Сходство и различие свадебных обрядов у народов Кабардино Балкарии - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Сходство и различие свадебных обрядов у народов Кабардино Балкарии - страница №1/1

Сходство и различие свадебных обрядов у народов Кабардино - Балкарии

Введение
Среди многих обрядов народов Кабардино - Балкарии нет более красочного и волнующего, чем свадебный. Изучив работы: Н.Н. Тхомоковой "Русское и украинское население Кабардино - Балкарии", В. К. Карданова, "Новое и традиционное в культуре и быте кабардинцев и балкарцев", Л.Б. Заседателевой "Терские казаки", а так же, посетив музеи ст. Александровской, ст. Котляревской, краеведческий музей г. Нальчика, мы выявили значение обрядов для населения народов КБР и сходство и различие свадебных обрядов у народов Северного Кавказа.

В моей работе: «Сходство и различие свадебных обрядов у народов Кабардино - Балкарии» представлено множество примеров, раскрывающих тему проекта.

Цели:


  • возрождение народной культуры;

  • изучить свадебные традиции народов Кабардино -Балкарии;

  • воспитание молодёжи на национальных традициях;

  • приобщение к обычаям, святыням и идеалам народов Кабардино -Балкарии;

  • выявить сходство и различие свадебных обрядов народов Кабардино -Балкарии;

  • представить тесты и игровые ситуации для лучшего понимания и запоминания традиций и обычаев народов КБР.

Основная часть

Выбор невесты у народов Кабардино - Балкарии проходил практически одинаково. Об этом свидетельствуют многочисленные факты.

Женились терские казаки с 17-19 лет. О качествах невесты судили, по ее родителям Важно, чтобы она была из порядочной, хозяйственной семьи и приучена к рачительному ведению хозяйства. Прежде выбором невесты полностью занимались родители жениха, но с середины XIX в. главная роль все более и более отводится самому жениху.

В станицах молодые парни и девушки довольно свободно общались между собой. Весной и летом они собирались на улице, в степи, на выгоне (со дня Пасхи), в лесу (с Троицы). Небольшая группа молодежи одного возраста обычно называлась гуртом.

Они пели, танцевали, играли в различные игры. Зимой ребята и девочки, начиная лет с 14, собирались на посиделки, вечеринки или досвитки. Для этого каждый гурт нанимал какую-нибудь хату, чаще всего у одинокой женщины. На таких вечеринках девушки занимались работой — шили, пряли, вязали. Но успевали они и повеселиться вместе с ребятами — песни, игры продолжались до поздней ночи. Здесь же все собравшиеся обычно ужинали и ночевали. Вечеринки или досвитки проходили без участия и без контроля взрослых, но молодежь не злоупотребляла своей свободой. Как писал один из жителей ст. Прохладной, «несмотря на то, что девушки и парни вместе проводили целые ночи, в их отношениях строжайшим образом соблюдалась скромность и благопристойность»

В дореволюционное время браки у казаков заключались в довольно раннем возрасте. Девушки выходили замуж лет с 16, но чаще всего в 17—18 лет. Девушка старше 20 лет во многих станицах считалась уже старой девой (в станице Екатериноградской их называли передойками}. Жениться на ней мог только вдовец с детьми.

Казаки женились обычно с 18, но изредка даже в 17 лет, чтобы скорее привести в дом работницу. Обычно в 21 год, когда казак шел на военную службу, он был уже женат. Тех, кто долго не женился, в ст. Прохладной называли кабардинскими парубками — кабардинцы в отличие от казаков женились поздно.

Выбор жениха и невесты.

Решая, на ком женить сына или за кого отдать дочь, родители советовались со своими родственниками, но последнее слово оставалось за отцом. Он мог сказать дочери: «Не за кого ты хочешь, а за кого я отдам». Конечно, не все отцы и особенно матери (если не было в живых отца) отдавали дочерей замуж насильно. В 20-е годы чаще, хотя и не всегда, при заключении брака родители стали учитывать желания своих детей.

Если даже девушке - казачке не нравился жених, за которого ее хотели выдать родители, она очень редко решалась пойти против их воли. В таком случае ее мог похитить тот, за кого она хотела выйти замуж. Бывало даже, что невесту похищали прямо во время свадьбы, едва ли не с церковных ступеней. После этого ее родителям приходилось смириться с ее выбором и дать согласие на брак. Но такие случаи составляли исключение. Гораздо чаще девушка подчинялась воле родителей. Такие же исключения из правил, когда жених похищал (умыкал) невесту были у кабардинской и у балкарской молодёжи.

