. самореализация, самоактуализация потенциала.

У мужчин жизнь более «однотонная», и только ориентация на ра­боту или семью частично ее изменяет.

Половые различия проявляются и в жизненных устремлениях: с раннего детства мужчины самостоятельно стремятся достичь каких-либо целей, причем самооценка строится на успехах в работе. Дости­жения в той или иной важной области, в творчестве составляют осно­ву развития мужской личности. Для развития личности женщины очень важно построение успешных интимных, брачно-семейных отношений. «У женщин успех в любви, если можно, в замужестве — определенный фактор развития личности» (Обозов Н. Н., 1995, с. 36).

Об этом, в частности, свидетельствует исследование женщин, в юности избравших одну из наиболее творческих специальностей — архитектуру. Оказалось, что направление их интересов и активности через несколько лет после окончания вуза отличается от направлен-

ности интересов мужчин той же профессии. Так, с помощью клас­терного анализа на мужской и женской подвыборках выявлено по пять основных типов направленности интересов в различные сферы деятельности.

У мужчин это: направленность интересов на творчество (с доми­нированием ценностей «творчество», «работа», «любовь», «познание» и с отрицанием ценности «семья»), на познание («свобода», «познание», «самостоятельность»), на работу («работа», «друзья», «творчество»), «свободолюбиво-гедонистический» тип («свобода», «творчество», «лю­бовь», «удовольствия») и «гармонический тип» («семья», «любовь», «ра­бота», «творчество»). Таким образом, у мужчин лишь в последнем типе направленности одной из доминирующих ценностей является «семья».

У женщин наряду с «мужскими» типами направленности интере­сов — на познание («равенство», «познание», «друзья») и на творчество («творчество», «познание», «свобода»), которые подтверждаются ак­тивностью представительниц этих типов в данных сферах и творчес­кими результатами, выявились и специфически женские типы направ­ленности интересов: «гармонический тип» (с доминированием ценнос­тей «любовь», «семья», «творчество»), а также два значительных по численности типа чисто семейной направленности: 1 — с доминирова­нием ценностей «семья», «любовь», «материально обеспеченная жизнь»; 2 — «свобода», «любовь», «семья».

Анализ показал, что направленность интересов подтверждается и направлением активности в соответствующие сферы. Так, женщины-архитекторы с направленностью на семью часто работали не по ос­новной профессии, находили работу на неполный день (ведение круж­ков или научная работа), с тем чтобы иметь возможность заниматься детьми. Женщины с направленностью на творчество достигали высо­ких результатов в своей профессии (победы на конкурсах, интересные проекты), но это происходило отчасти за счет оттеснения семейных приоритетов (отвержение ценностей «семья», «материально-обеспе­ченная жизнь» и даже «любовь»). Мужчины с направленностью на творчество имеют более сбалансированные приоритеты.

Таким образом, у большинства женщин, избравших в юности твор­ческую специальность, в зрелом возрасте (около 30 лет) преобладает семейная направленность. Наиболее творчески активные женщины вынуждены компенсировать это некоторой жизненной дисгармонией в виде отвержения ценностей семьи, материальной обеспеченности, более позднего выхода замуж или в лучшем случае ограничением дет-ности одним ребенком (Андреева Т. В., 1989, 1996, 1997).

Биологически подтверждается потребность у мужчин исследовать и изменять окружающий мир, у женщин — большая потребность в изу­чении людей. Так, даже в возрасте 12 недель, когда влияние среды еще едва заметно, у девочек гораздо выше интерес к фотографиям лица че­ловека. В 24 недели девочки предпочитают картинки с изображени­ями человеческого лица другим предметам. Мальчики в 24 недели про­являют больший интерес к геометрическим фигурам, чем к лицу.

С. В. Ковалев (1988) отмечает, что уже в возрасте 1,5-2 лет отчетли­во проявляется большая склонность мальчиков к преобразующей дея­тельности (тогда как девочки предпочитают проявлять активность в установленных рамках), их стремление к анализу внутренних механиз­мов и смысла явлений и обстоятельств (представительницы слабого пола в подобных случаях обычно апеллируют к критериям качества и полезности), что явственно усиливается в школьном возрасте, когда активность сильного пола в многочисленных (и не всегда нужных) мероприятиях четко зависит от уяснения им их смысла и значения, в то время как девочкам и девушкам вполне достаточно оказывается внушенное или внешне заданное значение вещей.

