Общая юридическая характеристика государства, как субъекта гражданско-правовых отношений - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Общая юридическая характеристика государства, как субъекта гражданско-правовых отношений - страница №1/1




Общая юридическая характеристика государства, как субъекта гражданско-правовых отношений

Прежде чем начать анализ юридических характеристик современного государства, как субъекта гражданско-правовых отношений, мы считаем целесообразным обратить наш взор к страницам истории обозначенной темы.

Исследуя положения римского гражданского права, И. Б. Новицкий отмечал, что римские юристы не разработали понятия юридического лица как особого субъекта, противопоставляемого физическому лицу. В латинском языке не было даже специального термина для обозначения учреждения. Юристы Рима ограничивались лишь признанием факта принадлежности прав различным организациям и сравнивали эти организации с физическим лицом. Теория и практика римского права выделяла республиканскую и императорскую казну, муниципии, различные союзы лиц одной профессии, благотворительные учреждения.1

Известный исследователь римского права Н. С. Суворов, ссылаясь на предшествующие труды ученых, указывал, что понятие юридического лица как субъекта гражданских прав, равноправного с физическими лицами, развилось в применении к муниципиям, а с последних было перенесено на все другие корпорации и, наконец, на само государство. Римское государство имело земельную собственность, обособленную от собственности отдельных граждан, а также государственную денежную казну, рабов, вступало в юридические отношения со своими собственными гражданами (заключало арендные, заемные договоры, договоры купли-продажи, дарения, выдавало обязательства поручительства, получало по наследованию имущество). В то же время римской юридической практике до времен императорства был неизвестен принцип, согласно которому государство, вступая в имущественные отношения гражданского оборота с частным лицом, рассматривается юридически как частное лицо. Римское государство в области имущественных отношений в императорскую эпоху получило название фиска. Республиканское мировоззрение не делало различия между политической общиной и общиной как субъектом частного права. Государство не было стороной имущественного спора и не являлось участником обязательственных правоотношений. Римляне республиканского периода не отделяли государство как «властителя и законодателя» от государства как активного и пассивного субъекта частных прав1.

Талантливый российский цивилист Г. Ф. Шершеневич замечал, что видное место среди публичных юридических лиц занимает казна, представляющая государство с хозяйственной стороны и являющаяся единым субъектом, несмотря на то, что хозяйственную деятельность государства осуществляют разные органы2.

Анализируя российское дореволюционное законодательство, Д. И. Мейер также отмечал, что, нуждаясь в удовлетворении многих потребностей, государство наделяется имущественными правами, становится, таким образом, субъектом гражданского права, и в этом качестве называется казной. Казна действует через представителей (присутственных мест и должностных лиц). Ближайшим и верховным представителем казны является государь3.

В советский период, когда все средства производства (за некоторыми небольшими исключениями — имущества граждан, кооперативных и общественных организаций, причем перечень объектов этого имущества был ограничительным) были объявлены объектом исключительно государственной социалистической собственности, а государство — единым собственником государственного имущества, преобладала точка зрения, согласно которой Советское государство являлось единым и единственным собственником всего государственного имущества, в чьем бы управлении оно ни находилось1. В то же время отдельные юристы допускали возможность самостоятельного субъекта права в виде союзной республики СССР2 или одновременно двух субъектов права - СССР и союзной республики3. Имелись мнения о том, что только одно государство - Союз ССР (а не союзные и автономные республики) - является субъектом права государственной социалистической собственности.4

Как указывает в своем исследовании И.В. Дойников5, Российское законодательство исходит из плюралистической модели участия государства в хозяйственном обороте, когда его представляют несколько различных органов, причем некое подобие их иерархии отсутствует. Между тем правовые системы зарубежных стран исходят из монистической модели участия государства в гражданском обороте6.

Современное законодательство в отличие от Гражданского кодекса 1964 года, где лишь в отдельных статьях было предусмотрено разграничение гражданско-правовой ответственности государства и юридических лиц, ввело в сферу хозяйственно-правовых отношений новые субъекты права - Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Подобно физическим и юридическим лицам отправным пунктом гражданской правосубъектности государства служит их статус как субъектов права. При этом надо подчеркнуть, что никакими, прерогативами, льготами и т.п. и правоотношениях по сравнению с другими "не властными" его участниками они не пользуются. Обновленное российское законодательство последовательно стоит на позиции о недопустимости какого бы то ни было смещения функций государства как властной политической организации, выражаюшей, представляющей, защищающей интересы российского народа и выступающей от имени народа, с его участием в качестве партнера в гражданском обороте, рыночных отношениях. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации (края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа), а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования, согласно п. 1 ст. 124 ГК РФ, выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.

