Шоковая терапия и градуализм - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Шоковая терапия и градуализм - страница №1/1

Лекция 8b.

Тема: Шоковая терапия и градуализм.

В конце 80-ых - начале 90-ых годов 20-го века активизировалась дискуссия о способах проведения реформ. Речь, в частности, шла о темпе реформ. Большинство международных экспертов настаивали на том, что реформы надо проводить быстро. Тогда появился ряд статей, где авторы, ссылаясь на опыт борьбы с гиперинфляцией, приводили аргументы в пользу шокового подхода: нужна политическая воля, чтобы переходный период, связанный с издержками, был коротким, а также для того, чтобы сбить инфляционные ожидания, исключив всякие сомнения в том, что реформа будет доведена до конца.

Впрочем, ряд экономистов отстаивали постепенные реформы, градуалистский подход.

Мы знаем, как часто реформы терпели неудачу, и никогда не можем быть уверены в правильности избранного плана реформ. Градуалистский подход предполагает, что реформа разбита на этапы, так что на каждом промежуточном этапе могут быть внесены коррективы, исправлены ранее допущенные ошибки. Кроме того, при постепенном реформировании экономические агенты имеют возможность адаптироваться к новым институтам, это снижает издержки реформ.

Понятие «постепенные реформы» требует уточнения. «Постепенность» институциональных реформ, в первую очередь, означает реализацию последовательности промежуточных институтов, исходной точкой которой является действующий институт, а конечной- желаемый. Примером могут служить китайские реформы ( либерализация цен, либерализация внешней торговли, приватизация).

Такое понимание постепенности недостаточно развито и трудно для моделирования, поэтому используется другой подход к определению градуализма (Roland).

Пусть рассматриваются две реформы, Реформа 1 и Реформа 2. Скажем, реформа либерализации цен внутри страны и либеризация внешней торговли. Эти две реформы могут быть проведены двумя способами: либо одновременно, либо последовательно. Одновременное осуществление двух (или нескольких) реформ отождествляется с «шоковой терапией», а последовательное – с градуализмом. Во втором случае следует выбрать последовательность проведения реформ. Таким образом, возникают две проблемы; первая: нужно ли проводить реформы одновременно или последовательно, и, вторая: если проводить реформы последовательно, то в какой последовательности? Изучение этих проблем, мы начнем с рассмотрения роли политических ограничений.


Роль политических ограничений.

Рассматриваемый вопрос внешне схож с проблемой, которую мы уже изучали в Лекциях 2 и 3 : почему проводятся или откладываются реформы? Однако в этих лекциях предполагалось, что от реформы все агенты выигрывают, и что каждый их них знает свой выигрыш от реформы в зависимости от поведения оппонента. Решения о проведении реформ моделировались как результат бескоалиционной игры.

Теперь будет рассмотрена другая ситуация. Мы допускаем, что часть агентов может проиграть в результате реформы, и каждый агент заранее может не знать, окажется ли он в числе выигравших или проигравших. Кроме того, принятие решений о проведении реформы осуществляется голосованием агентов после того, как они спрогнозируют свой выигрыш. Будет рассмотрена неопределенность двух типов:


  1. Неопределенность выигрыша для каждого агента. В принципе, вероятность и размеры выигрыша от реформ зависят от индивидуальной позиции агента (одни, у которых был потенциальный доступ к акциям предприятия, были за приватизацию, другие против).

  2. Неопределенность, связанная с успехом или неудачей реформы в целом.

От того, какой тип неопределенности предполагается, зависит ответ на вопрос о преимуществе шоковой терапии или градуализма.

Следует различать два вида политических ограничений: ограничения, существующие до того, как начинается реформа (ex ante), и политические ограничения в процессе реформы – после ее инициации (ex post).

Чтобы проиллюстрировать понятия политических ограничений ex ante и ex post, рассмотрим следующую простую модель с индивидуальной неопределенностью.

Будем считать, что все агенты одинаковы, живут бесконечно долго, причем

в результате реформы каждый агент получает интегральный (то есть за бесконечный период) выигрыш g> 0 с вероятностью или < 0 с вероятностью . Таким образом,

- вероятность, с которой агент выигрывает, соответственно, вероятность, с которой агент несет потери.

Агентов много, поэтому в результате доля агентов выигрывает, а доля проигрывает. Предполагается, что интегральный выигрыш формируется так: в каждом периоде поступает выигрыш , поэтому интегральный выигрыш



либо ,

где дисконтирующий фактор и . Предполагаем, что - не зависит от времени (то есть, нет переходного процесса) тогда:



.

