Реферат на тему Представление о способностях в работах Б. М. Теплова. - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Реферат на тему «Формирование имиджа органов власти РФ в 2010-х годах». 1 16.9kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» 1 228.93kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» 1 344.35kb.
Реферат по физике на тему 3 401.65kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» Магистрант... 1 339.25kb.
Реферат по дисциплине «Экономическая история» на тему: Реформы А. 1 59.83kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» Магистрант... 1 242.39kb.
Реферат по дисциплине: «Конфликтология» на тему: «Причины и источники... 1 197.07kb.
Реферат на тему: Политравма Работу 1 168.12kb.
Реферат по дисциплине «Экономика предприятия» на тему «Финансовое... 1 391.71kb.
Реферат на тему «Современное телевидение в сша» студент 1 106.3kb.
Вопросы к зачёту по дисциплине «психология личности политического... 1 16.69kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Реферат на тему Представление о способностях в работах Б. М. Теплова. - страница №1/1


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Реферат на тему

Представление о способностях в работах Б. М. Теплова.

Выполнил

Студент 4 курса 5 группы

Физического факультета

Дейниченко Андрей

Ростов – на - Дону

2006


Б.М.Теплов - крупнейший исследователь индивидуальных различий в отечественной и мировой науке, - ученый, обладавший огромной эрудицией в самых различных областях: истории и философии, искусстве и литературе, физиологии органов чувств и высшей нервной деятельности. Но прежде всего Б.М.Теплов был выдающимся психологом, осуществившим в своем творчестве синтез гуманитарного и естественно-научного знания и тем самым ярко воплотившим в своих работах существо психологии как науки, занимающей особое место в системе наук /Б.Г.Ананьев, 1980; Б.М.Кедров, 1982; Ж.Пиаже, 1966/. Б.М.Теплов - родоначальник единой аналитико-синтетической теории индивидуальных различий вообще и способностей - в особенности.

"Строго говоря, - писал Б.М.Теплов, - ни в одном разделе психологии нельзя принципиально отвлекаться от вопроса об индивидуальных различиях...

Конкретное проявление любого общего закона психологии всегда включает в себя фактор личности, фактор индивидуальности" /Б.М.Теплов, Избранные труды, т. II, 1985, с. 170/.

В научном наследии Б.М.Теплова выделяется два основных направления:

1. Исследования Б.М.Теплова по психологии индивидуальных различий и способностей: "Способности и одаренность" /1941/, "Психология музыкальных способностей" /1947/, "Ум полководца" /1945/, "Психологические взгляды Герцена" /1950/ и др.

2. Работы Б.М.Теплова с сотрудниками по психофизиологии индивидуальных различий (отечественная школа дифференциальной психофизиологии), развивающие типологическую концепцию И.П.Павлова применительно к человеку и, соответственно, раскрывающие природные предпосылки индивидуальных различий /Б.М.Теплов, 1985, т.II, раздел 2/.

Изучение индивидуальности и личности, как было убедительно показано Н.С.Лейтесом, особенно интенсивно разрабатывающим первую, более гуманитарную ветвь тепловского наследия, должно включать монографический метод, предусматривающий знание биографий, неповторимых конкретных особенностей отдельных личностей, их психического склада, оттенков поведения, свидетельств современников, анализ деятельности и продуктов творчества /1960/. Это направление было широко представлено в работах самого Б.М.Теплова /см. Н.С.Лейтес, 1966/.

Исследования же индивидуальности и личности, основанные на измерениях, в большей степени представлены при разработке второй, естественно-научной ветви тепловского наследия. Здесь особенно велика заслуга его другого ближайшего ученика В.Д.Небылицына /1966, 1976/, последовательно внедрявшего статистические и электрофизиологические методы в диагностику индивидуальных различий.

Б.М.Теплов - создатель целостной и, как теперь очевидно при анализе всей его научной деятельности, новаторской концепции способностей и одаренности.