Правовое положение государства как субъекта гражданского права и его особенности неоднократно являлись предметом изучения в отечественной науке гражданского права1. В то же время целый ряд проблем, вытекающих из нового конституционно-правового статуса РФ и субъектов РФ до насгоящего времени остается неисследованным, РФ и ее субъекты обладают имуществом, принадлежащим на праве собственности, в силу этого они нуждаются в выступлении в гражданском обороте, участии в имущественных отношениях. При этом следует учитывать, что РФ и субъекты РФ - это публичные образовании, статус и задачи которых определены нормами публичного права, содержащимися в Конституции и других нормативных актах, поскольку основная деятельность данных субъектов осуществляется именно в публично-правовой сфере. Это обстоятельство неизбежно порождает специфику гражданской правосубъектности Российской Федерации и субъектов РФ - участников гражданских отношений и необходимость ее теоретического исследования.

В ГК РФ предусмотрено, что субъектами гражданского права являются РФ, ее субъекты, а также муниципальные образования (п. 1 ст.2 ГК РФ). Названные субъекты охватываются понятием публично-правовых или публичных образований1. Однако в предмет настоящей работы изучение предпринимательской деятельности муниципальных образований не входит. Местное самоуправление осуществляется населением самостоятельно, его система не относится к системе государственной власти (ст.ст. 12, 130 Конституции РФ, п. 5 ст. 14 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления»). Муниципальные образования обладают особым конституционно-правовым статусом и компетенцией, отличающимися от статуса и компетенции РФ и субъектов РФ, что влечет специфику их гражданской правосубъектности. Эти обстоятельства делают нецелесообразным рассмотрение в данной работе проблем предпринимательской деятельности муниципальных образований.

В то же время гражданское законодательство предусматривает, в основном, единые принципы и начала участия в гражданских правоотношениях РФ и ее субъектов. Порядок такого участия регламентируется главой 5 ГК РФ. И РФ и ее субъекты обладают имуществом на праве государственной собственности. Поэтому, учитывая схожесть гражданской правосубъектности РФ и ее субъектов, а также то обстоятельство, что непосредственно в тексте Конституции РФ республики прямо определяются как государства, а остальные субъекты РФ специалистами в области конституционного права признаются государственными или же государственно-подобными образованиями2, в настоящей работе мы объединяем исследование проблем особенностей гражданской правосубъектности РФ и субъектов РФ.

Однако нельзя не учитывать, что и РФ и субъекты РФ обладают своим обособленным имуществом, принадлежащим на праве собственности, и являющимся основой для их участия в предпринимательской деятельности. Поэтому, если в работах цивилистов советского периода вопрос о самостоятельной гражданской правосубьектности союзных республик, а также государственных образований (автономных республик, краев, областей и других) практически не поднимался, а говорилось лишь о правосубъектности Советского государства1, то и настоящее время, по сравнению с Российской Федерацией, субъекты РФ могут иметь определенные особенности своего участия в гражданских правоотношениях, которые подлежат соответствующему исследованию.

Как справедливо отмечается в науке, одним из составляющих правосубъектности является свойство правоспособности2. Наличие правоспособности является основной предпосылкой участия лица в гражданских правоотношениях. В то же время вопрос о наличии у государства свойства правоспособности долгие годы был дискуссионным в науке гражданского права. Позитивное законодательство - гражданские кодексы РСФСР и союзных республик весьма скупо регламентировало участие государства в гражданских правоотношениях. Поэтому в советской цивилистике возникли различные мнения по вопросу наличия у государства, участвующего в гражданских правоотношениях, правоспособности.

Представители первой точки зрения, вообще, отрицали наличие у государства свойства гражданской правоспособности. Такого взгляда, в частности, придерживался А.В. Мицкевич, отмечавший, что правосубъектность государства вытекает из его суверенных свойств, в связи с чем нет необходимости предоставлять государству правоспособность юридического лица1. Аналогично, В. П. Грибанов считал, что гражданская правосубъектность Советского государства определяется не гражданской правоспособностью и дееспособностью, а его компетенцией, определяемой высшими органами государственной власти. И даже условно понятие правоспособности к государству неприменимо2".