Н. Н. Обозов (1995) на основе исследований ряда авторов подчер­кивает следующие психологические различия между мужчинами и женщинами.

Существуют различия между полами в отношении к похвале и воз­награждению. Женщина, даже если она понимает, что работа сделана хорошо, все равно испытывает потребность, чтобы работа была отме­чена окружающими людьми. Мужчины также любят вознаграждения за свой труд, но если мужчина уверен, что он сделал хорошую работу, то он будет иметь высокое мнение о себе, даже если его работа не при­знается окружающими. Мужчины более независимы в самооценке от мнения окружающих. Это отмечается работниками семейных консуль­таций — домохозяйки и женщины, находящиеся на пенсии, часто стра­дают от неудовлетворенной потребности в признании (от безразличия, невнимания других членов семьи) и недооценки их труда (Келам А., ЭбберИ., 1985).

Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности отно­шений как доверительности связей с конкретным человеком. Доверие как состанная часть физической и душевной близости в большей мере проявляется у женщин. Большая потребность в интимных отношени­ях (в подростковый период) совпадает с большей способностью у де­вушек устанавливать контакт с представителями противоположного пола. У мальчиков-подростков затруднения в отношениях с предста-

вителями другого пола приводят к усиленным занятиям спортом или к употреблению спиртных напитков (Обозов Н. Н., 1995).

Если нет интимных отношений, женщины чувствуют свою ущем-ленность больше, чем мужчины. Но при этом способность маскиро­ваться и сублимироваться лучше развита у женщин. Мужчины более прямолинейны в своих потребностях, что делает их чаще понятными и предсказуемыми.

У женщин выше умение социально реализовать свой потенциал, они более адекватны в жизненных ситуациях. Сильнейшее средство сублимации — общение с ребенком. Ребенок может практически пол­ностью удовлетворить потребность в интимных, доверительных отно­шениях. Женщины лучше подготовлены и к возможным разрывам в интимных отношениях. При всей чувствительности к доверительно­му общению женщины скорее вновь устанавливают интимные от­ношения. Существующие нормы в обществе допускают для женщин большую свободу в проявлении эмоций и признании собственных сла­бостей. Неспособность справиться со своими эмоциональными про­блемами всегда считалась уделом женщин. Большая подверженность женщин душевным расстройствам говорит об их готовности пасовать перед лицом трудностей. Они чаще мужчин могут обращаться за по­мощью к другим людям, в том числе подругам, психологам, врачам. При этом большая эмоциональность и ориентированность на отно­шения может образовать замкнутый круг проблем, тем более что «со­ветчики» невольно могут быть и заинтересованными лицами (Обо­зов Н. Н., 1995).

Обнаружено, что мужчины и женщины различаются и по основ­ным (центральным) потребностям, находящим удовлетворение в бра­ке. Так, Уиллард Харли на основе психотерапевтической работы с ты­сячами супружеских пар выделяет следующие пять потребностей в браке у мужчин (под которыми автор понимает скорее ожидания в от­ношении партнера): 1) половое удовлетворение, 2) спутник по отдыху, 3) привлекательность жены, 4) ведение домашнего хозяйства (или «до­машняя поддержка» со стороны супруги), 5) восхищение (моральная поддержка женой). Соответственно потребности женщин: 1) нежность (атмосфера романтики и заботливости), 2) возможность поговорить, 3) честность и открытость, 4) финансовая поддержка, 5) преданность мужа семье (выполнение им отцовских обязанностей).

По мнению Харли, часто неудачи мужчин и женщин в строитель­стве семьи обусловлены просто незнанием потребностей друг друга. Поскольку потребности мужей и жен так различаются, неудивитель-

но, что людям трудно приспособиться к супружеской жизни. Муж мо­жет искренне стремиться удовлетворить потребности своей жены, но если он считает, что ее потребности сходны с его собственными, то его постигнет неудача (Харли У., 1992).

Существуют данные о различиях в стилях общения между мужчи­нами и женщинами, вследствие чего у каждого из супругов может воз­никнуть ощущение, что партнер не хочет его выслушать и не понима­ет его. Так, автор считает, что мужчины больше ценят независимость, утверждение статуса, а женщины — интимность (доверительность от­ношений).

