Ошо, известный также как Багван Шри Раджниш просветленный мастер нашего времени. «Ошо» означает «подобный океану», «благословенный» - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ошо заратустра: Танцующий Бог 12 2619.38kb.
Книга Ма Прем Шуньо вся пронизана любовью, любовью к своему Мастеру... 29 3691.86kb.
Мыслители нашего времени, 2010, №5(25) мыслители нашего времени Информационно-дискуссионное... 9 3661.31kb.
Экспертная система прогнозирования инсультов 1 130.22kb.
Мастер спорта, директор гуо сош №223 г. Минска 1 349.1kb.
На книгу А. Столярова «Повести нашего времени» 1 54.91kb.
Для подготовки к олимпиаде по литературе 10 класс Какое из приведенных... 1 31.17kb.
Латинский термин Культура означает возделывание, обработка, воспитание... 1 8.55kb.
Урока: «Классификация архитектурных стилей» 1 62.87kb.
Уроков по роману М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» (11 класс) 1 235.9kb.
Конфликтология является одной из наиболее актуальных научных дисциплин... 1 152.86kb.
Кто сказал, что все животные – братья наши меньшие? Конечно, скажете... 1 51.67kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Ошо, известный также как Багван Шри Раджниш просветленный мастер нашего времени. - страница №2/22

ГЛАВА 2

ВЫБОР — ЭТО АД

Вопрос:


Ошо, вы говорите мне, чтобы я плыл, но мое тело такое тяжелое, у меня такой тяжеловесный ум, что я чувствую, что утону, если буду плыть. Поэтому я плыву в панике.

Плыть — это значит, начать совершенно новый образ жизни. Вы привыкли бороться, вы привыкли плыть против течения. Эго питается, если борется с чем-то. Если вы не боретесь, эго просто исчезает. Для существования эго, очень важно продолжать бороться. Так или иначе, в мирских вопросах или в духовных вопросах — но бороться. Борьба с другими или борьба с самим собой важна для эго, но это должна быть постоянная борьба. Люди, которых вы называете мирскими, борются с другими, а люди, которых вы называете духовными, борются с собой. Но основа остается та же.

Истинное видение возникает только тогда, когда вы перестаете бороться. Тогда вы начинаете исчезать, потому что без борьбы эго не может существовать ни единого мгновения. Оно нуждается в том, чтобы постоянно нажимать на педали. Эго подобно велосипеду. Если вы перестанете вращать педали, велосипед упадет. Ваша езда не может продолжаться долго. Может быть, вы еще проедете немного из-за того, что вы раньше вращали педали, но ваше эго нуждается в том, чтобы вы сотрудничали с ним, чтобы вы поддерживали его живым, и это сотрудничество происходит посредством борьбы, посредством сопротивления.

Когда я говорю вам, чтобы вы плыли, я имею в виду, что вы такие маленькие, вы крошечная часть космоса, и поэтому совершенно нелепо бороться с ним. С кем вы боретесь? Любая борьба, в основном, направлена против Бога, потому что он окружает вас. Если вы пытаетесь идти против течения, вы пытаетесь идти против Бога. А если он течет вниз к океану, вы должны течь вместе с ним.

Когда вы однажды начинаете плыть вместе с рекой, у вас будет развиваться совершенно другое качество. На вас будет спускаться что-то высшее, вас не будет, вы станете просто пустотой, необычайной пустотой и восприимчивостью. Когда вы боретесь, вы слабеете, когда вы боретесь, вы становитесь маленькими. Когда вы боретесь, вы становитесь тяжелыми, а когда вы не боретесь, вы сдаетесь и открываетесь. Так лотос открывает свои лепестки. Тогда вы становитесь восприимчивыми. Безболезненно вы начинаете двигаться, двигаться с жизнью, двигаться вместе с рекой.

Вопрос таков: вы говорите мне, чтобы я плыл. Но я боюсь, что если я буду плыть, я утону. Это хорошо, если вы утонете, потому что только эго может утонуть, а не вы. Когда вы боретесь, на самом деле, эго борется с вашей внутренней сутью, и вы тонете. Но благодаря тому, что вы тонете, впервые вы сможете плыть, потому что впервые вы будете. Если вы будете выбирать, вы выберете эго. Если вы не будете выбирать, и жизнь будет выбирать за вас, вы лишитесь эго. Выбирайте — и вы всегда будете выбирать ад. Выбор — это есть ад. Не выбирайте. Пусть молитва Иисуса звучит в вашем сердце: да будет царствие твое, да будет воля твоя. Пусть он потрудится для вас.

Отбросьте себя, утоните, исчезните с этого плана бытия, и тогда внезапно вы больше не будете человеком, вы будете сверхчеловеком, вся ваша жизнь станет жизнью прекрасного.

Позвольте мне рассказать вам одну историю. Одна несчастная душа появилась у дверей ада. Ее там встретил сам Дьявол. «К какой группе ты хотел бы присоединиться?» — спросил он с усмешкой. «А что ты имеешь в виду под группой?» — спросил новичок. «Видишь ли, — сказал Дьявол, — у нас есть здесь разные штучки, и мы позволяем людям выбирать по своему вкусу. Мы верим в демократию, мы не диктаторы. У нас здесь нет суеты. Все зависит от твоего собственного выбора. Ты будешь вечно мучиться, помни об этом. Не забывай об этом. Ты должен выбирать очень внимательно. И поэтому я хочу отправиться вместе с тобой в путешествие».

Дьявол повел новичка по аду. Одна группа валялась в грязи, и ее постоянно поедали черви. Другую группу постоянно обжигали раскаленными докрасна трезубцами. Другую группу все время распинали на дыбе, и так далее, и так далее. Новичок чувствовал себя очень плохо.

И тогда Дьявол привел его к одной группе, которая по грудь стояла в дерьме, и пила чай из чашек. «Ну, это вроде не так уж плохо», — подумал он про себя. «Я хочу выбрать эту группу», — сказал он Дьяволу. «Ты уверен? — спросил Дьявол. — Помни о том, что потом ты не сможешь переменить свое решение. Это навечно». «Нет, я совершенно уверен. Да, это мне подойдет», — сказал новичок. «Очень хорошо, — сказал Дьявол. — Тогда входи». И как только несчастная душа прыгнула в это дерьмо, зазвенел колокольчик, и голос сказал: «Внимание каждому. Перерыв закончился. А теперь вставайте вверх ногами».

Если вы выбираете, вы выбираете ад. Выбор есть ад. Вот как вы создали ад вокруг себя благодаря выбору. Когда вы выбираете, вы не позволяете Богу выбрать вас.

Кришнамурти продолжает настаивать на том, чтобы не выбирать. Это одна сторона всей ситуации. А другая сторона в том, что если вы не будете выбирать, Бог сам будет выбирать за вас. Это только половина истории «не выбирать», это только начало. В то мгновение, когда вы перестаете выбирать, жизнь продолжается, и, несмотря на то, что вас не будет, жизнь будет продолжаться. А вы — не что иное, как ад. Когда вы не будете стоять между собой и Богом, он будет выбирать. Он всегда выбирал для вас. Есть одна пословица, которая говорит: человек предполагает, а Бог располагает. Реальность прямо противоположна. Бог предполагает, а человек располагает.

Когда вы почувствуете красоту не избирательности, и будете плыть вместе с ней, вы никогда не будете снова выбирать, потому что как только вы начинаете выбирать, возникает ад, и все, что вы выбираете, есть ад.

