Особенная учебник для вузов - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Особенная учебник для вузов - страница №1/36

УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИИ
ЧАСТЬ ОСОБЕННАЯ
УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ
2-е издание,

переработанное и дополненное


Ответственный редактор -

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

Л.Л. Кругликов
Рекомендован Министерством образования

Российской Федерации в качестве учебника

для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по специальности

"Юриспруденция"
Коллектив авторов:
Волженкин Борис Владимирович, доктор юридических наук, профессор кафедры юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ - гл. 8, 9, 16;

Галиакбаров Ромэн Рахиммулович, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета, заслуженный деятель науки РФ - гл. 11;

Горелик Александр Соломонович, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой юридического факультета Красноярского государственного университета, заслуженный юрист РФ, член-корреспондент МАН ВШ - гл. 15, 17, 18;

Жевлаков Эдуард Николаевич, профессор, доктор юридических наук, заведующий сектором НИИ при Генеральной прокуратуре РФ - гл. 12;

Кругликов Лев Леонидович, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой юридического факультета Ярославского государственного университета, академик МАН ВШ и РАЕН, заслуженный деятель науки РФ - предисловие; гл. 1 - 4, 6; постатейно-терминологический указатель;

Малков Виктор Павлович, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой Института экономики, управления и права (г. Казань), академик МАН ВШ, заслуженный деятель науки РФ - гл. 10, 13, 14;

Тенчов Эдуард Соломонович, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой юридического факультета Ивановского государственного университета, заслуженный юрист РФ - гл. 5, 7, 19.
Предисловие
Предлагаемый труд - второе издание второй части учебника по уголовному праву (Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. М.: Изд-во БЕК, 1999), поэтому он построен по одной схеме. Так, литература дается не к главам, как это обычно принято, а к параграфам. Авторский коллектив надеется, что такой прием позволит четче, предметнее сориентироваться студентам в предлагаемых теоретических источниках и нормативном материале. Каждый параграф заканчивается краткими выводами (резюме), а глава - контрольными вопросами и заданиями. Внутри параграфов также осуществлено деление (более дробное, чем обычно) с соответствующими подзаголовками, что призвано сконцентрировать внимание изучающего тему на излагаемом далее тексте. Тем самым, сообща с редакцией издательства, мы стремились методически помочь усвоению учебного материала с тем, чтобы и "среднему" по способностям студенту стало доступно восприятие и понимание нередко весьма непростых положений теории уголовного права, чтобы было обеспечено получение обучающимися необходимого минимума систематизированных знаний об уголовном праве. В соответствии с этой задачей мы пытались найти адекватные формы подачи учебного материала.

Костяк авторского коллектива, подготовившего учебник по Общей части уголовного права, сохранен, равно как и подходы к формированию самого коллектива: его составила профессура учебных заведений ряда городов Российской Федерации - Иванова, Казани, Краснодара, Красноярска, Москвы, Санкт-Петербурга и Ярославля. Есть все основания полагать, что такого рода издание учебного курса Особенной части уголовного права - по палитре состава - первое в истории России (как и предшествовавшего учебника по Особенной части уголовного права).

Разумеется, пришлось преодолевать неизбежные в таких условиях и большие, чем обычно, сложности - они касались и единства формы изложения материала, и согласованности в позициях по существу. По большинству проблемных вопросов удалось достичь в конечном счете единства. Вместе с тем авторская индивидуальность в сочетании с известной пространственной разобщенностью наложила определенный отпечаток на содержание учебника, что, вероятно, окажется в поле зрения части читателей. Так, разных концепций придерживаются члены авторского коллектива по вопросам о видах объектов при делении последних по "вертикали". Одни разделяют традиционный взгляд о четырехчленной классификации объектов (общий, родовой, видовой и непосредственный), другие полагают, что такое деление, и ранее представлявшееся неполным, вовсе не устраивает в связи с новой систематизацией, принятой в УК 1996 г., появлением в Особенной части Кодекса не только глав, но и разделов. Естественно, возник вопрос о терминологии в части обозначения объектов, характерных для разделов, глав, групп преступлений, а также отдельных видов последних.

