Сценарий внеклассного мероприятия: " Женское лицо " - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сценарий литературной композиции «У войны не женское лицо» учащихся... 1 74.14kb.
Сценарий внеклассного мероприятия. Цели: 1 ознакомить учащихся со... 1 106.14kb.
Конспект внеклассного мероприятия по литературе в 9-11 классах 1 45.21kb.
Методическая разработка внеклассного мероприятия «Кулинарный поединок» 1 51.32kb.
План-конспект внеклассного мероприятия Учитель Шувалова Е. Б 1 42.24kb.
Методическая разработка внеклассного открытого мероприятия, посвященного... 1 157.25kb.
Методические рекомендации по проведению внеклассного мероприятия... 1 129.56kb.
Сценарий внеклассного мероприятие. Тема: "В царстве Берендея"( начальная... 1 115.92kb.
Многие учащиеся, не задумываясь, верят распространяем через сми нелепостям... 1 61.63kb.
Сценарий интеллектуальной игры 1 191.95kb.
Врага надо знать в лицо 1 149.85kb.
- 1 395.57kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Сценарий внеклассного мероприятия: " Женское лицо " - страница №1/1

Сценарий внеклассного мероприятия:

" Женское лицо " войны народной, войны священной.
Действующие лица: 2 ведущих

5 девушек

( чтецы стихов )

(Участники инсценировки)



1-ый ведущий: Женщина и война... Оба эти слова женского рода... Но они несовместимы. Женщина и война...

В мир приходит женщина,


Чтоб свечу зажечь.

(На сцену входят девушки по одной: одна заканчивает говорить и следом появляется следующая.)

1.В мир приходит женщина,


Чтоб очаг беречь.
2.В мир приходит женщина.
Чтоб любимой быть.
3.В мир приходит женщина,
Чтоб детей родить.
4.В мир приходит женщина,
Чтоб цветком цвести.
5.В мир приходит женщина,
Чтобы мир спасти.

2-ой ведущий: Женщины грозных сороковых годов спасали мир. Они, защищая Родину, шли в бой с оружием в руках, сражались с врагом в небе, перевязывали раненых, выносили их с поля боя, уходили в партизаны, стояли у станка, рыли окопы, пахали, сеяли, растили детей...



1-я девушка:

Я ушла из детства в грязную теплушку,


В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал


Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые.


От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать».

Потому что имя ближе, чем «Россия»,


Не могла сыскать.

1-ый ведущий: «Не женская это доля – убивать»,- скажет одна из участниц войны. Другая распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я , Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну».

2-я девушка:

« Родилась и выросла я в Одесской области. В 41 году окончила 9-ый класс… Когда началась война, в первые же дни побежала в военкомат, отправили домой. Еще дважды ходила туда и дважды получала отказ. 28 июля шли через нашу Слободку отступающие части, И я вместе с ними ушла на фронт. Когда впервые увидела раненого, упала в обморок. Потом прошло. Когда первый раз полезла под пули за бойцом , кричала так, что, казалось, перекрывала грохот боя. Потом привыкла. Через 10 дней меня ранило, осколок вытащила сама, перевязалась сама. 25 декабря 1942 года наша дивизия заняла высоту на подступах к Сталинграду. Завязался бой. На нас пошли немецкие танки, но их остановила артиллерия. Немцы откатились назад, на ничьей земле остался раненый артиллерист Костя Худов. Санитаров, которые хотели вынести его убило. И тогда я, сняв ушанку, стала во весь рост, сначала тихо, а потом во весь голос запела нашу любимую довоенную песню «я на подвиг тебя провожала». Подошла к Косте, положила на санки и повезла к нашим. Иду и сама думаю: «Только бы не в спину, пусть лучше в голову стреляют». Всего я из огня вынесла 481 раненого.



