Предложение грязный мрачный фильм, действие которого разворачивается в пустынях Австралии в конце 80х годов 19 века. Это рассказ о н - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Были у нас под запретом. Само понятие ќтоталитаризм› вошло в обиход... 1 56.52kb.
Курсовая работа Тема: «Разработка и продвижение тура для школьников» 3 310.63kb.
Из истории харьковской стоматологии 1 58.45kb.
Впервые факторинговые услуги начали предоставлять в США в конце 19... 1 128.25kb.
Согласно «Положению о губернских и уездных учреждениях» от 1 января... 1 56.72kb.
Субкультура готов пришла в Россию с Запада в середине 90-х годов. 1 91.29kb.
Главная Общее Дело Творчество Что делать За Собор Светлых Сил! 1 62.15kb.
«История открытия и географическое положение Австралии» 1 92.08kb.
Методики по проведению лабораторного практикума с включением новых... 1 228.07kb.
История русской иммиграции в австралии 3 819.51kb.
Философия Стои Школа стоиков была основана в конце IV в до н э. 1 183.6kb.
Фольклор как средство расширения социокультурного опыта на логопедических... 1 29.01kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Предложение грязный мрачный фильм, действие которого разворачивается в пустынях Австралии - страница №1/1

Эксклюзивное интервью: Дэвид Уэнам (Предложение)

05.02.06


Devin Faraci
Предложение – грязный мрачный фильм, действие которого разворачивается в пустынях Австралии в конце 80х годов 19 века. Это рассказ о национальном Старом Западе, жестокая история предательства, кровопролития и подлости. Австралийский режиссер Джон Хиллкот взял за основу сценарий Ника Кейва (да, того самого Кейва) и воссоздал пыльное, кровавое прошлое. Проникнуться атмосферой помогает фантастический визуальный ряд, созданный Гаем Пирсом, Денни Хустоном, Эмили Уотсон, Джоном Хертом и Дэвидом Уэнамом.

Уэнам, вероятно, лучше всего знаком читателям, как Фарамир, капитан Гондора, которого отец послал на смерть в безнадежное сражение с армиями Мордора во Властелине Колец. Некоторые еще знают его как Карла из Ван Хельсинга. У него широкая и разнообразная фильмография, которая вскоре пополнится работой Фрэнка Миллера 300.

Уэнам был в Лос-Анджелесе, занятый в озвучивании 300, когда мы разговаривали с ним по телефону о Предложении, его карьере и опасности быть характерным актером.
В: Ваш герой в Предложении настоящий франтоватый подонок, не так ли?
Уэнам: [смеется] Можно и так сказать!
В: А как бы вы его охарактеризовали?
Уэнам: Он контролирует фактически все деньги в городе. Там еще относительно новое общество и суровая окружающая среда, как вы могли видеть в фильме. Он воспринимает происходящие события только в черно-белых тонах и действует соответственно.
В: Вы можете понять мотивы, из которых он исходит?
Уэнам: Только если представить себе тогдашнюю обстановку 1880х посреди австралийской пустыни, тяжелый климат и всех тех людей из Англии, Ирландии и других мест кого занесло в этот уголок света. По существу все они были чужаками и боролись против окружающей среды как могли, без каких либо законов. Он должен был ввести черно-белую систему необходимую для выживания. С этой точки зрения я могу его понять. Но если воспринимать его действия с позиции современного человека, современного общественного сознания и этики, нет, он явно производит впечатление бессердечного сукиного сына.
В: Простите мое американское невежество, но каково сегодняшнее отношение австралийцев к тому периоду? Это зарождение нации, но оно наполнено расизмом и жестокостью.
Уэнам: Мы – страна, которой всего лишь 200 лет, а действие фильма происходит в 80х годах 19 века – это вообще относительное начало развития Австралии. Тогда люди были сами себе закон. И у нас, как и в Америке, были преступники, наш фильм наполнен такими, а самый знаменитый был парень по имени Нед Келли, которого недавно сыграл Хит Леджер.
В: В Америке существует целая мифология о наших преступниках времен Дикого Запада. А в Австралии так же? Дети растут, играя в ковбоев?
Уэнам: Нет, не в такой степени. Странно, конечно, тогда хватало бандитов, но немногие из них оставили хоть какой-то след в нашей истории. Как я уже говорил самый известный – Нед Келли. Удивительно, что мы запомнили кого-то со столь жестоким нравом, он был насильником и преступником. Но по какой-то непонятной причине превратился в наш фольклор.
В: Где проходили съемки? Все выглядит настолько реальным.
Уэнам: Это точно, реальней некуда, мы работали в местечке Уиндхэм. Пока я был там, температура не опускалась ниже 40 градусов по Цельсию. Не знаю, сколько это по Фаренгейту, но точно выше ста. Но такие условия помогают почувствовать, как все было на самом деле. Ты просто позволяешь жаре диктовать твои действия и реакцию.