Женщины к тому же любят сам процесс обсуждения, для них это является свидетельством равноправного диалога. Мужчин же, как пра­вило, угнетают длинные дискуссии на темы, которые им представляют­ся несущественными (Таннен Д., 1996). Автор полагает, что половые различия проявляются в особенностях менталитета мужчин и женщин. Так, если женщина начинает диалог с традиционного: «Что ты об этом думаешь?», мужчина уверен, что от него ждут решения (поэтому не скло­нен долго слушать, он мобилизуется, для того чтобы помочь).

При сопоставлении этих выводов с современными данными ней­рофизиологов, можно сделать вывод, что подобные различия имеют не только и не столько культуральное, но и вполне физиологическое (или, правильнее, нейропсихологическое) объяснение, связанное с особенностями работы мозга мужчин (в данном случае мальчиков). Так, авторы книги «Мальчики и девочки — два разных мира» В. Д. Еремее­ва и Т. П. Хризман описывают эксперимент с энцефалографическими замерами, проведенными с детьми 4-летнего возраста. Оказалось, что мозг девочек и мальчиков по-разному реагирует в ситуации опасности (фантастической в данном исследовании). У мальчиков активность мозга носит избирательный характер: включаются слуховые и мотор­ные центры речевого полушария, а также лобные структуры, которые программируют последующие действия ребенка и прогнозируют ре­зультат. Мальчики кратковременно, но ярко и избирательно реагиру­ют на эмоциональный фактор, а у девочек в ситуации деятельности, вызывающей эмоции, резко нарастает общая активность, повышает­ся эмоциональный тонус коры мозга. Возможно, пишут авторы, этим и достигается максимальная ориентированность женского организма на выжинаемость. Мужчины же обычно быстро снимают эмоциональ­ное напряжение и вместо переживаний переключаются на продуктив­ную деятельность (Еремеева В. Д., Хризман Т. П.). Авторы советуют женщинам-педагогам говорить мальчикам коротко и конкретно, что

от них требуется, не прибегая к длинным нотациям, поскольку иначе мальчик действительно «не слышит».

Во многом то же, по-видимому, применимо и к реакциям взрослых мужчин — они ждут информации о том, какую конкретно помощь они должны оказать, если женщина рассказывает им о своих проблемах. Мужчины не всегда понимают, что от них требуется лишь активное слушание и сочувствие.

У мужчин и женщин различаются представления о важном и о том, когда это важное сообщать. К тому же женщины склонны высказы­вать свои мысли в косвенной форме, они часто только намекают на то, что хотят сказать. Возможно, в этом сказывается многовековое под­чиненное положение женщины в обществе. Мужчин же разговор «оби­няками» обычно раздражает, они просят говорить по существу или не замечают смысл сказанного женщиной (намек), так как фразу пони­мают буквально (Пиз А., Пиз Б., 2000). Женщина, которая считает, что ее намек прекрасно понят, может обижаться на спутника (мужа), решив, что он игнорирует ее желания.

Некоторые авторы указывают, что у молодых женщин (студенток старших курсов) физическая привлекательность является основанием для ощущения счастья и высокой самооценки. У молодых мужчин (сту­дентов) физическая привлекательность была связана с ощущением счастья, в то время как с самооценкой зависимость была обратной. (Маттес и Хан, 1975, цит. по: Психология человека от рождения до смерти, 2001). Другие исследования показали, что самооценка жен­щин связана с получаемой ими зарплатой в большей степени, чем с их внешностью. Самооценка и тех и других в равной степени уязвима, и такие события, как болезнь, финансовые проблемы, неудачи на ра­боте или развод значительно ослабляют уверенность в себе. Оказалось, что 95% опрошенных женщин полагают, что именно семья помогает сохранить им внутреннюю силу (Виткин Д., 1996).

Для мужчин разговаривать — значит передавать факты. Они гово­рят в основном в уме, сами с собой (о решении данной проблемы). Женщины же часто «думают вслух», перебирая все возможные вари­анты своих будущих действий, чем часто утомляют своих мужей.

Н. Н. Обозов на основании анализа данных разных авторов (О. Вей-нингера, П. Астафьева, Г. Геймана, Б. Ананьева, В. Куликова и др.) де­лает вывод о функциональном назначении мужчин и женщин:

■ мужчины — преобразователи внешнего мира, пионеры в освое­нии времени и пространства; мужчина, преобразуя внешний мир, может как созидать, так и разрушать его;

женщины — хранительницы человеческой жизни и окружаю­щего их мира (детей, родственников); женщина стабилизирует все, консервирует жизнь для ее сохранения.



