Необходимость укрепления юго-восточных рубежей, заселения и освоения обширных земель, развития торговли по Волжскому пути вызвала ст - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Директива штаба главнокомандующего войсками Юго-Западного направления... 1 15.71kb.
Организация производства машиностроительной продукции. Цели и задачи. 1 48.26kb.
«Формирование Древнерусского государства» (2 урока) 1 90.86kb.
Возникновение и развитие средневековых городов в Европе 1 209.08kb.
Образование государства у восточных славян 1 53.55kb.
На пути к "новой экономике": подходы инновационного развития россии 1 121.86kb.
Начиная рассказ о феномене «Третьего пути», нельзя не обратить внимания... 1 64.11kb.
Урок путешествие по истории Средних веков 6 класс 1 94.06kb.
Экономика России первой половины и середины 16 века 1 30.39kb.
А хозяйственно-организаторская (экономическая) 1 172.52kb.
Тест Восточные славяне Вариант 1 какова была территория расселения... 1 29.51kb.
2. Когда были вывешены 95 тезисов Мартина Лютера 1 20.8kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Необходимость укрепления юго-восточных рубежей, заселения и освоения обширных земель - страница №1/1

Необходимость укрепления юго-восточных рубежей, заселения и освоения обширных земель, развития торговли по Волжскому пути вызвала строительство городов и крепостей на новой окраине государства. Основанные на Волге города стали мощным заслоном против бегов крымских татар и соседних ногайцев. Царское правительство принимало меры против набегов кочевников и воровских казаков, но они были малоэффективны. Тогда и построили города-крепости. Все три города - Самара, Царицын, Саратов - были основаны одним лицом - князем Григорием Осиповичем Засекиным. Он был крупный военачальник, опытный фортификатор и признанный градостроитель. С его именем связано окончательное закрепление Русского государства на Волге. Город-крепость Саратов был поставлен на полпути между двумя крепостями, в местности, где существовала хорошая переправа через Волгу в июле 1590 года, как уже упоминалось выше, князем Г. О. Засекиным и боярином Ф. М. Туровым. Уже в следующем столетии Саратов становится солидным военно-стратегическим объектом русского государства. В крепости на обороне стояли от 300 до 400 стрельцов.

Первый воевода города-крепости Саратов Засекин Григорий Осипович (ок. 1542 - 1592 г.) - основатель, строитель и первый воевода городов-крепостей на Вол­ге - Самары (1586 г.), Царицына (1589 г.), Саратова (1590 г.). Выходец из древнего и знатного, хотя обедневшего рода князей Ярослав­ских, известный военачальник, фортификатор и градостроитель 2-й пол. XVI в. Первое упоминание о князе 3асекине в государственных документах от­носится к 1573-1574 гг., когда он был на­значен стрелецким головой в крепость Карелу (Кексголм). Участвуя в походах русских войск, 3асекин из года в год менял го­родки, крепости, продвигался по службе. Участвовал в Ливонских походах в Приладожье, а затем был направлен в южные пределы государства оборонять его рубежи от ногайцев и крымских татар. Должность во­еводы впервые получил в 1581 г. в неболь­шой крепости Михайлов в Рязанской земле; в 1853 г. стал воеводой мощной крепости в Алатыре на р. Суре, которой управлял около четырех лет. Участвовал в походах по укреплению границ государства в Казанской земле

Первыми поселенцами городов-крепо­стей были служилые люди, стрельцы, со­ставляющие гарнизон крепости, которая строилась быстро, обычно за летний се­зон. В XVI-XVII вв. гарнизоны часто и пол­ностью сменялись.

Стрелецкое войско - первое постоян­ное войско в Русском государстве сер. XVI в. - нач. XVIII в. Комплектовалось из свободного городского и сельского нетяглового (не облагавшегося налогами) населения, имело на вооружении пищали и бердыши, управлялось воево­дами.

После основания Царицына князь 3асекин уча­ствует в штурме Нарвы, а в 1590 г. вновь отзывается на Волгу для постройки ново­го города-крепости - Саратова. Стрелецким головой, его помощником был назначен Ф. М. Ту­ров - выходец из костромских землевла­дельцев, служивший ранее в крепостях в Псковской и Новгородской землях. Именно ими 02.06.1590 г. и был заложен Саратов (при впадении р. Гуселки в Волгу, как принято считать, близ нынешнего с. При­станного).

За заслуги на государственной службе в Поволжье князь 3осакин отзывался для участия в Шведском походе, где он был назначен на почетную должность головы в государев дворянс­кий полк - привилегированную часть вой­ска, затем в 1591 г. участвовал в Кавказс­ком походе против шамхала (правителя) Тарковского - владыки Дагестана. Этот поход был удачен для русского войска, но в жизни 3асекин оказался последним. В нач. 1592 г. в Терках 3асекин скончался.

Народные ополчения. Народные ополчения - одна из массовых форм борьбы русского народа против иноземных захватчиков. Впервые народное ополчение было создано в 1611 г. для борьбы с польской интер­венцией и отрядами распавшейся армии.

Саратовцы принимали участие во всех ополчениях XIX в. и XX в., особенно ярко - в Отечественной войне 1812г., когда ополчения орга­низовались в 16 губерниях России и на Украине; на Дону и Урале создавалось казачье опол­чение. Было сформировано 82 пехотных и 25 конных полков, 30 дружин, насчиты­вавших св. 320 тыс. чел. Кроме того, ок. 100 тыс. чел. входило в т. н. внутреннее ополчение, несшее охранную службу в своих районах. Ополчение участвовало также в заграничных походах русской армии 1813-1814 гг.