Меня удивило, тем более что я австралиец, огромное количество мух. Никогда в жизни такого не видел. Их были буквально тысячи и, причем постоянно. Они ни на минуту не оставляли нас в покое. Единственным эффективным средством оказался крем, которым мы буквально мазали лошадей, чтобы хоть как-то держать мух на расстоянии, иначе животные были просто облеплены ими. Когда мажешься сам, насекомые почти не садятся на тебя, только облаком кружатся вокруг. Жесткий климат, жара, пот, мухи и то, что мы работали в таких условиях по многу часов подряд, придает фильму реальное внутренне ощущение и особое своеобразие.


В: Люди, которые посмотрят это кино, и не догадаются, что вы тот же самый парень из Ван Хельсинга и из Властелин Колец. Насколько важно вам, как актеру, получать такие разные роли?
Уэнам: Я думаю, так происходит само собой. Как актера, меня привлекают персонажи или истории по многим причинам, мне нравится, когда какой-нибудь необычный характер бросает мне вызов. Никогда не любил ходить по одному и тому же пути дважды. Я хочу постоянно пробовать что-то новое, мне нравится исчезать в роли. Если оглянуться назад на мою карьеру, можно увидеть довольно обширный диапазон персонажей.
В: Это затрудняет поиск новой работы, - то, что у вас нет какого-то определенного образа?
Уэнам: Если честно, я думаю, это смущает людей. Было бы намного легче, мне кажется, если б я постоянно выбирал роли в более ограниченном диапазоне, если бы кастинговые агенты и режиссеры могли бы представлять меня в каком-нибудь определенном амплуа. Это палка о двух концах. Я люблю играть разных персонажей, но это и затрудняет получить то, чего я хочу.
В: Предложение, настолько реалистичный фильм, и снят в таких приближенных к реальности условиям. Я побывал на съемках вашего следующего фильма, 300, и должен сказать, что это полная противоположность. Вы играете на фоне гигантских экранов.

Как ваши ощущения?


Уэнам: Вы ожидаете, я скажу, что это полностью отличалось от действительности. Но в то время, как не было материальной среды, были все те люди – герои фильма. Тебе никогда не приходилось играть отдельно от Леонида. С этой стороны было относительно легко, потому что все, что ты должен делать – скоординировано взаимодействовать с окружающими актерами. Предметная среда и все остальное подключалось позже, так что это не было так трудно, как можно вообразить. Но работать на фоне синего или зеленого экрана гораздо тяжелее, чем обычно – на нем ведь ничего нет, и тебе приходиться представлять, что на тебя бежит динозавр и реагировать на него, вот тут-то и начинаются трудности. Но, честно говоря, с этим фильмом ничего такого не было. Должен сказать, постоянная работа в помещении с одними и теми же цветами, начинает странно действовать на твой ум.
В: Еще одна интересная деталь, замеченная мной при посещении съемочной площадки, это то, что все были голыми почти постоянно. Вы тоже носили такой костюм?
Уэнам: Да. Близко к тому.
В: Каково это каждый день работать почти без одежды?
Уэнам: Признаюсь, что когда я соглашался принять участие в фильме, то почти ничего не знал об исходном материале. Уже после того, как я согласился, я заглянул в графический роман Фрэнка Миллера и понял, как буду одет. В книге мой герой первый раз появлялся совершенно голый, а потом в одних кожаных трусах. Я действительно чувствовал себя по-дурацки пару секунд, но мы все были в таком виде – пять или шесть главных актеров и около пятидесяти исполнителей трюков, и мы провели много недель вместе, тренируясь в очень интенсивном режиме, прежде чем начать основные съемки. Поэтому у нас не возникло особых трудностей перед камерой.
В: Что дальше? Уже есть конкретные планы?
Уэнам: Еще нет. Я заканчиваю озвучивание 300, встречаюсь с разными людьми, смотрю, что происходит вокруг в настоящее время. Надеюсь, подвернется что-нибудь невероятное.
В: Как бы вы хотели, чтобы развивалась ваша карьера в будущем? Хотели бы вы больше получать ведущие роли или остаться характерным актером?
Уэнам: В идеале и то и другое. Было бы прекрасно играть одну ведущую и одну какую-нибудь потрясающую характерную роль в год. Да, по одной каждый год было бы великолепно, что-то большее стало бы замечательным бонусом. Но найти такие роли чрезвычайно трудно. Я читаю много материала и редко сталкиваюсь с чем-нибудь соответствующим, чем-нибудь, что мне действительно захотелось бы сыграть.

