Русская деревня в лирике Есенина - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Русская деревня в лирике Есенина - страница №1/1



Средняя общеобразовательная школа №3

Реферат на тему:



«Русская деревня в лирике Есенина»

Выполнила: Чазова Н.,

ученица 11а класса.

Учитель: Авдеева Н.В.

Краснокамск, 2006

Содержание
Введение 3

Глава I. Голос новой России 4

Глава II.Народная культура Есенина - плодотворный путь к общечеловеческой культуре будущего 7

Глава III. «Я сердцем никогда не лгу». 12

Заключение 19

Список литературы 20


ВВЕДЕНИЕ
Правительство придает огромное значение развитию сельского хозяйства, проблеме скорейшего обновления села. В связи с этим рассмотрение современной поэзии и прозы, рисующей «человека на земле», является задачей чрезвычайно актуальной и в ряде моментов неотложной. Литература о деревне, если она создается писателями и поэтами, по-настоящему знающими свой материал, может оказать прямую практическую помощь в деле переустройства села: в решении многочисленных проблем, связанных с устройством быта «сельского жителя», с улучшением условий его труда и с повышением его общей культуры.

Существует заповедь: «Никто лучше не может рассказать о земле, чем человек, который на ней родился и вырос».

Сергей Есенин, безусловно, является таковым. «Я последний поэт деревни…» - сказал о себе сам поэт. Он был одним из первых, кто чуткой душой своей поэзии ощутил и поэтически воплотил первые же признаки грядущего перелома: от деревни «деревянной», «лошадной» - к деревне «железной», «тракторной», от Руси «уходящей», «деревенской» - к России наступающей, «индустриальной». И в этом смысле он был, конечно, прав: он был действительно последним великим поэтом уходящей деревни.

Есенин действительно остался «поэтом деревни», «поэтом золотой бревенчатой избы». И отнюдь не как «последний поэт», но скорее уж – первый, во всяком случае по значимости. Сегодня, кажется, эта уже истина, не нуждающаяся в доказательствах, но все же, мне бы хотелось подробнее остановиться на поэзии Сергея Есенина.

− попытаться посмотреть на поэзию Есенина как на явление, предугаданное русской мыслью XIX века;

− показать самобытность его поэзии, выражающую душу народа;

− доказать, что поэзия Сергея Есенина имеет принципиальное значение для будущего поколения
ГЛАВА I

Голос новой России
Есенин - безусловно, великий национальный поэт, что, впрочем, ясно сознавалось еще и многими его современниками, как из числа самозабвенных приверженцев, так и непримиримых неприятелей его поэзии. Сегодня, кажется, это уже истина, не нуждающаяся в доказательствах. Но Есенин как явление, и притом эпохальное явление, русской, а, следовательно, и мировой поэзии, убежден, и до сих пор понят и осмыслен нами еще не во всей полноте.

Я бы хотела попытаться посмотреть на поэзию Есенина как на явление, предугаданное русской мыслью XIX века. И более того – явление Есенина желалось и ожидалось ею как такое событие, которое имеет принципиальное значение для будущих судеб русской и мировой культуры…

Есенин как «последний поэт деревни» видится и толкуется, как правило, и преимущественно, в смысле глубокого противоречия, «крестьянского уклона» Есенина в его отношении к проблеме «деревня - город» и шире – как борьба внутри есенинского сознания между «Русью уходящей» и «Русью советской». Конечно, этой борьбы, приведшей к серьезным метаниям поэта, в том числе и к отысканию исхода из состояния раздвоенности в «Руси бесприютной» и даже «кабацкой», оказавшееся, понятно, не исходом, но безысходностью, из которой поэт, однако, все-таки искал и находил выход – этой борьбы, конечно, отрицать невозможно, но и сводить единственно к ней проблему «деревня - город» в творчестве Есенина значило бы не видеть главного.

Историей был дан России только один путь решения крестьянского вопроса – путь социалистического обновления русской деревни. Принимая этот путь умом, Есенин в то же время чувствовал, что преодолеть его Руси крестьянской будет далеко не так легко и просто, как это казалось иным его современникам. Отсюда постоянные тревожные, порой мучительные раздумья Есенина о будущем крестьянской Руси.


Полевая Россия! Довольно!

Волочиться сохой по полям!

Нищету твою видеть больно

И березам и тополям.


Я не знаю, что будет со мною…

Может, в новую жизнь не гожусь,

Но все же хочу я стальною

Видеть бедную, нищую Русь.


И не эта ли правда чувств особенно дорога нам в стихах Есенина, не в этом ли подлинное величие поэта?

Для художественной системы Есенина свойственно противопоставление города и деревни, причем ему придан поэтом характер глобального мировоззренческого конфликта. В творчестве автора можно проследить целый ряд контрастных признаков, присущих этим двум мирам: мир сельский – здоровый, чистый, полноценный, светлый, добрый, естественный и живой; мир городской – большой, порочный, ущербный, мрачный, жестокий, искусственный и мертвый. Жизнь в городе пагубно сказывается на душе героя:


Я усталым таким еще не был…

Бесконечные пьяные ночи

И в разгуле тоска не впервь!
Он с грустью вспоминает свою прежнюю жизнь, чуждую городским порочным забавам, суете. От всех его простых и светлых радостей сельского мира только и осталось, чтобы «грусть свою уменьшить», «золота овса подать кобыле», увиденной на городской улице. Герой чувствует себя неуютно в новом для него городском мире. Его решение остаться в нем сулит боль и тоску, пьяные ночи в столичных кабаках, репутацию «хулигана». И поэтому ему часто хочется вернуться в родную деревню:
Слушать песни дождей и черемух,

Чем здоровый живет, человек.