Поэтому я бы хотел, чтобы вы утонули, утонули и да будут мои благословения с вами.

Когда Иисус говорит, что тот, кто цепляется за себя, потеряет себя, а те, кто действительно теряют себя, приобретут, он имеет в виду в точности то же самое, о чем я говорю. Когда суфии говорят: «Умрите до того, как вы умрете, и тогда вы станете бессмертными», они имеют в виду то же самое.

Смерть эго происходит только благодаря сдаче. Люди приходят ко мне и спрашивают: «Как не быть эгоистичным?» Но вы не можете ничего сделать для того, чтобы быть неэгоистичными. Что бы вы ни делали, это сделает вас снова эгоистами. Вы можете попытаться дисциплинировать эго, но вы не можете быть не эгоистами, потому что все, что вы делаете, увеличивает ваше эго. В то мгновение, когда вы станете делателем, что бы вы ни делали... Вы можете попытаться быть смиренными, но если ваше смирение проистекает от дисциплины, от практики, то глубоко внутри за вашим смирением будет оставаться эго, и оно будет продолжать говорить: «Смотри, насколько я смиренно».

Я слышал об одном человеке, который отправился на встречу с Адлером, великим психоаналитиком, который часто пользовался словом «комплекс неполноценности». Этот человек был подвержен психоанализу. Через несколько месяцев, проделав множество усилий, Адлер сказал ему: «Теперь ты вылечен». Человек сказал: «Да. Я тоже чувствую, что я излечен. Теперь я единственный, у кого такой прекрасный комплекс неполноценности во всем мире, лучший комплекс неполноценности во всем мире».

Как он может быть самым прекрасным и самым лучшим? Но это возможно, это происходит ежедневно. Вы можете сохранить свой эгоизм, даже используя комплекс неполноценности. У вас может быть суперкомплекс, который относится к вашему комплексу неполноценности. Человек такой смешной.

Сходите к религиозным людям и посмотрите на их лица. На них можно увидеть признаки смирения, но если вы погрузитесь немного глубже, глубже, чем поверхность их кожи для того, чтобы познать их, глубоко внутри вы увидите, что их эго очень счастливо, и оно чувствует так: «Нет никого более смиренного, чем я». Если вы скажете религиозному человеку: «Я нашел человека, который боре смиренный, чем ты», он будет ранен. Он будет чувствовать себя оскорбленным. Это невозможно. Никто не может быть более смиренным, чем он. Но это усилие эго. «Ни у кого нет лучше дома, чем у меня. Ни у кого нет лучше машины, чем у меня. Ни у кого нет красивей лица, чем у меня. Никто не знает больше, чем я». При таком сравнении и ощущении эго чувствует себя лучше и лучше.

Вы не можете сделать ничего, чтобы изменить это. Вы можете просто увидеть тот факт, что с вашей стороны ничего не нужно, и когда вы отбросите, или даже лучше было бы сказать — когда вы отбросите в глубоком понимании, — вы будете открыты к жизни. Тогда жизнь начнет течь через вас, как холодное дуновение протекает по открытой комнате. Вы подобны комнате без окон. Все окна и все двери закрыты, ни один луч света не попадает в такую комнату, ни одно дуновение ветра не проходит через комнату. Вы заключены в пещере себя, закрыты. Естественно, вы чувствуете себя задушенными, это естественно.

Но я знаю, что очень трудно позволить себе утонуть. На это необходимо время. Нужно всего лишь несколько проблесков. Иногда просто дрейфуйте, не плывите. Почувствуйте, как река несет вас. Иногда просто сядьте в саду и не выбирайте. Не говорите, что сад прекрасен, что в нем что-то красивое, а что-то уродливое. Не делите. Просто будьте присутствующими во всем. Иногда двигайтесь в миру, не осуждая, не приветствуя, ничего не говоря. Учитесь множествам способов того, как просто быть без каких-либо суждений, потому что в то мгновение, в которое вы пытаетесь что-то оценить, вы выбираете; в то мгновение, когда вы говорите: «Это хорошо», вы говорите: «Я бы хотел иметь это». В то время, когда вы говорите, что это плохо, вы говорите: «Я не хочу этого. Мне не хочется это иметь». В то мгновение, когда вы говорите, что эта женщина прекрасна, вы хотите ее. В то мгновение, когда вы говорите, что эта женщина уродлива, вы уже почувствовали отвращение. Вы уже пойманы в двойственность хорошего и плохого, прекрасного и уродливого. У вас появился выбор.

Тонки пути эго. Вы должны быть очень бдительными.

И однажды вы узнаете. Однажды хотя бы на одно мгновение, когда вашего эго не будет, и вы не будете его создавать, внезапно все двери откроются, и отовсюду со всех направлений жизнь бросится к вам. И это очень тонкое ощущение. Если вы не будете бдительными, вы не сможете почувствовать это. Вы не сможете увидеть этого. Прикосновение Бога очень нежное. Для того, чтобы его почувствовать, нужна огромная чувствительность.

Вчера я читал небольшую поэму Оделя Острохьюза. Бог не посылает нам свои слова подобно огромному потоку воды, который своим потоком и напором совершенно сносит вас. Нет, он подобен лучу солнца, или зеленой веточке, которая выросла зимой, или дождику, который мягко льет на землю. Вот как Бог приходит к нам.

Дождь, который мягко падает на землю. Вот как Бог приходит к нам.

В глубокой сдаче в вас появляется чувствительность, осознанность, и внезапно вы наполняетесь чем-то, чего раньше никогда не знали. Так всегда происходило, но вы были слишком грубые, чтобы почувствовать это. Это всегда присутствовало в вас, но вы слишком были заняты борьбой, слишком сильно были погружены в свое эго, и вы не могли обернуться и почувствовать это. Это всегда присутствовало в вас, но вас не было. Это всегда ждало вас, но вы забыли о том, как возвращаться домой. Отбросить эго — вот путь домой.

Поэтому утоните. Как раз в этом заключается искусство, которому я учу вас здесь. Если я чему-то вас учу, то я учу именно смерти, потому что я знаю, что только благодаря смерти происходит воскрешение.

Вопрос:


Этим утром вы говорили о необходимости быть ответственным, о необходимости быть в уединении и не виснуть на других. Я вижу, что я принял саньясу просто как предлог для того, чтобы избежать многого в этом мире. Я все время спрашиваю вас, что мне делать. Когда я печален и одинок, я всегда уповаю на ваше присутствие, я воображаю, что вы со мной, чувствую, что моя пустота наполняется, я чувствую себя не ответственным, и я снова запутался и не понимаю, что такое саньяса.

Вы всегда будете чувствовать себя запутанными, если будете цепляться за кого-то другого, потому что это понимание будет не ваше, а понимание не может быть заимствовано. Поэтому вы можете немного себя обманывать, но снова и снова реальность будет вмешиваться, и вы будете чувствовать себя запутанным. Поэтому единственный способ, посредством которого можно избежать запутанности — это не рационализировать. Единственный способ избежать запутанности — это стоять на собственных ногах, быть бдительным, осознавать. Не откладывайте процесс осознания.

Когда вы начинаете цепляться за кого-то, вы избегаете осознанности. А вас с самого начала обучали этому и обусловили: родители, друзья, общество, образование, политики — все они пытались обусловить вас так, чтобы вы зависели от других. Тогда вами можно управлять, тогда вас можно контролировать, тогда вас можно эксплуатировать и подавлять. Тогда вы можете быть сокращены до раба, вы теряете вашу свободу.

