Репрессии в Кигинском районе - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Плавание судна в районе со стесненными условиями 1 76.95kb.
Исследовательская работа по теме: «Репрессии в судьбах моих односельчан». 1 374.14kb.
В 6-ти км от г. Минска, в д. Ждановичи, в экологически чистом районе... 1 33.31kb.
Утилизации биологических отходов в хозяйствах Новокузнецкого района. 1 62.93kb.
Решением Собрания представителей Моздокского района №47 «29»июля... 1 314.6kb.
План методической работы по дошкольному образованию Волчихинского... 1 193.82kb.
15 ноября в рамках Патриотического десанта нашу школу посетил Демич... 1 271.29kb.
Памятка по профилактике холеры для выезжающих на Азовское побережье 1 50.19kb.
Ислочь Минская обл Расположен 1 18.87kb.
Внеурочная деятельность по экономике 1 53.18kb.
Географическое положение участка работ (Google Earth) 1 77.16kb.
Iv права и обязанности родителей и детей глава 10. Установление происхождения... 1 211.88kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Репрессии в Кигинском районе - страница №1/1

Министерство образования Республики Башкортостан

Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение – основная общеобразовательная школа д.Кургашево

МР Кигинский район РБ

Творческая работа на тему:

Репрессии в Кигинском районе
Работу выполнил:

Ученик 9 класса

МОБУ ООШ д.Кургашево

Юмадилов Алмаз

Руководитель:

Мустафин Миндулла Илгамович


Кургашево – 2009



Содержание

  1. Введение.

  2. Статистика репрессий Республики Башкортостан и Кигинского района.

  3. Судьбы отдельных репрессированных лиц.

  4. Заключение.

  5. Использованная литература.


Введение

Печальный юбилей отметила наша страна: семьдесят два года минуло со страшного 1937 года, ставшего в нашей истории пиком политических репрессий. Семьдесят два - а прошлое не забывается, да и как забудется, если острыми осколками сидит в сердцах миллионов россиян и до сих пор отзывается болью. Конкретные ужасающие цифры и факты, отдельные перечеркнутые судьбы и целые семейные драмы - мы должны говорить об этом снова и снова. Чтобы помнить.

Целью моей работы является изучение истории репрессии Республики и Кигинском районе. Эта тема сегодня актуальна, потому что до конца не изучена. Очень важно выяснение темы через судьбы репрессированных. Для уточнения данного вопроса привлек работы Аскарова Р.Р., Зиязетдинова Р.Т. «Ими гордятся кигинцы», статьи Ас6арова Р. «Й1ш19 31м д2р24л2к ха6ына» и Сабирьянова М.- «100-летняя Шамсиганар», справочные материалы «Книга памяти жертв политических репрессий РБ», «Краткую энциклопедию Башкортостана».

Статистика репрессий Республики Башкортостана и Кигинского района

В начале 30-х годов стали в широком масштабе применяться внесудебные репрессии. Для этих целей был сформирован соответствующий аппарат, особое совещание при НКВД в центре и «тройки» на местах, которых Сталин использовал в дальнейшем в борьбе за укрепление личной власти, обрушив репрессии на неугодных ему партийных, советских, хозяйственных работников, командные кадры армии, десятки и сотни тысяч ни в чем неповинных рядовых коммунистов и беспартийных.

Репрессии прокатывались волнами. Первая волна - 1929-1933 годы - революция сверху на селе. Вторая волна - самый пик репрессии­ - 1937-1938 годы. И волна третья - конец 40-х.

О масштабах репрессий говорить очень трудно. Но можно уверенно сказать, счет идет на сотни тысяч. Только в Башкирии пострадало 50293 человек. Это чудовищное уничтожение потенциала страны - ученых, писателей, инженеров и т.д. Огромный урон понесли и крестьянство, и рабочий класс. Жертвами стали не только погибшие в застенках, превратившиеся в прах в лагерях. Нет, жертвами стали и те, кто жил и трудился в те страшные времена. Это им выпал тяжкий крест публично отрекаться от своих отцов и матерей, мужей и жен, братьев и сестер, боевых друзей, дороже и ближе которых у человека ничего на земле не бывает.