Многие положения этой концепции, определения способностей и задатков вошли в словари и учебники; они широко известны (см. часть II). Мы остановимся главным образом на тех сторонах воззрений Б.М.Теплова, которые получили дальнейшее развитие и экспериментальное подтверждение.

В статьях "Проблема одаренности" /1940/ и "Способности и одаренность" /1941/ Б.М.Теплов обосновал следующие важнейшие положения:

"... под способностями разумеются индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого" /1941, с.22/. Здесь способности рассматриваются как свойство индивидуальности, и уже в само понятие "способность" включен дифференциальный аспект /Н.С.Лейтес, 1985/. В статье "Проблема одаренности" /1940/ Б.М.Теплов особо подчеркнул именно индивидуально-психологический, а не обще-психологический смысл понятия "способность", хотя оба "смысла" связаны.

Этот дифференциальный аспект позволял и в то время, когда создавались эти работы, и позднее ввести данную проблематику в контекст мировой науки. О значении этого фактора Б.М.Теплов писал в 1960 году: "Оценка достижений любого автора должна соотноситься с разработкой соответствующих проблем в мировой психологии" /Избранные труды, 1985, т.II, с.197/. Впервые опубликованные в 1969 году, уже после смерти Б.М.Теплова, его удивительной полноты и глубины конспекты и комментарии к книге А.Анастази "Дифференциальная психология" /1958/ полностью подтверждают понимание вклада этой отрасли мировой науки и именно дифференциального аспекта в постижение природы одаренности.

Способности - такие индивидуальные особенности, "которые имеют отношение к успешности выполнения какой-либо деятельности или многих деятельностей". Развитие способностей "осуществляется не иначе, как в процессе той или иной практической или теоретической деятельности" (Б.М.Теплов, 1941, с.23, 28. Разрядка автора).

Это положение отразило важнейшие достижения отечественной психологии и прежде всего доказанный в 30-е годы С.Л.Рубинштейном методологический принцип единства сознания, деятельности и личности как субъекта этой деятельности /см. К.А.Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, 1989/.

Вместе с тезисом Б.М.Теплова о том, что способности "не сводятся к наличным навыкам, умениям или знаниям, но могут объяснять легкость и быстроту приобретения этих знаний и навыков" (1985, т.1, с.16), положение о возможности отражения в успешности деятельности тех или иных способностей и других личностных особенностей в их сочетаниях открывало новые пути объективного анализа способностей.

И, наконец, принципиальнейшие положения Б.М.Теплова, экспериментальная разработка которых в созданной им научной школе дифференциальной психофизиологии в значительной мере определила новаторство его концепции способностей, - это понимание задатков.

"Под способностями, - писал Б.М.Теплов, - разумеются индивидуально-психологические особенности человека, а эти последние по самому существу дела не могут быть врожденными. Врожденными могут быть лишь анатомо-физиологические особенности, т.е. те задатки, которые лежат в основе развития способностей, сами же способности всегда являются результатом развития, осуществляющегося в процессе воспитания и обучения /Б.М.Теплов, 1940, с.151/. Далее Б.М. говорит о врожденности задатков таких способностей как "понимание форм, пропорции и красок", "чувство правильной гармонии" и т.п. /там же/.

В общепсихологическом контексте проблема способностей и их задатков первоначально была разработана С.Л.Рубинштейном в 30-х годах: "Исходные природные различия между людьми являются различиями не в готовых способностях, а именно в задатках. Между задатками и способностями еще очень большая дистанция; между одними и другими - весь путь развития личности" /цит. по: С.Л.Рубинштейн "Основы общей психологии", 1940, с.533/ И далее: "Значение врожденных задатков для разных способностей различно" /там же, с.534/.

И С.Л.Рубинштейн, и Б.М.Теплов, проанализировав в методологическом плане различие, нетождественность понятий "врожденный" и "наследственный", тем не менее никогда не отрицали законность понятия "наследственные задатки" /Б.М.Теплов, 1940, с.151/.