Такая обусловленность в вас есть. Когда вы приходите ко мне, вы приходите с этой обусловленностью, и, естественно, по-другому быть не может. И немедленно ваш ум начинает действовать исходя из этой обусловленности, вы начинаете цепляться за нее. Но я не собираюсь вам позволить сделать это. Я буду подталкивать вас снова и снова, бросать вас снова и снова от себя, потому что мне бы хотелось, чтобы вы опирались на свое собственное понимание, тогда это будет нечто постоянное, тогда вы никогда не будете запутанными.

Приходит запутанность. Я говорю вам что-то, вы начинаете верить в это. Но это не ваше видение, это не ваше восприятие. Завтра в жизни что-то происходит, и у вас возникают трудности. Трудности возникают потому, что вы выучили наизусть, вы просто запомнили то, что я вам говорю. Как же вы можете ответить благодаря заимствованному пониманию? Жизнь меняется каждое мгновение. Мое понимание в это мгновение не поможет вам в следующее мгновение; мое понимание в это мгновение не может постоянно помогать вам. Если вы будете воспринимать его просто на уровне слов, на уровне интеллекта, ментально, вы будете нести это с собой, но вы будете все время запутанными, потому что жизнь всегда идет вразрез с вашим так называемым пониманием.

Жизнь верит только в истинное понимание, а истинное означает ваше собственное, искреннее, которое вырастает в вас.

Я здесь не для того, чтобы дать вам знание. Я здесь не для того, чтобы дать вам теории. Вот что делалось на протяжении столетий, и человек остался невежественным, как и раньше. Я здесь для того, чтобы вы стали бдительными к тому факту, что спрятано в вас, внутри вас. Это источник света. Подключитесь к этому источнику. Пусть этот свет ярко горит внутри вас, и тогда у вас будет что-то живое. Тогда, какие бы трудности у вас ни возникали в жизни, вы не будете воспринимать их с точки зрения вашего прошлого знания, вы будете воспринимать их в настоящем, вы столкнетесь с ними лицом к лицу — с вашим настоящим пониманием.

Все, что я говорю, будет всегда прошлым. В то мгновение, когда я это сказал, в то мгновение, когда вы это услышали, это уже ушло в прошлое. Жизнь продолжает меняться, это постоянное движение. Она не знает, что такое остановка, она не знает, что такое отдых.

Вновь и вновь вы чувствуете себя запутанными.

Со мной тоже есть трудности. В следующее мгновение, в которое вы спросите те же вопросы, я никогда не буду отвечать вам по-старому, потому что я чувствую время. Я вам не отвечаю, я не помню свои предыдущие ответы, я отвечаю времени, и этот ваш вопрос здесь, и я отвечаю снова. Если вы будете продолжать накапливать мои ответы, это вас не только будет запутывать, вы можете просто сойти с ума, потому что вы не найдете никакой гармонии в них и не найдете никакой последовательности. Они непоследовательны. Что я могу сделать? Жизнь непоследовательна, и если я хочу быть истинным в жизни, я вынужден оставаться непоследовательным в своих словах, а если я буду цепляться за свои слова, то я предам жизнь. Д я хочу оставаться преданным жизни. Я могу предать свое прошлое, но я не могу предать настоящее. Я могу пойти против своих слов, но я не могу пойти против настоящей жизни, настоящего мгновения.

Поэтому запутанность будет возникать, это естественно. Однажды я скажу одно, а в другой день я скажу что-то другое. Если вы будете сравнивать, если вы попытаетесь создать последовательность из всех моих слов, у вас обязательно будут трудности, у вас будут глубокие трудности. Не делайте этого. Просто слушайте меня. Не учитесь моим ответам, учитесь тому, как я отвечаю. Пусть вас не волнует то, что я говорю. Посмотрите на то, как я говорю. Посмотрите на то, как я отвечаю на ситуацию, на определенный вопрос. Ответ не важен, важен мой живой отклик.

Если вы можете научиться живому отклику, вы станете ответственны. Я вкладываю в слово «ответственность» такой смысл, который полностью отличен от словарного значения. В словаре это слово означает нечто подобное долгу, обязанности, как будто бы вы обязаны кому-то другому. Это слово, практически, грязное. Мать продолжает говорить ребенку: «Ты обязан мне, помни об этом». Отец продолжает говорить сыну: «Ты обязан мне, помни об этом». Вот что продолжают говорить каждому в отдельности: «Ты обязан мне, обязан обществу. Помни об этом». Ваши так называемые образы Бога также говорят людям: «Ты обязан мне».

Когда я говорю слово «ответственность», я имею в виду жизнь, я имею в виду живой отклик. Вы не ответственны ни перед кем, кроме как перед самим бытием, перед этим мгновением. Ваша ответственность в том, чтобы отвечать, чтобы отвечать открытым сердцем, чтобы отвечать чувствительностью; не со сжатыми кулаками, но с открытыми ладонями, не прячась и не удерживая что-то. Вы должны полностью открыть себя, вы должны глубоко доверять жизни. Вы не должны пытаться быть умными и хитрыми, и тогда вы будете плыть вместе с настоящим мгновением, вы будете отвечать по-разному, потому что жизнь меняется.

Иногда горячо. Вы можете сидеть под солнцем, вам нужен кров. Иногда слишком холодно, и вы не можете сидеть в холодной комнате, вы должны выйти на солнце. Но никто не скажет вам, что вы из-за этого непоследовательны. Никто вам не скажет, что вы сидели в комнате, а теперь вы сидите под солнцем. «Почему? Почему ты такой непоследовательный? Ты должен выбрать. Если ты хочешь сидеть под солнцем, то ты должен постоянно сидеть под солнцем». Вы будете смеяться нелепости таких рассуждений, но именно этого люди ожидают от вас в вашей жизни.

Все меняется вокруг вас. Не фиксируйтесь на каких-то определенных идеях, иначе вы будете запутанными.

И не слушайте, что говорят другие. Слушайте свое собственное сердце.

Я слышал. То, чего человечество боялось столько поколений, в конце концов, произошло. Ядерная реакция вышла из-под контроля, и весь земной шар взорвался. На Земле погибло все живое. Естественно, у врат в рай возникла большая путаница, потому что одновременно очень много душ попало к воротам. Поэтому святой Петр решил разбить эту толпу, надписывая каждого человека и определяя его к определенной группе.

В одну группу вошли одни только боссы, в другую группу вошли мужчины, которые подчинялись своим женам. И вот в ту группу, в которую должны были войти только боссы, записался только один человек, тогда как в другую группу записалось столько людей, что очередь доходила почти что до Млечного пути.

Святой Петр заинтересовался и сказал, обратившись к этому человеку: «Как получается так, что ты здесь единственный?» «Я не знаю. Жена сказала мне встать сюда». Такой был ответ.

Иногда это жена, иногда это муж, иногда это отец, иногда это мать, иногда это гуру. Кто-то говорит вам, чтобы вы встали куда-то. И вы даже не знаете почему. Вы должны понять, почему вы встали куда-то.

Послушайте. Это немножко сложно. Даже если вы решили следовать за кем-то, слушайте сердце. Спрашивайте у него, за кем вы хотите следовать. Я не говорю, чтобы вы ни за кем не следовали, потому что если ваше сердце говорит, чтобы вы следовали, что вам еще остается делать? Но вы должны слушать сердце, чувствовать сначала, потому что, в конце концов, вы должны ответить на позывы своего сердца, все остальное вторично. Вы первичны. Вы — это центр мира.