Другая точка зрения, представленная П.П. Виткявичусом, заключалась в том, что у государства признавалось наличие гражданской правоспособности, однако в ее содержании допускалось наличие властных элементов. Поэтому П. П. Виткявичус считал, что государство одновременно выступает как носитель субъективных гражданских прав, так и властных полномочий. Автор отмечал, что гражданская правосубъектность государства «приобретает необычайный, несвойственный гражданскому праву властный характер»3. Такая позиция закономерно вытекала из признания Советского Союза «общенародным государством, выражающим волю и интересы рабочих крестьян и интеллигенции» (статья 1 Конституции СССР), декларирования отсутствия противоречий между социалистическим государством и обществом, закрепления статуса государственной собственности как основной формы социалистической собственности.

Согласно третьей позиции в содержании гражданской правоспособности государства властная составляющая отсутствует. Например, А.А. Пушкин, критикуя взгляды П.П.Виткявичуса, обоснованно замечал, что признание наличия у государства при участии в гражданских правоотношениях властных полномочий «снимает вопрос о природе этих отношений как гражданско-правовых»". Аналогично, М.И. Брагииский и Л.А. Лунц не проводили зависимости между властными полномочиями государства и его гражданской правоспособностью, поскольку «реализуя свою властную компетенцию, субъект права может создать только имущественные отношения, основанные на административном подчинении одной стороны другой»1.

ГК РФ прямо не указывает на наличие у государства гражданской правоспособности. Однако он признает правоспособность за гражданами и юридическими лицами, а в силу п.2 ст.124 ГК нормы, определяющие участие в гражданских отношениях юридических лиц, должны применяться и к государству. Способность государства иметь гражданские права подтверждается также наличием у него нрава государственной собственности, возможностью государства участвовать в обязательственных отношениях. ГК РФ также специально подчеркивает, что РФ и субъекты РФ на равных началах выступают в гражданских отношениях (ст. 124 ГК РФ). Это означает, что властные свойства государства проявляются лишь в административных отношениях. Ни ГК РФ, ни другие гражданско-правовые законы не предусматривают возможность лица обладать правами без наличия у него правоспособности. Поэтому следует признать, что государство обладает гражданской правоспособностью и его правоспособность лишена властной составляющей, что и нашло отражение в действующем Гражданском законодательстве.

Признание наличия у государства свойств гражданской правоспособности делает необходимым определить ее вид и содержание. В науке гражданского права данный вопрос рассматривался неоднократно. Однако наиболее полно и комплексно проблемы гражданской правоспособности были исследованы М.В. Смородиновым в работе «Особенности гражданской правосубъектности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации»2

В настоящее время общая правоспособность государства, т.е, способность иметь права для осуществления любых видов деятельности, признается, в частности, В.В. Залесским1 М.И. Брагинским, в корне изменившим свои прежние взгляды на этот вопрос2. Достаточно близким к данным взглядам является признание правоспособности государства универсальной, отличающейся по своему содержанию, как от общей правоспособности граждан, так и специальной правоспособности юридических лиц3.

Признание правоспособности государства общей можно встретить и в арбитражно-судебной практике. Так, в протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ (далее - ВАС РФ) был поставлен вопрос об отмене вынесенных судами решений по тем основаниям, что Комитет по управлению имуществом Республики Коми, выдавая поручительство по заключенному коммерческой организацией с банком кредитному договору, действовал за пределами специальной правоспособности. Президиум, отказывая в удовлетворении протеста, сослался на ст. 124 ГК РФ, указав, что субъекты РФ являются участниками гражданских правоотношений на общих основаниях, поэтому сделка поручительства не противоречит требованиям закона. При этом вопрос о соответствии сделки по выдаче поручительства по обязательству коммерческой организации целям деятельности Комитета по управлению имуществом как органа государства Президиумом даже не обсуждался4. Тем самым, фактически Президиум сделал вывод об общей правоспособности субъекта РФ, от имени которого, выдавая поручительство, действовал Комитет по управлению имуществом.