Литература

Ананьев Б. Г., Дворяшина М. Д., Кудрявцева Н. А. Индивидуальное развитие человека и константность восприятия. М, 1968.

Андреева Т. В, Социально-психологические факторы формирования направленности личности в процессе творческого становления (на примере архитекторов). Дис.... канд. психол. наук. Л., 1989.

Андреева Т. В. Биографический метод в исследовании творческого становления лично­сти//Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 2. Ч. 2. СПб., 1996.

Андреева Т. В. Половые различия в творческом становлении личности представителей одной профессии//Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 3. Ч. 2. СПб., 1997.

Андреева Т. В. Колористика городской среды: предпочтения жителей // Ананьевские чтения-97. Тез. научно-практ. конф. СПб., 1997.

Андреева Т. В. Социальная психология семейных отношений. СПб.: СПбГУ, 1998.

Андреева Т. В. Тендерные различия в обучении младших школьников как фактор десо-циализации личности // Психологические основы педагогической деятельности. Материалы 28-й научной конф. СПб.: Санкт-Петербургская государственная ака­демия физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, 2001.

Берн Ш. Тендерная психология. СПб.: Прайм-Еврознак, 2001.

Введение в тендерные исследования. Учебное пособие / Под общей ред. И. В. Костико­вой. Изд-во Москов. университета, 2000.



ВиткинД. Женщина и стресс. СПб.: Питер, 1996.

ВиткинД. Мужчина и стресс. СПб.: Питер, 1996.

ВиткинД. Правда о женщинах. СПб.: Питер, 1996.

Геодакян В. А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации // Проблемы передачи информации. 1965. № 1. С. 105—112.

Добсон Дж. Родителям и молодоженам: доктор Добсон отвечает на ваши вопросы. М., 1992.

Еремеева В. Д., Хризман Т. П. Мальчики и девочки — два разных мира. М.: Л инка-Пресс, 1998.

Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2002.

Калабихина И. Е. Учебно-методические материалы по курсу «Социальный пол: эконо­мическое и демографическое поведение». М.: Диалог-МГУ, 1998.

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

Келам А., Эббер И. Причины конфликтных ситуаций в семье // Человек после развода. Вильнюс. 1985.

Ковалев С. В. Проблемы современной семьи. М., 1989.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Крайг Г. Психология развития. Седьмое международное издание. СПб.: Питер, 2002.

МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1999.

Маркова О. Ю. 11сихология пола и возраста. СПб., 2000.

Обозов Н. Н. Мужчина f женщина?! СПб., 1995.

Низ А., ПизБ. Язык взаимоотношений. Мужчина и женщина. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.

Реан А. А., Трофимова Н. Б. Тендерные различия структуры у подростков // Актуальные проблемы деятельности практических психологов. Минск, 1999.

Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. Официальное издание. Госкомг стат России. М., 2001.



ТанненД. Ты просто меня не понимаешь! (Общение женщин с мужчинами). СПб., 1996.

Хамитов Н. В. Философия и психология пола. М.; Киев, 2001.

Харли У. Законы семейной жизни. М.: Протестант, 1992.

Человек от рождения до смерти. Психологическая энциклопедия // Под общей ред. А. А. Реана. СПб.: Прайм-Еврознак; Издательский дом «Нева»; М.: Олма-Пресс, 2001.



Чернова И. И. Основы гендерных знаний: Учебное пособие. Н. Новгород, 2000.

Bern S. L. Theory and measurement of androgyny // Journ. Personal, soc. Psychol. 1979. Vol. 37. P. 1047-1054.

ColkerR., Widom С S. Correlates of female athletic participation: masculinity, femininity, self-esteem and attitudes toward women // Sex Roles. 1980. Vol. 6. P. 47-58.

Money J. Endocrine influences and psychosexual status spanning the life cycle // Handbook of biological psychiatry. N.Y., 1980. Part 3. P. 279-318..

Ruble D. (1988). Sex-role development. In M. Bornstein, M. E. Lamb (Eds.), Developmental psychology: An advanced textbook (2nd ed. P. 411-460). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Spence J. Т., Helmreich R. L. The many faces of androgyny // Journ. Personal, soc. Psychol. 1979. Vol. 37. P. 1032-1046.


следующая страница >>