Издержки разделения авторов расстоянием компенсируются, однако, тем, что удалось собрать сильный авторский коллектив, научный и педагогический потенциал которого ранее на уровне учебника не востребовался. А эти ученые широко известны своими теоретическими разработками, "специализацией" по крупным вопросам Особенной части Уголовного кодекса. В учебнике немало глав подготовлено авторами, знающими проблемы "изнутри" (например, относительно преступлений против собственности, в сфере экономической деятельности, экологических и должностных преступлений). Высокий профессионализм, глубокое знание предмета гарантировали, как мы считаем, надлежащий качественный уровень подготовки учебного материала.

При изложении материала авторский коллектив учитывал также двойственный характер учебника: с одной стороны, нельзя избегать приведения элементарных положений, "азов", ибо необходимо ознакомление обучающегося с основами уголовного права, а с другой - учебник не есть букварь или разновидность комментария. Поэтому авторы стремились показать студенту проблемы, существующие в теории и правоприменительной деятельности, нацеливать обучающегося на изучение дополнительной литературы. В частности, хорошим подспорьем, как мы считаем, может служить подготовленный нами и вышедший в 2002 г. "Практикум по уголовному праву. Общая часть. Особенная часть".

Нельзя упускать из виду и неизбежное "старение" рекомендуемых в учебнике источников и в связи с этим необходимость периодического их обновления. В этом вопросе велика роль кафедр уголовного права и лекторов: перед началом учебного года они, оценивая возможности вуза и исходя из своих научных воззрений, призваны рекомендовать студентам обновленный перечень источников по отдельным темам учебного курса.

И еще. Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс небезгрешен с позиции законодательной техники, он содержит немало упущений и противоречий, что отмечается и на страницах учебника. Уже последовала масса изменений и дополнений в УК. В такой ситуации авторский коллектив считал разумным осуществить в учебнике сочетание курса на усвоение не только действующих уголовно-правовых предписаний ("законоведение"), но и устоявшихся, общепринятых в доктрине взглядов, положений, ценностей ("правоведение"). Тем самым мы нацеливаем обучающегося не замыкаться на заучивании догмы, нормативных предписаний, а осмысливать, давать оценку их содержания, видеть их плюсы и минусы, быть в какой-то степени готовым к происходящим и грядущим изменениям и дополнениям уголовного законодательства, понимать их причины. Здесь справедливо известное изречение, что студент - это не сосуд, который следует наполнить, а факел, который предстоит зажечь.

Структура учебника по основным параметрам соответствует программе учебного курса уголовного права России. Отсутствует лишь раздел о преступлениях против военной службы в силу особой сферы общественных отношений, которых они касаются. Надеемся восполнить этот пробел к следующему изданию учебника.

Поскольку учебник посвящен Особенной части уголовного права, в конце книги приводится не алфавитно-предметный, а постатейно-терминологический указатель, в котором даны ссылки на конкретные статьи Уголовного кодекса РФ.

21 ноября 2003 г. принят Государственной Думой, 26 ноября того же года одобрен Советом Федерации и 8 декабря 2003 г. подписан Президентом РФ Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации".

О его масштабности свидетельствует хотя бы тот факт, что он содержит 257 пунктов и затрагивает основной массив уголовно-правовых норм. По сути, речь идет о новой редакции УК РФ, принятого сравнительно недавно - в 1996 г. Самое интересное, что столь объемный нормативно-правовой акт в соответствии со ст. 5 Закона вступил в силу со дня его официального опубликования (за исключением п. 154, 155 и 158 ст. 1), в то время как, напомним, на усвоение положений УК РФ в 1996 г. было предоставлено более полугода.

Основная масса изменений и дополнений пришлась на Особенную часть Кодекса - 221 из 257, или почти 86%. Обратим внимание лишь на наиболее значимые новеллы.