В книге В.В.Умрихина, специально посвященной развитию советской школы дифференциальной психофизиологии (1987), рассмотрена социальная, проблемная и идейная ситуация 40-х - 50-х годов и неоднозначное влияние Павловской сессии 1950 года на психологию вообще и на "резкий поворот" к естествознанию Б.М.Теплова, в частности. К сожалению, автором даже не упоминается относящаяся к этому периоду сессия ВАСХНИЛ 1948 г., ни в какое сравнение не идущая по своему антинаучному духу и последующему отрицательному влиянию лысенковщины на биологию и психологию с другими акциями, направленными на "управление" наукой и искусством.

Поистине надо было обладать гражданским и научным мужеством и С.Л.Рубинштейну, и Б.М.Теплову, чтобы в теории способностей и одаренности отстаивать законность и продуктивность понятий "врожденные" и "наследственные задатки"!

Недаром здесь процитирована работа Б.М.Теплова из №№ 4-5 "Советской педагогики" за 1940 г., кстати, имевшая редакционную сноску "В порядке обсуждения" (?!). В этих же номерах зам.председателя Совнаркома СССР А.Я.Вышинский на собрании актива Наркомпроса РСФСР 9 апреля 1940 г. поучал: "Среди психологов немало путаников и лжеученых..." и далее "Объявите борьбу с лженаукой в области психологии, как мы подняли борьбу с лженаукой в области генетики..." /с. 6/.

С 1931 г. Т.Д.Лысенко и другие "ученые", основными занятиями которых были угодничество, клевета, доносительство и провокации, начали наносить удары по Н.И.Вавилову и школам классической генетики. Как известно, эта травля закончилась арестом Н.И.Вавилова в августе 1940 года, смертным приговором в 1941 году и смертью в тюрьме в 1942... /См.: Ж.Медведев "Взлет и падение Лысенко", 1993/.

Поворот к естествознанию Б.М.Теплова не был резким и являлся с точки зрения внутренней логики развития его воззрений закономерным. Этот поворот, однако, требует ответа на вопрос: почему после блестящих работ по способностям как феномену индивидуально-психологическому ("Ум полководца" как исследование общих умственных способностей, "Психология музыкальных способностей" как обобщение исследований по специальным музыкальным способностям) была создана совсем новая научная программа для лаборатории, руководимой Б.М.Тепловым - разработка типологической концепции И.П.Павлова на человеке.

Ответ на этот вопрос содержится в работах самого Б.М.Теплова. Вот лишь два из его многочисленных высказываний на эту тему.

1. "... систематическое исследование физиологических основ индивидуально-психологических особенностей не только желательно, но и совершенно необходимо для подлинно научного понимания психологических различий между людьми." На этом пути, как полагал Теплов, "... можно надеяться подойти к изучению природных задатков, лежащих в основе индивидуальных различий в способностях людей" /1961, с.6/.

2. Типологические свойства нервной системы входят "в состав природных основ развития способностей, в состав так называемых задатков. Вероятно, они даже занимают важнейшее место в структуре этих природных предпосылок способностей" /1957, с.127/.

К началу 70-х годов был достигнут большой успех школ Б.М. Теплова, В.С.Мерлина, Б.Г.Ананьева в изучении павловских типологических свойств нервной системы как природной основы темперамента, а также роли этих свойств в качестве природных предпосылок в успешности трудовой, спортивной и учебной деятельности (Е.А.Климов, 1969; К.М.Гуревич, 1970; Б.А.Вяткин, 1978; Е.П.Ильин, 1979 и др.). А 80-е и 90-е годы были весьма продуктивными в использовании существующих в мировой науке и создании новых методик, направленных на объективное, доказательное изучение психических явлений и на этой научной основе - оказание квалифицированной помощи конкретному человеку. Отражением этого процесса явились обстоятельные труды, посвященные психологической диагностике (Психологическая диагностика, 1981; А.Анастази, 1982; Б.В.Кулагин, 1984; Диагностическая и коррекционная работа школьного психолога, 1987; Общая психодиагностика, 1987; Акимова М.К., Берулава Г.А., Борисова Е.М. и др., 1995).