После нападения Наполеона на Россию первые дружины ополчения были созда­ны в Смоленской губернии. Формирование опол­чения проводилось по 16 губерниям России, для чего учреждалось три округа. В первый округ входили Московская, Тверская, Ярослав­ская, Владимирская, Рязанская, Тульская, Калужская и Смоленская губ.; во второй округ - Петербургская и Новгородская губ.; в третий округ были включены Ка­занская, Нижегородская, Пензенская, Ко­стромская, Симбирская и Вятская губ. В силу различных причин в Саратовской губернии опол­чение не собиралось, но саратовцы-опол­ченцы, как добровольцы, так и избранные уездными дворянскими собраниями, ком­плектовали Пензенское и Симбирское ополчения, а также поступали на службу в ополчения других губерний. Командный состав состоял исключительно из дворянства, хотя, например, саратовские дворяне для Симбирско­го ополчения посылали и чиновников из различных губернских учреждений.

Согласно данным Саратовской ученой архивной ко­миссии, свыше 150 саратовцев проходили службу в различных ополчениях. Среди них не­обходимо выделить дворянский род Арсеньевых: Василий Дмитриевич - генерал-поручик, один из начальников Московского ополчения; Николай Михайлович - генерал-майор, начальник Калужского ополчения; Петр Иванович - секунд-майор, начальник батальона Тверского опол­чения; поручик Петр Петрович и штабс-ка­питан Николай Сергеевич - сотенные нач. Тульского ополчения. Наши земляки при­нимали участие также в Казанском, Владимирском, Рязанском, Нижегородском ополчениях.

В боевых действиях против Наполеона в 1812 году успели принять участие только Петербургское и отчасти Московского ополчения. Но уже в заграничных походах 1813-1814 гг. полки ополчения составляли большую подсобную силу и использовались главным образом для блокады крепостей, занятых француз­скими гарнизонами. При этом наибольшую, актив­ность проявляли полки Поволжского опол­чения, которые участвовали в блокаде кре­постей Дрезден, Глогау, Магдебург и Гам­бург. В заграничном походе приняли участие 43860 приволжцев при 3930 ло­шадях. За мужество и отвагу под Дрезде­ном многие capатовские ополченцы награждены орденами и медалями. Следует особо отметить рот­ного командира Пензенского ополчения саратовского дворянина ротмистра В. Е. Жедринского, награжденного четырьмя орденами и ме­далью, а также П. И. Юматова, вступив­шего в Пензенское ополчение 16-летним юношей, за бои под Гамбургом награжден­ного орденом св. Анны 3-й степени «Воспоминания ветерана 1812-1814 г.», изданы в 1911 г.

В конце 1814 года поволжские, в том числе и саратовцы, ополченцы двинулись к себе на Родину. Слава об их подвигах гремела по всей стране. Знамена Пензенского и Симбирс­кого ополчений хранились в храме Хрис­та Спасителя в Москве, а в саратовском кафедраль­ном Александро-Невском соборе с 1856 г. хранились 14 знамен дружин Саратовского ополче­ния времен Крымской войны 1853-1856 гг. В 1855 г. народное ополчение становится государственной организацией, резервом регулярных войск. По мере готовности ополчения оно должно было поступать на пополнение действую­щей армии (по 2 дружины на полк). Всего было собрано 359 тыс. чел. Из них 12 дру­жин участвовали в обороне Севастопо­ля, а 35 дружин Калужского, Тульского и Орловского ополчений были направлены на усиление полков Крымской армии. Саратовские дружины были отправлены в поход про­тив неприятеля, но мир был заключен рань­ше, чем они успели дойти до театра военных действий. История донесла до нас номе­ра этих дружин, имена их командиров и уездную принадлежность. Начальник Саратовского подвиж­ного ополчения был генерал-лейтенант Граббе 2-й, дружинами командовали: в Саратове - 246-й - майор Скибиневский 2-й, 247-й - майор Гебауер, 248-й - полк. Юрковский, 253-й (Камышинской) - подполк. Ершов, 254-й (Царицынской) - майор Пятковский, 256-й и 257-й (Хвалынскими) - полк. Сумароков и подполковник Арцымович, 258-й (Кузнецкой) - действительный статский советник Шахматов, 259-й (Петровской) - майор Лихачев. Кроме того, 255-й дружи­ной командовал подполковник Лихарев, фами­лия начальника 250-й дружины не сохранилась. После торжественной церемонии прибытия знамен к древкам и доведения Высо­чайшего манифеста от 5 апреля о роспуске Государственного ополчения знамена были освящены 10 июня1856 г. на Театральной площади и уста­новлены на вечное хранение в кафедральный собор в знак уважения значения и роли народного ополчения.

В связи с принятием положения о Государственном ополчении в 1891 г. изменяется его сущ­ность и содержание, но остаются тради­ции постоянной готовности народа к защи­те своего Отечества, которые были продол­жены в годы Первой мировой и Великой Отечественной войн.

9 июля 1941 г. принято постановление «О создании отрядов народного ополчения в городах и районах Саратовской области». Всего по стране подали заявления о вступлении в ополчение свыше 4 млн. человек. Из отобранных для обучения ве­лось формирование около 60 дивизий и 200 отдельных полков. Саратовская дивизия народного ополчения насчи­тывала свыше 50 тыс. человек, из которых 34 тыс., получив военную подготовку, были направ­лены на фронт. В Ртищеве, Энгельсе, Ба­лашове, Вольске формировались опол­ченские полки, в остальных городах и районах - батальоны и роты.