1. В связи с исключением из уголовного законодательства неоднократности как усиливающего наказуемость обстоятельства указание на нее исключено из 59 статей Особенной части (где неоднократность фигурировала в качестве квалифицирующего признака), а также из перечня отягчающих наказание обстоятельств (ст. 63). Ныне упоминание о ней сохранилось только в некоторых статьях, где она выступает в роли признака основного состава преступления (например, незаконное использование чужого товарного знака уголовно наказуемо, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб - ч. 1 ст. 180 (см. также ч. 2 той же статьи и ст. 154). В соответствии с осуществленными изменениями, сколько бы лицо преступлений ни совершило, неоднократность в уголовно-правовом смысле отсутствует и повторение преступлений на квалификации содеянного и на наказании не сказывается; множественность совершенных виновным деяний образует совокупность преступлений, каждое из которых получает самостоятельную уголовно-правовую оценку и за каждое из них судом должно быть назначено (соответствующее тяжести данного деяния) наказание. После этого определяется окончательное наказание по правилам, установленным ч. 2 или 3 ст. 69.

Согласно новой редакции ч. 2 ст. 69 принцип поглощения (в альтернативе с принципом сложения наказаний) допустим ныне по делам о преступлениях не только небольшой, но и средней тяжести. Требуется, однако, чтобы все деяния, составляющие совокупность, были преступлениями небольшой и средней тяжести. Окончательное наказание при этом виде совокупности не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Следовательно, допускается выход за верхние пределы санкций, входящих в совокупность.

Если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким, применяется только принцип сложения. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок этого вида, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 3). Такая редакция ч. 3 порождает ряд вопросов. Во-первых, почему к более опасному виду совокупности установлен сравнительно льготный вариант в части максимальных размеров окончательного наказания? Ведь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести независимо от вида наказания возможно превышение наполовину максимума наиболее строгой санкции, а по делам о деяниях тяжких и особо тяжких превышение возможно только при назначении лишения свободы. Во-вторых, какого нового законодательного предела должен придерживаться суд по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, если им избирается наказание, не связанное с лишением свободы (например, с применением ст. 64)? В-третьих, поскольку из ч. 3 ст. 69 исключено упоминание о том, что окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть более 25 лет, вправе ли суд ныне превысить обычный, 20-летний предел лишения свободы? Думается, вправе, ибо осталась в неприкосновенности ч. 4 ст. 56, гласящая, что "в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет".

2. Ввиду переосмысления роли рецидива в уголовном праве и сохранения его только в качестве обстоятельства, влияющего на объем уголовной ответственности и на избираемое судом наказание, он оставлен в перечне отягчающих наказание обстоятельств (ст. 63) и в ряде других статей Общей части, однако исключен из 22 статей Особенной части, где он опосредованно, через категорию судимости, играл роль квалифицирующего обстоятельства. Указание на рецидив, таким образом, исчезло из Особенной части и сохранилось только в Общей части.

3. Ввиду отказа от конфискации имущества она исключена из всех санкций статей о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных из корыстных побуждений (в общей сложности из 44 санкций). Речь идет об общей конфискации. Специальная же конфискация (орудий и средств совершения преступления; предметов, добытых преступным путем; предметов, изъятых из гражданского оборота) по-прежнему будет осуществляться в одних случаях в соответствии с уголовно-процессуальным правом, в других - на основании норм гражданского и гражданско-процессуального права. Обратим внимание, что осталась без изменения ст. 312 УК "Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации". Надо думать, законодатель, не изменяя статью, имел в виду необходимость сохранения ее из-за такого вида, как специальная конфискация.

4. В Особенной части появилось девять новых статей.