Если вы захотите следовать за мной, или если вы захотите получить инициацию от меня, если вы выберете и захотите сдаться мне, сначала почувствуйте себя: что вы чувствуете? Иначе вы будете постоянно чувствовать запутанность, и вы постоянно будете думать: «Что я здесь делаю?» Вы начнете думать так: «Почему я принял саньясу? Почему?» И поэтому не принимайте саньясу просто из-за того, что кто-то вам сказал об этом. Почувствуйте. И тогда запутанность никогда не возникнет. Она не может возникнуть. Тогда не будет вопроса запутанности.

Запутанность — это неправильная деятельность. Если вы действуете из своего центра, запутанности никогда не будет. Если вы действуете из чьего-то чужого центра, тогда запутанность обязательно вырастет в вас, а люди как раз действую исходя из чужого понимания, из чужих советов, и они живут чужой жизнью. Люди полностью отдали свою жизнь в чужие руки.

Почувствуйте. Ждите, пока ощущение не возникнет в вас. Будьте терпеливыми, не спешите. Если вы хорошо чувствуете себя, если это глубокий корень, и этот корень делает вас сильными, этот корень также не позволит, никакой запутанности кружиться вокруг вас.

Вопрос:

Ошо, что такое трудность?

Теперь вы создаете трудности для меня. Этот вопрос подобен тому, как если кто-то приходит и спрашивает: «Что такое желтый цвет» или «Что такое желтизна?» Есть желтые цветы, есть желтые листья, старые листья. Есть желтое золотое солнце, есть тысячи вещей, которые желтые. Вы когда-нибудь видели желтизну? Вы видели желтые вещи, но желтизну — вы с ней никогда не сталкивались, вы не можете с ней столкнуться.

Есть трудности, много трудностей, но вы никогда не знаете, что такое трудность. Этот вопрос очень абстрактный. Нет ничего такого, как трудность. Трудности есть, потому что трудность — это конфликт внутри вас. Внутри вас, должно быть, есть волна, и тогда возникает трудность. Вы не знаете, куда идти, туда или сюда, и тогда возникает трудность. Трудность — это вопрос вашей двойственности. Вам кажется, что вы должны делать это, но вам также кажется, что вы должны делать еще и другое, и тогда возникают трудности. Но если вы невинны, трудностей нет, вы просто движетесь. Когда вы даете ответы на вопросы, подобные этому вопросу: «Что такое трудность?» или «Что такое желтизна?» или «Что такое любовь?», трудно ответить на них.

Святой Августин сказал: «Я знаю, что такое время, но когда люди меня спрашивают, что такое время, внезапно я теряю слова». Каждый знает, что такое время, но если кто-то спрашивает, что такое время в точности, у вас будет трудность, вы не будете знать, что ответить. Вы можете показать, что такое время, но что такое время, чистое, абстрактное время...

Но я понимаю, почему этот вопрос возник у вас. Есть несколько людей, ряд людей, которые настолько запутаны, что они даже не могут понять, что такое трудность. Они настолько запутаны, они стоят на таком перекрестье, что им еще слишком рано думать о том, как решать вопросы, которые у них возникают. Они еще даже не добрались до этого. Таких много, потому что вы потеряли соприкосновение с чувствами, вы забыли о том, что такое живое сердце, и поэтому даже трудности далеки от вас, нужно, чтобы кто-то поставил их перед вами. Они только решение. Вы спрашиваете меня о том, чтобы я сказал вам, каковы ваши трудности. Но вы зависите не только от меня в решении этих трудностей, вы зависите также от самих трудностей, и так происходило в прошлом.

Когда люди приходят ко мне, я могу сразу увидеть, в чем их трудности, принадлежат ли все эти трудности им, или они заимствовали их. Если приходит христианин, то он приходит с такими трудностями, с которыми индуист никогда не придет.

Когда приходит иудей, он приходит с такими трудностями, которые ни один христианин никогда не принесет. А когда приходит джайн, у него совершенно другие трудности, которые индуистам даже не снились. Что происходит? Эти трудности не могут быть жизненными трудностями, потому что жизненные трудности не могут быть ни иудейскими, ни индуистскими, ни христианскими, ни джайнскими. Жизненные трудности — это просто жизненные трудности, а эти трудности — теологические. Им научили. Их научили этим трудностям. Так о чем же тут говорить?

Человечество эксплуатируется очень хитрыми людьми. Сначала они учат вас тому, что спрашивать, но ответ у них уже заранее заготовлен. Если вы задаете правильный вопрос, они дадут вам правильный ответ. Но и то, и другое — это фальшивка, потому что этому вопросу вас научили те же самые люди, которые на него отвечают, причем они учат вас только тем вопросам, на которые могут ответить. И так эта игра продолжается, прекрасно продолжается.

Если вы пойдете к джайнскому монаху и если джайны не научили вас тому, какие вопросы задавать, вы создадите ему трудности. Вы вынудите его почувствовать смущение, потому что вы будете задавать ему такие вопросы, на которые их традиция не дает никаких ответов. Если вы спросите у джайна, почему Бог создал мир, он не будет знать, что вам ответить, потому что в их теологии нет Бога, в их теологии ничто никогда не создавалось. Мир существовал вечно, вечно и вечно, творения никогда не было, поэтому если вы спросите, почему Бог создал мир, ваш вопрос покажется совершенно нелепым джайну, потому что нет Бога, нет творения, мир вечен. Слово «творение» не существует в джайнском языке, потому что творение включает существование Творца, но Творца нет. Поэтому как может быть Творец? Мир есть, но это не творение. Он вечный, не созданный, и всегда будет оставаться.

Никогда не задавайте теологических вопросов, потому что все они заимствованы. Находите жизненные вопросы. Постарайтесь обнаружить, в чем ваша трудность. Постарайтесь обнаружить, в каком месте вам жмут ботинки. Найдите ваши собственные трудности.

И ваши трудности могут не быть трудностями другого человека, поэтому другой человек может и не согласиться с вашими трудностями. Все трудности индивидуальны. Это не общественное явление. Моя трудность — это моя трудность, а ваша трудность — это ваша трудность. Они так же отличаются, как отличаются отпечатки пальцев, так и должно быть.

Когда я вижу, как люди задают заимствованные вопросы, они не подписывают их, и тогда эти вопросы тщетны. Они даже не достойны того, чтобы на них отвечать, не достойны того, чтобы даже их задавать. Ваши трудности должны иметь подпись, они должны исходить из вашей жизни, из вашей борьбы, из вашего вызова, ответа, из вашего противоборства.

Я слышал. Сваха, в конце концов, уговорила Кохена встретиться с одной девушкой. Девушка была представлена как очень красивая, талантливая, образованная, молодая и богатая.

Кохен встретился с ней, она ему понравилась, и они поженились. Но через день он встречает сваху и в гневе ей говорит: «Ты сыграла со мной эту грязную шутку. Она сама призналась, что переспала с половиной людей в Пуне». «Ну и что? А что, по-твоему, Пуна такая большая?» — спросила его сваха.

Ваша трудность — это не трудность свахи. Ваша трудность — это ваша трудность, и ничья другая. Помните о том, что если трудность индивидуальна, ее нужно разрешить, потому что она истинна, но если вы заимствовали ее из какой-то традиции, из какого-то общества, у кого-то другого, ее никогда нельзя разрешить, потому что это не ваша трудность. Это подобно тому, как вы научились болезни у кого-то другого.