Вот как описывает кабардинскую свадьбу Хан-Гирей: «Молодые адыги, имея с девицами свободное обращение, имеют случай понравиться друг другу и дать понять свои чувствования. После такого объяснения мужчина просит в жены себе избранную девицу у ее родителей через своих поверенных. Если родители согласятся, он делает отцу или брату девицы подарок, что соответствует обручению или сговору. После сего обряда выбранная девица принадлежит жениху ее (т. е. другие не должны добиваться ее руки и сердца). Потом делают условия о времени взноса выкупа или условленной части. Брат или ближайший родственник вступающего в супружество с многочисленными друзьями, по сему случаю приглашаемыми, является в дом невесты, где проводят несколько суток до сделки относительного платежа выкупа, причем приглашенные друзья жениха, каждый что-нибудь платит него. сего времени нет шуток удалых и веселых, которым не подвергали бы приехавших за невестой. Всякую ночь молодежь собирается в доме, где расположены гости, и проводит в шуме, играх и шалостях всю ночь до света.(это напоминает предсвадебный обряд досвитки у молодёжи казаков) Все хорошее платье с гостей снимают, обыкновенно отдавая им взамен самое изношенное, почему приезжающие за невестой нередко одеваются в плохие и изношенные одежды).

Свадебные обряды кабардинского и балкарского народов очень похожи.
Сравнительно свободное воспитание девушек, возможность общения молодежи на
различных увеселениях, празднествах, танцах, состязаниях способствовали

свободе выбора жениха и невесты у балкарской молодёжи. Заручившись согласием девушки, жених через своих родственников сообщал родителям о своем выборе невесты.

Во многих случаях невесту для сына находили родители через родственников, знакомых и т.д., наводили справки об ее родителях, имущественном положении, о ее воспитанности, способностях и т.д. Если полученные сведения удовлетворяли их интересы, они сообщали об этом сыну, который несомненно считался с выбором родителей. Молодой человек любыми путями добивался встречи с ней, знакомился. Нередко он ездил со своими друзьями в селение, где она жила, и у знакомого или родственника виделся с девушкой, то есть устраивались смотрины.

Из рассмотренных примеров видим, что молодые люди Кабардино - Балкарии свободно общались и могли выбрать себе невесту по душе, но последнее слово оставалось за родителями.

Предсвадебные обряды у терских казаков несколько отличались от предсвадебных обрядов горского народа, но у всех молодёжь в доме невесты устраивала игры, развлечения

Традиционную казачью свадьбу можно разделить на два основных этапа. Первый из них составлял предсвадебные, подготовительные обряды, второй — собственно свадьба. В свою очередь предсвадебный цикл распадается на несколько обрядовых комплексов. Первый из них включает в себя сватовство, сговор, осмотр хозяйства жениха и т. п. Такой же обряд был и у кабардинского и балкарского народов. Содержанием этого обрядового комплекса было достижение договоренности между родственниками невесты и жениха о предстоящем браке, об условиях его заключения. Сватовство было первым обрядом предсвадебного цикла среди всех народов Северного Кавказа. Тех, кто сватал девушку, в большинстве станиц называли сватами. Сватов выбирали родители жениха, обычно из числа своих родственников. Чаще всего к родителям девушки посылали 2—3 сватов, среди них были и мужчины, и женщины.

Сватами, как правило, были люди пожилые, опытные, они обязательно должны были состоять в браке, причем, именно в первом браке — «первой судьбы». Вдовам, вдовцам, а после появления и разведенным, никогда не поручали сватовство.

Очевидно, существовало представление о том, что от выбора сватов зависела будущая судьба молодых. Придя к родителям девушки сваты заводили иносказательный разговор. Как сообщают информаторы, едва ли не во всех станицах этот разговор начинался с вопроса: «У вас телочка продается?»

В конце XIX—начале XX в. ни в ст. Прохладной, ни в ст. Екатериноградской родители девушки сразу не давали согласия на брак. Даже если им нравился жених, они откладывали окончательный ответ на несколько дней или недель. Сваты приходили к ним во второй и в третий раз.

Такой обряд похож на сватовство у балкарского народа. (Избрав невесту для своего сына, родители приступали к сватовству (келечиле). К родителям избранной девушки отправлялись ближайшие родственники жениха, а иногда в том числе дядя по матери и т.д. Обычай не позволял родителям и собравшимся для этого случая родственникам невесты сразу давать удовлетворительный ответ.)