Саратовский гарнизон. Саратов, возникнув как крепость, в силу различных обстоятельств к концу XVIII века превратился в тыловой город, в связи с чем и гарнизон Саратова состоял из воинских частей, предназначенных для несения внутренней служ­бы, выполняя лишь караульные и конвойные функции. Гарнизонные войска, созданные еще Петром I, во второй половине XIX века были преобразованы в местные войска, просуществовав­шие до 1918 года.

Численность Саратовского гарнизона, состо­явшего из воеводы и стрельцов, насчитывала от 400 (конец XVI века) до 800 (конец XVIII века) че­ловек. Были и особенности присутствия войск в Саратовском крае с 1718 года. Здесь некоторое время между Саратовом и Пензой размещались два драгунских полка, предназначенных для от­ражения набегов крымских и кубанских татар; в 1774-1779 годах после Пугачевского возмуще­ния здесь стояло до 80 тысяч войска; в 1822-1827 годах дислоцировалась дивизия гусар в со­ставе четырех шестиэскадронных полков - Ир­кутского (со стоянкой в Саратове), Павлоградского (в Аткарске), Изюмского (в Петровске) и Елизаветградского (в Вольске), что было ярким собы­тием для провинциальной саратовской публики.

Но все же историю Саратовского гарнизона, очевидно, следует начать с создания в 1811 году Саратовского внутреннего губернского (затем - гарнизонного) батальона. Известно, что к 1850 году его численность составляла 808 человек. Кстати, содержание одного солдата обходилось казне в это время в 10 рублей 50 копеек сереб­ром, подъемной или казачьей лошади - 48 руб. 89,5 коп., армейской - 71 руб. 98 3/4 коп., гвар­дейской лошади - 85 руб. 89 3/4 коп. В 1865-1867 годах им командовал подполковника. Врубель, впоследствии генерал-лейтенант, руководивший в конце 80годов XIX века военно-ок­ружным судом Казанского военного округа. В 1877 году гарнизонный батальон становится 47-м резервным пехотным батальоном, в 1878 году - 91-м пехотным кадровым батальоном.

В том же 1878 году в Саратове создается 20-я местная бригада в составе 91-го и 92-го пехот­ных кадровых батальонов. В Саратов передис­лоцируется управление 40-й пехотной дивизии (начальник дивизии — граф генерал-лейтенант И. Татищев), ее 1-я бригада (командир бригады генерал-майор В. Данилевский) в составе 157-го Имеретинского и 158-го Кутаисского полков, а также 40-я артиллерийская бригада (командир — генерал-майор П. Горковенко).

В 90годах в составе Саратовского гарнизо­на происходят серьезные изменения: 40-я диви­зия в полном составе убывает в Минскую губер­нию, 20-я местная бригада расширена до четы­рех пехотных резервных батальонов, создается отдел Сара­товского станичного правления Астраханского казачьего войска, который размещается на Хвалынской улице в доме № 41 (до сих пор три пе­реулка близ Хвалынской улицы носят названия 1-го, 2-го, 3-го Казачьих). Казачьи же сотни зани­мают полуразрушенные здания помещика Ми­хайловского в с. Чардым, усадьбу князя Васильчикова в д. Березовка Петровского уезда, обыва­тельские дома в с. Курдюм, постоялый двор Бе­лякова в Саратове, помещения на Шелковичной улице и Московской площади. В 1894 году батальоны 20-й бригады переформировываются в 60-ю, а в 1899 году - в 57-ю пехотную резерв­ную бригаду. Все батальоны были пятиротного состава.

XX век вносит свои коррективы в военно-поли­тическую обстановку. Происходят измене­ния и в составе войск Саратовского гарнизона - с 1 января 1904 года батальоны 57-й резервной бригады переформировываются в полки восьмиротного состава, часть подразделений убывает на Дальний Восток для участия в русско-япон­ской воине, а в связи с началом крестьянских волнений в 1905 году 226-й Бобруйский полк передислоцируется в Царицын. 6-й резервной ар­тиллерийской бригадой командует генерал-май­ор В. Амосов.

Рост крестьянский волнений, перешедших в первую русскую революцию 1905-1907 годов, потребовал привлечения в губернию дополни­тельного контингента войск для усмирения вос­станий. В Саратове создаются камера военного следователя на улице Камышинской, 89, конвой­ная команда - на улице Панкратьевской, 110, по просьбе губернатора П. Столыпина на террито­рию губернии вводятся войска в составе двух батальонов Старосельского полка, двух эскадро­нов драгун, двух пулеметных рот, от 10 до 13 со­тен казаков. В Саратове остается лишь Хвалынский полк, остальные части привлечены для ус­мирения населения в уездах губернии и вернут­ся к местам постоянной дислокации лишь в 1907 году. 57-й бригадой в это время командует генерал-майор Лисевич, затем - генерал-майор Д. Перлик. Начальником штаба брига­ды становится полковник А. Дени­кин. Ушедшей на вторые роли Сара­товской местной бригадой команду­ет генерал-майор И. Шевелев, рас­полагается она на Царевской улице близ Полтавской площади в доме Дормидонтова. К концу 1909 года гарнизон Саратова насчитывает 4011 человек.

А 1910 год внесет новую, роман­тическую страницу в историю Сара­товского гарнизона - на базе 57-й резервной бригады будет сформи­рована 47-я пехотная дивизия с не­обычайными, непривычными для нас названиями полков. Начальником дивизии станет генерал-лейтенант Болотов, герой русско-японской войны, награжденный зо­лотым оружием с надписью «За храбрость». В Саратове будут размещаться управление диви­зии и ее 1-я бригада под командованием гене­рал-майора Михайлова в составе трех полков — 185-го Башкадыкларского, 186-го Асландузского, 187-го Аварского (с дислокацией в Царицыне), 188-го Карсского. История создания этих полков столь необычна, что требует отдельного изуче­ния и рассмотрения. Численность Саратовского гарнизона в 1910 году составила 7226 человек.