Город враждебен и агрессивен. Он наступает на милые сердцу поэта поля. Под пятой железного коня трогательный тонконогий жеребенок обречен на гибель, слепые колосья соберет неживая, чужая ладонь, а певцу родимой страны придется ей петь «аллилуйя». Наступление города автор сравнивает с безжалостной охотой, с травлей:
Город, город, ты в схватке железной

Окрестил нас как падаль и мразь.


Проблема «деревня - город» у Есенина далеко не исчерпывается ее внешней, социально-экономической проблематикой. И в этом плане поэт ощущает себя стоящим на самом перекрестье двух культурно-исторических эпох.

Естественно, что творчество Есенина, сама возможность его явления должны были казаться и казались «неистовым ревнителям» нового, псевдопролетарского, «асфальтового», машинно-обесчеловеченного искусства чем-то не просто «классово вредным», но и прямо беззаконным либо обреченным. Ярко национальная, народная по природе своей, вызывающе крестьянская поэзия Есенина толковалась теоретиками индустриализации культуры в лучшем случае как свидетельство «о психическом складе людей отмершей культуры» (В.Друзин)1, трагедия обреченности поэта виделась в том, что «Есенин выдвинут крестьянством в ту как раз эпоху, когда старая деревня, старая крестьянская Русь обречена была на слом, и Есенин пал жертвой обреченности этой крестьянской, деревянной Руси. Но он и был поэтом этой обреченной деревни».2

В подобного рода высказываниях и оценках сути и значимости поэзии и в целом явления Есенина была, конечно, и своя правда. Прежде всего - правда факта. Но – далеко не полная правда, скорее уж даже полуправда, та, что иной раз хуже лжи.

Революционный перелом в жизни русского крестьянства, переход от стародедовской деревни к деревне социалистического уклада был в целом принят Есениным, хотя и «по-своему, с крестьянским уклоном», по признанию самого поэта. Однако этот великий перелом естественно вызвал к жизни другой, не менее глобальный, поистине всемирно-исторический переход от векового традиционно-природного уклада всей жизни к укладу индустриально-техническому, городского промышленного типа, как внутри деревни, так и в масштабах всего государства: к тенденции перехода страны преимущественно сельскохозяйственной, «деревенской» к преимущественно промышленной, «городской». Но и в этом плане поэт в конце концов пришел к осознанию необходимости и к желанию – видеть Русь стальною, могущественной. В чем же тогда трагичность мироощущения Есенина, явно сквозящая в его поэзии?

Мечты о будущем России у Есенина связаны, прежде всего, с патриархальным сельским раем. Городской цивилизации он предпочитает жизнь, «привязанную» к земле, к деревенскому труду, к природе. Индустриальная Америка вызывает у него чувство острого неприятия. Его мечта – изменить облик этой «отколотой» страны:
И вспашу я черные щеки

Нив твоих новой сохой.


Он, Есенин, был убежден, что России суждено идти не по пути европейско-американскому, а по-своему, не похожему ни на один известный путь. Он убежден был и в том, что культура – это не только движение вперед, но это и движение к истокам, а без знания русской деревни узнать Россию вообще нельзя.

И есть единство родины и судьбы каждого незаурядного поэта. Дух его борется, мечется в поисках и растет. Поэзия ткется из реальности при благословенной помощи искренности и волшебства слов. В то же время чувственность Есенина, его ранимая и нежная душа, как ни у кого обнаженная, открытая страстность чрезвычайно далеки от растроганно-женственной романтичности: энергия мужественной силы присутствует в его поэзии везде.

Никому не уйти из-под очаровывающей власти его таланта.

Наверное, почти нет ни одного современного поэта, кого не осветил бы зеленый луч звезды Есенина, которая кристально сияет, горит над полями, над лесами, над водами России.

Поистине непотухающая, незакатная звезда.

Энергичный, юный, живой среди певцов отрешенной неземной красоты, Есенин трудно вставляется в ряд представителей какого-либо модного направления, театрально-литературной школы, средневековой традиции. Сам по себе явление уникальное, это был художник русского вызывающего дарования, ярчайшая страстная натура, истинный сын своего противоречивого времени.

Конечно, поэзия Есенина была далеко не единственным эпохальным явлением на перепутье культурно-исторических путей. Вне всякого спора и другое: отнюдь не на всех перепутьях явление Есенина первозначимо и исключительно.

Но нас же в данном случае интересует главным образом другой вопрос – о Есенине как явлении одной из самых многосложных и трагических эпох истории отечественной и мировой культуры в ее движении по пути к «возрождению в народности»3.



ГЛАВА II

Народная культура Есенина – плодотворный путь
к общечеловеческой культуре будущего

Народная культура для Есенина – основа всего. Народная культура, поднятая до общенациональной и общемировой, - единственно плодотворный путь к общечеловеческой культуре будущего. И в этом смысле, несмотря на все, столь очевидные его метания, изломы, бездны, соблазны иных путей, Есенин действительно остался «поэтом деревни», «поэтом золотой бревенчатой избы». Но – не как «свидетельство об отмершей культуре», погребенной под железобетоном «асфальтового периода литературы», но как свидетельство возможности и необходимости преодоления этого «асфальтового периода» подлинной культурой эпохи возрождения в народности.

Я бы хотела показать самобытность его поэзии, выражающую душу народа.

За Сергеем Есениным прочно укрепилась слава поэта «с крестьянским уклоном». По своему рождению и призванию он был таковым:
У меня отец – крестьянин,

Ну, а я – крестьянский сын.


Первый сборник есенинских стихов называется «Радуница». С ним нам открывается возможность заглянуть в жизнь родной поэту деревни. Его пейзажи только отчасти «природны» - в них настойчиво возникают детали, связанные с сельским бытом:
Сыплет черемуха снегом,

Зелень в цвету и росе.