В 1937 году перед тем, как начать репрессии в какой-либо республике, крае или области, туда прибывала комиссия во главе с одним из ближайших сподвижников Сталина. Эти вояки, за которыми тянулся страшный след внесудебной расправы, были ударной силой кровавой технологии. Собирался партийный пленум по разоблачению «врагов народа». И начинались аресты. Так было и в Башкирии. В начале октября 1937 года в республику приехал секретарь ЦК ВКП(б) А.А.Жданов, являющийся рьяным исполнителем и организатором массовых репрессий в те годы. Он руководил 3-им пленумом Башкирского обкома ВКП(б), проходивший 4-6 октября 1937 года. На этом пленуме 41 % членов обкома, кандидатов в члены обкома и членов рев-комиссии были исключены из состава выборных органов как «враги народа».

После отъезда Жданова началась та самая жестокая работа по разоблачению врагов народа. Очищали Башкирию от «реставраторов капитализма» немецко-японских шпионов. Сильно пострадали наркоматы земледелия, просвещения, юстиции, финансов, прокуратуры и других учреждений. /4 с. 5/

Обвинения выдвигались страшные по форме и абсурдные по содержанию. Финал всех обвинений один: враг подлежал уничтожению. Предел был невозможен. Будто речь шла не о судьбе человека, а об изношенной вещи. Народу давали понять, что это идет укрепление советской власти, и многие думали, что так и надо, одобряли многочисленные аресты и казни. Становилось нормой доносы, клевета на целые группы безвинных людей. Было много случаев создания лживых материалов на того или иного члена партии.

Среди репрессированных первый секретарь Башкирского обкома ВКП(б) Я.Б.Быкин, секретарь обкома А.Р.Исанчурин, председатель Совнаркома БАССР З.Г.Булашев, председатель БашЦИКа, член Президиума ЦИК СССР, известный писатель А.М.Тагиров, нарком просвещения БАССР И.Х.Абызбаев, секретарь Башкирского, затем Центрального комитетов ВЛКСМ Шарифа Тимергалина. /4 с.6/

Пострадала писательская организация республики. Были арестованы Афзал Тагиров, Габдулла Амантай, Губай Давлетшин, Хадия Давлетшина, Имай Насыри, Даут Юлтый, Тухват Янаби и др.

Г.Давлетшин был репрессирован в 1938 году, реабилитирован 25 июня 1957 года. Его роман «Коммуна» - роман о классовой борьбе в башкирской деревне в период становления советской власти.

Имай Насыри был репрессирован в 1937 году после опубликования романа «Кудей». Этот роман о борьбе большевиков за установление совет-ской власти в одном кантоне. Имай Насыри был реабилитирован в 1956 году.

Даут Юлтый репрессирован в 1937 году, расстрелян в Уфе. Его реабилитировали в 1956 году. В его поэзии находили отражение исторические события, происходившие в стране в 20-30-х годах 20 века.

Репрессии коснулись и моего родного Кигинского района. С.Хизбуллин из села Душанбеково вспоминает: «Горе пришло в наш дом неожиданно, в одну из декабрьских ночей 1937 года. В дом ворвались трое: милиционер и двое местных жителей, которые увели отца, «наклеив» на него ярлык «враг народа». И такие случаи не единичны. По данным архива КГБ РБ число репрессированных в нашем районе составляет 425 человек (кроме раскулаченных). Эти печальные события коснулись представителей всех национальностей, проживающих на территории района. Среди репрессированных были 140 башкир, 138 татар, 136 русских, 3 эстонца, 3 немца, 2 белоруса, украинец, чуваш. Из 425-и «врагов народа» колхозники 235 человек, крестьяне-единоличники - 135, учителя -7, муллы-10, председатели колхозов - 2, заведующий Райзо, работники райкопсоюза, РВК и т.д. Жертвами сталинских репрессий стали активные колхозники, умные, талантливые работники, люди, далекие от политики. К высшей мере наказания были приговорены 39 человек, высылке без указания срока с конфискацией имущества - 9, и высылке на срок от 3 до 10 лет - ­342. Только 35 осужденных были реабилитированы, отсидев в тюрьмах.