Как отмечает в своем исследовании М.В. Смородинов5, исследуя вид гражданской правоспособности государства, нельзя забывать о том, что последнее, равно как и юридические лица являются искусственно созданным субъектом права. Исторически общая правоспособность признавалась лишь за гражданами, юридические лица первоначально в лучшем случае обладали лишь специальной правоспособностью. Только необходимость полноценного участия юридических лиц в гражданском обороте, т. е. практические соображения заставили законодателя отказаться от бытовавшей в отдельных странах до сер. XX в. доктрины «ultra vires», окончательно перейти от различных вариантов теории фикции к теории реальности и наделить коммерческие организации общей правоспособностью. Это было закономерно, учитывая, что в настоящее время основная цель создания и существования юридических лиц - это их участие в гражданском обороте. Не случайно М.И.Кулагин назвал юридическое лицо - «инструментом, при помощи которого реализуется капиталистическая собственность». Названные тенденции нашли свое отражение и в отечественном законодательстве: ГК РФ предусмотрел в силу экономической полезности общую правоспособность для коммерческих организаций, т.е. организаций, созданных для профессионального участия в гражданском обороте. Аналогичным образом, учитывая, что государство является искусственно созданным субъектом, нельзя утверждать о существовании каких-то естественно присущих государству прав, имеющейся у него в силу его природы общей правоспособности. Общая правоспособность у государства могла возникнуть лишь в результате позитивного правового регулирования вследствие экономической целесообразности., подкрепленной соответствующей теорией. Именно так и произошло в СССР, когда были созданы теории, обосновывавшие необходимость господствующей роли государства в экономике и как следствие того — его общую гражданскую правоспособность.

По мнению М.В. Смородинова, современное понимание государства как института, являющегося, в первую очередь, носителем политической власти, а не субъектом хозяйствования; признание подчиненности экономической деятельности государства задаче наиболее эффективного осуществления политической власти уже не позволяют утверждать о наличии у государства общей правоспособности. Государство является институтом, созданным для обеспечения надлежащего осуществления и защиты прав его граждан. Участие государства в гражданских правоотношениях подчинено целям его существования. Наличие у государства правотворчсской функции также не позволяет утверждать об отсутствии ограничений для наделения его гражданскими правами, поскольку при осуществлении данной функции государство связано целями своего существования. Возникновение гражданского общества как самостоятельного института, независимого от государства, феномена, в деятельность которого государство не вмешивается и вмешиваться не имеет права, также опровергает тезис о том, что государство вправе осуществлять любые гражданские права, кроме прямо запрещенных законом. Поэтому следует прийти к выводу, что государство не вправе осуществлять любые виды деятельности и обладать любыми гражданскими правами, т.е. его правоспособность не может считаться общей или универсальной.

Тем не менее, этот вывод все же оставляет открытым вопрос о виде правоспособности государства. Большинство современных исследователей гражданскую правоспособность государства, как и правоспособность юридических лиц, считает специальной1. В науке также существует понимание правоспособности государства как целевой2 и специальной функциональной.

Сторонники признания правоспособности государства специальной отмечают, что оно «может иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям его деятельности и публичным интересам». По мнению этих авторов, помимо государства специальной правоспособностью обладают также, по общему правилу, и юридические лица. Еще И.А. Покровский специальной правоспособностью называл правоспособность, ограниченную определенными целями деятельности юридического лица1. В настоящее время эта точка зрения разделяется В.А. Тарховым и другими учеными2. Эта точка зрения в целом соответствует и действующему законодательству. Пункт 1 ст. 49 ГК РФ характеризует специальную правоспособность как возможность субъекта иметь права, соответствующие его целям деятельности, и нести, связанные с этой деятельностью обязанности. Похожим образом специальная правоспособность характеризуется э настоящее время в арбитражно-судебной практике. Так, Президиум ВАС РФ указал, что при специальной правоспособности «действия предприятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом собственника должны быть обусловлены, прежде всего, задачами его уставной деятельности и целевым назначением предоставленного для этих целей и задач имущества3» ,

Целевой называет правоспособность государства А.А. Иванов. Считая, что специальная правоспособность — это способность лица иметь права и нести обязанности, предусмотренные законом, он отмечает, что государство, принимая законы, может, тем самым, произвольно расширить пределы своей правоспособности и вторгнуться в сферу интересов гражданского общества. Поэтому, по его мнению, правоспособность государства не может считаться специальной, как у юридических лиц, а «вытекает из той функции носителя публичной власти, которую в интересах всего общества выполняет государство4» и потому является целевой. Это означает, что, вступая в гражданский оборот, государство должно следовать своему предназначению, закрепленному, и первую очередь, в Конституции1. Его взгляды нашли определенную поддержку в науке2.