Две из них размещены в разделе VII "Преступления против личности", в главе 17 о посягательствах на личную свободу, честь и достоинство. Статья 127.1 устанавливает ответственность за торговлю людьми в целях их эксплуатации; при этом проведена довольно тщательная дифференциация наказуемости с помощью квалифицирующих признаков, а также посредством введения специального вида освобождения от уголовной ответственности в примечании 1: лицо, впервые совершившее деяние, добровольно освободившее потерпевшего и способствовавшее раскрытию совершенного преступления, уголовной ответственности не подлежит. В связи с введением упомянутой статьи исключена из Кодекса ст. 152, которая решала проблему торговли "живым товаром" лишь частично. Вторая статья, 127.2 "Использование рабского труда", также принята в порядке реализации Конвенции против транснациональной организованной преступности, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН в 2000 г.; ответственность за это преступление также дифференцирована (с помощью квалифицирующих обстоятельств).

Еще две новые статьи введены в раздел VIII "Преступления в сфере экономики", в гл. 22 о посягательствах в сфере экономической деятельности. Одна из них ликвидировала существовавший в УК пробел, установив ответственность за неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1). Криминообразующими признаками, без которых уголовная ответственность немыслима, выступают неисполнение обязанностей в личных интересах и в крупном размере. Им признается утаенная сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет более 500 тыс. руб., при условии, что доля неуплаченного превышает 10% подлежащих уплате сумм, либо превышающая 1,5 млн. руб. То же деяние, совершенное в особо крупном размере (соответственно более 2,5 млн. руб. - свыше 20% - более 7,5 млн. руб.), влечет для налогового агента повышенную наказуемость. Вторая статья - 199.2 - предусматривает наказуемость самого факта сокрытия в крупном размере денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам. Дифференциации ответственности за это деяние законодателем не предусмотрено.



Дополнительно три статьи появились в разделе IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка", в гл. 25 о посягательствах на здоровье населения и общественную нравственность. Две из них упорядочивают с точки зрения законодательной техники тот нормативный материал, который уже содержался в УК. Так, в отдельную статью (228.2) выделен состав преступления (ранее помещенный в ч. 5 ст. 228): нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ, совершенное лицом, в обязанности которого входило соблюдение указанных правил. Тем самым соблюдено требование, согласно которому самостоятельный вид преступления должен описываться в отдельной статье. И это позволило осуществить дифференциацию ответственности за данный вид преступления: в ч. 2 предусмотрена повышенная ответственность за совершение того же деяния из корыстных побуждений либо когда оно повлекло по неосторожности причинение тяжких последствий. Включение второй статьи (228.1) позволило "разгрузить" и упростить с точки зрения законодательной техники текст ч. 1 и 2 ст. 228 в ее прежней редакции. Ныне по ст. 228 наказуемы незаконные: а) приобретение, б) хранение, в) перевозка, г) изготовление, д) переработка наркотических средств, психотропных веществ или (выделен еще один предмет) их аналогов в крупном (ч. 1) либо в особо крупном (ч. 2) размере. В ст. 228.1 говорится о наказуемости более опасных видов поведения - незаконного производства, сбыта или пересылки тех же предметов; если эти деяния совершаются в крупном (ч. 2) либо в особо крупном размере (ч. 3), наступает повышенная ответственность. Кстати, впервые непосредственно в УК дано понятие этих размеров: крупным признается количество наркотика, превышающего размеры средней разовой дозы потребления в 10 и более раз, а особо крупным - в 50 и более раз. Поскольку размеры средних разовых доз утверждаются Правительством РФ и ему поручено это сделать в течение трех месяцев, введение ст. 228 и 228.1 в действие отложено соответственно на тот же срок. Наконец, появление ст. 242.1 обусловлено необходимостью реализации упоминавшейся в связи со статьями о работорговле Конвенции ООН 2000 г. и Протокола к ней о предупреждении, пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее. Соответственно, новый вид приобрел комплекс статей, посвященных борьбе с проституцией и сопряженными с нею явлениями. Так, ст. 240 устанавливает уголовную ответственность за сам факт "вовлечения в занятие проституцией", в то время как в прежней редакции давался исчерпывающий перечень уголовно наказуемых способов такого поведения (вовлечение путем обмана, шантажа, насилия или угрозы насилием, уничтожения или повреждения имущества); предусмотрена дополнительно наказуемость принуждения к продолжению занятия проституцией; из ст. 151 исключено указание на такую форму вовлечения несовершеннолетнего в антиобщественные действия, как вовлечение его в занятие проституцией. Статья 241 провозглашает ответственность за содержание притонов (что было предусмотрено и ранее), а также за систематическое предоставление помещений для занятия проституцией и за организацию занятия проституцией. По ст. 242 по-прежнему наказуемо незаконное распространение порнографических материалов или предметов, а в новой ст. 242.1 установлена наказуемость изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних. Субъектом этого преступления объявлено лицо, достигшее 18-летнего возраста, а квалифицирующими признаками - совершение такого деяния: а) родителем или иным подобным лицом (воспитателем, педагогом и т.д.); б) в отношении лица, заведомо не достигшего 14 лет; в) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Еще две новые статьи появились в разделе X "Преступления против государственной власти", в гл. 30 о посягательствах на государственную власть, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Речь идет о специальных нормах, о должностных преступлениях. В ст. 285.1 предусмотрена ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств, совершенное в крупном размере, а в ст. 285.2 - за нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов, совершенное в крупном размере. Различие состоит, таким образом, в предмете, видах средств, подвергаемых нецелевому расходованию: бюджетные они либо внебюджетные. Крупным размером признается сумма, превышающая 1,5 млн. руб., а особо крупным (как квалифицирующим признаком) - 7,5 млн. руб.