Реабилитация незаконно репрессивных началась в 1953 году с пересмотра решений бывших коллегий ОГПУ, Особого совещания и «троек» при НКВД. Под влиянием 20-го съезда началась широкая реабилитация. Но после смещения Н.С.Хрущева с партийного и государственного постов – эта работа замедлилась, а затем совсем прекратилась. Процесс восстановления справедливости в отношении жертв репрессий возобновилось лишь после 19-ой Конференции КПСС. Сотрудники КГБ, Прокуратуры и Верховного суда БАССР проделали огромную работу по реабилитации пострадавших от беззакония.



Судьбы отдельных репрессированных лиц

Сегодня мы должны знать правдивую историю государства, родного края. Забывчивость и незнание истории чреваты повторением пройденной трагедии. Эта особенно ясно проявляется в судьбах отдельных лиц, моих земляков-кигинцев.



НАСИРОВ МИНЛИЯН ИСРАФИЛОВИЧ

Учитель-пенсионер, ветеран труда Сайма Адиуллиновна бережно хранит личные вещи и официальные бумаги своего умершего мужа Минлияна Исрафиловича.

Во время чтения некоторых документов словно мурашки по коже пробегают, со всей полнотой предстаёт перед нами кровавый 1937 год.

Вот удостоверение М.И.Насирова о нахождении под стражей в Уфимской тюрьме с 23 ноября 1937 года по 2 марта 1938 года. Наш земляк был освобождён только из-за своей силы воли самоотверженности. Он написал заявление в Областной комитет ВКП(б), собрав и зашив как блокнот 15 пачек из-под сигарет. В заявлении просил заново пересмотреть отношение к себе Кигинского районного комитета ВКП(б) и обратно принять в ряды партии./2 с.6/

А в чём же была вина редактора Кигинской районной газеты «К социализму»?

Во время своего выступления на собрании партактива в деревне Еланлино он в предложении «…занимался разрушением в колхозе имени Сталина» поменял местами слова, и предложение приобрело совсем другое значение, то есть так получилось, как будто Сталин сам занимался разрушением.

Его также обвинили в непризнавании газеты Областного комитета ВКП(б) «Правда», потому что он призывал молодёжь стать корреспондентами в деревнях, сделать районную газету «районной правдой». Как будто редактор не признаёт Устав ВЛКСМ и из-за его беспринципности появились «антисоветчики» в районной комсомольской организации. /2 с.6/

Минлиян Исрафилович передал заявление в форме блокнота своему другу детства и молодости, известному уже в то время в республике писателю Ханифу Кариму. М.И.Насирова освободили. Он снова был принят в партию и стал работать редактором районной газеты. Отец Минлиана Исрафиловича работал шахтёром, был красным партизаном, активно участвовал в создании ТОЗ и колхоза, мать была батрачкой, потом работала уборщицей в школе. И может ли быть сын таких родителей «троцкистом», «врагом народа»? Конечно же нет. М.Насиров за короткое время получил знание в школе, педрабфаке, из обычного учителя стал заведующим отдела районного народного образования, редактором районной газеты. В 1937 году ему было всего 26 лет. ./2 с.6/

Вот так М.И.Насиров не стал одним из жертв сталинских репрессий.

АМИНЕВ БАРИ МИНЬГАЗОВИЧ (1901-1937)

В 1930-е годы с особой жестокостью преследовались политработники. Среди репрессированных военачальников высшего ранга был и наш земляк Бари Миньгазович Аминев (Тажетдинов).

Биографические данные, сведения из литературы, архивные документы и их сопоставление больше порождают вопросы, чем ответы о жизни и деятельности нашего знаменитого земляка. В Российском государственном военном архиве найдена учетная карточка, в которой он значится Бари Миньгазовичем Аминевым. Тажетдинов - его фамилия по отцу, Аминев – по матери. Он скорее всего вынужден был отказаться от фамилии отца - деревенского муллы, который дважды совершил хадж в Мекку. По линии отца Бари приходился родственником Нигмата Хакима.