Мысли, близкие к взглядам А.А. Иванова, высказаны Е.Н. Васильевой. Указывая, что, набор гражданских прав и обязанностей государства определяется им самим, она приходи к выводу о необходимости объективного критерия для определения содержания правоспособности государства. Таким критерием, по мнению автора, являются не цели деятельности государства, а его функции. Соответственно, предоставление государству того или иного гражданского права или наделение его обязанностью должно вытекать из наличия у нею соответствующей функции. Поэтому, по мнению Е.Н. Васильевой, характеристика правоспособности государства только как специальной не является достаточной, и кроме нее необходимо также использовать функциональный критерий, а именно; соответствие предоставляемых государству прав или возлагаемых па него обязанностей функциям государства. Поэтому исследователь Е.Н. Васильева предлагает называть правоспособность государства специальной функциональной

Однако в настоящее время целый ряд авторов фактически отождествляет специальную правоспособность с целевой. Например, Е.А.Суханов, характеризуя специальную правоспособность, отмечает, что она является «ограниченной (целевой)3». И в дальнейшем же понятия специальной и целевой правоспособности он употребляет как синонимы. В.В. Долинская также пишет о «специальной (целевой)» правоспособности, считая оба понятия равнозначными4. Такой же позиции придерживаются и многие другие авторы. Аналогичным образом в практике арбитражных судов термин «целевая правоспособность» употребляется как тождественный понятию специальной правоспособности. Например, Президиум ВАС РФ в постановлении от 2.02.1999 г. № 4841/98 прямо характеризует правоспособность государственных унитарных предприятий как целевую.

Поэтому, введение в науку применительно к правоспособности государства нового термина - целевой правоспособности, дополнительного к категориям общей и специальной правоспособности, как это предлагает А.А.Иванов, лишено научного и практического смысла. Оно противоречит также правилам логики, поскольку понятие специальной правоспособности имеет в действительно точно такое же содержание, как и предлагаемое понятие «целевой правоспособности». Фактически понятия «целевая правоспособность» и «специальная правоспособность» являются синонимичными и их нельзя использовать как имеющие различное содержание. А, учитывая, что специальная правоспособность определяется через категорию цели, то, по мнению М.В. Смородинова, более правильным будет отказ от термина «специальная правоспособность» и замена его термином «целевая правоспособность», как более четко и ясно выражающим смысл данного правового явления. Поэтому под термином «целевая правоспособность» следует понимать наличие у лица гражданских прав и обязанностей, соответствующих целям его деятельности. Правоспособность государства, равно как и по общему правилу, правоспособность юридических лиц следует именовать целевой. Таким образом, существует два вида правоспособности: общая (универсальная) правоспособность граждан и отдельных видов юридических лиц, а также целевая правоспособность публично-правовых образований, а также, по общему правилу, - юридических лиц.

Однако если цели деятельности юридических лиц как критерии ограничения их правоспособности предусматриваются учредительными документами, то у государства учредительные документы отсутствуют. В тексте ГК РФ цели участия государства в гражданских правоотношениях отражения не нашли. Однако вопрос о целях участия государства в гражданских правоотношениях рассматривался отечественной цивилистикой. Так, А. А. Иванов считает, что такой целью является необходимость «наиболее эффективного отправления публичной власти»1. Иной точки зрения придерживается Е. А. Суханов. Он ссылается на задачу решения публично-правовыми образованиями, вступающими в гражданские правоотношения, «публичных, общенациональных или иных общественных (региональных, местных) задач». Позицию, близкую к взглядам Е.А. Суханова, занимает О.Н. Алдошин. Он указывает, что «участие государства в гражданских правоотношениях обусловлено, прежде всего, необходимостью реализации публичных задач, стоящих перед ним2».

При этом, как верно замечает в своем диссертационном исследовании М.В. Смородинов, цели участия государства в гражданских правоотношениях закономерно вытекают из целей его существования, исследуемых наукой теории государства и права.3 Так В.А. Четвернин указывает па необходимость решения общих дел субъектов гражданского общества как основную функцию государства4. В.С. Афанасьев также отмечает необходимость решения государством общесоциальных задач как основную обязанность современного государства. Одним из способов достижения указанных целей является участие государства в гражданских правоотношениях. Поэтому цели участия государства в гражданских правоотношениях связаны с необходимостью решения им общезначимых, публичных задач. Осуществление публичной власти само себе не является самоцелью, а напротив, служит для достижения поставленных целей, поэтому, по нашему мнению, более предпочтительной является последняя точка зрения - Е.А.Суханова и О.Н. Алдошина. В то же время их предложения следует конкретизировать и отметить, что РФ как субъект гражданского права может вступать в гражданские правоотношения лишь в целях решения общегосударственных задач. Субъекты РФ должны вступать в гражданские правоотношения для решения иного, более узкого круга задач. Поэтому их возможность участия в гражданских правоотношениях должна, на наш взгляд, ограничиться решением региональных задач.