Вчера я читал один интересный рассказ о том, что у одного известного врача в офисе висела табличка, на которой было написано — особенно она касалась женщин: «Пожалуйста, не разговаривайте о ваших болезнях и их симптомах с другими женщинами, не рассказывайте об этих симптомах, потому что это запутывает врача». Женщины, которые ожидают врача, вынуждены разговаривать, и они вынуждены передавать опыт своей болезни другим женщинам, и, конечно, это запутывает врача, потому что он не может понять, что есть что.

Есть такие люди, которые начинают болеть после того, как читают рекламу лекарств в газетах. Я слышал об одном человеке, который прямо посередине ночи позвонил своему врачу. Врач, естественно, рассердился, потому что это было посредине ночи. Он его разбудил. Он схватил телефон и сказал: «Что случилось?» И этот человек начал описывать свою болезнь. И врач сказал: «Говори покороче. Я тоже читал эту статью в газете. Сократи».

Люди учатся своим болезням из газет. Следите за своим умом. Он полон подражания. На него могут оказать впечатление чужие трудности, вы можете стать настолько внушаемым, что начинаете думать, что это ваши трудности. И тогда нет способа, посредством которого можно решить их, потому что самое главное, о чем нужно помнить — что это не ваши трудности.

Таковы мои наблюдения. Если трудность реальная, ее можно решить. И таково мое определение трудности. Ее можно решить. А если ее нельзя решить, то это не трудность. Болезнь — это болезнь, если ее можно вылечить. Все болезни лечатся, по крайней мере, теоретически. Но если у вас нет болезни, как ее можно излечить? Это неизлечимая болезнь. Тогда никто не может помочь. Тогда она просто присутствует в уме. Никакое лекарство вам не поможет.

Поэтому первое, что нужно понять относительно трудности — это то, что эта трудность должна быть жизненной, она не должна быть теологической, философской, спекулятивной. Она должна быть психологической, она не должна быть философской. Она должна возникать из-за столкновения с жизнью.

Девяносто процентов ваших трудностей возникает из-за того, что вы попадаетесь в ловушку мертвых мыслей, вы цепляетесь за эти мысли. Когда возникает такая ситуация, которая не соответствует вашим мыслям, в вас возникают трудности, и вы пытаетесь изменить ситуацию вместо того, чтобы попытаться изменить мысли. Если вы сталкиваетесь с ситуацией, которая не соответствует вашей идеологии, вы тяжело боретесь для того, чтобы изменить ситуацию, но вы не пытаетесь сменить идеологию, и тогда возникает трудность.

Всегда будьте готовы изменить ваш ум, потому что жизнь не может измениться просто из-за ваших идеологий. Вы научились определенным образом смотреть на жизнь, научились определенным образом объяснять жизнь, и идеологии стали фиксированными. Мы привыкли к какому-то определенному узору.

Позвольте мне рассказать вам одну историю. Трусливый маленький мужчина очень боялся своего босса. Однажды он сказал своему товарищу по работе, что он болен. Его друг спросил: «Но почему же ты не идешь домой?» «О, я не могу этого сделать», — ответил тот. «Но почему? Не будь глупым. Он никогда не узнает. Его сегодня даже нет на работе».

В конце концов, этот человек решился и оправился домой. Когда он добрался туда, он посмотрел в окно и там увидел своего босса, который целовал и обнимал его жену. И тогда он прибежал обратно на работу. «Ну и друг же ты! — сказал он своему приятелю. — Меня чуть-чуть не поймали».

Старый образ мышления. Ситуация была совершенно другая. Это он мог поймать босса, но старые мысли превалировали в нем. Он думал о том, что босс может поймать его.

Посмотрите на жизнь, но не цепляйтесь за свой ум. Девяносто процентов ваших трудностей исчезнут просто. Вас это не будет беспокоить. Десять процентов ваших трудностей останется. Это жизненные трудности, и они нужны, потому что вы должны расти вместе с ними. Если вы их отбросите, вы не вырастите. Вам нужны конфликты. Вам нужна боль, вам нужны страдания, потому что это сделает вас кристаллизованными, это сделает вас более осознанными. Если вы можете превзойти это, то вы заработали блаженство, которое приходит после того, как вы превзошли ваши трудности.

Это подобно скалолазанию. Вы забираетесь вверх, устаете, потеете, тяжело дышите, вам кажется какое-то мгновение, что это невозможно — достигнуть вершины, но потом вы достигаете вершины. Вы ложитесь и смотрите на открытое небо, отдыхаете, расслабляетесь, и вы счастливы, что вы решили взобраться на вершину. Но это происходит только после того, как вы тяжело трудились для того, чтобы забраться на нее. Если вы заберетесь на эту вершину на вертолете, у вас не будет такого ощущения, потому что вы не заработали его. Поэтому человек, который забирается на вершину на вертолете, и человек, который забирается на нее на своих ногах, забираются на совершенно разные вершины. Они никогда не достигают одной и той же вершины. Ваши средства меняют вашу цель. Человек, который забрался на вертолете, не слишком-то насладится этим. Он скажет: «Да, это красиво». Его наслаждение будет подобно наслаждению человека, который полностью набит едой и перед которым проносят блюдо с каким-то деликатесом. Он говорит: «Хорошо». Он немножко понюхает, но он настолько напичкан едой, что у него нет аппетита. И представьте себе рядом с ним другого человека, который очень голоден.

Для того чтобы достигнуть вершины, вам нужен также аппетит, и этот аппетит растет тогда, когда вы забираетесь. Вы становитесь, все более и более голодными, все более и более усталыми, становитесь, все более и более готовыми, и когда вы достигаете вершины, вы отдыхаете. Вы заработали это.

В жизни вы ничего не можете получить не заработав, и, если вы попытаетесь быть умными в жизни, вы упустите множество возможностей.

Поэтому отбросьте эти трудности, которые не принадлежат вам. Отбросьте эти трудности, которым вы научились от других. Отбросьте эти трудности, которые возникают из-за ваших твердых идеологий. Будьте текучими, двигайтесь. Умирайте в каждое мгновение к прошлому и рождайтесь снова, чтобы не нести с собой никакой идеологии, чтобы у вас не было какой-то закостенелого подхода к жизни, чтобы вы всегда были открытыми и доступными, чтобы вы отвечали. Тогда перед вами будут стоять только те трудности, которые вам нужны, которые становятся частью вашего роста.

И я вижу: есть люди, которые живут просто рутинной жизнью. Они не живут истинной жизнью. Одни лишь пустые жертвы. Их трудности также пустынны, бессмысленны. Кто-то приходит и спрашивает: «Есть ли Бог?» Эта трудность совершенно пустая. Почему вас заботит Бог? Вы даже себя еще не знаете. Начните с начала, начните с самого начала. Вы даже не познали того, кто познает. Вы даже не знаете, что такое осознанность внутри вас, и спрашиваете про Бога. Вы спрашиваете про абсолютную осознанность, про высшую осознанность, но вы даже не научились той осознанности, которая уже дана вам как дар. Вы даже не научились тому цветку, который есть в вашей руке, и вы спрашиваете высшего цветка. Это глупо.