Академик Махмут Ахметзянов в книге «И наступит день» пишет, что «Барый Тажетдинов был арестован и репрессирован в связи с «делом маршала Тухачевского». Командарм второго ранга, говоря на современном языке, генерал-полковник, был другом маршала Тухачевского. Но известно, что командармом второго ранга были 12 человек и все они были репрессированы. Известны их имена, но среди них нет фамилии Б.Аминева. Тогда возникает вопрос: до какого чина он дослужился? Одно ясно, что Бари Миньгазович относился к старшему офицерскому или генеральскому составу. В свое время генерал-майор Рафгат Ахтямович Валиев, словно в подтверждение этому, говорил, что ещё до Великой Отечественной войны из деревни Еланлы был человек очень высокого ранга, занимал высокие ответственные посты и закончил военную академию в Москве./1 с.25/

Хотелось бы дойти до личного дела Бари Миньгазовича, чтобы получить ответы на все интересующие вопросы. Но в архивах ФСБ РФ, Центральном музее Вооруженных Сил РФ сведения о Бари Миньгазовиче не обнаружены. В этой связи особое сожаление вызывает отсутствие материалов в архиве МВД РФ. Невольно возникает вопрос: «Неужели дело Б.М.Аминева до сих пор не пересмотрено и он не реабилитирован?»

По учётной карточке командного состава РККА стало известно, что Барии Миньгазович родился 22 сентября 1901 года в деревне Еланлы Златоустовского уезда Уфимской губернии. До событий 1917 года он был крестьянином-хлеборобом. Успел закончить 4 класса в Еланлинской школе.

Жизнь Бари Аминева резко изменилась в 1919 году. К этому времени он закончил учительскую семинарию. А когда части Красной Армии под командованием Тухачевского освободили кигинские земли от белогвардейцев и успешно осуществили Златоустовскую операцию в июне 1919 года, Бари, недолго думая, вступил в Красную Армию. До последних дней своей жизни он остался солдатом страны Советов. С 1919 по 1921 годы он работал в органах ВЧК и Особом отделе на Восточном фронте. Затем учился в Центральной тюркской военно-политической школе. В совершенстве овладел русским, узбекским, киргизским языками. Известно, что с 22 ноября 1924 года он служил политруком в 37- ом стрелковом полку 13-ой дагестанской дивизии. /1 с.26/

На этом сведения о нем обрываются. Предстоит еще дополнительная работа в архивах, требующая усердия и терпения. В личной беседе начальник отдела Российского государственного военного архива Н.Елисеева пообещала тщательно посмотреть и навести справку на Б.М.Аминева. Доброе имя Бари Миньгазовича должно быть восстановлено, а его земляки должны узнать всю правду о его жизни. /1 с.26/

Волна репрессий отняла у Красной Армии ее лучших командиров и политработников. Эта трагедия роковым образом сказалась на боевой подготовке войск накануне войны с фашистской Германией.

КАРИМОВ ГАЛИ КАРИМОВИЧ

(1907-1976)

23 августа 1907 года в с.Верхние Киги в бедной крестьянской семье Карима и Фатимы родился Гали. Они вырастили и воспитали пятеро детей. Гали был самым старшим. За ним последовали Ханиф, Гафур, Загир и Рафига.

Начальное образование Гали получил в Кигинской школе. Его учителем по родному языку и литературе был Нигмат Хаким. Однако после 4 класса, Гали не из-за хорошей жизни, а чтобы прокормить семью, пошел батрачить.