Однако, когда мы начинали систематические экспериментальные исследования проблемы природных предпосылок способностей в 70-е годы, вопрос о конкретном значении понятия "задаток" и его реальном содержании применительно к музыкальным, художественным, изобразительным, математическим, литературным способностям оставался во многом невыясненным /В.А.Крутецкий, 1971/.

Основная трудность в изучении природных предпосылок способностей состоит в том, что они могут быть определены как задатки только при сопоставлении анатомо-физиологических особенностей с теми или иными индивидуальными различиями в способностях как сложнейших приобретенных и прижизненных образованиях, проявляющихся, в частности, в успешности деятельности. Применительно к проблеме задатков изучение индивидуального своеобразия фонда безусловнорефлекторных реакций /С.Л.Рубинштейн, 1973; А.В.Брушлинский, 1977/ должно составлять одну из основных задач психофизиологии индивидуальных различий. Критерий, позволяющий вычленить из наличного склада нервной деятельности безусловнорефлекторный компонент, был предложен И.П.Павловым: "... то, что происходит без обучения, есть безусловный рефлекс, а то, что происходит с обучением, - условный рефлекс" /1954, с.618/.

Другая трудность - конкретно-экспериментальная: как, с помощью каких измерений и статистических приемов, адекватных одновременно психологическому и физиологическому уровням, обеспечить доказательность закономерных соотношений задатков и способностей. Впрочем, поскольку продуктивность такого рода исследований зависит и от соблюдения принципа сопоставимости, соответствия коррелируемых показателей, эту проблему нельзя считать чисто методической, т.к. она относится к планированию эксперимента.

Главное стратегическое требование к организации психофизиологических исследований было сформулировано Б.М.Тепловым:

"Многие психологи думают, что при изучении индивидуальных различий (в отличие от изучения общих закономерностей) должна выступать синтетическая точка зрения. Я не считаю это правильным. Синтетические картины, характеризующие тип личности, дающие общий очерк сложнейших особенностей психического склада, как бы талантливо они ни были сделаны, в научном исследовании интересны главным образом как исходный материал. Вычленение и систематическое изучение отдельных свойств, которые должны быть положены в основу классификации типов, являются необходимым условием для их научного понимания". Как отмечал Б.М.Теплов, при преимущественно синтетическом пути можно обходиться без количественного подхода, путь же преимущественно аналитический "предполагает обязательно количественный подход (измерение) ..." /1985, т.II, с.171/.

По отношению к изучению типологических свойств нервной системы человека данное требование было реализовано в подавляющем большинстве работ школы Б.М.Теплова - В.Д.Небылицына. В мировой науке измерения существенно обогатили психологию личности. Известный американский психолог Г.Олпорт писал: "Один из наиболее значимых успехов первой части двадцатого столетия состоял в открытии того, что личность является доступным объектом для научного исследования. Это, на мой взгляд, как раз то событие, которое, кроме всех прочих, будет, вероятно, иметь наибольшие последствия для обучения, этики и психического здоровья" /1982, с.108/.

Можно без преувеличения сказать, что в двух разделах психологической науки - дифференциальной психологии и дифференциальной психофизиологии - культура измерений, обеспечивающая доказательность выводов, - необходимое условие эффективности проводимых исследований.