В поле, склоняясь к побегам,

Ходят грачи в полосе.


Не просто поля, а пашни и нивы, не столько луга, сколько сенокос становятся объектом описания у автора. Сельская жизнь во всех ее проявлениях – вот содержание ранней поэзии Есенина. Крестьянский труд со всеми его тяготами и радостями влечет к себе поэта: косьба, кузнечное дело, работа пахаря и жнеца – все это хочет описать он в своих стихах. Однако не только будни, но и праздники деревни находят свое отражение у Есенина. Троицын день и Купалье, девичники и солдатские проводы, сельские гулянья и ярмарки неизменно сопровождают читателя его стихов. Так, в чередовании трудов и немудреных праздников, и проходит жизнь обитателей деревенского мира Есенина. Мир этот – патриархальный, со своими обычаями и ритуалами, глубоко религиозный. Розовые иконы, сельская церквушка, богомольцы, сам Господь, идущий «пытать людей в любови» - все эти образы суть неотъемлемая часть его описаний. Религиозность присуща деревне изначально, это тот источник, из которого выросла глубокая нравственная сила народа, чистота и любовь к ближнему. А кроме того, в ней – мощное эстетическое начало, ведь всякий церковный ритуал, всякий праздник одновременно и яркое, радующее душу зрелище:
Пахнет яблоком и медом

По церквам твой кроткий Спас.

И гудит за корогодом

На лугах веселый пляс.


«Религиозность» Есенина была в «религиозном» отношении к родной земле: исконно крестьянское чувство, корни которого в язычестве и, наверное, еще в доязычестве.

Когда Есенин завещал:

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,

За неверие в благодать

Положили меня в русской рубашке

Под иконами умирать, -


это было не смиренное подчинение попам, не покаянное пожелание заблудшего грешника вернуться в лоно церкви, а ощущение крестьянской избы как церкви своей веры.

Поэзия Есенина – явление самородное. Есенинская интонация обладает волшебным блеском того минерала, который существует лишь в структуре русской земли. Поэзия Есенина – дитя только русской природы и только русского языка, включая сказки, частушки, крестьянские песни, пословицы и поговорки, полусохранившиеся с древних времен заклинания, причитания, обрядовые хоры.

Есенин самый русский поэт, потому что никто, кроме него, не умел так, «по-русски рубаху рванув на груди», вывернуть, выпотрошить всю свою душу и даже сам себя обвинить так, как и худшему его врагу в голову не приходило. Это – чисто русская черта.

На том историческом этапе, когда основная часть населения России была крестьянством, выразить настрой простой русской души мог только выходец из этой среды. Для Пушкина связующей нитью с этой средой была няня. Некрасов тянулся к этой среде, ища в ней гражданское самоискупление. Но и он, как Тургенев, хаживал в эту среду в охотничьих сапогах. Порыв Толстого к плугу и лаптям был порывом мук совести за грехи барства. Но «хождение в народ» писателей закончилось хождением народа в писатели. Первой зарницей, предвещавшей появление крестьянского солнца в поэзии, был Кольцов. Есенин стал этим крестьянским солнцем, затуманенным копотью фабричных труб.

Написав:
Неизреченностью животной

Напоены твои холмы, -


Он стал изреченностью этих холмов.

Есенин не случайно был неопределенен в происхождении своего дара:


Кто-то тайным тихим светом

Напоил мои глаза…


Он мог бы сказать – бог, но не сказал. Он мог бы сказать – народ, но не сказал. Он оставил это «кто-то», в котором были и бог, и народ, и родная природа…

Есенин порой сам не осознавал всю полноту своей силы, хотя стал мучительно любимым поэтом еще при жизни. Он жил, как всякий смертный, не обращаясь с тщеславной мыслью к далеким временам и потомкам. Его мнение о себе выражалось в ребячьезадиристых словах: «Мечтатель сельский – я в столице стал первокласснейший поэт».

«Большое видится на расстоянье». Мы еще не так далеко отошли от времени, когда Есенин написал последнюю сточку. Но уже понимаем, в каком соотношении находятся Большое и Расстояние, Есенин и Время.

Есенин остро чувствовал движение времени, так сказать, бренность мира сего. Но он не из тех, кто пришел на землю, чтобы жадно урвать свое, поскольку оно дано один раз. Он щедр, бескорыстен. Нет мелочной эгоистичной озлобленности ни в чем. Вот как он говорит об ушедшей любимой:


Неодетая она ушла,

Взяв мои изогнутые плечи.

Где-нибудь она теперь далече

И другого нежно обняла.


Грустно и чисто, как о закономерности, думает он о будущем:

Не все ль равно – придет другой,

Печаль ушедшего не сгложет,

Оставленной и дорогой

Пришедший лучше песню сложит.
Принимая Есенина, мы – в массе своей – часто впитываем разное. Есть в поэзии Есенина страшная сторона – Черный человек. Тот, кто примет его в свою душу, погубит в себе живое, надломит себя. Черный человек отнял у нас поэта. Молодежь часто ограничивается одной стороной Есенина – отчаянной удалью, раскованностью молодой души. Эта душа буйствовала, даже хулиганила. Но в ней кипел избыток сил, которые творили, им было порой тесно, и они вспыхивали ярко до дерзости. И мерзко выглядят те, кто, подняв непосильный стакан, пытается «приобщиться» к этому буйству чистых сил.

Сергей Есенин – русское чувство. Имею в виду самобытность нашей русской натуры. Цивилизация внешне меняет нас в том же темпе, в каком рождаются и отживают моды. Это проникает и в искусство, и в литературу. Русский человек не прочь пощеголять в заморском костюме. Он может говорить языком, в котором, кажется, нет русского корня, он упьется модернистским стихом.