Полки осваивали военные городки, принима­ли, обучали и увольняли по истечении опреде­ленного времени переменный состав, занима­лись боевой подготовкой в татищевских лагерях под Саратовом, с восхищением и гордостью за достижения отечественных пилотов рассматри­вали в небе первые самолеты, проводили полко­вые праздники, участвовали в важных событиях города и губернии с привлечением войск.

А событий таких было немало: 300-летие Са­ратова (отмечалось в 1891 году), открытие па­мятника Александру II (в 1911 году), 100-летие победы в Отечественной войне 1812 года (в 1912 году), открытие Саратовского аэродрома (в 1912 году), 300-летие дома Романовых (в 1913 году).

В целях воспитания уважения к защитникам Отечества, укрепления и продолжения боевых традиций русской армии, с особой торжествен­ностью отмечались полковые праздники, кото­рые устанавливались высочайшими повеления­ми, как и нагрудные полковые знаки. Так, 100-летие 185-го Башкадыкларского полка праздновалось 7-9 ноября 1911 года. Полку было пожаловано новое юбилейное знамя с царской грамотой. 7 ноября были отслужены в полковой церкви военного городка (ныне не су­ществует) литургия и панихида, вечером в пол­ковом офицерском собрании (сейчас офицер­ская столовая военного городка) состоялась прибивка вновь полученного знамени к древку серебряным специальным молотком серебря­ными же гвоздями в присутствии командиров корпусов, дивизии, полка, всех офицеров и фельдфебелей полка, приезжих гостей, а также по одному унтер-офицеру и рядовому от каждой роты. 8 ноября на плацу специально украшен­ного военного городка, после молебна и освя­щения знамени, чтения присяги и обнесения его по фронту, знамя передается командиру полка. Полк получает подарки от войсковых частей, нижним чинам вручаются юбилейные рубли. После праздничного обеда в казармах состоял­ся солдатский спектакль, ночью - иллюмина­ция и фейерверки. Торжества продолжались и на следующий день. Полк получил около 120 телеграфных поздравлений, большое количество подарков. Примерно 12-13 декабря 1913 года праздновалось 150-летие 186-го Асландузского полка, боевая служба которого началась еще под руководством А. Суворова в войне с турка­ми. А 200-летний юбилей 188-го Карсского (в прошлом Тенгинского, в котором служил пору­чик М. Лермонтов) полка было предписано праздновать 29 ноября 1996 (!) года.

Также торжественно казаки Саратовской ста­ницы справляли свой праздник святителя Нико­лая 6 декабря 1912 года, причем после литургии, молебна и парада старики получили по чарке водки, а детишки — по булке и 5 копеек денег.

Таким образом, боевая подготовка войск, их повседневная деятельность и быт, участие в праздниках и парадах создавали все предпосыл­ки для обеспечения необходимых условий подго­товки резервов действующей армии в преддве­рии надвигающейся первой мировой войны.

Саратовцы в русско-японской вой­не 1904-1905 годов. Русско-японская война (янв. 1904 г. - авг. 1905 г.), в осно­ве которой было столкновение военно-политических и экономических интересов России и Японии на Даль­нем Востоке, началась 27 января (9 февраля) нападением японского флота на русскую эскадру на рейде Порт-Артура, а затем 14 японских кораблей атаковали в порту Чемульпо русские корабли «Варяг» и «Ко­реец». В неравном почти часовом бою противнику был нанесен ощутимый урон. Но корабли получили значительные по­вреждения, «Кореец» был взорван, а «Ва­ряг» затоплен.

Начиналась война на фоне мощного патриотического движения в России. Шел призыв добровольцев в армию (ок. 100 тыс. чел. насчитывали русские войска на Дальнем Востоке в начале войны и 1 млн. - в конце ее, в т. ч. из Саратовской губернии было призвано свы­ше 16 тыс. чел), был объявлен сбор средств на помощь армии и флоту, ране­ным воинам и их семьям. Губернское земство выделило 30 тыс. руб. В ноябре 1904 г. городская Дума Саратова в целях увековечения геройской обороны Порт-Артура рассматривала даже вопрос о переименовании улиц Грошовой и Малой Казачьей в улицы генерал А. М. Стесселя (ко­менданта Порт-Артура) и Порт-Артурской, однако по различным причинам переиме­нование улиц не состоялось. Под руководством губернатора П. А. Столыпина проводились мобилиза­ционные мероприятия, организовывались поставки в армию продовольствия и фу­ража, направлялась в нужное русло энер­гия добровольцев и жертвователей. На средства Саратовского отделения общества Красного Креста были сформированы два санитарных поезда графа Д. А. Олсуфьева и доктора Ф. Ф. Иордана.

Также военно-санитарный поезд был подготовлен служащими Рязано-Уральской ж/д.

В первые дни войны 57-я резервная бригада, располагавшаяся в Саратове с кон. XIX в., командировала на фронт большин­ство офицеров и выделила 1-ю роту 225-го Лесного и 5-ю роту 228-го Хвалынского пехотных резервных полков, которые вош­ли в состав 36-го Восточно-Сибирского стрелкового полка; с 4 февр. 1904 г. уча­ствовали во всех боях до конца войны, честно исполнив свой воинский долг.