(Звучит песня «Фронтовая сестра» , показываются слайды)

2-ой ведущий: Как же эти обыкновенные девчонки становились солдатами? Они были готовы к подвигу, но не готовы к армейским будням.
Не сразу и нелегко давалась им воинская наука.

(читается стихотворение Ю. Друниной, показываются слайды)

Худенькой нескладной недотрогой


Я пришла в окопные края,
И была застенчивой и строгой
Полковая молодость моя.

На дорогах родины осенней


Нас с тобой связали навсегда
Судорожные петли окружений.
Отданные с кровью города.

Если ж я солгу тебе по-женски.


Грубо и беспомощно солгу,
Лишь напомни зарево Смоленска,
Лишь напомни ночи на снегу.

3-я девушка: Стоим как-то мы с подругой на посту, охраняем склад. А в Уставе говорится, что если кто-то идет, надо его остановить словами:
«Стой! Кто идет? Стрелять буду!» Подруга моя увидела командира полка и кричит: «Стой! Кто идет? Вы меня извините, но я стрелять буду».

4-я девушка: А я навсегда запомнила свой первый бой, хотя действовала автоматически: перевязала одного раненого, второго, третьего.
Но тут услышала крик: «Танк! Танк!», и увидела бегущих солдат ...Я мчалась через лес, спотыкаясь и падая, ушибаясь, но не чувствуя боли. А потом надо мной смеялся весь батальон, потому что оказалось, что я убегала не от фашистского, а от своего танка.

1-ый ведущий: Юлия Друнина посвятила свои стихи памяти однополчанки и подруги Герою Советского Союза Зине Самсоновой.

(Стихотворение читают три девушки в военной форме.)

Мы легли у разбитой ели.


Ждем, когда же начнет светлеть.
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, гнилой земле.

— Знаешь, Юлька, я - против грусти.


Но сегодня она - не в счет.
Дома, в яблочном захолустье.
Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый.


У меня - лишь она одна.
Пахнет в хате квашней и дымом...
За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик


Беспокойную дочку ждет...
Знаешь, Юлька, я - против грусти.
Но сегодня она - не в счет.

Отогрелись мы еле-еле.


Вдруг - приказ: «Выступать вперед!»
Снова рядом в сырой шинели
Светловолосый солдат идет.

С каждым днем становилось горше.


Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей


Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку.


Мы пробились по черной ржи.
По воронкам и буеракам.
Через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы.


Мы хотели со славой жить.
...Почему же в бинтах кровавых
Светловолосый солдат лежит?

Ее тело своей шинелью


Укрывала я, зубы сжав.
Белорусские ветры пели.
О рязанских глухих садах.

...Знаешь, Зинка, я - против грусти.


Но сегодня она - не в счет.
Где-то, в яблочном захолустье.
Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый,


У нее ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом.
За порогом бурлит весна.

И старушка в цветастом платье


У иконы свечу зажгла.
...Я не знаю, как написать ей.
Чтоб тебя она не ждала?

2-ой ведущий: Какой бы ужасной ни была действительность, но и на войне женщина остается женщиной. Где бы ни была женщина, она стремится создать уют. Подснежники в консервной банке, занавесочки из портянок. Мелочи военного быта вызывали улыбки.

5-я девушка: Однажды в лесу после боя я увидела в лесу фиалки и не удержалась, нарвала букетик и привязала к штыку. Пришли в военный
лагерь. Командир построил всех и вызывает меня. Я выхожу из строя ... и забыла, что у меня цветы на винтовке. А он меня начал ругать: «Солдат должен быть солдатом, а не сборщиком цветов...». Ему было непонятно, как это в такой обстановке можно о цветах думать.

1-я девушка: У нас был добрый командир полка, берег нас, заботился. Под Москвой еще не остановлено наступление немцев, самое страшное время для всех. А он нам говорит: «Девушки, Москва рядом. Я привезу к вам парикмахера. Я хочу, чтобы вы красивые были». Представляете, и правда привез парикмахера. Мы сделали завивки, покрасились. И такие счастливые в бой пошли.