Но приходит час – и человеку страшно хочется чего-то глубокого и проникновенного до боли:
Закружилась листва золотая

В розоватой воде на пруду,

Словно бабочек легкая стая

С замираньем летит на звезду…


И – «к черту я снимаю свой костюм английский!» Вот оно, духовное здоровье русского человека. Щегольство кончилось – заговорила душа. Заговорила русским языком, русским певучим стихом, заговорила о своей Родине, в которой так сложно преломляются лучи новизны.

Мужественная, самозабвенная любовь к России, кровная связь с народной жизнью помогали Есенину – поэту и гражданину – находить свой путь к главной правде века.

Есенин не только прекрасно знал жизнь крестьянской России, он был ее сыном, болел ее болями, радовался ее радостями; всем сердцем и умом он был с крестьянской и демократической Русью в эпоху крушения старого, буржуазного мира и рождения нового, революционного, - все это объективно способствовало тому, что он стал истинно народным, национальным поэтом и в ярких реалистических произведениях сказал вое правдивое слово о главных революционных событиях своей эпохи.

В те незабываемые дни в его стихи врывались из бурной революционной действительности чеканные, напряженные ритмы.


Небо – как колокол,

Месяц – язык,

Мать моя - родина,

Я – большевик.


Трудно тогда было многим, очень многим сразу осмыслить этот исторически неизбежный крутой поворот в жизни революционной России. В это суровое, грозное время не выдержало, дрогнуло сердце «последнего поэта деревни»:

Россия! Сердцу милый край!

Душа сжимается от боли.
Мучительно встает перед ним вопрос: «Куда несет нас рок событий?» Ответить тогда на него было нелегко. Всюду вокруг были видны следы войны и разрухи: голодные, опустевшие села, тощие, неухоженные поля, черные паутины трещин на опаленной засухой, мертвой земле…

В послереволюционном творчестве Есенина тема деревни обрела новое звучание. Село изменилось. С церквей и колоколен сняты кресты, вместо икон – портреты Ленина, кругом – суета, новая жизнь, новые интересы. Никто не узнает поэта в родном селе, которое, как чувствует герой, когда-то будет только тем и знаменито, «что здесь… баба родила российского скандального пиита». С тоской глядит поэт на новую деревню, где не нужна его поэзия, да и он сам. И в его стихах появляются новые настроения. Он пытается привыкнуть к происходящему и увидеть в нем что-нибудь близкое. Он пишет: «Мне теперь по душе иное». Бедные поля, жалкие лачуги, нищета – вот таким он видит образ прежней деревни. Во имя благоденствия, богатства страны – «каменного и стального» - он отступается от нее. Но нельзя сказать, что поэт предает родной ему жизненный уклад, переходит в стан противника. Нет, ему по-прежнему близки идеи его молодости. Он по-прежнему дорожит теплом и светом сельской жизни. За поверхностным городским лоском, за лайковыми перчатками и заграничными костюмами – все тот же «беспечный парень», который запросто может взять в руки косу и вывести ею «травяные строчки»; читать их сможет «каждая корова», и оттого душу героя наполняет радость: результат его труда ясен и очевиден, к тому же несомненно полезен, тогда как стихи… И потому он с полным правом говорит о себе:


Все равно остался я поэтом

Золотой бревенчатой избы.


У слова «золотой» несколько значений. Их совокупность, на мой взгляд, как нельзя более плотно и точно характеризует отношение Есенина к данной теме. Во-первых, «золотой» - значит, сделанный из золота, то есть драгоценный, дорогой (в обоих смыслах слова). Во-вторых, «золото» - так мы говорим о чем-то или ком-то замечательном, прекрасном. В-третьих, золотой – это цвет солнца, источника и света и тепла, цвет, излюбленный автора. В его стихах – «солнца луч золотой», золотые звезды, позолота листопада, золото колосьев, «земля моя златая». Это слово – одно из самых распространенных эпитетов в поэзии Есенина, и с ним всегда связано чувство неизбывной любви и света. И потому изба у поэта «бревенчатая» и «золотая».

В ряду певцов сельской жизни Есенин, пожалуй, действительно «последний поэт». Всем своим творчеством он был предан этой теме. Проникновенность, глубокое чувство, поэтическая сила его стихов о деревне не оставляет равнодушным читателя и свидетельствуют о том, что всем сердцем, всей душой автор любил этот прекрасный и светлый мир своего детства и своих взрослых снов.

Как справедливо однажды заметил Александр Блок, гений всегда народен.

Историей рода человеческого, равно как и своим народом, на него каждый раз возлагается священная миссия: быть совестью и пророком своего времени, врачевателем народной души.

Судьба гениального поэта России – Сергея Есенина – блистательное тому потверждение. В его стихах и поэмах есть и беспощадный нравственный счет своим ошибкам и заблуждениям, и кричащие противоречия, отражающие объективные противоречия самой действительности, равно как и субъективные противоречия во взглядах самого поэта. Нет во всем творчестве Есенина, его гражданской жизни одного: ухода, отстраненности от самых жгучих, самых животрепещущих, самых сложных социально-классовых, политических, моральных, нравственных, этических проблем, которые встали перед Родиной поэта, его народом в годы революции.

Поэзия Есенина удивительно проникновенно и ярко выражает главное в характере национального гения нашего народа – огромную душевную широту и любовь к родной земле, его активный патриотизм, а, как известно, мир с неослабным вниманием вглядывается в те революционные социальные преобразования, которые русский народ совершает вместе с народами нашего советского отечества. И мир вчитывается в стихи Есенина, чтобы увидеть в них нас.