5. Ряд деяний декриминализирован. Так, устранена уголовная ответственность за заведомо ложную рекламу (ст. 182), за обман потребителей (ст. 200), за оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265). Заметим, однако, что в последнем случае при наличии признаков заведомого оставления потерпевшего в опасном для жизни или здоровья состоянии возможна ответственность по ст. 125 "Оставление в опасности". Напомним также, что исключена ст. 152 в связи с введением ст. 127.1. Кроме того, декриминализировано неосторожное причинение средней тяжести вреда здоровью человека, в связи с чем исключены ч. 3 и 4 ст. 118, а из текста ч. 1 ст. 143, 216, 263, 264, 266 - 269 удалено указание на это последствие как криминообразующий признак. Вместе с тем этот признак сохранен в основном составе неоказания помощи больному (ч. 1 ст. 124), что вряд ли оправданно.

6. Осуществлена частичная декриминализация: 1) уничтожения или повреждения имущества в крупном размере по неосторожности (ст. 168) - ныне причинение такого вреда наказуемо только путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности; 2) монополистических действий и ограничения конкуренции (ст. 178) - ныне недопущение, ограничение или устранение конкуренции влечет уголовную ответственность только при условии, если эти деяния повлекли причинение крупного ущерба. Таковым признается ущерб, сумма которого превышает 1 млн. руб.; 3) незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения "гладкоствольного" оружия (ст. 222) - ранее этот вид оружия входил в число предметов криминального (незаконного) оборота; 4) незаконного изготовления, переработки, перевозки наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228) - сейчас эти деяния наказуемы при условии их совершения в крупном размере; 5) хулиганства (ст. 213) - уголовно наказуемым признано лишь грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, то есть особо квалифицированный в прошлом вид хулиганства (см. ч. 3 ст. 213 в прежней редакции). Соответственно, признак совершения преступления "из хулиганских побуждений" появился в качестве квалифицирующего в статьях о причинении легкого вреда здоровью (ст. 115), побоях (ст. 116), об умышленном уничтожении или повреждении имущества (ст. 167); однако отсутствует он в составах истязания, оскорбления, вандализма, воспрепятствования работе избирательных комиссий, уничтожения или повреждения памятников истории и культуры, надругательства над телами умерших и местами их захоронения и т.д.; 6) незаконного прекращения или ограничения подачи электрической энергии либо отключения от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1). Вместо конструкции состава создания опасности ("могло повлечь") задействована ныне конструкция материального состава: если это повлекло. В итоге уголовная ответственность стала возможной только при реальном наступлении вредного результата в виде крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иных тяжких последствий; 7) незаконного оборота газового и холодного, в том числе метательного, оружия - ранее ч. 4 ст. 222 предусматривала уголовную ответственность за три вида поведения: незаконные приобретение, сбыт или ношение такого оружия, ныне же - только за незаконный сбыт. Вместе с тем признано неуместным и исключено из текста предусматривавшееся законом изъятие: "за исключением тех местностей, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом". В итоге ч. 4 ст. 222 приобрела следующий вид: "Незаконный сбыт газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, - наказывается...".