В этой связи весьма справедливой нам представляется позиция М.В. Смородинова. По его мнению, отсутствие в ГК РФ норм о виде правоспособности государства и ее ограничениях является недостатком данного нормативного акта. Законодательное закрепление целей участия государства в гражданском обороте будет служить ориентиром для всего остального законодательства, предусматривающего отдельные случаи вступления государства в гражданские правоотношения. Все иные законы и правовые акты должны будут соответствовать данной норме ГК РФ. Поэтому М.В. Смородинов предлагает дополнить п.1 ст.124 ГК после слов «и юридическими лицами» предложением следующего содержания: «, и могут иметь гражданские права, необходимые для решения общегосударственных, региональных и местных задач, соответственно, и нести связанные с этой деятельностью обязанности».

Различие в целях участия в гражданских правоотношениях юридических лиц и государства обусловливает различия в содержании их гражданской правоспособности. Конституционный суд РФ неоднократно указывал, что правоспособность РФ и ее субъектов, участвующих в гражданских правоотношениях, в силу их публично-правовой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы. С этим выводом нельзя не согласиться. В то же время, нам остается лишь признать, что каких-либо конкретных норм, позволяющих установить специфическое содержание гражданской правоспособности государства, ГК на сегодняшний день не содержит.

Таким образом, подводя итог исследованию общей характеристики государства, как субъекта гражданско-правовых отношений, можно заключить, что гражданская правоспособность государства осуществляется в пределах его компетенции. Компетенция государства, в том числе и по вопросам участия в гражданских правоотношениях, закрепляется в нормах Конституции РФ и принимаемых в соответствии с ней законах и иных правовых актах. Закрепленные предметы ведения РФ и субъектов РФ означают, что РФ и ее субъекты не могут выходить за их пределы, в том числе вступая в гражданские правоотношения. Таким образом, участие государства в гражданских правоотношениях возможно лишь в тех сферах, которые относятся к ведению РФ или субъектов РФ, соответственно.

Но Конституция РФ, конституции и уставы субъектов РФ - это не единственные нормативные акты, посвященные данному вопросу, хотя именно они устанавливают в наиболее общем виде содержание и пределы гражданской правоспособности государства. Содержание правоспособности государства определено также федеральными законами и законами субъектов Федерации, а также договорами о разграничении предметов ведения и полномочий, заключаемыми между федеральным центром и регионами. При этом все остальные нормативные акты издаются в пределах, определенных Конституцией РФ, и не могут произвольно расширять права государства по сравнению с нормами Конституции РФ.

Правоспособность РФ и субъектов РФ, также как, по общему правилу, правоспособность юридических лиц, является целевой. Это означает, что РФ и субъекты РФ могут принимать права и исполнять обязанности в соответствии с целями своего участия в гражданских правоотношениях. Такими целями для РФ является необходимость решения общегосударственных задач. Решение региональных задач обусловливает необходимость вступления в гражданские правоотношения субъектов РФ.

Содержание гражданской правоспособности РФ и субъектов РФ определяется Конституцией РФ, конституциями и уставами субъектов РФ, а также принимаемыми в соответствии с ними законами. Однако содержание гражданской правосубъектности РФ и субъектов РФ различается между собой. В то же время субъекты РФ, учитывая конституционный принцип равенства, между собой должны обладать равным содержанием гражданской правоспособности.

15 мая 2008 года.



1 См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. Учебник. М., 2000. С. 57-59.

1 См.: Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. (Классика российского цивилиста). М., 2000. С. 32-40, 189-191.

2 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995.

3 См.: Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1: Классика российской цивилистики. М., 1997. С. 20.

1 См., например: Венедиктов А. В. Организация государственной промышленности в СССР. Т. 1. Л., 1957. С. 363; Советское гражданское право / Под ред. Д. М. Генкина. Т. 1. М., 1950. С. 278; Иоффе О. С. Советское гражданское право (курс лекций). Л., 1958. С. 297.