(Звучит песня «Ах, война, что ж ты, подлая, сделала».)

1-ый ведущий: Не всем повезло вернуться с войны живыми. Женщины-подпольщицы, женщины-партизанки. Если они попадали в руки фашистов. Их пытали даже сильнее, чем мужчин.

2-я девушка. «Боря, нас ночью убьют; поганые чувствуют, что им скоро конец. Я им в лицо сказала, что наша возьмет. Боря, ты меня прости, что я тебя огорчила. Знаешь, не всегда так говоришь и делаешь, как хочется, а я тебя так люблю, так люблю, что не умею сказать. Боря, я сейчас прижалась бы к тебе, и ничего мне не страшно, пусть ведут. Вчера, когда очень били, я про себя повторяла: «Боренька», а им ничего не сказала - не хочу, чтобы они слышали твое имя. Боренька, ты прощай, спасибо тебе за все! Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено - ни рук. Ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя. Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай. Твоя Паша.»

2-ой ведущий: Письмо из гестаповского застенка подпольщицы Нины Попцовой, найденное среди брошенных немцами бумаг. Впоследствии
было передано матери погибшей девушки.

3-я девушка: Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна. Мама передай, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня, за наши мучения. А как хочется жить, ведь я еще молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит мне в глаза... Как мне хотелось работать... Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту, когда крикнут нам: «Выходите!», идут к нашей камере. Ой, мама! Прощай! Целую всю семью в последний раз, прощаюсь приветом и поцелуем...

(читается отрывок из поэмы «Зоя» М. Алигер, звучит лирическая музыка)

Как морозно!


Как светла дорога!
Утренняя, как твоя судьба.
Поскорей бы!
Нет, еще немного!
Нет, еще не скоро...
От порога...
По тропинке...
До того столба...
Надо ведь еще дойти до туда.

Этот длинный путь еще прожить...


Может ведь еще случиться чудо.
Где-то я читала...
Может быть.
Жить...
Потом не жить...
Что это значит?
Видеть день...
Потом не видеть дня...
Это как?
Зачем старуха плачет?
Кто ее обидел?
Жаль меня?!
Почему ей жаль меня?
Не будет
Ни земли.
Ни боли...
Слово «жить»...
Будет свет,
И снег,
И эти люди.
Будет все, как есть.
Не может быть!
Если мимо виселицы прямо
Все идти к востоку - там Москва.
Вели очень громко крикнуть: «Мама!»
Люди смотрят.
Есть еще слова...
- Граждане,
Не стойте.
Не смотрите!
(Я живая, - голос мой звучит.)
Убивайте их, травите, жгите!
Я умру, но правда победит!
Родина! -
Слова звучат, как будто
Это вовсе не в последний раз.
- Всех не перевешать.
Много нас!
Миллионы нас!.. -
Еще минута -
И удар наотмашь между глаз.
Лучше бы скорей.

Пускай уж сразу,


Чтобы больше не коснулся враг.
И уже без всякого приказа
Делает она последний шаг.
Смело подымаешься сама ты.
Шаг на ящик,
К смерти
И вперед.
Вкруг тебя немецкие солдаты.
Русская деревня.
Твой народ.
Вот оно!
Морозно, снежно, мглисто...
Розовые дымы... Блеск дорог...
Родина! -
Тупой сапог фашиста
Выбивает ящик из-под ног.

(Инсценировка о Зое Космодемьянской)

1-ый ведущий: Женщина во время войны отлично понимала, что нынче лежит на весах. На весах лежало самое дорогое, самое святое – Жизнь. Понимала она, что совершается страшное святотатство – насилие над мыслью, любовью, молодостью.

В смертельной тревоге за чужих и своих детей женщина, прикрывая всех крылом, как Богородица – Покровом, с мольбой обращалась к Всевышнему: «Спаси! Защити!»