После окончания гражданской войны и установлении Советской власти в 1921 году Гали начал работать секретарем (писарем) сельсовета. В 1930 году стал одним из первых организаторов районной газеты. К этому времени он успел окончить факультет журналистики Коммунистического университе­та в г. Уфе. Свой творческий путь журналиста Гали Каримов начал в редакции газеты "Кызыл тан"./1 с 119/

На Знамени Победы над фашистской Германией есть кровь также журналистов, защищавших страну не только с оружием в руках, но и пером на страницах газет... Гали Каримов одним из первых ушел добровольцем на фронт, где был военным корреспондентом. Он воевал в составе Прибалтийского и 2-го Украинского фронтов. Победу встретил в столице Румынии Бухаресте. Его грудь украшали орден Красной Звезды, боевые медали "За боевые заслуги", "За Победу над Германией" и другие. /1 с 119/

Демобилизовавшись, гвардии старший лейтенант Г.К.Каримов вернулся в родную редакцию. Был литературным сотрудником, работал в отделе сельского хозяйства. Часто выезжал в командировку в различные районы Башкирии и писал о тружениках села.

Талантливому журналисту, честному гражданину и коммунисту пришлось пережить большую несправедливость и унижения. В декабре 1949 года по доносу недруга, Гали Каримов был арестован и этапирован в Лефортово. Это были последние годы сталинского террора против советских людей. 29 ноября 1950 года особым совещанием МГБ СССР на основе ст.58 п.10 УК РСФСР Г.Каримов был осужден на 10 лет лишения свободы. Отбывал каторгу в Каргале - в Казахстане. Но справедливость восторжествовала. В 1954 году он был освобожден, а в 1956 году – реабилитирован "за отсутствием состава преступлений". /1 с. 120/

После сталинских лагерей Гали Каримова восстановили на прежней работе и до ухода на пенсию оставался завотделом газеты "Кызыл тан".

За время работы в "Кызыл тане" он показал себя талантливым журналистом, честным и исполнительным работником. Пользовался авторитетом среди коллег и друзей.

Он очень любил своих родителей, всячески помогал и поддерживал братьев и сестру. Благодаря ему они получили образование, нашли свое место в жизни, стали знаменитыми людьми поэт Ханиф Карим и артист эстрады Гафур Латыпов. Загир тоже писал стихи, стал бы талантливым поэтом. Он погиб на фронте в Великой Отечественной войне.

В жизни Гали Каримов был скромным человеком. О себе говорил очень мало. В 1959 году был награжден Почетной грамотой Верховного Совета БАССР, другими почетными грамотами. /1 с.120/

Скончался 25 декабря 1976 года после тяжелой и продолжительной болезни.


ХАКИМОВ НИГМАТУЛЛА ГИНИЯТУЛЛОВИЧ

(НИГМАТ ХАКИМ)

(1889-1937)

Нигмат Хаким - ученый-тюрколог, человек энциклопедического ума, поэт, полиглот. Он знал более четырех десятков языков, в том числе на 25 языках свободно писал, читал и говорил.

Нигматулла Гиниятуллович Хакимов родился 29 декабря 1889 года в деревне Еланлино Кигинского района республики Башкортостан в семье крестьянина. Начальное образование он получил в сельском, затем в Уфимском медресе "Галия". После окончания медресе 'Талия" работал учителем в Уфе, одновременно занимаясь литературным творчеством, часто выступал в периодической печати на темы воспитания, обучения и истории родного края. Его лучшими друзьями в те годы были Мажит Гафури и Сайфи Кудаш. В 1913 году вышли в свет два его поэтических сборника «Музыка сердца" и "Порыв души". В 1912-1916 годах Н.Хаким преподавал в Верхнекигинском 2-х классном училище. Обучал грамоте своих земляков - детей бедноты. /1 с. 204/

После октябрьских событий 1917 года Н.Г.Хакимов сотрудничал в революционной печати и работал на ниве народного просвещения. С 1917 года по 1921 год он преподавал на курсах подготовки учителей и в школах, занимался журналистикой, вёл большую агитационно-массовую работу среди татарских и башкирских трудящихся.