Одним из главных достижений дифференциальной психологии является разработка стандартизированных измерений - тестов не только общих умственных, но и специальных - технических, конструктивных, музыкальных, художественных и других способностей, а также личностных особенностей. Использование тестов предполагает разработку и применение статистических методов, оценку результатов измерений, их валидности и надежности. Корреляционный и различные виды факторного анализа первоначально и были созданы для обобщенного описания индивидуально-психологических различий в интеллекте и других видах способностей и одаренности /см. В.Д.Небылицын, 1976; Б.М.Теплов, 1967/.

Однако нам представляется, что в дифференциальной психологии и вообще в психометрике недостаточное внимание уделяется каждому отдельному человеку, его неповторимости и самобытности, его скрытым возможностям и проблемам. Кроме того, дифференциальная психология в большей мере решает задачу диагностики и использования наличных знаний, умений и навыков на уровне поведения и решения тех или иных задач, в частности, в рамках тестологии.

Способности часто рассматриваются как состоявшаяся действительность. Критерий успешности деятельности, будучи важным, не может полностью раскрыть внутренние условия становления способностей, без чего трудно дифференцировать собственно способности и знания, умения, навыки.

Но способности это и возможности, которые на долгие годы, а иногда и навсегда, могут остаться скрытыми и для самого человека, и для других. В число этих потенциальных возможностей входят природные предпосылки способностей, задатки. Задача заключается в их распознании, измерении и развитии. Новаторство Б.М.Теплова состоит в том, что, создав отечественную школу дифференциальной психофизиологии, он и его последователи открыли новые пути и методы для изучения способностей и их задатков на единых концептуальных принципах у каждого человека.

Известно, что естественно-научной основой направления Б.М.Теплова - В.Д.Небылицына является типологическая теория И.П.Павлова, включавшая два раздела: учение об отдельных свойствах высшей нервной деятельности, общих у животных и человека - силе, уравновешенности и подвижности возбуждения и торможения (терминология физиологическая, аналитическая, измерительная); концепцию специально человеческих типов высшей нервной деятельности - "художников", "мыслителей" и "среднего типа" (терминология психологическая, "типологическая", "синтетическая").

Эти две типологии постоянно соотносились друг с другом Павловым и его сотрудниками при анализе конкретных форм поведения здоровых и больных людей. При рассмотрении проблемы задатков способностей, конечно, следует иметь в виду эти обе ветви типологической теории /см. Э.А.Голубева, 1993; 1995/.

Дифференциальная психология как наука, изучающая "природу и источники индивидуальных различий" /А.Анастази, 1982, с.8/, также включает рассмотрение не только психологических, социальных, но и природных факторов: половые, возрастные, генетические и некоторые физиологические факторы - автономный баланс, особенности функционирования эндокринных желез, биохимические факторы, факторы питания, особенности функционирования анализаторов и даже особенности электроэнцефалограммы (ЭЭГ). Рассматриваются и типологии Кречмера и Шелдона /A.Anastasi, 1958/. Вывод, к которому приходит А.Анастази:

"В общем, доступные исследования по соотношению физического статуса и поведения не обнаружили достаточно надежных высоко значимых связей, которые могли бы иметь практическую ценность при оценке способностей личности с помощью использования физических показателей. Однако имеются исследования, содержащие объяснение причин такого рода соотношений для немногих патологических условий. Это открывает обнадеживающие возможности для нахождения причинных связей этих факторов в норме, хотя к настоящему времени четких и определенных соотношений данных факторов не установлено" /там же, с.155/.

Доступное для нас издание книги А.Анастази, к сожалению относится к концу 50-х годов; несмотря на то, что это обстоятельнейший автор, нет упоминания не только о типологической концепции И.П.Павлова, но даже и о самом великом физиологе. И это несмотря на то, что И.П.Павлов не только был известен в США своими трудами, но в 1929 году приезжал туда для участия в 9 Международном психологическом конгрессе. М.Г.Ярошевский проанализировал полемику И.П.Павлова с бихевиористами. Им убедительно показано, что опора на объективно наблюдаемое поведение и раскрытие "глубинного смысла" рефлекторной и сигнальной деятельности в их системности как деятельности психической отличает концепции И.М.Сеченова и И.П.Павлова от упрощенного понимания психологии как науки о поведении бихевиористами (М.Г.Ярошевский,1995, 1996). Это полностью относится к раскрытию механизмов индивидуального поведения, к типологической теории И.П.Павлова.