Когда предварительная договоренность о свадьбе была достигнута, у жениха и невесты спрашивали согласия на брак. Такое согласие они, как правило, давали независимо от того, как в действительности относились к предстоящему браку. В станице Прохладной и Приближной девушка отвечала своим родителям: «С вашей воли не выйду».

Осмотр хозяйства жениха. Этот обряд был у всех народов Кавказа, имел разное название. У казаков это выглядело так. После сватовства родственники невесты шли или ехали к жениху печь смотреть, то есть осмотреть дом, двор, хозяйство семьи, в которую они собирались отдать свою дочь. Практическое значение этот обычай имел только тогда, когда жених и невеста жили в разных станицах и родители невесты не знали его имущественного положения. Но в таком случае жених мог их и обмануть — вместо своего двора показать им хозяйство богатого соседа. Если жених и невеста жили в одной станице (что бывало чаще), то ее родителям, конечно, было известно, насколько состоятельны их будущие родственники, но обычай соблюдался и в этом случае, хотя родственники невесты и жениха не столько осматривали хозяйство, сколько продолжали праздновать сватовство.

Кладка. Обычно в ходе сватовства родители жениха и невесты договаривались о расходах на свадьбу. В ст. Екатериноградской в начале XX в. жених должен был заплатить родителям невесты «условленную сумму денег, от 10 до 200 рублей, смотря по состоянию. Иногда, вместо денег (или вместе с ними) жених дает одну или несколько лошадей, быков, коров, баранов или известную меру пшеницы, муки, проса, а иногда отдает рощу, сад и т. п.» (Это напоминает калым, который платил жених горского народа.)

Это единственное упоминание о том, что родители невесты могли получить в качестве свадебного выкупа скот, рощу или сад. Как правило, взнос жениха состоял из денег, продуктов питания, предметов одежды или домашнего обихода, необходимых для приданого. Например, в ст. Прохладной родители невесты получали от родителей жениха «пособие деньгами, водкой, вином, мукой и разными продуктами из домашнего хозяйства». Все эти припасы были предназначены для свадьбы. По свидетельству информаторов, в более поздний период во всех станицах, включая и станицу Екатериноградскую, жених чаще всего платил родителям невесты от 10 до 50 рублей. Иногда он покупал невесте свадебное платье, туфли или недостающую часть приданого — одеяло, шаль, юбку и т. п. В станице Приближной этот взнос называли кладкой — как во многих регионах России. Впрочем, в этой же станице зафиксировано и другое его название — калым. Но в отличие от калыма, известного многим народам Кавказа, кладка в казачьих станицах не оставалась у родителей невесты, а тратилась ими на свадьбу или на приданое.

Сговор в конце XIX — начале XX в. совершался и в ст. Прохладной, и в ст. Екатериноградской. Сговор был едва ли не главным обрядом предсвадебного цикла. Именно во время сговора здесь сводили» жениха и невесту, а также заключали окончательное соглашение о свадьбе. В день сговора торжественная процессия с песнями отправлялась из дома жениха в дом невесты. Родственники невесты усаживали пришедших за стол, угощали. Потом одна из девушек вводила в комнату невесту, которая подносила жениху рюмку водки и рюмку вина, просила отведать. Жених выпивал, целовал невесту. В это время девушки пели: «И как тебе, Настасьюшка, не стыдно чужого-то детинушку целовать...»

Затем невеста обносила вином и водкой своих родственников и родственников жениха, а девушки пели песню:

Пьяница — пропойца Катенькин батюшка,
Пьяница — пропойца Катенькина матушка.
Ой, пропили Катеньку за мед, за горилку и т. д.

На этом своды заканчивались, но сговор продолжался; родственники жениха и невесты начинали класть руку, скрепляя договор о браке. Согласие на брак родители девушки давали несколько раз — вначале сватам, потом родителям жениха во время сватовства, наконец, окончательное в ходе его сговора. Как же выражалось согласие или отказ от брака? Во всех станицах сваты, направляясь в дом девушки, брали с собой хлеб и водку или вино. Если родители девушки не хотели выдавать ее замуж, то они возвращали сватам их хлеб и выпивку — это означало отказ.