Забудьте о Боге. Прямо сейчас, в настоящее мгновение войдите в ваше бытие, и вы увидите, что дал вам Бог, то, что целое дало вам. И если вы можете научиться этому, еще больше дверей откроется перед вами. Чем больше вы будете учиться, тем больше тайн будет открываться. Бог — это высшая тайна. Когда вы выучили все остальное, и ничего не осталось, что бы вы могли еще выучить, когда вы прошли через все беспокойства, через всю агонию, через все водовороты жизни — только тогда. Бог — это последний дар. Вы должны заработать его.

Не задавайте вопросы, которые не относятся к вам.

И не живите рутинной жизнью, которая полна пустых жестов. Люди ходят в церковь — это пустой жест. Они никогда не хотели туда пойти. Но почему же они тогда идут? Потому что все другие ходят. Это социальное правило. Потому что все люди думают, что это хорошо, если они будут ходить в церковь. Это дает вам определенное чувство комфорта, уважения. Эти люди бы не пошли к самому Иисусу, но они ходят в церковь. Церковь уважаема, Иисус никогда не был уважаемым. Ходить к Иисусу значило создавать себе трудности, ходить к Иисусу означало поставить свое чувство значимости на ставку.

Вы здесь. Вам приходится ставить свое чувство респектабельности на кон, потому что вы не приобретете никакого уважения, если будете ходить ко мне. Вы можете, наоборот, потерять, но вы не можете приобрести. И поэтому это не может быть формальностью, потому что кого волнует формальное? Никто не будет жертвовать своей респектабельностью ради формального. Поэтому это может быть только от сердца.

Люди молятся. Нужно молиться. Но это пустой жест, потому что в их сердцах нет любви, нет благодарности, и они продолжают молиться. И тогда возникают трудности, которые бесполезны.

Делайте только то, к чему у вас есть чувство.

Я слышал. Один бывший железнодорожный рабочий, которому было восемьдесят лет, жил в доме около железнодорожной линии. Он был на пенсии. И он привык считать количество вагонов у всех поездов, особенно длинных, которые проезжали мимо. Этого не нужно было делать, но это была старая привычка. Однажды в воскресенье на семейном празднике его сын заметил, что он не обращает никакого внимания на проходящий поезд, и спросил: «Почему? Почему ты не считаешь вагоны, как обычно?»

Старик ответил: «Я не работаю по воскресеньям».

Смотрите на свою жизнь прямо, и она будет более искренней, более правдивой, реальной. Не делайте пустых жестов, иначе ваши вопросы будут пустыми. Они будут выглядеть как трудности, но это будут не истинные трудности.

Но в чем отличие между истинной трудностью и не истинной? Не истинная трудность — это такая трудность, которая может быть разрешена, но, на самом деле, ничего не разрешается. А истинная трудность — это трудность, которая даже в случае, если ее не разрешили, решает многое, потому что само усилие направлено на разрешение. В самом усилии вы становитесь более бдительными, более знающими, более понимающими. Вы понимаете больше про себя и понимаете то, чего раньше никогда не знали.

Трудность — это возможность встретиться с собой, отправиться во внутреннее паломничество своего бытия. Трудность — это делатель. Используйте ее для того, чтобы войти в свое собственное бытие.

Поэтому таков мой ответ: трудность — это возможность роста; трудность — это дар Бога, это вызов Божественного. Станьте перед ним лицом к лицу и найдите способы превзойти ее, чтобы возвыситься над ней, и вы почувствуете огромное благо.

Вопрос:


Вы говорите: Не совершай одной и той же ошибки дважды. Но как я могу избежать этого до тех пор, пока не приведу ум в такое состояние, в котором не буду сравнивать, судить, оценивать. И только тогда я могу сказать «нет».

Когда я говорю, чтобы вы не делали одних и тех же ошибок дважды, я не говорю, чтобы вы оценивали, судили и сравнивали. Я говорю, чтобы вы видели. Когда вы делаете ошибку, вы видите ее в ее тотальности. Поймите, что это ошибка. И если вы ее увидите, то она отбрасывается. Вы никогда не сможете повторить ее.

Например. Если вы засунете руку в огонь, вы ее обожжете, и в следующий раз. Когда вы будете рядом с огнем, разве вы будете пользоваться аристотелевской системой силлогизмов, разве вы будете рассуждать о том, что это огонь и что любой огонь сжигает, и что вследствие этого вы не будете класть в него руку? Разве вы будете сравнивать с прошлым опытом, разве вы будете оценивать? Если вы сделаете так, то вы не сможете избежать совершения ошибки снова, потому что ум будет говорить: «Может быть, это огонь другой? Кто знает? Может быть, огонь вообще начал по-другому жить? Может, на этот раз он по-другому себя поведет? Может, в прошлый раз он был просто сердитым, а в этот раз он не будет сердитым? Кто знает?»

Ум, который оценивает, судит, сравнивает, уже показывает на то, что смысл не понят, иначе для чего было бы оценивать и сравнивать? Если вы увидели факт, самого этого факта вам достаточно. Вы будете избегать огня.

Поэтому, когда вы сталкиваетесь с опытом, оставайтесь бдительными, не будьте глухими и слепыми. Я не говорю, чтобы вы смотрели назад, я говорю, чтобы вы смотрели в настоящее, в то место, где вы находитесь, и если это будет ошибкой, она будет отброшена сама. Если вы понимаете, что ошибка — это ошибка, она отбрасывается сама. Если она не отбрасывается сама, это просто показывает, что вы еще полностью не осознали того, что это ошибка. Так или иначе, иллюзия продолжает на вас действовать. Вам кажется, что это не ошибка.

Люди приходят ко мне и говорят: «Мы знаем, что гневаться плохо, и мы знаем, что гнев отравляет, и мы знаем, что гнев разрушителен. Но что делать? Мы продолжаем сердиться». О чем вы говорите? Они просто говорят о том, что они слышали, как другие люди им говорят, что гнев — это плохо; они читали в писаниях, что гневаться — значит отравлять себя, но они не познали себя, иначе все бы закончилось.

Сократ сказал: «Знание — это добродетель». Это великие слова. Он говорит, что знать — это значит быть. Когда вы однажды познали, когда вы поняли, что это стена, а не дверь, вы не будете биться головой об эту стену снова и снова. Когда вы познали, что это стена, вы начинаете искать дверь, и когда вы однажды нашли дверь, вы всегда проходите через дверь. Вопрос не в том, чтобы снова и снова думать о прошлом опыте, сравнивать и решать, делать выводы.

Я слышал. Глуховатый священник слушал исповедь, когда человек, который ему исповедовался, встал на колени и сказал: «О, отец! Я совершил ужасную вещь. Я убил свою мать». «Что?» — сказал старый священник, прикладывая руку к уху. «Я убил свою мать», — сказал он покаянно немного громче. «Но что это такое? Говори!» - приказал ему божий человек. «Я убил свою мать!» — взревел бедный грешник. «О! -сказал священник. — И сколько раз?»

Глуховатый человек — это глуховатый человек. А слепой — это слепой. Если вы не будете слушать ваш опыт, если вы будете глухи к вашему опыту, то вы будете повторять снова и снова одни и те же ошибки. На самом деле, сказать, что вы повторяете, неправильно, вы просто их снова делаете, по-новому, потому что в последний раз вы упустили. Это не повторение.

Таково мое понимание. Никакие ошибки не повторяются заново в том случае, если вы понимаете, что это ошибка. Если вы повторяете, это просто показывает, что вы делаете их заново, потому что прошлое не пришло еще в ваше сознание. Вы делаете это впервые, это не повторение, потому что если вы поняли, вы не можете повторить. Понимание — это алхимический процесс, он преображает вас.