Ожидаемый выигрыш в том случае, если реформа произойдет и не будет отменена равен: .

Мы вводим реформу, но кто выиграет, а кто проиграет, становится ясно только после первого периода реформ.

Голосование происходит дважды:



  1. До реформы.

  2. После первого периода реформ, когда каждый уже знает, выиграл он или проиграл. И здесь уже происходит голосование продолжать реформу или нет.

Считаем, что если происходит отказ от реформы, то агенты несут издержки . Будем считать, что . Таким образом, тем, кто оказался в числе проигравших (это выясняется после первого периода), выгоден отказ от продолжения реформ и возврат к прежним институтам.

Судьба реформ будет зависеть:



  1. от знака ; для того, чтобы реформа началась, он должен быть положительным – это ограничение ex ante.

  2. от величины ; для того, чтобы реформа продолжалась, величина должна быть больше 1/2 - это ограничение ex post.

Эти величины известны до проведения реформы.

Рассмотрим разные случаи в зависимости от и .



1 случай: , . В этом случае, в результате проведения реформы (реформы начнутся, так как ожидаемый выигрыш больше нуля), после первого периода большая половина голосующих получает выигрыш. Они голосуют за продолжение реформ и, следовательно, реформа реализуется.

2 случай: , . Реформа очевидным образом не происходит с самого начала (ожидаемый выигрыш отрицателен), но если она произойдет, то она будет продолжена и отменена не будет, так как большинство выигрывает. Все об этом знают. Факт очень простой, но весьма важный. Представьте, что реформа проводится насильственно, против воли населения. В рассматриваемой ситуации она получит поддержку большинства на втором этапе, несмотря на то, что средний выигрыш от реформы отрицателен. Ясно, что это может случиться только при большой дифференциации выигрышей.

3 случай: , . Все знают, что реформа после первого периода будет отвергнута. Надо посчитать ожидаемый выигрыш за первый период, и, может оказаться, что реформа выгодна. Ожидаемый выигрыш за один период:

, (так как ),

где - ожидаемый выигрыш за один период, а - издержки, которые несут агенты из-за отказа от продолжения реформы.

Подставляя значение ожидаемого выигрыша W(p), получаем:

.

Следовательно, результат зависит от знака :



  1. если , то реформа происходит, и будет продолжаться один период.

  2. если , то реформа будет отвергнута сразу.

Здесь средний выигрыш положителен, но, обратите внимание - несмотря на это реформа может быть отвергнута. Эту ситуацию описывают как «склонность к сохранению статус-кво».

4 случай: , . В этом случае реформа отвергается с самого начала.

В рассмотренной модели в качестве политического ограничения выступает механизм голосования. Модель показывает, что для реализации плана реформ должны выполняться оба типа ограничений –и ex ante, и ex post.


Рассмотрим теперь что лучше, шоковая терапия или градуализм при наличии индивидуальной неопределенности. Итак, у нас две реформы, каждая из них характеризуется параметрами: , , >0, <0.

Для первой реформы, , выигрыш: ,

Для второй реформы, , выигрыш: .

Возникает вопрос, каким способом выгодно проводить реформы - одновременно или последовательно. Здесь важно, каковы издержки отказа от реформы. Пусть:



- издержки отказа от обеих реформ,

- издержки отказа от -ой реформы.

При последовательном проведении реформ, сначала осуществляем первую реформу, а затем вторую. Возможны следующие ситуации:



  1. Шокотерапия. Обе реформы проводим сразу, потом решаем проводить реформы дальше или прекратить.

  2. Градуализм. Вводим первую реформу, потом решаем проводить дальше или нет; если решаем проводить, то вводим вторую реформу.

Посмотрим как распределяется платеж при проведении шокотерапии:

Платеж









Вероятность








Здесь мы предполагаем, что результаты реформ - независимые случайные величины; кроме того, предполагается, что ввести уже однажды отмененную реформу невозможно.

Подсчитаем выигрыши:


  1. когда обе реформы проводятся одновременно (индекс B означает Big Bang): .

  2. когда последовательно, но пока только первая реформа: , здесь - это дополнительные интегральные издержки из-за отсутствия 2-ой реформы. - интегральный выигрыш. Здесь мы сделаем важное предположение, что реформы комплементарны: если проведена одна реформа без второй, то выигрыш меньше на . То есть, реформы, проведенные совместно, дают выигрыш больше, чем сумма выигрышей от реформ, проведенных по отдельности.