В 1921 году Н.Г.Хакимов переехал в Ташкент, где работал в Институте просвещения для тюркских национальных меньшинств и в женском узбекском институте преподавателем общественных наук, тюркских языков и литератур, продолжая одновременно свою литературную деятельность и ведя активную антирелигиозную пропаганду среди мусульманского населения. /1 с.204/

В 1926 году Нигмат Хаким поступил в Ленинградский восточный институт, по окончании которого в 1928 году, по рекомендации А.Н.Самой-ловича его оставили в аспирантуре. Нигмат Хаким - один из первых учёных татар, имеющих официальный государственный диплом об учёной степени. Он работал в Казанском педагогическом институте в должности препо-давателя, а затем доцента кафедры татарского языка и литературы. Паралле-льно он преподавал в Казанском государственном университете имени В.И.Ленина и в Институте инженеров коммунального строительства. /1 с.205/

Н.Г.Хакимов интересовался устно-поэтическим творчеством. Наш славный земляк стоял у истоков "Идегея". В Новосибирской области записал со слов одного старожила полный и наиболее ценный вариант сказания о Идегее и Тохтамыше, впоследствии ставший предметом специального исследования академика А.Н.Самойловича. Из-за этого его обвинили в национализме, лишили работы и несколько месяцев держали в казанской тюрьме. /1 с.205/

В последние годы жизни Н.Г.Хакимов работал научным сотруд­ником библиографом в научной библиотеке Казанского госуниверситета. Другой наш известный земляк Наки Исанбет вспоминал, что Нигмат Хаким жил очень бедно. Много писал в газеты и журналы, выпускал методические пособия, помогал друзьям в издании различных книг по родному языку и литературе. Если у него появились деньги, то он в первую очередь тратил их на приобретение лучших книг. По словам Н.Исамбета, в комнате, где проживал ученый, была железная кровать, стол и табуретка, с пола до потолка книги. /1 с. 205/

За свою сравнительно короткую научную жизнь Н.Г.Хакимов опубликовал более пятидесяти работ. Первые из них были посвящены вопросам орфографии ("Вопросы орфографии", 1917; "Учебники по орфографии»,1918 и другие).

Свободно владея более чем двумя десятками восточными языками, он выступал в печати с рядом статей на национальных языках нашей страны(татарском, башкирском, узбекском, туркменском и другие).

Н.Г.Хакимов был делегатом 1 Всесоюзного тюркологического съезда, посвящённого вопросам латинизации письменности тюркоязычных народов. В период 1920-1928 годов Н.Г.Хакимов уделял большое внимание разработке основ татарской грамматики ("Основы грамматики", 1922; «Вопрос о падеже", 1923; "Главнейшие исторические моменты в разработке грамматик», 1926 и другие). Впервые на татарском языке им дан подробный обзор татарских грамматик, изданных в дореволюционный и послеоктябрьский периоды ("Создание татарских грамматик и Г.Ибрагимов", 1928).

Н.Г.Хакимов проявлял живой интерес и к вопросам терминологии. Им был составлен полный корпус грамматических терминов, извлеченных из научных трудов более десяти татарских языковедов.

В отдельных своих работах Н.Г.Хакимов обращался к проблемам развития татарского языка. Следует отметить, что в основных чертах он правильно определил пути и этапы его формирования.

Определенный вклад внесен Н.Г.Хакимовым в изучение философских и религиозных учений Востока. Его перу принадлежит значительное число работ по истории философии и ислама: "Диалектический материализм" (Критика философии ислама"), "Научный взгляд на уразу", 1924; "Происхождение мира", 1924, "Происхождение религии ислама", 1926 и другие. /1 с.206/

Глубоко преданный науке, высоко эрудированный специалист, неутомимый труженик Н.Г.Хакимов заслуженно пользовался всеобщим признанием и глубоким уважением у своих коллег и учеников.

В середине 30-х годов над Нигматом Хакимом и его товарищами, сделавшими очень много для того, чтобы "Идегей" дошёл до нас в первозданном виде, стали сгущаться тучи сталинских репрессий. В ноябре 1936 года Н.Хаким был арестован вторично. Суд состоялся 3 августа 1937 года в Москве. Ученый подвергался страшным пыткам, но он полностью отклонил предъявленные ему обвинения. Смертный приговор был приведен в исполнение в тот же день. /1 с.206/

Имя Нигмата Хакима носит одна из улиц райцентра Кигинского района и села Еланлино, богатый материал о жизненном и творческом пути ученого-тюрколога собран в музеях Eланлинской и Верхнекигинской школ. Многие работы Н.Хакима, содержащие богатый фактический материал, меткие наблюдения и глубокие обобщения, не утратили своего научного значения и в наши дни.