Поэтому я не говорю, чтобы вы стали умными, чтобы вы вычисляли и всегда думали, что хорошо и что плохо, что делать и чего не делать, что морально и что аморально. Я не говорю этого. Я просто говорю вам: через что бы вы ни проходили, проходите с полной бдительностью, чтобы ничего неправильного не повторялось заново.

В этом красота осознанности. То, что правильно, еще усиливается, а то, что неправильно, разрушается благодаря осознанности. Осознанность действует как жизненная энергия для хороших дел, и как смерть для плохих дел. Осознанность действует как благословение и как проклятие для плохих дел. Если вы попросите меня дать определение греха, мое определение таково: то, что может быть сделано с полной осознанностью — это не грех, но то, что не может быть сделано с полной осознанностью — это грех. То, что может быть сделано только в бессознательности - это грех, и то, что может быть сделано только в сознательности — это добродетель. Поэтому забудьте о грехе и о добродетели, помните об осознанности и о бессознательности.

Весь смысл эволюции находится между осознанностью и бессознательностью. Станьте более осознанными и менее бессознательными. Пусть ваша энергия больше горит осознанностью, вот и все.

Вопрос:


Дорогой Ошо, разве вы не можете ничего воспринимать серьезно?

Я очень серьезно отношусь к одной вещи: к шуткам. Вы, должно быть, наблюдали это: я никогда не смеюсь, когда я рассказываю шутку. Я действительно очень серьезно отношусь к шуткам. Кроме шуток, нет ничего серьезного в этом мире.

Вопрос:

Если Мулла Насреддин пришел бы в этот ашрам, приняли ли бы вы его в одну из групп, или вы бы посоветовали ему сформировать свою собственную группу? И если бы это было так, то, как вы думаете, какая это бы была группа?

Я уже поступал так раньше, но это не подействовало. Мулла Насреддин — это лидер из лидеров, его нельзя сделать участником какой-то группы. Его эго не позволит этого. Я спрашивал у него, он сказал: «Хорошо. Ты можешь сделать меня лидером». Я дал ему такую возможность. Это была трехдневная группа. Там собрались все глупцы и все мудрецы, потому что Мулла Насреддин нравится и тем, и другим. Глупые люди думают, что он тоже глупый, а мудрые думают, что он тоже мудрый. Он трюкач, а, может быть, он просто на границе. Он стоит посередине между той и другой стороной. Его можно воспринимать и как глупца, но можно воспринимать как мудреца, самого мудрого среди всех.

Он встал перед группой и сказал: «Знаете ли вы, чему я собираюсь вас научить?» И, естественно, каждый сказал: «Как мы можем знать? Мы не знаем». И он сказал: «Если вы даже не знаете хотя бы этого, я не собираюсь вас учить, потому что вы просто недостойны этого».

И он ушел. На следующий день я снова начал приставать к нему, и он снова пришел сюда и спросил у участников группы: «Знаете ли вы, чему я вас буду сегодня учить?» Теперь они стали немножко умнее и сказали; «Да, мы знаем». И он им ответил: «Тогда в чем смысл? Если вы знаете, зачем мне вас учить? Все прекрасно». И ушел.

Но я уговорил его в третий раз. Тогда он пришел, встал перед всеми и спросил: «Знаете ли вы, чему я собираюсь научить вас сегодня?» Теперь окружающие стали еще умнее, и они сказали: «Половина из нас знает, а половина не знает». И он ответил: «Прекрасно. Тогда пусть те, кто знают, расскажут тем, кто не знает. Мне не для чего здесь быть».

Мулла Насреддин — это очень древнее суфийское средство. Существовал ли этот человек на самом деле или нет — неизвестно. Может быть, он существовал, а может быть, и нет, и есть многие страны, которые претендуют на то, что он родился у них: Иран говорит, что Мулла Насреддин родился в Иране. У них есть гробница Муллы Насреддина. Советская Россия также претендует на это. Есть еще другие страны, которые тоже претендуют. Практически весь Средний Восток претендует на то, что Мулла Насреддин — это их собственность, и есть множество мест, в которых он якобы похоронен.

Может быть, он существовал, а может быть, не существовал, но его воздействие огромно. Все, что он делал, все, что ему приписывается, полно смысла. Даже эта история, в которой он спрашивает: «Знаете ли вы, что я собираюсь вам сказать?» Каждый говорит: «Нет». Но не было ни одного человека, который бы промолчал. «Нет» сказать очень легко, быть атеистом очень легко. Но если у вас есть такое отношение, вас очень трудно чему-либо научить. На следующий день все сказали: «Да», потому что они чувствовали большую жадность, им хотелось услышать то, что он скажет. Их «да» шло от жадности, а жадность никогда не возможно удовлетворить. И Мулла сказал: «Если вы уже знаете, в чем смысл?» В третий день они оказались еще умнее и хитрее. Они разделились на две группы, половина сказала, что знает, половина сказала, что не знает. Они попытались поставить Муллу на свое место, но Муллу невозможно поставить на место. Он подобен Меркурию, который выскальзывает из ваших рук. Он сказал: «Прекрасно. Если половина из вас знает, а половина не знает, пусть те, кто знает, скажут тем, кто не знает. Для чего я здесь нужен? Для чего тратить время?»

Сначала они сказали «нет». Не было ни одного человека, который бы промолчал. Потом они сказали «да», но опять не было молчащего. Потом они сказали: да и нет. Вновь не было молчания.

Он вернулся ко мне и сказал: «Этих людей невозможно научить, потому что научить можно только тех, кто молчит. Ученичество — это молчание. Если вы приходите сюда, и вы уже знаете, вас невозможно научить. Если вы приходите сюда с отношением отрицания, с атеистическим отношением, сомнениями и скептицизмом, вас невозможно научить. А если вы говорите, что вы немного знаете и немного не знаете, вас тоже невозможно научить, потому что вы очень умные. Эти три отношения: того, кто отрицает, того, кто все знает и того, кто пытается путешествовать на обеих лодках, того, кто ест торт и пытается сохранить его, то есть того, кто хитрый. Это три вида людей в мире, которые неспособны понять.

Только те, кто молчат, только те, кто отвечают своей тишиной и у кого открыто сердце — только их можно научить, вот в чем смысл этой истории.

Читайте Муллу Насреддина столько, сколько сможете, и попытайтесь понять его. Он может быть великим благословением для вас, потому что он учит через юмор. Каждая эта история, которую он рассказывает, полна необычайного смысла, но вам нужно его раскрыть. Вот почему я говорю, что есть люди, которые думают, что он глупец. Они просто читают историю и смеются, и это все. Они думают, что это просто шутка, но это не так. Ни одна шутка не может быть просто шуткой. Если вы мудры, то вы увидите смысл, увидите в точности то, что происходит. И когда вы сможете поймать проблеск внутреннего значения, вы будете необычайно счастливы. Вы станете бдительными к новому измерению.

Мулла Насреддин теперь стал популярным в Западных странах также. Люди читают, но они упускают. Они думают, что это просто шутки. Но это не так. Это средства для того, чтобы научить вас тому, что свято, через юмор, и можно научить этому только через юмор. Только через юмор, потому что только юмор может расслабить вас, а Бога можно познать только в глубокой расслабленности. Когда вы смеетесь, вы исчезаете как эго. Когда смех действительно искренний, тогда смех бьет из живота, тогда все ваше тело трепещет от энергии оргазма, когда ваш смех распространяется на все ваше бытие, когда вы просто теряетесь в нем, тогда вы открываетесь Богу.