Обзор проблемы биологических основ индивидуально-психологических различий, осуществленный В.М.Русаловым /1979/, показал, что непонимание роли отечественной рефлекторной теории неслучайно, поскольку не уделялось достаточного внимания деятельности нервной системы. Между тем "...нервная система на нашей планете есть невыразимо сложнейший и тончайший инструмент сношений, связи многочисленных частей организма между собой и организма как сложнейшей системы с бесконечным числом внешних влияний" /И.П.Павлов, 1951, т.III, кн.2, с.323/.

Физиология высшей нервной деятельности, создателем которой является И.П.Павлов, "в настоящее время определилась как наука о мозговых механизмах поведения и психики" /Н.Н.Данилова, А.Л.Крылова, 1989, с.23/. Соответственно, в отечественной школе дифференциальной психофизиологии в центре внимания - "те физиологические особенности, которые И.П.Павлов назвал свойствами нервной системы, или свойствами высшей нервной деятельности.

Следуя за Павловым, я буду называть свойствами нервной системы ее природные, врожденные особенности, влияющие на индивидуальные различия в формировании способностей и характера" /Б.М.Теплов, 1985, т.II, с.170-171/.

Таким образом, несмотря на определенную общность дифференциальной психологии и дифференциальной психофизиологии, очевидна и специфика каждой из них, определяющая различие методов.

В лабораториях Павлова и его учеников, изучавших типологические особенности высшей нервной деятельности животных, методики, естественно, являлись условнорефлекторными: определение типа по "большому стандарту" занимало до 2 лет, по "малому стандарту" - 6-7 месяцев.

Первоначально в лаборатории Теплова - Небылицына наряду с определением чувствительности, "индукционной методикой", и сопротивляемостью к действию посторонних раздражителей и т.д., в качестве референтных использовались также условнорефлекторные методики: сравнительная скорость образования условных рефлексов и дифференцировок к ним, скорость угашения условного рефлекса без подкрепления и с подкреплением, скорость переделки знаков раздражителей и другие.

В.Д.Небылицыным были разработаны и электроэнцефалографические варианты условнорефлекторных методик /1963, а/. Показательно, однако, что именно в этом году он /1963, б/ высказывает соображение о том, что отсутствие или слабая выраженность альфа-ритма, на основе которого вырабатывались условные связи, делает, из-за необходимости изучения индивидуальных различий у всех людей, применение этих методик "невозможным".

Подобная проблема возникла в типологии еще раньше при выработке сенсорных (фотохимических) рефлексов, когда испытуемый сознательно различает все подкрепляемые и неподкрепляемые раздражители, а условные рефлексы отсутствуют /В.И.Рождественская, 1956/.

Как же выделить хотя бы некоторые характеристики фонда безусловных рефлексов, особенно если учесть, что основной контингент наших испытуемых - учащиеся старших классов и студенты?

Большие возможности для исследования разнообразных реакций, имеющих место "без обучения" даже у взрослых людей, открылись в связи с использованием электрофизиологических методов, обладающих "универсальностью, надежностью и точностью" /А.Б.Коган/ и индивидуальным своеобразием этих реакций. Исследователь может наблюдать в изменениях фоновой ритмики и особенно в параметрах вызванных потенциалов (ВП) непосредственное действие раздражителей. В вызванных потенциалах, отводимых от разных областей головного мозга, фиксируются качества раздражителей различных модальностей, приходящих в нервные структуры.