Именно беззаветная любовь к своему народу, беспредельная вера в него, патриотизм в поэзии Есенина, выраженные с покупающей искренностью, сделали его достоянием самого многочисленного читателя, обеспечили широчайший общественный резонанс, а проще сказать – любовь народа.

Сергей Есенин гармонически сочетал в своем творчестве народную поэтическую стихию языка с традициями истинной и высокой русской классической поэзии.



ГЛАВА III

«Я сердцем никогда не лгу»
О том, что Сергей Есенин – один из лучших, гениальных лириков мира, теперь никто не спорит. Уже стерты случайные черты, он признан великим национальным поэтом России, классиком советской поэзии. Его большой, всепоглощающей любовью до конца оставалась Россия. Он, как никто из художников, был привязан к отчей земле, ко всему живому и милому на ней. Хлебу, воде, свежей борозде, белой березке, лунному свету на крыше крестьянской избы, зелени весны, желтизне осени, белизне зимы, полю, лугу, цветам, животным.
До сегодня еще мне снится

Наше поле, луга и лес,

Принакрытые сереньким ситцем

Этих северных бедных небес.


Так любил он родную землю и заворожено смотрел на небо и звезды над ней. Есенин еще юношей точно определил и горячо выразил в стихах свое отношение к любимой им России.

Отсюда, от самозабвенной любви к отчей земле, шло все в его лирике – и радость и боль. Мне тут же хочется подчеркнуть: даже в его трагических стихах облик родной страны с ее полями, колосьями, деревьями, синевой неба над равниной, облаками, снегом, дождем над рожью, звездами над селением оставался для него радостью и любовью, образ Родины в его стихах действует на читателей чародейно. Вот пример:


Несказанное, синее, нежное…

Тих мой край после бурь, после гроз,

И душа моя – поле безбрежное –

Дышит запахом меда и роз.


И это не слова, как бывает у иных стихотворцев. Его сердце действительно было «поле безбрежное». Его стихи – это не слова, а всегда поэзия бесстрашной искренности. Вот в чем его неотразимость, сила и могущество. Истинным в искусстве является и становится только сказанное впервые. А это под силу самым редким талантам. Таких счастливцев в каждую эпоху бывает не так уж много. Есенин из их семьи. Он из тех поэтов, без которых нельзя.

Сила и яркость стихов Есенина говорят сами за себя. Перед нами цельный поэтический характер. И радостное и трагическое сочеталось в нем, когда время было «трудновато для пера». Но вместе с тем он – поэт всечеловеческой широкой лирической темы, и его поэзия, его высокое ощущение мира – это не только все краски русской природы, русской деревни, это мир неохватных радостей и печалей, огромных переживаний, и в нем кипит жажда настоящей вдохновенной любви, смелости, дерзаний, русской вольности. Он любит жизнь и поет о ней всем сердцем: «Я сердцем никогда не лгу». И мы безотказно верим голосу поэта.

Влияние стихов Сергея Есенина мы найдем в истории развития советской лирики, вплоть до наших дней.

Он немногословен, но многообразен, и в его стихах течет вечно молодая кровь вечно живой поэзии.

Его стихи, полные обжигающей чистотой чувств, сердечной правдой, болью больших страстей, ударили по сердцам. Они прозрачны и чисты. В них и восторг, и любовь ко всему живому, и печаль большого сердца.

И еще в них обозначено главное, чем жива его поэзия: Родина, Человек, вольный, широкий Мир!

Сергей Есенин принадлежит к высокому собранию мировых лириков. Он – лирик из лириков. Он настоящий во всем – вот, по-моему, самое подходящее для него определение. Есенин – великий советский поэт. Таким он и останется в нашей могучей многонациональной литературе. Оставаясь в своей эпохе, он уже принадлежит не только прошлому, но и будущему, тому будущему, о котором он писал, обращаясь к молодым поколениям:
Цветите, юные! И здоровейте телом!

У вас иная жизнь, у вас другой напев.


Пусть у них «иная жизнь» и «другой напев», но и среди картин новой жизни и других напевов они всегда будут приветствовать глубокие, сердечные напевы замечательного русского поэта и человека – Сергея Есенина!

Я бы хотела доказать, что поэзия Сергея Есенина имеет принципиальное значение для будущего поколения.

Кровоточащая боль и неуемная скорбь о невозвратной, исторически обреченной на гибель старой деревне звучит в «Сорокоусте», «Песни о хлебе», «Исповеди хулигана», в стихотворениях «Мир таинственный, мир мой древний…», «Я последний поэт деревни…», и вместе с тем какая в этой трагедийной песне поэта обжигающая душу тревога за будущее России!
Хорошо им стоять и смотреть,

Красить рты в жестяных поцелуях –

Только мне, как псаломщику, петь

Над родимой страной аллилуйя.


Разве можно забыть романтический образ есенинского «красногривого жеребенка»! Он имеет глубокий исторический смысл:
Видели ли вы,

Как бежит по степям,

В туманах озерных кроясь,

Железной ноздрей храпя,

На лапах чугунных поезд?
А за ним

По большой траве,

Как на празднике отчаянных гонок,

Тонкие ноги закидывая к голове,

Скачет красногривый жеребенок?
Милый, милый, смешной дуралей,

Ну куда он, куда он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

Победила стальная конница?

Ход времени, ход истории неумолим. Поэт это чувствует. «Конь стальной победил коня живого», - с тревогой и грустью замечает он в одном из писем.