Серьезным людям никогда не достигнуть Бога, они не смогут. Бог не может так рисковать, потому что они не поймут его до смерти.

Маленького ребенка привели в церковь впервые. Он посмотрел на лица людей, длинные, печальные и серьезные. Все выглядело так, как будто бы кто-то умер. Когда он вернулся, мать спросила у него: «Как ты себя чувствовал?» Он сказал: «Я должен сказать тебе правду: я чувствовал себя так же, как, должно быть, и Бог чувствовал себя». Мать спросила: «Что ты имеешь в виду?» Он сказал: «Бог, должно быть, очень сильно скучал, увидев эти вытянутые лица, и, мама, неужели одни и те же люди приходят туда каждое воскресенье?»

«Ну конечно, одни и те же люди. Там есть некоторые, которые приходят туда сорок-пятьдесят лет». И тогда мальчик стал очень-очень печальным и сказал: «Подумай о Боге. Одни и те же серьезные люди каждое воскресенье. Одни и те же лица. Должно быть, они его утомили до смерти».

Вы достигаете Бога через смех. Я учу вас смеху. Вы достигаете Бога через танец, через пение, через радость, через восхищение, через празднование. Научитесь смеху.

И пока вы смеетесь, смотрите, что происходит внутри вас, иначе вы будете упускать всю красоту происходящего. Когда вы смеетесь, увидьте, как внезапно ваше эго исчезает. Увидьте, как ваш ум останавливается на единое мгновение. На единое мгновение ума больше нет, нет мыслей. Когда вы смеетесь глубоко, мыслей нет.

Смех медитативен, и он лекарственный. Он излечивает физическое тело и приносит медитацию в духовное тело.

Мне бы хотелось, чтобы Мулла Насреддин организовал группу, но это кажется сложным. Он очень сложный человек.

Вопрос:


Возлюбленный Ошо, божественная музыка прикасается к глубоким тайникам моего бытия. Когда я пришел впервые, я был уже полностью подготовлен к санньясе. Была ли моя саньяса вашим благословением или результатом стало что-то иное? Это мне неясно. Вы говорите: «Иди и следуй за мной». Но как следовать за вами? Ведь я вас не знаю. Иногда я чувствую ваше благоухание, а иногда оно теряется.

Когда я говорю «приди и следуй за мной», я не говорю, чтобы вы пришли и следовали за моим знанием. Когда я говорю «приди и следуй за мной», я говорю, чтобы вы пришли и следовали за мной в смысле моего незнания. Когда я говорю что-то, следуйте за мной. Я прошу вас идти к неизведанному, я приглашаю вас отправиться в неизведанное. Когда я говорю «приди и следуй за мной», я не говорю, чтобы вы пришли и следовали за мной, потому что меня нет. Я приглашаю вас в необыкновенную пустоту.

Однажды, когда вы войдете в эту дверь, вы не сможете найти ни меня, ни себя. Вы найдете что-то совершенно другое, то, что люди называют Богом.

И я знаю, что иногда вы сможете почувствовать мое благоухание, а иногда оно будет теряться, потому что у вас бывают разные настроения. В одно время вы открыты, а в другое время вы закрыты. Вы далеко. Когда вы закрыты, мое благоухание все равно существует, но тогда вы находитесь далеко от меня и упускаете его. Поэтому попытайтесь почувствовать свое настроение, когда вы близки мне, и постарайтесь оставаться в этом настроении все больше и больше. Постарайтесь расслабиться в этих настроениях и расслабляться больше и больше.

Вопрос не в физическом пространстве между вами и мной, вопрос в духовном пространстве. Если, когда вы смеетесь, вы чувствуете близость ко мне, и благоухание внезапно наполняет ваши ноздри и ваше бытие, научитесь смеяться дальше. Если вы чувствуете, что благоухание ощущается только тогда, когда вы здесь, когда вы смотрите на меня, когда вы не возбуждаете свои мысли, то научитесь отбрасывать мысли все больше и больше. Все, что вы чувствуете, прекрасно. Станьте доступными этому настроению, и мое благоухание станет вашим благоуханием, потому что, на самом деле, оно не принадлежит ни мне, ни вам, оно принадлежит Богу.

Вопрос:


Ошо, пять месяцев я пил из источника, который сделал меня еще более жаждущим отнюдь не меньше, чем раньше. Должно быть, ваша вода какая-то странная. Во время медитации ко мне пришли следующие слова: «Маленькое сладкое озеро, спрятанное в темном лесу. Оно — источник океана». Ошо, вы сладки и солены одновременно. Бывают мгновения, когда вы очень солены. Я чувствую печаль из-за того, что покидаю вас. Мне хочется снова вернуться к этому источнику и пить до тех пор, пока не наполнюсь настолько, что просто упаду в этот источник.

Это вопрос от Ананд Умила.

Это истина. Так и есть. Чем больше вы будете меня пить, тем больше вы будете чувствовать жажду, потому что я не собираюсь делать вас удовлетворенными. Я хочу, чтобы вы становились все более и более неудовлетворенными, потому что если вы будете удовлетворены, вы никогда не достигнете Бога.

Я здесь для того, чтобы создать еще больше жажды. Я здесь для того, чтобы сделать вас еще более голодными, чтобы однажды вы просто почувствовали жажду, просто почувствовали голод, чистый голод. И в это мгновение вы можете взорваться и исчезнуть, и тогда Бог будет найден. Если вы будете удовлетворены мной, я стану вашим врагом, а не вашим другом, потому что тогда вы будете цепляться за меня и за мои ответы.

Самое большее, кем можно меня считать — это дверью. Пройдите через меня, не цепляйтесь за меня. Ваше путешествие начинается с меня, но не заканчивается во мне.

Я знаю, что вы можете чувствовать себя печальными, но станьте бдительными по отношению к своей печали и не отождествляйтесь с ней. Она есть, она висит вокруг вас, но она не есть вы. Воспользуйтесь этой возможностью, чтобы стать более осознанными, чтобы стать больше свидетелями. И если вы сможете стать свидетелями своей печали, ваша печаль исчезнет. Если вы сможете осознать вашу печаль, вы можете помочь ей исчезнуть благодаря осознанности, и куда бы вы ни отправились, я буду идти вместе с вами.

Может быть, не нужно возвращаться в источник, потому что в вашем свидетельствовании вы будете оставаться близкими ко мне, где бы вы ни были, и будете близки к источнику. Источник — это не что-то снаружи вас, и когда вы на самом деле слушаете меня, это не значит, что вы слушаете кого-то, кто снаружи вас. Вы слушаете кого-то, кто внутри вас. Вы слушаете свой собственный внутренний голос, и когда вы любите меня, на самом деле, вы полюбили себя впервые.

ВИБХУТИ ПАДА

3.47


Совершая самьяму на силу познания, на истинную природу, на эго, на все проникновения и на деятельности, вы обретаете контроль над органами чувств.

3.47


Отсюда следует мгновенное познание, которое превосходит тело, а также полный контроль над прадханой, материальным миром.

3.47


Только после осознания различий между садхой и Пурушей появляется знание и контроль над всеми состояниями существования.


<< предыдущая страница   следующая страница >>