Именно в нач. XX в. были заложены основы боевой славы частей Саратовского гарнизо­на. Умелым защитником Порт-Артура пока­зал себя командир бригады генерал М. А. Наде­ин (за отличия произведен в генерал-лейтенан­ты, награжден орд.), прежде командовав­ший Хвалынским батальоном в Саратове. В 1910 г. в Саратове был сформирован 185-й Башкадыкларский полк, в состав которого вошли 217-й Кромский и 218-й Борисоглебский резер­вные пехотные батальоны, честно и доблес­тно исполнившие свой воинский долг пе­ред Родиной в 1904-1905 гг., отбивая ата­ки японцев на р. Шахэ и под Мукденом. За подвиги в боях свыше тысячи только нижних чи­нов были награждены знаками отличия военного ордена. За подвиги в военных действи­ях против Японии, в 1911 г. и 1912 г. этим батальонам были пожалованы знаки от­личия: нагрудные - для офицеров и на головные уборы - для нижних чинов с над­писью «За отличие в войну с Японией в 1904 и 1905 годах». В том же 1910 г. в состав вновь созданного 188-го Карсского полка войдет двумя батальонами расформированный 228-й Хвалынский полк и по наследству передаст новому полку славные боевые традиции своей 5-й роты. А командовать новой, 47-й пе­хотной дивизией, сменившей в Саратове 57-ю бригаду, будет генерал-майор Болотов, за от­личие в русско-японской войне награж­денный золотым оружием с надписью «За храбрость».

Из числа известных нам отличивших­ся в боях саратовцев, как ни странно, большинство составляют моряки. Очевид­но, это результат достижений образова­ния в губернии, ибо известно, что на флот всегда призывалась наиболее, подготовленная часть населения на «Варяге» и «Корейце» учас­тниками героического боя были Ф.У. Хох­лов, Я. Г. Бесчетнов, П. К. Михалев; 31.03. 1904 г. на подорвавшемся на случайной мине флагмане «Петропавловске» погиб­ли Г. В. Дукельский, Н. Л. фон Клебек, П. Тиманов; на миноносце «Страшный», который после неравного боя потонул, не спустив Андреевского флага, погибло свыше 50 человек, в том числе минер Е. Н. Фирсов, наш земляк. Орден Св. Георгия III степени на­гражден машинный кондуктор броненос­ца «Адмирал Ушаков» А. Е. Лейман; оста­вил после себя альбом фотографий, сде­ланных в ходе войны, писарь броненосца «Петропавловск» А.И. Попов.

Немало жизней спасли на фронте саратовские медики, в том числе медицинские сестры В. Н. Воскресенская и Вольская помещица княгиня Л. П. Ливен, награжденная серебряной медалью «За храбрость» на Георгиевской ленте и даже, как выяснили историки, певшая романсы между боями в порт-артурском рестора­не с таким близким нам названием «Саратов», а пароход с тем же названием перед войной со­вершал перевозку войск и военных грузов в крепость Порт-Артур. Особо следует от­метить уполномоченного Саратовского отряда Красного Креста земского деятеля и публициста графа Д.А. Олсуфьева, который много сделал для облегчения положения раненых, в т. ч. и находясь с ними в плену, а после осво­бождения - сопровождая их на родину. Широкую известность приобрели имена будущих саратовцев С.Р. Миротворцева и С.И. Спасокукоцкого. Первый из них заведовал хирургическим отделением в госпитале Порт-Артура, а второй лечил тяжелора­неных в ближнем тылу. Исключительная высокая профессиональная подготовка, ответствен­ность, работоспособность, верность дол­гу, патриотизм, а также практический опыт, полученный во время русско-японской войны, позволил им проявить себя в чис­ле выдающихся русских воен. врачей и организаторов в еще более крупных вой­нах XX в.

Рассматривая участие саратовцев в русско-японской войне, необходимо отметить появление еще одной «кава­лерист-девицы», нашей землячки Пет­ровой (к сожалению, ее имя не сохрани­лось в истории), которая привлекла вни­мание военных корреспондентов тем, что появилась в нач. 1904 г. в Харбине в бурке, косматой папахе и высоких са­погах. Выяснилось, что 19-летняя гос­пожа Петрова, рано осиротев, закончи­ла саратовскую гимназию и, движимая патрио­тическим чувством, решила идти на войну волонтером. Воспользовавшись тем, что из Саратова уходил на Дальний Во­сток батальон стрелкового полка, она упро­сила его командира взять ее с собой. Почти без денег, без всякого багажа, она тронулась в путь. Байкал ей при­шлось переходить пеш­ком, легко одетой, в сильный мороз и ве­тер. Петрова обморози­ла лицо и руки, но, к счастью, все обошлось.

В Харбине ей объяви­ли, что она не может идти дальше с войсками, и предложили: или оставаться здесь, или ехать обрат­но. Бедный «волонтер» был поставлен в крайне тяжелое положение... Она реши­ла стать сестрой милосердия, но и это ока­залось сначала невозможным, т. к. нужно было предварительно зачислиться в к.-н. отряд. В конце концов смелой девушке повезло: офицеры «ее полка» выхлопота­ли ей разрешение поступить в местный Красный Крест и, таким образом, «девица-кавалерист» хотя и превратилась в сестру милосердия, но все-таки ее патриотический порыв «идти на войну» был удовлетворен.

Кстати, о военной прессе и не только о ней. В начале войны российские газеты помести­ли следующее объявление: «Сведения об уби­тых и раненых офицерах и нижних чинах бу­дут публиковаться в «Русском инвали­де». Кроме того, все данные о нижних чинах будут сообщаться местным губернато­рам. Главный штаб просит, относительно нижних чинов, все запросы родных и близких на­правлять к местным губернаторам». Без вести пропавших не было...