2 См., например: Миколенко Я. Ф. Право кооперативной собственности в СССР. М.. 1961. С. 56.

3 См., например: Карасс А. В. Право государственной собственности. М., 1954. С. 90.

4 См.: Аксененок Г. А. Право государственной собственности на землю в СССР. М., 1960. С. 301.

5 Дойников И.В. Проблемы правового регулирования государственного предпринимательства [Текст] : дис. …докт. юрид. наук / И.В. Дойников ; Министерство энергетики РФ, Институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов. – Раменское, 2002. – С. 226.

6 Гражданское право. Ч 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.,М., с. 176-177.

1 См. напр.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. Курс советского гражданского права. М., 1950, Виткявичус П.П. Гражданская правосубьектность Советского государства. Вильнюс. 1978; Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М, 1981; Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся, М., 1984.

1 Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. С.281; Жабреев М.В. Публичные образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях // Цивилистические записки. Межвуз. сб. науч. тр. М., 2001. С. 177.

2 См. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Ю.М. Орехова. М., 1994. С.74 (авт. ст. Б.М Лазарев); Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. М., 1998. С.114, 315.

1 См. напр.: Венедиктов А.В. О субъектах социалистических правоотношений // Сов. государство и право. 1955., № 6. С.17-18. Среди немногих исключений см Карасс А.В. Право государственной социалистической собственности. Объекты и субъекты. М., 1954 С. 99; Советское гражданское право: Субъекты гражданского права. С.269. (авт. гл. М.И.Брагинский, Л.А. Лунц).

2См.: Цирульников В.Н. Определение юридического лица как субъекта гражданского права: Учебное пособие. Волгоград, 2001. С.57.

1 См.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962. С.108-109.

2 См.: Гражданское право / Отв. ред. П.Е. Орловский, С.М. Корнеев. Т.1. М., 1969. С.131.

3 Виткявичус П.П. Указ. соч. С. 56.

1 Пушкин А.А. Советское государство как субъект советского гражданского права: конспект лекций для студентов. Харьков. 1965. С. 12.


2 Смородинов М.В. Особенности гражданской правосубъектности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации [Текст] : дис. …канд. юрид. наук / М.В. Смородинов; Самарский государственный университет. – Волгоград, 2003. – 230 с.

1 См.: Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова., М., 1996. С. 112.

2 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С288.

3 См.: Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под общей ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.В. Плетнева М., 1998. С140-141. (авт. разд. - В.В. Плетнев).


4 Постановление Президиума ВАС РФ от 16.07.1996 г. № 742/96 // Вестник ВАС РФ. 1996. № 10. С. 104-105.

5 Смородинов М.В. Указ. соч. С. 21.

1 См., напр.: Барткова О.Г. Проблемы участия Российской Федерации в имущественных отношениях, регулируемых гражданским законодательством [Текст] : дис. …канд. юрид. наук / О.Г. Барткова; Тверской государственный университет. – Тверь, 2002. –С. 69.

2 Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого., М., С. 172-173.

1 См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 154. Категория специальной правоспособности, как правило, исследо­валась применительно к деятельности юридических лиц.

2 Тархов В.А. Советское гражданское право. Часть 1. Саратов, 1978. С.48; Ручкина Г.Ф. Гражданская правосубъектность органов внутренних дел Российской Федерации (организационно-правовые аспекты). Дис. …канд. юрид. наук. М., 1997. С.82.

3 Постановление Президиума ВАС РФ от 10.10.2000 г. № 4642/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. №1. С.37.

4 Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого., М., С. 172-173.

1 Там же., С. 173.

2 См. напр.: Головизнин А. Некоторые вопросы участия в гражданском обороте органов государственной власти (местного самоуправления) // Хозяйство и право., 1999. № 6. С.59.

3 Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов С.283.

4 Долинская В.В. Современные проблемы и тенденции теории юридических лиц // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). Гражданское право. Гражданский процесс / Отв. ред. Т.Е. Абова. М., 2001, С. 111.

1 Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 172.

2 Алдошин О.Н. Ответственность государства по обязательствам во внутреннем гражданском обороте // Журнал росс. права. 2001. № 1. С. 15.

3 Смородинов М.В. Указ. соч. С. 28 - 29.

4 См.: Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 1999. С.629.