Несмотря на явное стремление философии к универсальности, созданию «всеобщих» моделей, ни об одном другом явлении культуры человечес - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Несмотря на явное стремление философии к универсальности, созданию «всеобщих» моделей - страница №1/1

Серкебаева Юлия

гр. 421 каф. микробиол.

Томас Гоббс

«О теле»
Несмотря на явное стремление философии к универсальности, созданию «всеобщих» моделей, ни об одном другом явлении культуры человечество не высказывало столь разноречивые суждения. Сумму собственных представлений о сущности философской науки Томас Гоббс (1588 – 1679) излагает в своем произведении «О теле».

«Телом является все то, что не зависит от нашего мышления и совпадает с какой- нибудь частью пространства, или имеет равную с ней протяженность» - такое определение он дает важнейшему объекту изучения философии.

Из этого определения сразу видно, что все, что не есть тело или свойство тел, полностью исключается им из предмета этой науки. Напрашивается и категорический вывод: «Философия исключает теологию».

Схоластика существовала в качестве официально признанной философии христианской церкви в большинстве западноевропейских стран, но Гоббс, как и другие передовые мыслители его эпохи, выступал против нее. Философия не приемлет, согласно Гоббсу то, по отношению к чему неприменимо научное рассуждение и то, что опирается не на естественный человеческий разум, а только на чей-либо авторитет, даже если это авторитет самой церкви.

По существу, Гоббс резко разграничил две равноправные истины – религиозно-теологическую и научно-философскую, отказавшись при этом от теории двойственной истины. Бог практически не присутствует в его теории или, точнее, выходит за ее рамки.

Учение о теле и его свойствах, к числу которых принадлежит также и движение, составляет сердцевину философии природы Томаса Гоббса. В этом учении английский мыслитель поставил перед собой задачу рассмотреть Вселенную как «совокупность всех тел», наделенных протяжением, пребывающих в движении или покое.

Гоббс – убежденный материалист, лишивший материю, предметы и тела внешнего мира всех их многообразных качеств, за исключением протяженности. Тела существуют объективно. Они состоят из корпускул, делимых до бесконечности. Они обладают рядом неотделимых от них свойств (акциденций), важнейшие из которых – протяженность и движение. Движение отождествляется Гоббсом с механическим перемещением, которое, в свою очередь, имеет свойства линии, величины и траектории перемещения. Тем самым Гоббс превратил физические движения в математические. Поэтому он неоднократно подчеркивал, что философию природы следует изучать, начиная с геометрии.

Протяженность есть тоже математическая величина, и измерение протяженности приводит к мысли, что в мире отсутствует пустота. Она являет собой воображаемое человеком пространство, в котором нет никаких тел. Познать вещи – значит постигнуть их движения, да и само познание есть продукт движений, и начинается оно с внешних давлений на органы чувств живого тела.

Протяженность составляет, по Гоббсу, реальное объективное пространство, которое следует отличать от пространства воображаемого, существующего лишь как результат воздействия на наше сознание отдельных тел.

«Сущность тела – протяжение», – утверждает Гоббс, – «ибо без протяжения или какой-нибудь формы нельзя себе представить никакого тела».

Вместе с тем, имеются свойства, которые не являются общими, а принадлежат лишь отдельным телам - движение, покой, цвет, твердость и т.п. Эти свойства не постоянны, они исчезают и возникают вновь, беспрестанно изменяются. Однако само тело при этом сохраняется, продолжает существовать.

Тогда мы можем состояния всех материальных объектов в какой-либо произвольный момент принять за начальные условия и применить к этой системе известные науке законы механики (при условии универсальности этих законов механики для всех существующих в природе тел). Тогда, в принципе, для любого момента мы можем определить состояние каждого из материальных тел, будь то простая корпускула или сложный объект, состоящий из множества элементарных единиц. К таким сложным объектам, конечно, и относится человеческий организм, который в концепции Гоббса есть совокупность частиц или корпускул, поведение которых в полной мере подчиняется законам механики.

Но возможность, пусть и теоретическая, знать всё о человеке в любой момент времени лишает его возможности абсолютно свободного выбора, так как происходящие вокруг события и его собственные действия оказываются заранее детерминированными в соответствии с начальными условиями.

Мыслят тела, и поэтому «субъекты всякого рода деятельности могут быть поняты только как нечто телесное, или материальное». Вся Вселенная материальна, и в любой ее части нельзя отыскать

«нетелесную душу", "нетелесного бога», что нет никаких нематериальных духов, нет духовных субстанций. В области онтологии материалистическая позиция Гоббса последовательна.

По этой же причине не бывает также и врожденных идей, а есть возникающие в сознании образы вещей.

Вместе с тем, Гоббс включает в свою систему еще две философские дисциплины: логику и первую философию. Первую из них он отождествляет с исчислением – согласно Гоббсу, логическое рассуждение, лежащее в основе всякого философствования, сводится к двум умственным операциям: сложению и вычитанию. Интересно, что складывать и вычитать можно не только числа и величины, пояснял Гоббс, но и понятия. Так, например, в результате сложения понятий "четырехугольник", "равносторонний" и "прямоугольный" получается понятие "квадрат".

Так, душевная жизнь человека представляет собой взаимодействие разума и воли. Воля направляет, поддерживает человеческий эгоизм, стремление к самосохранению. Гоббс утверждает, что для человека не существует понятия добра и зла, а свобода – выражение жажды самосохранения, направляемое волей.

По его мнению, в своей «природности» все люди равны, а значит равны их шансы достичь цели. Проблема возникает, когда два человека желают одной и рой же вещи, которой один может обладать только в ущерб другому – они становятся врагами. Наступает такое состояния общества, которое можно условно назвать «войной всех против всех», постепенно это состояние перерастает в угрозу самоуничтожения.

Кроме неразумной воли в человеке есть и разум, который тоже стоит на страже интересов человека, но не напрямую. Разум думает не только о сегодняшнем дне, но и о будущем, поэтому границы разума шире границ естественного человеческого эгоизма.

Интересно решается и проблема времени. Понятие времени выражает лишь идею, или образ, которую движущееся тело оставляет в нашем сознании. "Время есть воображаемый образ движения, поскольку мы представляем в движении то, что совершается раньше и позже, или последовательность". Оригинальность точки зрения Гоббса состоит в том, что, признавая пространство и время воображаемыми образами, или фантазмами, субъекта, он объективному миру приписывает реальную протяженность и реальное движение. Стало быть, Гоббс проводит резкую грань между субъективными формами пространства и времени и объективным протяжением и движением.

Все это очень напоминает историю с четырьмя измерениями пространства - времени. Большее число измерений наукой пока не обнаружено, но смоделировано. При этом очень часто время считают не самостоятельным параметром, а производным от нашего восприятия изменений в трехкоординатном пространстве (во всей этой истории отчетливо проявляется неуравновешенный комплекс "пространство-время-восприятие"). На какой из полюсов проецировать активный, а на какой - пассивный конец мерки оказывается, в этом случае, исключительно делом вкуса. От этого-то и зависит, будет ли время считаться самостоятельной величиной, или нет.

Гоббс ("К читателю. О теле") прямо говорит:



«…Время есть, согласно определению, призрак, т.е. образ движения. Представлять себе, будто что-нибудь движется вне времени, значило бы поэтому представлять себе движение без образа движения, что невозможно».