Неутомимая труженица тыла, ветеран Великой Отечественной войны Шамсинагар Валиева (с.Н.Киги) документально в апреле 2008 года отметит 103-летие своего рождения.

Глядя на фотоснимок, нетрудно убедиться в том, что она имеет острые гла­за, газету читает без оч­ков, жизнерадостное на­строение, несмотря на тернистый путь в вековой жизни, выражает удовле­творение судьбой.

Ее покойный муж ­Гафур Ахметвалиев - ак­тивный участник коллек­тивизации мелкотоварных крестьянских хозяйств, супруги четыре года под­ряд трудились на лесоза­готовках, возглавлял кол­хоз "Урал". К великому сожалению, по ложному обвинению его репресси­ровали, поэтапно отпра­вили на чужбину и в 1937 году расстреляли. Позд­нее сноха Дина добилась его реабилитации и получила для свекровки денежное возмещение./3 с.6/

Помнится, вдова Шамсинагар Валиева в годы войны и после, нее, в течение 7 лет, работа­ла бригадиром в колхо­зе "Урал" (это одно из составляющих нынеш­него колхоза имени Ка­линина), как будто ее командный голос до сих пор звенит в моих ушах. В то время бри­гадиры не давали по­коя ребятне, мобили­зуя их на ручную про­полку посевов зерно­вых. Не случайно она награждена нескольки­ми юбилейными меда­лями Победы.

Шамсинагар-апа сегодня вспоминает, что в годы войны, кроме снабжения фронта хле­бом, зерно сдавали на спиртзаводы и на выру­ченные деньги привозили керосин для населения, дома освещались при по­мощи керосиновых ламп, что было на руку учащей­ся молодежи. /3 с.6/

3атем по возвращении с фронта мужского насе­ления она перешла на мо­лочно-товарную ферму и приняла группу дойных коров.

Следует заметить и то, что 102 - летний ветеран умеет читать арабскую письменность и имеет приверженность к исламу, что высоко оценивается в среде взрослого населе­ния села.

Сердце матери выне­сло потерю собственных детей. Дочери Фания, Фануза и зять Габдулла ушли в мир иной, оставив своих чад на попечение бабушки. Сегодня сын Юрис и сноха Дина вот уж 41 год выпестывают мать как маленькое дитя, что бесспорно отражается на ее старческом настроении. Прабабушка имеет 10 внуков и внучек, 24 праправнука и праправнучки.

Единственная в селе 102-летняя Шамсинагар Валиева рада, что познала счастье хоть в старческом возрасте. /3 с.6/

Заключение

Репрессии, проведенные в 30-ые годы в государстве СССР, затронули и Республику Башкортостан. Она прошла и в районах. Например: в Кигинском районе. Масштабы этой репрессии неумолимы. Судьбы репрессированных заставляют понять глубину этой трагедии – трагедии всего народа

Таким образом, репрессии 30-х гг. в Башкортостане представляют собой следствие сознательной политики государства. Репрессивный элемент политики государства был направлен на истребление всех тех, кто по своим убеждениям не мог принять существующий тоталитарный режим или каким – то образом мешал претворению в жизнь планов «построения социализма».

Справедливость торжествует. Честные имена так называемых «врагов народа» возвращаются людям. Наш долг – увековечить их память и предостеречь ныне живущих от повторения подобной трагедии.



Использованная литература

1. Аскаров Р.Р., Зиязетдинов Р.Т. Ими гордятся кигинцы. Уфа, 2004

2. Ас6аров Р. Й1ш19 31м д2р24л2к ха6ына. // Бе88е5 :ый7ы – 2005- 23 апрель.

3. Сабирьянов М. 100-летняя Шамсиганар.// Наши Киги – 2006- 30 августа.

4. Книга памяти жертв политических репрессий РБ. Уфа, 1997, т. 1.

5. Башкортса: Краткая энциклопедия. Уфа, 1996 г.