4-я девушка: У нас была Чернова, уже беременная, она несла мину на боку, где рядом билось сердце будущего ребенка. Вот и разбирайтесь с этим, какими мы были. Нас такими воспитали, что Родина и мы – одно и то же.

Звучит музыка Дж. Каччини «Ave, Maria». На экран проецируется презентация.
2-ой ведущий :«Она снова припала к могильной мягкой земле, чтобы ближе быть к своим умолкшим сыновьям. И молчание их было осуждением всему миру-злодею, убившему их, и горем для матери, помнящей запах их детского тела и цвет их живых глаз.

…Возле креста, связанного из двух ветвей, красноармеец увидел старуху, приникшую к земле лицом. Он склонился к ней и послушал её дыхание, а потом повернул тело женщины навзничь и для правильности приложился ещё ухом к её груди. «Её сердце ушло, - понял красноармеец и покрыл утихшее лицо покойной чистой холстинкой, которую он имел при себе как запасную портянку. - Ей и жить-то уж нечем было: ишь как тело её голод и горе сглодали – кость сквозь кожу светится наружу.

- Спи пока, - вслух сказал красноармеец на прощанье. – Чьей бы ты матерью ни была, а я без тебя тоже остался сиротой».

(Звучит песня «Журавли»)

Ведущий: Ольга Берггольц была душой блокадного Ленинграда, была тоже Солдатом, ковавшим Победу. Ей выпало великое и трудное счастье стать поэтической музой, поэтическим знаменем блокадного Ленинграда.

Это её стихотворные строки «Никто не забыт, и ничто не забыто» высечены над входом на Пискаревское кладбище.

(Стучит метроном, зажигаются свечи. Звучит «Реквием» Моцарта. Мать в черном одеянии проходит на авансцену, кладет на плащ-палатку несколько кусочков хлеба в 125 гр., ставит зажженную свечу).

1-ый ведущий: Война всегда остается войной. На ней убивают, теряют друзей, сыновей, отцов. Убивают матерей и детей.

(Читается стихотворение Мусы Джалиля)



Варварство

Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор и медными глазами

Окинул обреченных... Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня...

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки,

И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля,

В последний раз детей поцеловало,

В последний раз...

Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас

Он обезумел. Гневно бушевала

Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг, -

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,

Прервав проклятье,

Что вырвалось у женщины одной,

Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины. Она

Смотрела, ужаса полна.

Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.

- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! -

Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,

Прижала к сердцу, против дула прямо...

- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?-

И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

- Не бойся, мальчик мой. Сейчас

вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. -

И он закрыл глаза. И заалела кровь,

По шее лентой красной извиваясь.

Две жизни наземь падают, сливаясь,

Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.

Заплакала земля в тоске глухой.

О, сколько слез, горячих и горючих!

Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,

Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз

Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,

Но выше подними великой правды знамя,

Омой его земли кровавыми слезами,

И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно

Тех варваров, тех дикарей,

Что кровь детей глотают жадно,

Кровь наших матерей...

2-ой ведущий: Женщины отгремевшей войны… Трудно найти слова, достойные того подвига, что вы совершили. Судьбы ваши не измерить привычной мерой, и жить вам вечно в благодарной памяти народной, в цветах, в весеннем сиянии берёзок, в первых шагах детей по той земле, которую вы отстояли. Вы ушли в бессмертие, чтобы последующие поколения могли жить и творить. Так хочется в это верить.

Девушки:

1.И у мертвых, безгласных.


Есть отрада одна:
Мы за Родину пали.
Но она спасена.

2.Наши очи померкли.


Пламень сердца погас.
На Земле на поверке
Выкликают не нас.

3.Нам свои боевые


Не носить ордена.
Вам - все это. Живые,
Нам - отрада одна.

4.Что недаром боролись


Мы за Родину - мать.
Пусть не слышен наш голос -
Вы должны его знать.