Таким образом исследуется безусловнорефлекторная основа информационных процессов. В большей степени это относится к ранним компонентам вызванных потенциалов; поздние же компоненты отражают значимость для организма действующих раздражителей, т.е. эмоционально-мотивационные процессы /А.М.Иваницкий, 1976/.

Различные виды реакции навязывания ритма, отражающей изменение спонтанной активности мозга под влиянием ритмических раздражителей и возникающие в ЭЭГ гармоники, по-разному связаны с ранними и поздними компонентами вызванных потенциалов и спонтанной биоэлектрической активностью мозга при разных частотах световых раздражителей /В.А.Ильянок, 1990/. Закономерное изменение этих параметров в зависимости от разных физических и физиологических условий, в частности, от взаимосоотношений палочковой и колбочковой систем, свидетельствует о безусловном характере этих реакций /там же/.

Однако среди множества показателей, извлекаемых из фоновых и реактивных потенциалов, необходимо было вычленить те, которые имеют типологический смысл. Для этого они были сопоставлены с принятыми в лаборатории Б.М.Теплова - В.Д.Небылицына небиоэлектрическими способами диагностики свойств нервной системы: сенсорными, двигательными, кожно-гальваническими, в том числе - условнорефлекторными.

Для каждого из трех свойств на основе такого сопоставления и интерпретации тех или иных индикаторов ЭЭГ, исходя из представлений о происхождении мозговой ритмики и отнесенности их к основным нервным процессам - возбуждению или торможению, - определены наиболее надежные параметры свойств нервной системы, общих животным и человеку.

Затем на сравнительно больших выборках были построены кривые распределения типологических ЭЭГ-показателей, большинство из которых оказались нормальными.

Рассмотрев проблему "расщепления" свойств, как она была первоначально сформулирована Б.М.Тепловым /1963/, когда подвижность, определяемая разнообразными показателями, "расщепилась" на собственно подвижность, определяемую переделкой знаков условных раздражителей, и лабильность, характеризующуюся скоростью возникновения и прекращения нервного процесса, с учетом более позних данных, мы предложили три безусловнорефлекторных свойства /Э.А.Голубева, 1980/.

Они определяются только по безусловнорефлекторным показателям и являются аналогом основных павловских свойств. Это сила, лабильность и активированность - уравновешенность безусловного возбуждения и торможения (уравновешенность условного возбуждения и торможения - баланс по динамичности В.Д.Небылицына).

Приведем краткие определения этих свойств нервной системы, из которых следует сходство по содержанию "безусловнорефлекторных" и "условнорефлекторных" типологических свойств.

Сила нервной системы - это ее способность выдерживать длительное или концентрированное возбуждение, не приходя в состояние запредельного торможения.

Лабильность нервной системы - способность к воспроизведению максимального числа раздражителей в единицу времени, скорость возникновения, прекращения и протекания нервных процессов.

Активированность - индивидуально устойчивый уровень активации, безусловнорефлекторный баланс процессов возбуждения и торможения.

Разделение свойств на безусловно- и условнорефлекторные у человека вовсе не означает противопоставления условных реакций безусловным: ведь и определение условнорефлекторных свойств (например, баланса по динамичности) основано на использовании тех или иных безусловных реакций (в случае с уравновешенностью и динамичностью, определяемым по ЭЭГ, - это реакция активации на сильный световой или ориентировочный раздражитель-картинки, а также ряд безусловнорефлекторных показателей фоновой ЭЭГ - альфа-комплекса).

В выделенных нами безусловнорефлекторных свойствах сохраняется исходная павловская типологическая классификация, но не ради ее консервирования, а, скорее, как отражение нового этапа развития наших знаний о механизмах высшей нервной деятельности, полученных благодаря интенсивному развитию электрофизиологии.