Вот так отказ или согласие на брак выглядели у балкарского народа. Визиты и переговоры повторялись 2-Зраза. Если родная тетя девушки по отцу касалась рукой очажного треножника, это означало, что родители должны посоветоваться с родственниками. Поставленный у очага чистый чугун означал, что пока ничего ответить не могут, полное ведро воды давало надежду не согласие, ложки на деревянном подносе говорили о том, что к ответу не готовы, чашка на сковороде говорили о том, что скоро будет ответ, шампур же в вертикальном положении говорили, что ответ будет отрицательным.

Во время сватовства, после того, как жених и невеста давали согласие на брак, кто-нибудь из присутствующих, чаще всего невеста, разрезал принесенный сватами хлеб обычно на 4 части, и давал их родителям жениха и невесты. С того момента, как девушка разрезала хлеб, она во всех станицах считалась просватанной. Этот обычай сохранился у казаков до настоящего времени. Во всех трех обрядах, скреплявших договор о браке, важная роль отводилась хлебу. Очевидно, в основе их лежало представление о том, что совместная трапеза объединяла людей, создавала

тесные, даже родственные, связи между ними.

В старину терские казаки свадьбу играли как театрализованное зрелище. В составе свадебного обряда самое важное место занимают песни: они принадлежат обряду и вне обряда исполняются. Их функция - обрядовая, они придают гласности начало, ход и свадьбы как бытового юридического акта. В этом отличие свадебного обряда терских казаков от народов Кавказа.


Посиделки и вечеринки. После сватовства, а в ст. Екатериноградской после сговора, в доме невесты едва ли не ежедневно собирались ее подруги, помогали ей шить и вышивать приданое, а также подарки для жениха и его родственников — платки, кисеты, карманы для свекрови. Это и были посиделки. Кроме них устраивались вечеринки — в доме невесты собиралась молодежь, проводила время в песнях, плясках, играх.

У кабардинцев свадьба, как и прием гостя, - дело всей родни. До сих пор во многих кабардинских семьях принято платить калым за невесту. В сборе этого калыма принимают участие все родственники. В приданое обязательно должны входить мебель, постельные принадлежности, посуда, различные вещи, предназначенные для родственников жениха, в виде подарков. Бедное приданое считается позором не только для невесты, но и для всех ее близких.

А вот так выглядит современная кабардинская свадьба глазами компания «АТВ-Медиа Холдинг», если жених украл невесту.

С самого утра в доме Кармоковых звучит музыка. Сегодня первый день свадьбы Алима и Зарины. Хотя без их участия. Вечером должны приехать родственники будущей невестки — знакомится с родней, и договариваться о свадьбе. Все расходы по организации берут на себя родственники жениха. За родителями невесты -приданное. Кстати, оно выходит дороже самой свадьбы. Ведь молодую нужно обеспечить всем — от косметики до шубы. Причем все должно быть только новым. Лариса Адамовна не видела сына уже 15 дней. Именно столько времени прошло с момента, как Алим выкрал невесту. Пока он не будет прощен родными за то, что без разрешения старших вступил во взрослую жизнь, он не может показаться на глаза родителей. Все это время прячется у друзей, а пока Лариса Адамовна готовится к знакомству с невесткой. В ожидании гостей, стряпают национальные блюда.

Ни одна свадьба не обойдется без «хажанышэ» — говядины в собственном соку. Кстати, мясные блюда готовят только мужчины. А вот сладкий стол -это уже женская обязанность. На столе обязательно должны быть лакумы, щербет и сладости. И, конечно, паста — так называется национальный хлеб. Кабардинцы говорят, что именно ей они обязаны здоровьем и стройностью.

Ближе к вечеру в дом Кармоковых приехали родственники со стороны невесты. Женщин и мужчин строго по возрасту рассадили в разных комнатах, где родня знакомится друг с другом. Хотя, знакомство — это формальность. Ведь в маленьком селе все друг друга итак знают. Посланец от жениха и невесты заверяет перед мулой согласие молодых на брак. С этого и начинается церемония. Интересно, что ни жених, ни невеста, ни тем более родители в бракосочетании не участвуют. Только старейшины рода.

«Ваш род отдает девушку?» — звучит вопрос мулы. И в ответ слышим — «отдает». Каждая из сторон должна три раза ответить на этот вопрос. После того, как мула разъединит пальцы старейшин, брак считается заключенным. Не в момент

регистрации в ЗАГСе, а именно сейчас молодые стали мужем и женой. В своем будущем доме жених и невеста появляются лишь на второй день свадьбы. Молодая знакомится со всеми родственницами и получает наставления старших. Интересно то, что со свекровью невеста знакомится в последнюю очередь в обряде связывания и выкупа.