Несмотря на массовые героизм и му­жество, проявляемые русской армией и флотом, сказалась неготовность России к войне: удаленность театра военных дей­ствий, вызывающая трудности переброс­ки войск (не более двух дивизий в месяц); нерешительность командования, неумение стратегически развить успехи своих войск; падение в результате пре­дательства Порт-Артура.

Крупные поражения наших войск: сухо­путное (в февр. 1905 г. под Мукденом) и морское (в мае под Цусимой) - привели к тому, что русская армия утратила боеспособность и война закончилась бесслав­ным Портсмутским (23 авг. 1905 г.) ми­ром, в результате которого Россия утрати­ла военно-политическое, и экономическое влияние и часть территории на Дальнем Востоке.

Но неудачи в войне закалили передо­вую часть офицерского корпуса русской армии, честолюбивых офицеров и гене­ралов, один из которых совсем скоро зай­мет одно из ведущих мест среди коман­диров Саратовского гарнизона, прославится в годы Первой мировой войны и потерпит главное свое поражение в войне гражданской. Его звали А. И. Деникин.

Саратовские полки. Саратовский мушкетерский генерал-лейтенанта Лейтнера полк сфор­мирован 20.08.1798 г. в Ярославле из рек­рутов. С 29 января 1801 г. - мушкетерский генерал-майора Несветаева полк. С 31.03. 1801 г. - Саратовский мушкетерский полк, с 19.10. 1810 г. - 46-й егерский, с 12.02.1816 г. - 17-й егерский, с 04.11.1819 г. - 41-й егер­ский полк. 21.03.1834 г. расформирован, два батальонана присоединены к Мингрельско­му егерскому полку, один батальонн - к Тиф­лисскому пехотному полку.

Саратовский мушкетерский полк - сформиро­ван 17.01.1811 г. из 12 гарнизонных рот. С 22.02.1811 г. Сараратовский пехотный. 28.01.1833 г. расформирован, присоединен к Вологодс­кому пехотному полку. Участники Отечественной войны 1812 г., Саратовские мушкетерские полки покрыли себя славой в заграничных по­ходах 1813-1814 гг.

Саратовский 108-й пехотный полк сформирован в 1863 г. из части Симбирского пехотного полка, со времени образования которого (в 1797 г.) считается старшинство. На­следует историю славных 12-го и 13-го егерских полков. Один из известнейших полков русской армии, имел знаки отли­чия: Георгиевское знамя за отличия в бит­ве при Кулевче (30 мая 1829 г. во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг. рус­ские войска - 29 тыс. штыков и сабель при 152 орудиях - под руководством генерал-фельд­маршала И.И. Дибича-Забалканского на­несли турецкой армии - 40 тыс. штыков и сабель при 56 орудиях - полное пора­жение, определившее исход войны. Упор­ный бой длился пять часов. Потери рус­ских войск - 2 генерала, 60 офицеров, 2248 нижних чинов. Турок перебито 5000, взято в плен 2000 с 6 знаменами и 50 орудиями).

В связи со столетием полка в 1897 г. для личного состава был изготовлен пол­ковой нагрудный знак как символ гордос­ти и преемственности лучших воинских традиций русской армии. Он представлял собой венок под императорской короной, на который наложен крест с обозначением на концах креста цифр «12», «13» и «108» (номера, которые носил полк). На крест наложены вензеля императоров Павла I и Николая II, т. к. история полка велась от царствова­ния Павла I, а столетие отмечалось при Николае II. Венок внизу завязан лентой, на которой обозначены юбилейные даты: «1797-1897».

Накануне Первой мировой войны 108-й пе­хотный Саратоский полк вместе со 105-м пехот­ным Оренбургским, 106-м Уфимским, 107-м Троицким полками входил в состав 27-й пе­хотной дивизии (командир — генерал-майор Адариди) 3-го армейского корпуса, дис­лоцировался в Виленском военном округе, располагаясь в местечке Олита на р. Неман, в 90 км от германской границы. Полк состоял из 4 батальонов по 4 роты в каждом, пулеметной команды при 8 станковых пу­леметах «Максим», команды связи с 12 станциями и 20 км кабеля, команды разведчиков в 50 чел. и обоза 1-го и 2-го разрядов. Отличился в победоносном сражении под Гумбинненом в августе 1914 г., а зимой 1915 г. стал примером стойкости в обороне в Августовских лесах (Вост. Прус­сия). Командир полка - полк. B.E. Белолипецкий. Боевой опыт 108-го пехотного Саратовского полка изучался Красной Армией в ходе советс­ко-финской войны 1939-1940 гг. Командиром полка В.Е. Белолипецким в 1940 г была вы­пущена кн. «Зимние действия пехотного пол­ка в августовских лесах».

Полк прекратил свое существование вместе с русской армией в кон. 1917 г. Кроме того, в годы первой мировой войны в русской армии числились полки, нося­щие названия городов, в разное время вхо­дивших в состав Саратовской губернии: 146-й Цари­цынский, 313-й Балашовский, 316-й Хвалынский, 325-й Царевский, 328-й Новоузенский, 403-й Вольский, 404-й Камышинский, 408-й Кузнецкий, 419-й Аткарский, 420-й Сердобский.