Сумеют ли люди будущего сохранить красоту природы? Тревожны раздумья Есенина…

Есенин, особенно в «Руси уходящей», с явной тревогой и озабоченностью говорит о тех крестьянах, которые пока лишь «тянут в будущее робкий взгляд» и общественный интерес которых зачастую ограничен лишь заботами о хлебе насущном.

Я слушаю. Я в памяти смотрю,

О чем крестьянская судачит оголь.

«С советской властью жить нам по нутрю…

Теперь бы ситцу… Да гвоздей немного…»

Как мало надо этим брадачам,

Чья жизнь в сплошном

Картофеле и хлебе.

Чего же я ругаюсь по ночам

На неудачный горький жребий? –


с грустной, нескрываемой тревогой замечает поэт. А вместе с тем он видит, что «новый свет горит другого поколения у хижин», что
Другие юноши поют другие песни…

Уж не село, я вся земля им мать…


Многогранный, художественно емкий образ Родины в них исторически конкретен и наполнен большим социальным содержанием. Здесь и критический взгляд в прошлое Руси, и вера в силы Руси настоящей, в ее завтра, в ее будущее.
Друзья! Друзья!

Какой раскол в стране,

Какая грусть в кипении веселом!

Знать, оттого так хочется и мне,

Задрав штаны,

Бежать за комсомолом.


Если бы Есенин ничего не написал, кроме «Руси Советской», «Руси уходящей», «Возвращения на Родину», то и тогда имя его, несомненно, вошло бы навсегда в историю отечественной литературы.

Истинных поэтов всегда волновали такие вечные философско-мировоззренческие проблемы, как Человек и Вселенная, Человек и Природа, Человек и мир его земных деяний, радостей, страстей, тревог, его любовь и ненависть, его верность Родине, его жизнь и смерть.

Человек – дивное творение природы, прекрасный, неповторимый цветок живой жизни. В поэме «Цветы» Есенин сумел обо всем этом сказать по-своему, в высшей степени самобытно. Общечеловеческое в «Цветах» неотделимо от личности поэта, от того, что он сам испытал и преодолел, - от его судьбы. Особенно примечательно, что все это в поэме «стыкуется» с конкретной, реальной действительностью эпохи Октября.
А люди разве не цветы?

О милая, почувствуй ты,

Здесь не пустынные слова.

……………………………


Я видел, как цветы ходили,

И сердцем стал с тех пор добрей,

Когда узнал, что в этом мире

То дело было в октябре.


Цветы сражалися друг с другом,

И красный цвет был всех бойчей.

Их больше падало под вьюгой,

Но все же мощностью упругой

Они сразили палачей.
Красный цвет Революции как символ прекрасного в жизни – таким видится поэту теперь Октябрь семнадцатого года. Для поэта-гуманиста, каким был Есенин, революция – это прежде всего людские судьбы, их настоящее и будущее, о котором он говорит в «Цветах» с такой романтической окрыленностью:
Октябрь! Октябрь!

Мне страшно жаль

Те красные цветы, что пали.

Головку розы режет сталь.

Но все же не боюсь я стали.
Цветы ходячие земли!

Они и сталь сразят почище,

Из стали пустят корабли,

Из стали сделают жилища.

……………………………
И потому, что я постиг,

Что мир мне не монашья схима,

Я ласково влагаю в стих,

Что все на свете повторимо.


И потому, что я пою,

Пою и вовсе не впустую,

Я милой голову мою

Отдам, как розу золотую.


Общечеловеческое содержание, казалось бы, глубоко личных, индивидуальных образов, за которыми чаще всего укладывается фигура самого автора, его мир дум и чувств; дерзкая, самобытнейшая метафоричность стиха; наконец, сочетание в поэме земной, конкретной романтической реальности с вселенско-глобальным охватом явлений действительности – таковы характерные черты и особенности поэтики «Цветов».

Наполненная любовью к людям, к Человеку, к родной земле, проникнутая душевностью, предельной искренностью, добротой, чувством постоянного беспокойства за судьбу не только своих соотечественников, но и людей других стран и наций, поэзия Есенина активно живет и действует в наши дни, помогая сохранению мира во всем мире.

Да! Время работает на Есенина.

Ныне мы справедливо говорим о Сергее Есенине как гениальном поэте XX века.

Наибольшее количество «белых пятен» долгое время было связано с «деревенским детством» и юностью Есенина в родном рязанском крае. Из тридцати лет жизни поэта первые семнадцать прошли здесь! Однако так случилось, что вплоть до середины пятидесятых годов мы, к сожалению, очень мало знали правды о становлении Есенина как личности, особенно в юности, о раннем пробуждении его «творческих дум», о народных, глубинных истоках его поэзии. Многие вопросы, касающиеся судьбы поэта в отрочестве и в юношеские годы, по существу, оставались без ответа.

Но когда читаешь и перечитываешь Есенина, включая его ранние стихи, где все – правда, озаренная и печальная, все – жизнь, радостная и трагическая, поэмы и стихи, в которых предельно обнажена исповедальная душа художника, - все очевиднее становится их кричащая несовместимость с различного рода «романами без вранья».

Трудно, а вернее, почти невозможно понять до конца поэта, движение его души, рождение его стихов, наконец, его судьбу, не побывав хотя бы раз на той священной земле, откуда берет начало его жизнь, его приход в мир, земле, которая с первых сознательных его шагов и до смерти будет наполнять его сердце неугасимой любовью к Отечеству.

Сколько людей ради желанной «встречи» с поэтом на его «малой родине» каждый год идут и едут со всех концов Земли к Пушкину – в Михайловское, к Лермонтову – в Тарханы, на Волгу – к Некрасову, в край рязанских раздолий – к Есенину.