7. Произошла частичная криминализация: 1) торговли людьми и использования рабского труда (ст. 127.1 и 127.2), а также незаконного оборота аналогов наркотических средств и психотропных веществ (ст. 228, 228.1), о чем уже шла речь выше; 2) полового сношения и иных действий сексуального характера (ст. 134) и развратных действий (ст. 135) - за счет повышения до 16 лет порога возраста несовершеннолетнего потерпевшего; 3) нарушения неприкосновенности частной жизни (ст. 137) - в результате исключения из диспозиции нормы таких криминообразующих (в прошлом) признаков, как совершение деяния "из корыстной или иной личной заинтересованности, с причинением вреда правам и законным интересам граждан"; 4) легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем (ст. 174, 174.1) - из-за удаления ограничительного признака основных составов "в крупном размере": ныне размеры легализуемого имущества не имеют решающего значения для признания поведения преступным, а крупный размер выступает в упомянутых статьях в качестве квалифицирующего признака (ч. 2) - им признается сумма, превышающая 1 млн. руб.; 5) нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360), - в основном составе ныне не указывается в качестве обязательного признака на специальную цель нападения - "провокации войны или осложнение международных отношений"; ныне она выступает в роли квалифицирующего признака.

8. Ряд признаков состава (основного или квалифицированного) уточнен. Так: а) в ч. 1 ст. 151 четко указан возраст субъекта, вовлекающего несовершеннолетнего в антиобщественные действия, - это лицо, достигшее 18-летнего возраста; б) в ч. 1 ст. 293 вместо оценочного признака, характеризующего последствия халатности ("существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства"), введен признак точного значения: деяние повлекло причинение крупного ущерба. Им, согласно примечанию к данной статье, признается ущерб, сумма которого превышает 100 тыс. руб.; в) в ст. 302 в качестве еще одного потерпевшего от принуждения к даче показаний назван специалист, которого УПК - наряду с другими лицами (обвиняемым, свидетелем, экспертом и т.д.) - признает участником уголовного судопроизводства (ст. 58); г) введен уточняющий признак и в состав геноцида (ст. 357): говорится о действиях, направленных на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой. Наконец, в п. "а" ч. 2 ст. 158 в прежнем виде восстановлен квалифицирующий признак, касающийся групповых краж: исключена недавно введенная разновидность совершения квалифицированной кражи - "группой лиц".

9. Законодатель определенное внимание уделил дифференциации наказания с помощью квалифицирующих признаков и квалифицированных составов. Так, появились вторые части в ст. 115 и 116 с квалифицирующим признаком "из хулиганских побуждений", в ст. 360 "Нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой" с признаком "деяние, совершенное в целях провокации войны или осложнения международных отношений" и т.д.

Части третьи введены: а) в ст. 215, 216, 217, 219 и 220 (а также в статью о халатности - ст. 293) с особо квалифицирующим признаком "повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц", в статью о заведомо ложном доносе (ст. 306) с признаком "соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения", в ст. 109 с признаком "причинение смерти по неосторожности двум или более лицам", в ст. 313 о побеге с приведением трех особо квалифицирующих признаков; б) в ст. 240 с признаками "совершенные организованной группой", "в отношении заведомо несовершеннолетнего".