Саратовский 104-й ракетный полк сформирован Татищеве Саратовской области в составе Краснозна­менной ордена Октябрьской Революции Та­манской ракетной дивизии. За высокие показатели в несении боевого дежурства и поддержание боевой готовности дваж­ды (в 1972 г. и 1975 г.) занесен в Книгу Почета ракетных войск стратегического назначения, четырежды проводил учеб­но-боевые пуски с оценкой «отлично». На­гражден Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». Первым в ракетных войсках стратегичес­кого назначения освоил новейший ракет­ный комплекс «Тополь-М» и, получив его на вооружение, 27.12.1998 г. заступил на боевое дежурство. «Тополь-М» - стра­тегический комплекс XXI в., на вооруже­нии которого состоит ракета шахтного и на­земного базирования с дальностью полета свыше 10 тыс. км за счет трех твердотоплив­ных двигателей новой конструкции. Сегод­ня в мире равных этому комплексу нет. За время 40-летней истории 179 военнос­лужащих полка были награждены государственными на­градами. Каждый третий военнослужащий полка - саратовец. Почетное наимено­вание «Саратовский» присвоено полку Указом Президента РФ № 1556 от 27.11.1999 г. Командир полка - полк. Ю.С. Петровский.

Перископы на Волге. С саратовского берега можно было видеть на реке подводные лодки. В 1918 году, осенью, по железной дороге с Бал­тики были доставлены в Саратов четыре подвод­ные лодки: "Минога", "Макрель", "Окунь" и "Касатка". Их спустили на Волгу в районе стан­ции Увек, чтобы спла­вить в Каспийское море, где в то время шла война с англичанами.

Тогда подлодки были в дико­винку (их на всю Россию было 52 штуки), а уж на Волге - тем более: все равно что встретить кита где-нибудь под энгельсским мостом. Тем не менее бы­вали в Саратове подводные лодки. Есть и люди, которые на них служили.

Подводником, связанным с Саратовом, был лейтенант Александр Иванович Рогозин, старший офицер воевавшей летом 1917 года на Балтике подводной лодки "Львица". Он и погиб на этой лодке. Многие документы Рогозина, включая записные книжки, и его кортик, хранятся в Саратовском музее Краеведения. Все это передал в музей его племянник, член Саратовского морского собра­ния И. П. Аникин.

Во время Великой Отече­ственной войны героически служили в подводном флоте, который к тому времени уже значительно окреп (в июне 1941 года в строю было 215 подводных лодок), и наши зем­ляки. Высокое звание Героя Советского Союза получили пятеро человек из морской пе­хоты, четверо моряков-катер­ников, четверо летчиков из морской авиации и один командир подводной лодки. Имя это­го командира - Сергей Прокофьевич Лисин (1909-1991).

Он жил в Саратове на улице Шелковичной. Его подводная лодка "С-7" за один боевой вы­ход потопила пять кораблей противника, за что весь экипаж был награжден орденами Боевого Красного Зна­мени, а капитан третьего ранга Ли­син был представ­лен к званию Ге­роя. Осенней но­чью 1942 года под­водная лодка Ли­сина была торпе­дирована финна­ми, и весь экипаж погиб, кроме четы­рех человек во гла­ве с капитаном их выбросило взры­вом с мостика.

Во второй раз подводные лодки побывали в Саратове в 1943-1944 годах. Их количе­ство и точное время пребыва­ния в наших волжских просто­рах неизвестно. Все тогда было покрыто завесой секретности. Остались только данные о том, что подводные лодки, постро­енные в Сормове, надо было испытать на море. На Балтике и на Севере сделать этого было нельзя, там вовсю шла война. И тогда приняли реше­ние испытывать лодки на Кас­пийском море. И вот с помо­щью буксиров, под охраной бронекатеров Волжской воен­ной флотилии подводные лод­ки отвозили по ночам вниз по Волге к морю. С рассветом лодки ложились на дно, а бро­некатера и буксиры прятались в укрытии из зеленых кустов возле берега. В Саратове под­водные лодки "отлеживались" на дне в районе Увека, там были тогда самые глубокие места на Волге. Таким же путем они шли и обратно с Кас­пия. Далее их отправляли на Балтику или на Север. Об этом мне несколько лет назад рас­сказал капитан первого ранга в отставке Михаил Никитович Ушаков, который тогда служил и воевал, будучи артиллерис­том в Волжской военной фло­тилии. Иногда он участвовал и в сопровождении подводных лодок.

­Некоторые саратовцы могли видеть подводные лодки, про­ходившие мимо нашего города, в середине 50-х годов, когда был построен Волго-Донской судоходный канал. Построен­ные в Сормове лодки переправ­лялись по каналу для восполне­ния потерь Черноморского фло­та, пострадавшего в годы Оте­чественной войны. Подводные лодки шли открыто. Саратовец Владис­лав Алексеевич Иванов, жил на набережной и видел эти лодки своими глазами. Позже Владис­лав Алексеевич окончил Сева­стопольское военно-морское училище и служил на флоте. Сейчас он - капитан третьего ранга запаса, активный член Саратовского морского собра­ния.

В настоящее время Саратов­ское морское собрание объеди­няет 20 подводников. Среди них три командира дизельных под­водных лодок - О. К. Абрамов, Б. Б. Алютин, Г. Н. Нефедов и четыре командира атомных подводных лодок - Э. Н. Пара­монов, Н. П. Разборский, С. Г. Савин и И. Н. Шулика. Почет­ным председателем Саратовс­кого морского собрания являет­ся контр-адмирал Э. Н. Парамо­нов - единственный в Приволжском федеральном округе адмирал-подводник, который служил на дизельных и атомных подводных лод­ках.