Константиново, родное село поэта, привольно раскинулось по правому высокому холмистому берегу Оки – многоводной сестры великой Волги. Взору открываются необъятный простор заливных лугов, убегающие вдоль перелески, а у самого горизонта – дымка лесов Мещеры.

Вот уже более полувека, как в любую погоду, летом и зимой идут и едут в Константиново со всех концов света, чтобы низко поклониться древней рязанской земле – колыбели великого поэта России.

Нет! Не случайно в минуты революционного дарения родное константиновское небо представляется поэту в его стихотворении «Небо – как колокол…» гигантским вселенским колоколом, а месяц в небесной ночной синеве – звонким его языком…

Словно Антей, каждый раз, когда Есенину было особенно трудно, припадал он душой и сердцем к родной рязанской земле, вновь приобретая животворную нравственную силу и энергию для своих бессмертных стихов и поэм о России.

Сергею Есенину было предназначено Историей, Временем вместе с первопроходцами советской поэзии – Владимиром Маяковским, Александром Блоком – рассказать о рождении и утверждении на земле человека нового, революционного мира, а вместе с тем одновременно сказать решительное «нет» «черному человеку» - черным силам зла и бездуховности.

Первопроходцам всегда трудно, первопроходцам революции, обновляющим мир, возрождающим в человеке все человеческое особенно. В самые трудные, в самые тяжелые для революции дни, в самые драматические часы жизни – главная боль, главная душа Есенина о судьбе Родины:


Россия! Сердцу милый край!

Душа сжимается от боли.

Уж сколько лет не слышит поле

Петушье пенье, песий лай.


Преодолевая голод, холод, разруху, разгромив белогвардейщину и интервентов, Россия выстояла и победила в революции. Правда революции становится правдой поэта:
Но Россия… вот это глыба…

Лишь бы только Советская власть!..


Неодолимая действенная сила поэзия Есенина определяется прежде всего тем, что он сумел понять, осмыслить философски и раскрыть художественно величайшее историческое значение Октябрьской революции, открывшей миру путь духовного возрождения человека.

Гениальный поэт всегда современен. Стихи Есенина кровно близки нам, нашему времени. Они затрагивают самые насущные, самые коренные, истинно глобальные проблемы нашего времени. Каких бы глубинных вопросов современной народной жизни, сегодняшней действительности мы ни коснулись, мы убеждаемся, что о многих из них мучительно думал, размышлял Есенин, тревожно вглядываясь со светлой надеждой и верой в будущее России.

На глазах поэта умирала старая, патриархальная Русь, что придет ей на смену? Что ждет Россию в будущем? Сумеют ли люди будущего сохранить красоту природы, любовь к Земле, ко всему живому в мире? А значит, сохранить и себя, и весь род человеческий.

Стихи Есенина, прежде всего, обращены к его современникам, к их сердцам и душам, к их разуму, но еще больше они обращены к нам, в завтрашний день человечества.

Истинная поэзия всегда с заглядом в будущее. То, что в ней художественно, философски общечеловечно со временем, «на расстоянии», становится очевидным для всех: либо общей радостью и долгожданным дарением, либо общей болью, тревогой и заботой. Так и с есенинским «красногривым жеребенком», со стихами поэта, наполненными живой красотой русской природы, которая, по существу, уже со времен Есенина становилась все более беззащитной перед натиском стального коня. В самом деле, на первый взгляд кажется, время сняло вопросы, столь драматично прозвучавшие в есенинском «Сорокоусте». И да, и нет! Судьба патриархальной Руси при всех сложностях и потерях исторически определилась. Она стала Русью советской, социалистической. А глубинная проблема «Сорокоуста»: защита живой красоты природы – этого драгоценнейшего и святого дара земли – не только осталась, но со временем заострилась. Более того – ныне она стала всемирной, касается всех и, конечно же, каждого из нас. Человечество стоит у края экологической пропасти.

Вот почему стихи о красногривом жеребенке будут, несомненно, волновать и тех, кто придет за нами. По праву можно сказать: это стихи века. Их пророческий пафос ныне особенно очевиден.

Для Есенина природа – это вечная красота и вечная гармония мира. Нежно и заботливо, без какого-либо нажима, природа врачует людские души, снимая напряжение неминуемых земных перегрузок. Именно так воспринимаем мы стихи поэта о родной природе, именно так возвышенно-просветленно и благостно воздействуют они на нас.
Спит ковыль. Равнина дорогая,

И свинцовой свежести полынь.

Никакая родина другая

Не вольет мне в грудь мою теплынь.


………………………………………
Свет луны, таинственный и длинный,

Плачут вербы, шепчут тополя,

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.


Поэт как бы говорит нам: остановитесь хотя бы на мгновенье, отбросьте повседневную «суету сует», посмотрите на окружающий вас мир земной красоты, послушайте шелест луговых трав, песнь ветра, голос речной волны, посмотрите на утреннюю зарю, возвещавшую рождение нового дня, на звездное ночное небо… Живые, трепетные картины природы в стихах Есенина не только учат любить и хранить мир земной красоты. Они, как и сама природа, способствуют формированию нашего миросозерцания, нравственных основ нашего характера и, более того, нашего гуманистического мировоззрения.

Мир человека и мир природы поэзии Есенина единственный и неделимый. Отсюда половодье чувств и мудрость мысли, естественная их слитность в образной плоти стиха; отсюда прозрение, нравственная высота есенинской философской лирики.

Поэт прекрасно осознает, что отстранение человека от природы, а тем более конфликт с ней приносит обществу непоправимый моральный урон и нравственный ущерб. Потому-то Есенин столь открыто бескомпромиссно встает на защиту красногривого жеребенка. Он для него олицетворяет красоту и гармонию мира.

