Сердце Дикуля - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Сердце Дикуля - страница №1/7



В. Дикуль, А. Еписейкин

РАЗОВАННЫЙ КРУГ



Дикуль В. И., Елисейкин А. Г. Разорванный круг. – М.: Советский спорт, 1993. – 144 с.



Содержание

Глава 1 - Сердце Дикуля 3

Глава 2 3

Глава 3 6

Глава 4 - Родом из цирка 7

Глава 5 7

Глава 6 10

Глава 7 10

Глава 8 15

Глава 9 20

Глава 10 22

Глава 11 - Всем смертям назло 24

Глава 12 26

Глава 13 31

Глава 14 33

Глава 15 40

Тренажер Дикуля 41

упражнения на тренажере Дикуля 42

Растяжка В. Дикуля 49





Глава 1 - Сердце Дикуля


С опозданием на год, но, кажется, понял, почему не получились первые два варианта нашей рукописи.

В итоге убрал большую часть своих рассуждений.

И настоял в споре с Дикулем, чтобы последняя глава превратилась в первую.

В ней – о тех, кому Валентин Иванович вернул надежду; людские судьбы, какие они есть, без прикрас. Особенно страшные со стороны.

Так и не избавился от огненного жала в сердце, когда говорил с обреченными на неподвижность мужчинами, женщинами, детьми или читал их письма к Дикулю, каждой строчкой взывающие о помощи. –

И еще – это непроходящее чувство вины перед ними...

Знаю, что цирк для уникального силового жонглера Валентина Дикуля значит больше, чем жизнь. Не будь цирка, может, и не было бы этого великого целителя-самоучки. И со страхом думаю: кто бы тогда поставил на ноги почти тысячу безнадежных «спинальников»?

Глава 2


Наблюдал за выступлениями Дикуля на манеже раз сто, не меньше. И каждый вечер замирал с внутренней дрожью: упаси, Господи, если какой-нибудь из сорокапятикилограммовых, похожих на пушечные ядра, шаров, которыми он жонглирует, будто теннисными мячиками, и в конце концов ловит на основание шеи, чуть сойдет со своей единственной неубийственной траектории.

У него есть еще гири, по восемьдесят килограммов каждая. И штанга в его артистическом арсенале в цирке. Он дал систему, какую всем дает. Через несколько месяцев сделали мне станок по его чертежам, и начал я с начальных тестов.

– Вы сразу поверили в Дикуля?

– Нет. Не то чтобы я не верил в него или в его систему, а просто уже было очень много людей, которые хотели помочь. Меня же больше всего поразило, что Дикуль после травмы сам превратил себя в нормального человека.

Но все равно, пока я не встретился с ним, было что-то такое потустороннее, неверие, что ли.

Меня в первое время особенно еще бесило, что как надо не получалось. Движения какие-то хаотичные... Делал тестовые упражнения, но не покидало ощущение, что у меня ничего путного никогда не выйдет.

Мама отвезла Дикулю мой отчет, и он сказал, чтобы я показался ему.

И вот первая встреча. Мы с ним долго разговаривали, а потом Валентин Иванович говорит: «Давай-ка попробуем постоять». Честно говоря, я не поверил – что значит постоять? Он надел мне на ноги такие железные башмаки, которые у него есть для этого, и ...поставил! Только чего это ему стоило!

– Вот именно: чего ему это стоило?

– Ну, мне-то ладно. А вот ему? У меня ноги в разные стороны едут, никакой координации, никакого понятия о шаговом движении. Он злится. Я пытаюсь, хочу сделать то, что он приказывает, но не получается. Он злится, я злюсь. В конце концов поставил меня, и я даже сделал первые два шага.

– Сами?

– Да, сам. Держась за его плечи. Тогда я еще не догадывался, что как раз и случился переломный момент – когда я сделал эти два шага и поверил, что на самом деле что-то получится. После этого дело пошло уже с верой в то, что смогу ходить. Опять занимался сам. К нему не ездил месяца три-четыре. Когда приехал во второй раз, то координация у меня стала гораздо лучше.



– Как вы думаете, что движет Дикулем?

– То, что он Человек с большой буквы и движут им чувства чисто человеческие. Он расстраивается по пустякам, нервничает, но он всегда отходчив. И что главное: к нему приходят – он ведь никогда никому не отказывает. Вы посмотрите, Валентин Иванович приходит в цирк в девять утра, уходит в десять вечера. И так каждый день. Постоянно какие-то люди, постоянно с какими-то просьбами, бедами. Я сам из этих людей и знаю, что говорю.

_ Игорь, вы верите в свое полное выздоровление?

– Я реалист. Хотя почему не верить? Но оно зависит не только от меня, не только от нашей работы, но и от степени поражения спинного мозга.

– Вы мечтаете вернуться в авиацию?

– Конечно.

– Насколько это реально на сегодняшний день?

– На сегодня – нет, как минимум года через три-четыре, смотря как пойдут дела.

– Вы женаты?

– Да. И эта моя личная история, совсем не интересная. А впрочем, если вам надо... Я женат второй раз. До травмы была у меня жена. Затем, где-то через полгода, точнее – через семь месяцев, она, видимо, испугалась всего, что будет. Словом, мы разошлись.

– По-человечески вы смогли ее понять?

– По-человечески, как вы говорите, можно понять любого. Меня в тот момент просто немного удивило, что она даже не дождалась, пока выйду из госпиталя. А в принципе, понять ее можно и оправдать тоже.

– У вас есть дети?

– Двое. Дочке девять лет, сыну – семь с половиной.

– От первого брака?

– Да.


– Они живут с первой женой?

– Да.


– Вы их видите?