Части вторая и третья названы ныне в ст. 241, где ранее был описан лишь основной состав.

10. В качестве средства дифференциации использованы в отдельных случаях и примечания. Так, в примечании к ст. 122 записано, что лицо, поставившее в опасность или фактически заразившее потерпевшего ВИЧ-инфекцией, освобождается от уголовной ответственности, если потерпевший был своевременно предупрежден о наличии у лица этой болезни и добровольно согласился совершить действия, создавшие опасность заражения. Данное законоположение тем более сомнительно, что в ст. 121 о заражении венерической болезнью (заболеванием излечимым!) подобного примечания не содержится, а Пленум Верховного Суда ориентирует суды по этой категории дел на то, что согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности (п. 5 Постановления от 8 октября 1973 г. N 15).

Столь же неоднозначное отношение вызывает новое примечание к ст. 151: ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в бродяжничество не наступает, если это деяние совершено родителем вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства. Остается непонятным по крайней мере то, почему данное предписание не распространено на вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество - оно ведь тоже может быть вызвано тяжелыми жизненными обстоятельствами, в том числе утратой источника средств существования.

Разумно, на наш взгляд, примечание к ст. 210 "Организация преступного сообщества (преступной организации)". Согласно ему лицо, прекратившее участие в таком сообществе или входящем в него структурном подразделении или объединении и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности (если в фактически содеянном не содержится иного состава преступления). Данное примечание выполняет важную стимулирующую (к позитивному поведению) функцию и призвано содействовать нейтрализации общественно опасной деятельности преступного сообщества.

Некоторые примечания, уже известные ранее УК, дополнены уточняющими положениями. Так, применительно к сдаче предметов незаконного оборота оружия (ст. 222) и незаконного оборота наркотических средств (ст. 228), влекущей освобождение от уголовной ответственности, уточнено, что не может идти речи о добровольной сдаче предметов, если производится их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию. Дополнен и текст примеч. 1 к ст. 201 о понятии лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации: дефиниция распространена на субъекта преступления, предусмотренного ст. 196. А таким субъектом ст. 196 признает: а) руководителя, б) собственника, в) индивидуального предпринимателя. Кстати, точно тот же круг субъектов назван применительно и к иным преступлениям в сфере банкротства (ст. 195, 197), а потому остается непонятным, почему в примечании говорится только о ст. 196.

Чаще всего в новых или существовавших примечаниях раскрывается понятие крупных (и особо крупных), значительных размеров (ущерба) либо указывается орган, которому поручено эти размеры устанавливать. Так, новыми являются упомянутого типа примечания к ст. 178 (поскольку состав сконструирован теперь по типу материального), к ст. 228, 231, 293. Некоторые существовавшие примечания вынужденно изменены в связи с исчислением материального вреда не в МРОТ, а в абсолютных денежных единицах (см., например, ст. 290, 260).

Следует отметить стремление законодателя при даче дефиниций придерживаться блокового принципа (когда они распространяют свое действие не на одну, а на несколько статей и даже глав либо же всю Особенную часть Уголовного кодекса). Например, в появившемся примечании к ст. 169 говорится: "В статьях настоящей главы, за исключением статей 174, 174.1, 178, 185, 185.1, 193, 194, 198, 199 и 199.1, крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признается стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным - один миллион рублей". В связи с использованием такого приема законодательной техники исключены примечания к ряду статей УК (скажем, только в гл. 22 - к семи статьям).

13. Весьма заметная доля изменений и дополнений приходится на санкции статей, что вполне объяснимо в числе прочего необходимостью исключения конфискации имущества, перевода размеров штрафа в рублевое исчисление и иными технического плана причинами. Однако к сказанному корректировка санкций не сводится.