После знакомства невесту обычно уводят из дома. Теперь очередь жениха. Он появляется в окружении телохранителей обязательно с покрытой головой, по обычаю отец подает ему поднос с разными вкусностями и говорит сыну наставления. После чего Алим должен выбежать из дома, удержав на голове шапку. По кабардинским обычаям свадьба — это, прежде всего праздник для родственников и гостей.

За 2—3 дня до казачьей свадьбы начинался новый этап предсвадебной обрядности, связанный непосредственно с подготовкой к свадьбе. Некоторые обряды этого этапа исполнялись во всех станицах на территории Кабардино - Балкарии — это изготовление и украшение каравая, посещение кладбища невестой-сиротой, девичник. За день или за два до свадьбы во всех станицах пекли свадебный обрядовый хлеб - каравай. Кроме того, во всех станицах к свадьбе готовили небольшие булочки — шишки, без которых и сейчас не обходится ни одна казачья свадьба. Каравай украшали шишками и птичками из теста, калиной, но главным его украшением была ветка. Каравай украшали девушки — подруги невесты. Свою работу они сопровождали песнями. Вот что пели в ст. Александровской: А калина-малина на полгоре стояла, Да не сильно расцвела, Всего только два цвета: Аленький да беленький. Аленький — Иванушка, Беленький —Марусенька, Под конец стола стояла, В руках чару держала: — Родимый мой батюшка, Изволь чару выкушать, Мои речи выслушать. Не отдавай меня, младу, Хоть годочек посижу, Алы ленты доношу.

После окончания всех предсвадебных, подготовительных обрядов начиналась собственно свадебная обрядность. Первым днем свадьбы большинство информаторов считают день, в который происходило венчание. Венчались в церкви обычно в воскресенье. Традиционная казачья свадьба продолжалась не менее трёх дней.

Вначале жених ехал за невестой, они вместе отправлялись в церковь, а оттуда в дом жениха. В конце 19 века в нашей станице, когда привозили невесту в дом жениха, то свадебный поезд въезжал во двор "через костёр", по словам местных жителей, "от колдовства". В дверях дома молодых встречали родители жениха с хлебом - солью, с иконой благословляли их. Тут же невесту и жениха осыпали хмелем, деньгами, конфетами. В обряде кабардинского народа невестку при входе в доме жениха, обсыпали сухариками.

Свадебной одеждой жениха была казачья военная форма — бешмет, черкеска, пояс с кинжалом. Как известно эта одежда заимствована у кабардинцев. О том, как одевалась невеста, нет сведений ни в одном описании свадьбы конца XIX — начала XX в. Но из рассказов информаторов известно, что уже в дореволюционные годы наряд невесты состоял из длинного белого или светлого платья и фаты. Подвенечному платью приписывали магическую силу, его хранили всю жизнь. Если болел ребенок, его накрывали свадебным платьем, он должен был выздороветь. Невесте в день свадьбы заплетали одну косу, волосы впереди завивали (плоили). Сверху надевали фату и белый восковой веночек. Вскоре после приезда или же после обеда и даров невеста выходила из-за стола и в другой комнате с помощью старшей дружки переодевалась в обычный костюм и надевала платок. Изменение одежды подчеркивало изменение ее социального статуса. Кабардинская невеста так же после свадьбы меняла шапочку на платок.

Родительское благословение жених и невеста получали в день свадьбы. Если у кого-то из них не было родителей, то он шел на кладбище накануне или в первый день свадьбы. Невеста с дружкой становились на колени. Девушки пели: Да не лавровый лист по земле стелется,


Да не Олюшка к земле клонится.

Приезд жениха за невестой во всех станицах проходил примерно одинаково. Жениха сопровождал свадебный поезд — фаэтон, несколько бричек, а зимою — сани, в которых размещалась его свита — дружко, свашка, бояре т. д. Подъехав к дому невесты, они останавливались перед закрытыми воротами, которые охраняли родственники невесты, вооружённые палками, кольями, а иногда и ружьями. Приехавших пускали во двор только после того, как они давали выкуп — водку, если в воротах стояли взрослые, или деньги, если ворота охраняли подростки. В ст. Екатериноградской приехавших встречали песней: Нежданные гости. Зачем приезжали? Как бы мы вас ждали, Да ковры разостлали.

Величальные и корильные песни во время свадьбы пели дружки и родственники невесты. В величальных песнях девушки обыгрывали жениха и невесту, шафера, других гостей и получали за это деньги. В корильных песнях гости высмеивались, чаще всего дружко и свашка. В ст. Александровской пели:
А сваха — чумаха, не мыта рубаха,
На свадьбу спешила, рубаху не мыла.