  3. Если реформы будут продолжены и после первой будет проведена вторая реформа, выигрыш составит (индекс G означает gradual): . Логика точно такая же: - это выигрыш от введения первой реформы в течение одного периода, вторая пока не проведена. Дальше, если вводим вторую реформу, получаем выигрыш , но со сдвигом на один период, поэтому интегральный выигрыш дисконтируется.

Введем дополнительное предположение: . Это означает, что проводить одну реформу не имеет смысла, поскольку издержки отказа от нее меньше, чем потери. Это предположение о бессмысленности реализации одной реформы и предположение о комплементарности реформ - два очень важных предположения. Если они выполняются, то . Раз эта величина отрицательна, то , если (в противном случае проводить реформы смысла не имеет). Таким образом, градуалистская стратегия хуже, чем шоковая терапия.

Мы получили этот (тривиальный) вывод за счет двух сильных предположении. Есть еще третье неявное предположение: отсутствие переходного процесса. Посмотрим, в какой мере эти предположения отвечают действительности. Для этого рассмотрим два примера.



Пример 1: Проводим ценовую реформу. Сначала либерализуем рынок потребительских благ, потом рынок продукции производственного назначения. Следует учесть, что ряд товаров (например, ткани) могут продаваться на обоих рынках. Поэтому до тех пор, пока вторая реформа не проведена, ряд агентов получит возможность часть ресурсов получать по низким государственным ценам, а продукцию, поставляемую на потребительский рынок, продавать по высоким свободным ценам. Таким образом, они будут извлекать дополнительную прибыль за счет других. Подобная ситуация действительно имела место у нас в стране в 1986-87 годах после принятия закона о кооперативах. Кооперативы устанавливали на свою продукции свободные цены. Некоторые из них покупали продукцию у производителей по фиксированным ценам и продавали на потребительском рынке по свободным ценам. В результате возник дефицит ресурсов производственного назначения, перекупщики получали ничем не оправданную прибыль, начался переток рабочей силы в кооперативы, и т.д. В ответ на это было принято постановление, обязывающее кооперативы покупать продукцию производственного назначения по рыночным ценам; в случае же, если кооператив покупал сырье по государственным ценам, он должен был свою продукцию продавать также по государственным ценам. Однако проконтролировать это было невозможно.

Таким образом, проведение одной изолированной реформы может нанести вред. Впрочем, есть аргументы и в пользу проведения либерализации цен в два этапа.



Пример 2: Либерализация внутренних цен и внешней торговли. Здесь очень важен переходный процесс. После либерализации цены претерпевают длительную эволюцию, прежде чем придти к своим равновесным значениям. В условиях сильного неравновесия, когда внешние цены на те или иные ресурсы во много раз выше внутренних цен, большое количество ресурсов может уйти за границу. Интенсифицируются процессы «присвоения ренты» (борьба за право поставки таких ресурсов за границу). Именно такая ситуация возникла в России в 1992 году, когда и цены и внешняя торговля были одновременно либерализованы. Значит, шоковая терапия может нанести вред экономике.

Есть еще одно замечание. Отказ от реформы может произойти и при градуалистском подходе и при шоковой терапии, но когда он происходит чаще?

Очевидно, что если отказ происходит при шоковой терапии, то и при градуалистской стратегии тоже происходит отказ от реформы. Можно предположить, что при градуалистской стратегии отказ от реформы происходит чаще.

Для того, чтобы убедиться, что такая возможность реализуется, достаточно рассмотреть следующие условия:



  1. .

  2. .

  3. min.

  4. .

  5. .

При этих условия не будет отказа от шоковой терапии, но будет отказ в случае проведения градуалистской стратегии, а именно, отказ от первой реформы после проведения первого шага.

Рассмотрим эти условия подробней. Смысл первого условие понятен. Перепишем второе условие таким образом: . В силу третьего условия отказ от реформ не выгоден для тех, кто получает платеж , и для тех, кто получает и . Второе условие указывает на то, что доля этих групп больше . Следовательно, отказа от шоковой реформы не будет. Условие 4 означает, что, если мы провели только одну реформу, то выигравших будет меньше половины. Пятое условие означает, что ожидаемый выигрыш тех, кто проиграл в первом раунде, отрицателен и меньше, чем издержки отказа от реформы. Значит, это большинство проголосует за отказ от продолжения реформ. Все эти условия совместны (проверьте это). При шоковой терапии реформы бы состоялись и дали положительный выигрыш.



В ситуации, которую мы описали, градуалистская стратегия хуже как в смысле ожидаемого выигрыша, так и в смысле возможности отказа от реформы.