Это прежде всего относится к открытию механизмов активации и ее роли в жизнедеятельности и поведении, в разных формах активности живых систем. Предложены теории, основанные на экспериментальных данных, свидетельствующие о том, что устойчивые особенности личности, фиксируемые, например, в чертах темперамента (активность, реактивность, эмоциональность), могут определять и изменчивые, динамические состояния активации и уровни бодрствования (регулятивная теория темперамента Я.Стреляу, 1993; психофизиологическая концепция эмоциональности Г.Грея, 1993).

Открытый И.П.Павловым ориентировочный рефлекс, его безусловно-условный характер, также получил нейрофизиологическое обоснование при анализе механизмов активации (Е.Н.Соколов, 1958 и др.). Установлена роль активации и ориентировочного рефлекса в когнитивных процессах (E.Sokolov, 1990), в индивидуальных различиях работоспособности (В.И.Рождественская, 1980), в структуре физиологических механизмов одаренности (A.R.Zeiner, 1979). Поэтому более адекватным в обозначении третьего основного свойства нервной системы мы считали термин "свойство активированности".

Поскольку проблеме биоэлектрических показателей, коррелирующих с выраженностью специально человеческих свойств, посвящен раздел отдельной главы /В.В.Печенков/, здесь лишь отметим, что обнаружены также безусловнорефлекторные параметры - латентные периоды вызванных потенциалов - отличающиеся у "художников", по сравнению с "мыслителями". У последних они длиннее, отражая более опосредованный путь обработки информации и реагирования на нее.

Особенно важным подтверждением правомерности использования индивидуальной выраженности безусловнорефлекторных свойств в качестве задатков способностей и других личностных особенностей является наследственная обусловленность показателей этих свойств, относящихся как к ритмическим составляющим фоновой ЭЭГ покоя в аспекте половых различий и межполушарной асимметрии, так и к реактивным потенциалам /Т.А.Мешкова, 1988; Т.А.Мешкова, Н.В.Гавриш, Н.М.Зырянова, 1995/.

x х х

Общий замысел Б.М.Теплова об изучении индивидуально-психологических различий в единстве с их физиологическими основами был реализован во многих экспериментальных исследованиях. Он предполагал комплексную диагностику, предусматривающую использование характеристик по крайней мере трех уровней - физиологического, психологического и поведенческого - в их сопоставлениях. Проблему физиологических показателей мы рассмотрели выше наиболее подробно именно потому, что она непосредственно относится к содержанию понятия "задаток", не имеющему аналогов в дифференциальной психологии.

Физиологический этап исследований, включающий анализ и описание ЭЭГ-показателей типологических свойств высшей нервной деятельности, отражен главным образом в сборниках трудов "Проблемы дифференциальной психофизиологии" /1969; 1972; 1974; 1977; 1981/ и монографиях В.Д.Небылицына /1966, 1976/, В.М.Русалова /1979/, Э.А.Голубевой /1980/ и В.И.Рождественской /1980/.

На психологическом уровне нами использовались как тесты, разработанные в мировой науке для диагностики, например, общих способностей /тесты Д.Векслера и др./, так и батареи тестов, разработанные авторами настоящей монографии: батарея тестов для определения мнемических способностей (С.А.Изюмова), батарея тестов для определения педагогических способностей и направленности (Н.А.Аминов), батарея тестов для определения языковых (речевых и лингвистических) способностей с учетом проблем усвоения родного и иностранного языка (М.К.Кабардов) и т.д.

Наконец, на уровне поведения, к которому мы относим параметры успешности деятельности, в том числе, учебной, также введены способы формализации, позволяющие использовать более частные или общие оценки: например, успешность обучения по предметам гуманитарного и естественнонаучного циклов и т.д.

Психологический и психофизиологический этапы изучения общих и специальных способностей и других черт индивидуальности отражены главным образом в коллективной монографии "Способности и склонности" (1989), монографии Э.А.Голубевой "Способности и индивидуальность" (1993), монографии С.А.Изюмовой "Природа мнемических способностей и дифференциация обучения" (1995), а также в главах настоящей книги.