Эти песни были одним из проявлений ритуальной враждебности между стороной невесты и жениха.

Выкуп невесты. Когда жених и его свита входили в дом невесты, она сидела за столом в переднем углу. С нею рядом сидел младший брат, реже-—сестра невесты или несколько детей. Они были вооружены скалками и требовали выкуп — «продавали» невесту. Девушки при этом пели:

Торгуйся, торгуйся, братец Не продавай сестру дёшево Проси за неё сто рублей За её русу косу тысячу. За ум, за разум — счету нет.

После этого начинался свадебный обед, Дружки провожали невесту в дом жениха, но оттуда они, как правило, вскоре уходили. Если не считать старшей дружки и шафера, на свадьбе оставались только взрослые женатые мужчины и замужние женщины. Это показывало, что жених и невеста из группы молодежи переходили в группу взрослых, состоящих в браке людей.

Отъезд невесты из дому. Когда невеста выезжала или выходила со своего двора, ее

провожали песней. Один из вариантов этой песни записан в ст. Приближной

Съезжала Машенька со двора,

Ой, сломила да березоньку со верха,

Ой расти, расти, березонька, без верха,

Живи, живи, родный батюшка, без меня...

В свадебных обрядах народов КБР перекликались заимствованные друг у друга обычаи, как, например на казацкой свадьбе были джигитовки, слышались выстрелы и с удовольствием танцевали "Лезгинку". Очень интересен факт, что свадьба кабардинцев, проживающих в Моздоке отличается от свадьбы кабардинцев, проживающих в КБР.

"Ярко выраженный праздничный характер имела свадьба у моздокских кабардинцев. Она была красивой - с плясками, песнями, джигитовками. Появление новобрачных на свадьбе строго регламентировалось специальными церемониями. Свадьба включала следующую структуру: сватовство, регистрация брака, привоз невесты, снятие фаты (хъытех), возвращение молодого в родной дом, ввод невесты в «большой дом». Следует отметить, что у моздокских кабардинцев не сохранились, в отличии от кабардинцев Кабарды, такие элементы свадьбы как осмотр дома, поездка за калымом, побег старухи, бабки жениха и другие. Но зато в свадебный обряд моздокских кабардинцев вошли некоторые элементы, воспринятые ими у осетин-цайта и грузинских поселенцев. Например, подношение всеми приглашенными за свадебным столом подарков, прощание невесты с родительским домом и т.д. " " Это говорит о том, что рядом живущие культуры как правило проникают друг в друга.

Общее в свадебных обрядах у народов Кабардино - Балкарии:



  • сватание невесты;

  • обсыпание невесты при вхождении в дом жениха;

  • джигитовки, выстрелы во время свадьбы;

  • обращение невесты из девушки во взрослую женщину;

  • воровство невесты, если родители не давали согласия на свадьбу;

  • после сватания - осмотр двора жениха;

  • после сватания в доме невесты вечеринки для молодёжи.

Различие в свадебных обрядах у народов Кабардино - Балкарии:

  • уплата калыма только у горского народа;

  • у горского народа невеста и жених не присутствуют на свадьбе;

  • венчание в церкви - обряд присущ только для казаков;

  • ритуальные песни исполнялись только на казачьих свадьбах.

Заключение


Нет народа без традиций. И задача каждого поколения - сохранить и приумножить всё достигнутое нашими дедами и отцами. Поэтому я создала сайт "Многовековые традиции народов Кабардино - Балкарии", чтобы больше знать о традициях народов Кавказа и представлять эту информацию в красочной форме для многочисленной аудитории.

Библиография



  1. В.К. Карданов, С.А. Арутюнов и др.,"Новое и традиционное в культуре и быте кабардинцев и балкарцев", издательство "Эльбрус",Нальчик, 1986г

  2. Г.Х. Мамбетов "Традиционная культура кабардинцев и балкарцев ", издательский центр "ЭЛЬ-ФА", 2008 г..

  3. А.И. Мускаев'Традиционное гостеприимство кабардинцев и балкарцев", издательство "Эльбрус",Нальчик, 1990 г.

  4. И.Х. Тхамокова "Русское и украинское население Кабардино - Балкарии", издательский центр"ЭЛЬ-ФА",2000г..
    5. Л.Б Заседателева "Терские казаки", М.: издательство, МГУ 1974г.