У нас проблемы с киноиндустрией в Австралии, мы слишком строги к самим себе. Но, приехав сюда, я понял, что это всемирное явление – очень трудно написать замечательный сценарий. Я снимаю шляпу перед писателями с выдающимися способностями, потому что понимаю, насколько это трудно. Легче отыскать иголку в стоге сена, чем найти действительно стоящий сценарий.


В: У вас есть несколько потрясающих комедийных ролей, вы чувствуете себя уверенней в комедии или в драме?
Уэнам: У меня нет жанра, где я чувствую себя совершенно уверенно. Действительно нет. Все скорее зависит от ситуации.
В: А вы не думали попробовать себя в роли продюсера или написать собственный сценарий?
Уэнам: На самом деле я уже занимался подобным прежде. Я участвовал в создании трех фильмов, был полностью вовлечен в процесс. Это очень интересный опыт, ты получаешь возможность контролировать свою роль до малейших деталей. Я начал заниматься этим благодаря великому австралийскому продюсеру Джону Мейнарду, который активно работал с Джейн Кэмпион. Я старался не упустить эту замечательную возможность и узнать так много как смогу о том, что происходит по другую сторону камеры. Я актер и разочарованный режиссер одновременно. У Джона и его делового партнера есть предложение выпустить фильм, в котором я был бы режиссером, и это то, чего я хочу. Но я пока в поиске, я не спешу.
В: Думаю, как разочарованный режиссер вы обращаете большое внимание на тех, с кем работаете, и вы сотрудничали с некоторыми действительно великими людьми. Кто повлиял на вас больше всего?
Уэнам: Я стараюсь извлекать урок из каждой работы, ты всегда можешь найти что-то вдохновляющее или узнать какую-нибудь негативную сторону. Что касается режиссеров, конечно, Питер Джексон – нельзя не восхищаться огромными талантами и невероятными достижениями этого человека. Нужно было видеть его на съемках «Властелина колец» перед огромным банком мониторов, сосредоточенным на главном, но и прекрасно осведомленным обо всем, что происходит на каждой из площадок, разбросанных по стране, наблюдать за ним было действительно невероятно. Другим был Баз Лурманн; его заразительная энергия, удивительное воображение и творческий потенциал просто потрясающи.
В: Оглядываясь на «Властелин Колец», вы могли бы назвать его своим совершенно особенным фильмом?
Уэнам: Я пытаюсь не сравнивать проекты. Но этот всегда будет стоять особняком. На днях я был в спортзале здесь в Лос-Анджелесе и случайно столкнулся с парнем, который работал над фильмом. Мы разговорились и сошлись на мнении, что это был исключительный опыт, мы были вовлечены в проект так долго, и это становится частью твоей жизни или даже чем-то большим, в некотором смысле. Это потрясающее произведение кинематографа, оно навсегда останется в истории, и мы, как его часть.