Во-первых, произошло заметное "насыщение" санкций штрафом как видом наказания: законодатель использует его и как заменителя такого "изгнанного" из УК имущественного наказания, как конфискация имущества, и как альтернативу иным, более строгим, мерам уголовно-правового воздействия. Причем в одних случаях штраф фигурирует в качестве альтернативного основного наказания (в 236 санкциях), в других - как дополнительная мера (в 69 санкциях), в третьих - и в том, и в другом качестве (в 15 санкциях). Уникальны в этом плане санкции ч. 1 ст. 174 и 174.1: легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем, наказуема штрафом в размере до 120 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за период до одного года. Санкции эти, таким образом, единичные, и возникает вопрос: как будет поступать суд в случае злостного уклонения от уплаты штрафа лица, осужденного по этим статьям? Ведь в соответствии с ч. 5 ст. 46 замена на более строгое наказание должна осуществляться в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей (частью статьи) УК, а она ничего, кроме штрафа, не называет. Самобытна и санкция ч. 2 ст. 183, предусматривающая за незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, штраф с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Подобная конструкция уязвима, поскольку дополнительное наказание не должно быть более строгим, нежели основное. Видимо, законодателю следовало указать на "лишение права" как на альтернативный вид основного наказания и в случае необходимости - на штраф как дополнительное к этому виду наказание.

Осуществлена законодательная корректировка также размера и сроков наказания, причем в одних случаях - в отношении минимума, а в других случаях - в отношении максимума вида наказания. При этом если касательно штрафа произошло, как правило, увеличение его (чаще - высшего) предела, то применительно к лишению свободы прослеживается тенденция к снижению: в одних случаях - максимума, в других случаях - минимума (либо того и другого одновременно), - вплоть до полного отказа от этого вида наказания (см., например, ст. 156, 224, ч. 1 ст. 171, 191, 217, 236, ранее допускавшие применение лишения свободы на срок от одного до трех лет). Все это свидетельствует о желании законодателя в пределах возможного гуманизировать уголовное законодательство, направить уголовную политику в русло более жесткой экономии репрессивных мер. Не обошлось, однако, и без грубых ошибок при конструировании санкций. Так, применительно к основному составу причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ч. 1 ст. 165) предусмотрено лишение свободы на срок до шести лет, в то время как за квалифицированный и особо квалифицированный его виды - лишение свободы соответственно на срок до трех и пяти лет. Не чем иным, как спешкой и невнимательностью, подобные огрехи объяснить невозможно.

Мы постарались осветить основные нововведения в УК РФ и показать их суть, причины появления. Многие из них выглядят обоснованными и улучшают уголовно-правовую материю. Вместе с тем ряд упомянутых выше просчетов, а то и нелепостей приводит к выводу о неминуемом внесении вскоре же новых изменений и дополнений в Уголовный кодекс. Не хотелось бы, чтобы они носили столь же массовый, скороспелый и некачественный характер.

Ко времени выхода учебника в свет теорией и правоприменительной практикой будет накоплен дополнительный опыт применения действующего уголовного законодательства и толкования уголовно-правовых предписаний. Авторский коллектив будет признателен всем юристам за их замечания и предложения по совершенствованию предлагаемого учебника в части и формы, и содержания его.


Ответственный редактор -

доктор юридических наук, профессор

Л.Л.Кругликов
Указатель сокращений
БВС - Бюллетень Верховного Суда (СССР, РСФСР, РФ)

ВВС - Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР, РФ), Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета (СССР, РСФСР, РФ)

ГП - журнал "Государство и право"

КоАП - Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

РГ - "Российская газета"

РЮ - журнал "Российская юстиция"

САПП РФ - Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации

СГП - журнал "Советское государство и право"

СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации

СП РФ (СССР) - Собрание постановлений Правительства РФ (СССР)

СПП ВС - Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам

СЮ - журнал "Советская юстиция"

УИК - Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации

УК - Уголовный кодекс Российской Федерации

УПК - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации


следующая страница >>