– Последний раз – два года назад, когда они ко мне приезжали.

– Дети знают, что с вами произошло?

– Конечно.

– Извините, и когда вы второй раз женились?

– Две недели назад.

– Я вас поздравляю! Как вы познакомились со своей женой?

– Дело случая. Я лежал в санатории, и она там была. Познакомились, встречались. Довольно долго – целых полтора года. Вы же сами понимаете, что это такое – второй раз жениться, да еще в таком состоянии, как у меня...

– Вы сказали, что она тоже была в санатории. У нее какая-то травма?

– Нет. Она – здоровый человек.

– Кто по профессии?

–- Инженер.

– Вы ровесники?

– Нет, она старше меня. У нее тоже двое детей.

– Которые сейчас живут с вами?

– Дело в том, что она из Таллинна. Сейчас, в ноябре, поедет туда, решит все вопросы. А под Новый год, вместе с детьми, уже совсем переедет ко мне.

– Вы счастливы?

– Конечно! Одиночество – страшная штука. Когда рядом с тобой родной человек, который тебя понимает, который тебя любит,– это очень большое, счастье.

– Что вы можете сейчас делать по дому?

– Все делаю. Научился. Я же все время один жил.

– А родители?

– Родители живут в Москве, мне же дали квартиру под Москвой. К ним приезжаю на зиму, когда слишком холодно. А так – сам. Сам все и делаю. Так что в этом отношении для меня проблем нет.

– Какое-нибудь хобби у вас появилось?

– Хобби у меня одно – встать на ноги. Поэтому много времени уходит на занятия. По пять-шесть часов ежедневно. Сейчас каждый день езжу к Валентину Ивановичу в цирк. Встаю в шесть утра, в семь выезжаю и часов в семь вечера возвращаюсь домой.

– Вы передвигаетесь с помощью костылей?

– Нет. Костыли пока не удержат. Вот с этими железками – «козелками». Но сам веду машину. У меня «Запорожец». С ручным управлением.

– Извините, Игорь, еще один бытовой вопрос: сколько вы получаете?

– Двести пятьдесят рублей как ушедший из армии по инвалидности, минус восемьдесят шесть – это алименты. И плюс два раза в год где-то по сто тридцать рублей государство дает мне на бензин. Вот и все мои доходы.

– Хватает?

Деньги сейчас для меня не главное. Есть в жизни другие ценности, о которых вы, здоровые, к счастью, не задумываетесь. А работать, конечно, пойду. Как только мало-мальски встану на ноги, так и начну.


Глава 3


У меня диплом инженера. Планирую через годик уже приступить... Вы меня извините, но мне пора, надо круг дойти...

Пусть вас не удивляет, что интервью с бывшим командиром военного вертолета Игорем Пустовитом состоялось не в Российском реабилитационном центре, где нынче директорствует Валентин Дикуль, а в цирке. Тогда, в 1987 году, центра еще не было. Ныне многое изменилось в рабочем расписании Валентина Ивановича. Теперь он приезжает в цирк только на представления и тренировки. Хотя многие больные по старой памяти приходят к нему сюда. Просят дать совет, провести диагностирование. Он никому не отказывает.

Пустовит однажды сказал мне: «Дикуля нельзя рассматривать самого по себе. Дикуль – в каждом из нас. Мы, поднятые им на ноги, мы, превращенные им из калек в людей,– это и есть Дикуль».

Переводя на бумагу магнитофонное интервью с Игорем Пустовитом, я не изменил ни слова. Ибо в них и есть Дикуль. Даже в вопросах и ответах о горькой повседневной жизни несчастных. А может, наоборот, счастливых? Да, сейчас счастливых. Хотя врагу не пожелал бы преддверия их нынешнего счастья.

Чудес у Дикуля я насмотрелся достаточно.

А однажды видел приятный сюрприз, который приготовили ему друзья по цирку. И Дикуль, всегда уверенный в себе Дикуль, вдруг растерялся, как мальчишка, и смущенно улыбался аплодирующему залу.

Дело было так. Наступил момент, когда вопросами создания Всесоюзного центра реабилитации, работающего по методикам Валентина Ивановича Дикуля, занялись на правительственном уровне. На самом высоком уровне. Народ попросил. Надоело кормиться обещаниями: то землю в Москве под Центр городские власти никак найти не могли, то якобы достойного Центра здания.

Я хорошо запомнил 25 ноября 1988 года. Утром Дикуль поехал на прием к тогдашнему председателю Совета министров СССР Николаю Ивановичу Рыжкову. Вернулся в цирк уже не просто артистом, а отныне и должностным лицом – директором Всесоюзного центра по реабилитации больных со спинномозговой травмой и последствиями детского церебрального паралича с должностным окладом в триста пятьдесят рублей в месяц. И приказ привез, последний из последних, как восклицательный знак: «Центр открыть с 1 января 1989 года».

Вечером Валентин работал в манеже номер, который венчала его фирменная тысячекилограммовая пирамида.

Чтобы вы знали: цирк – это ни на что не похожее социальное явление. Что бы и с кем бы здесь ни произошло, плохое или хорошее, как в коммунальной квартире, сразу становится достоянием всех и каждого. И цирковые – народ особый – артисты. Вот и в тот «приказный» вечер инспектор манежа представил публике творца «пирамиды» в полном соответствии с моментом:

– Единственный в мире исполнитель трюка, заслуженный артист Российской Федерации, директор Всесоюзного...

И далее по тексту.

Зал аплодировал Дикулю стоя. Аплодировали за кулисами артисты. Кричала «браво!» публика. А те, кто понял, что именно наконец-то свершилось, плакали...


следующая страница >>