Время накладывает свой отпечаток на наши мысли, чувства, образ действия. Все мы – дети своего времени. Важно только, каким бы тяжелым, а порой трагическим ни было твое время, памятуя о вечном его движении, видеть из своего времени с надеждой и верой в день завтрашний.

Сколько светлой надежды и веры в будущее Руси советской в стихах Есенина, сколько в них человеколюбия и милосердия к людям.
Я думаю:

Как прекрасна

Земля

И на ней человек.



И сколько с войной несчастных

Уродов теперь и калек!

И сколько зарыто в ямах!

И сколько зароют еще!

И чувствую в скулах упрямых

Жестокую судорогу щек.


Эти строки Есенина, наполненные и гордостью, и радостью, и болью за человека, его судьбу, проникнутые нескрываемой тревогой за будущее всего человечества, всей нашей планеты, могли бы по праву стать эпиграфом ко всем есенинским стихам и поэмам. И еще: они предельно современны. Появляется такое чувство, что они написаны в наши дни, когда с космических высот, в голубом ореоле, особенно прекрасной видится Земля и когда реальная угроза термоядерной и экологической катастроф, возможной гибели человечества объединяет всех людей доброй воли. Такова сила прозрения гениального художника.

Сегодня как-то по-особому звучат, казалось бы, такие лично-исповедальные слова великого Есенина:


Быть поэтом – это значит то же,

Если правды жизни не нарушить,

Рубцевать себя по нежной коже,

Кровью чувств ласкать чужие души.


Ведь если подумать о духовной, нравственной сути перестройки, то она, наверное, и состоит в том, чтобы заглянуть правде в глаза. И правде эпохи, и правде времени, и собственной своей правде – в свою совесть, в свою душу, без точного, ясного определения сути правды – правды исторической, правды настоящего и будущего – трудно избежать многих перекосов как экономических, так и нравственных.

Сегодня мы с тревогой говорим, что в погоне за материальным начинаем все больше терять человечность и милосердие. И вот Есенин… Он очищает наши души, потому что настоящая русская литература, настоящая поэзия была совестью народа, его духовностью и нравственной опорой.

Сложные процессы происходят в мире. С одной стороны, растет национальное самосознание народов, с другой – происходит размывание национального. Если говорить об этом по отношению к нашей стране, к Есенину, то Есенин чувствовал опасность национального нигилизма. Великий русский поэт, который, может быть, лучше всех сказал в стихах о подвиге 26 бакинских комиссаров, любви к грузинскому народу и Грузии, мечтал, когда все народы станут единой братской семьей. И он же, Есенин, не мыслил себя, своей жизни без России.
Но и тогда,

Когда во всей планете

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть, -

Я буду воспевать.

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь».


Гениальный поэт всегда народен и современен. Каких бы сторон его творчества мы ни коснулись, к каким бы его стихам и поэмам ни обратились.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в книгах Есенина, которые выходят на протяжении его творческой деятельности, - голос новой России, ее мечты, надежды, тревоги, в них душа народа, душа поэта. Облик родного края, исторические судьбы Родины и народа – эти важнейшие темы Есенин решает в высшей степени своеобразно, художественно, ярко.

Творчество Есенина – одна из ярких, глубоко волнующих страниц истории русской поэзии, наполненная любовью к людям, красоте родной земли, проникнутая добротой чувством постоянного беспокойства за судьбу народа и всего живого на земле. Поэзия Есенина пробуждает в нас все лучшие человеческие чувства. Из далеких 20-х годов поэт незримо шагнул в наше время и дальше – в будущее. «Чем он дальше от нас уходит, тем становится ближе нам», - справедливо сказал о Есенине поэт Луговской.

Поэзия Сергея Есенина помогла нам лучше понять и разобраться в таких проблемах, как развитие сельского хозяйства, устройство быта «сельского жителя», улучшением условий его труда и повышение его общей культуры.

Неодолимо движение времени. Одно поколение сменяет другое.

Движется, живет по своим законам мир поэзии – Вселенная души человечества. Беспрерывно нарождаются и вспыхивают в этом чудесном мире новые поэтические звезды и звездочки. Одни сгорают и затухают еще при жизни их «хозяина», свет души от других доходит к нам на протяжении десятилетий, и лишь немногие, очень немногие согревают народную «живую душу» в веках, разгораясь со временем все ярче и ярче. Имя одной из таких прекраснейших лучезарных звезд в бессмертном поэтическом созвездии России – Сергей Есенин. Оно – вечно…



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



  1. В мире Есенина: Сборник статей. М., 1986.

  2. Наумов Е. Сергей Есенин: Личность. Творчество. Эпоха. Л., 1973.

  3. Юшин П. Сергей Есенин: Идейно-творческая эволюция. М., 1969.

  4. Белоусов В. Сергей Есенин: Литературная хроника. М., 1969-1970.

  5. Марченко А. Поэтический мир Есенина. М., 1989.

  6. Прокушев Ю. Есенин: Образ. Стихи. Эпоха. М., 1979.

  7. Базанов В. Сергей Есенин и крестьянская Россия. Л., 1982.

  8. Захаров А. Поэтика Есенина. М., 1995.

  9. Бельская Л.Л. Песенное слово: Поэт. Мастерство С. Есенина. М., 1990.

  10. Эвентов И.С. Сергей Есенин. Биография писателя. Л., 1978.

  11. Локшина Б.С. Поэзия А. Блока и С. Есенина в школьном изучении. Л., 1978.

1 Цит. По кн.: Прокушев Ю. Сергей Есенин. Образ. Стихи. Эпоха. М., 1978, с.7.

2 Упадочное настроение среди молодежи. Есенинщина. М., 1926, с.79.

3 Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. в 90-та т., Юбилейное изд., т. 61, с.274.