Саратовская Краснознаменная. 32-я Саратовская стрелковая дивизия, позже 29-я гвар­дейская Краснознаменная Ельнинская ордена Суворова II степени мотострелковая дивизия - одно из старейших соединений Красной Армии. Была создана 20.07.1922 г. на capатовской земле из расформированных частей и подраз­делений 27-й Омской дивизии и 2-й отдельной Саратовской бригады. В состав дивизии вошли 94-й (бывшей 241-й Краснознаменный) Кресть­янский, 95-й (бывшей 242-й) Волжский, 96-й (бывшей 243-й) Петроградский стрел­ковые полки. К началу 30-х гг. дивизия стала лучшей в Приволжском военном округе, а 95-й Волжский полк под командованием Ф. И. Голико­ва (впоследствии Маршала Советского Союза) занял I место в Красной Армии по физической подго­товке. В начале 1934 г. дивизия была пере­дислоцирована к дальневосточным рубе­жам СССР, где за высокие результаты в боевой и политической, подготовке в 1937 г. на­граждена почетным революционным Красной Знаменем. 32-я Саратовская особенно отличилась летом 1938 г. в боях у озера Хасан при отражении агрессии японских милитари­стов под команд, полковник Н.Э. Берзарина. Указом Президиума ВС СССР от 25.10. 1988 г. 32-я стрелковая дивизия была на­граждена ордена Красного Знамени и стала име­новаться Краснознаменной, а 5 воинам дивизии присвоено звание Героя Советского Союза - капитану М. С. Бочкареву (уроже­нец с. Новые Бурасы, впоследствии полк., начальник военного училища в Моршанске и Пензе, похоро­нен на Воскресенском кладбище в Саратове,) лейтенанту В. П. Винокурову (выпускнику Саратовской Краснознаменной бронетанковой школы), младший командирам Н. М. Баринову и С. Н. Рассохе (посмертно), красноармей­цу Е. С. Чуйкову.

32-я Саратовская дивизия продолжила славные боевые традиции в годы Великой Отечественной вой­ны, вступив в нее в октябре 1941 г. при обо­роне Москвы в составе 5-й армии на Мо­жайском направлении, центром которого ста­ло историческое Бородинское поле. За бои на подсту­пах к Москве и последующие успехи дивизии в мае 1942 г. было присвоено зва­ние гвардейской, она стала именовать­ся 29-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизией, а за освобождение г. Ельни в августе 1943 г. дивизии присвоено наименование Ельнинской. Боевой путь 29-й гвардейской Ельнинской Краснозна­менной стрелковой дивизии пролег по территории Псковской области, Латвии (за освобождение г. Риги дивизия была награждена орденом Су­ворова II степени). Она участвовала в разгро­ме Курляндской немецкой группировки. Боевыми орденами и медалями награждено около 22 тыс. бойцов, командиров и политработ­ников дивизии. Ее воинам поставлены памятник в с. Раздольном на Дальнем Востоке, на Бородинском поле, под г. Ригой в Латвии, в Можайске и Утицах, в Рогачеве и Гагарине (Гжатске), под Ельней, в Опочке и Юрмале. В Центр, музее ВС и Бородинс­ком военно-историческом. музее-заповеднике обору­дованы экспозиции 29-й гвардейской. Ее именем в 1985 г. названа улица в Саратове, ведущая к Музею Боевой Славы на Соко­ловой горе.



Энгельсская авиабаза. Создана в сент. 1954 г., является крупнейшей авиационной базой стра­ны, способной принимать самолеты лю­бых типов. Расположена на месте откры­той 07.12.1931 г. Энгельской авиационной школы. Пер­вый самолет с аэродрома г. Энгельса под­нялся в воздух 16.02.1932 г. Воспитанники авиашколы воевали в небе Испании, Мон­голии и Финляндии, с честью выдержали испытания Великой Отечественной войны, 197 из них стали Героями Советского Союза. В 1941-1942 гг. на базе школы были сформированы и под­готовлены к выполнению боевых задач три женских авиационных полка под командованием Ге­роя Советского Союза М.М. Расковой. Всего за годы войны школа подготовила более 3 тыс. защитников Родины. После войны до 1951 г. школа готовила летчи­ков на поршневых самолетах, а затем - на реактивных бомбардировщиках ИЛ-28. В мае-сентябре 1954 г. авиашкола из г. Энгель­са была перебазирована в г. Тамбов и в 1959 г. стала Тамбовским высшим воен. авиац. училищем летчиков им. Героя Советского Со­юза М.М. Расковой.

Наследуя боевые традиции фронтови­ков, летчики авиабазы осваивали тяже­лые стратегические бомбардировщики ТУ-16, М-4, ЗМ. В 1960 г. в авиагарнизоне проходили парашютную подготовку военные летчики - будущие космонавты Ю. А. Га­гарин, В. М. Комаров, А. А. Леонов, П. Р. По­пович, Г. С. Титов и др. Ныне основу авиаба­зы составляют гвардейские орденоносные части, имеющие славную боевую историю, в их составе воевали прославленные лет­чики - Герои Советского Союза, в т. ч. дважды Ге­рои: А. И. Молодчий, В. Н. Осипов, П. А. Та­ран. На вооружении авиабазы состоят ра­кетоносные стратегические бомбардиров­щики с огромным радиусом действия ТУ-160 и ТУ-95 МС. Не случайно некоторые из них несут на своих бортах имена про­славленных русских богатырей «Илья Муромец», «Иван Ярыгин», летчиков «Ва­силий Решетников» и «Александр Молод­чий». На территории авиабазы создан музей даль­ней авиации под открытым небом.



Учитывая продолжительную непрерыв­ную связь cap. земли с авиацией, реше­нием Военного Совета авиаобъединения даль­ней авиации стратегического назначения от 18.08.1999 г. ракетоносцу ТУ-95 МС бор­товой № 10 присвоено наименование «Саратов». Командир экипажа - гвардии подполковник А. М. Печатное.

Стратегический самолет-ракетоносец ТУ-95 МС создан в ОКБ А. Н. Туполева. На нем установлены 4 мощных турбовинто­вых двигателя НК-12, не превзойденных до сих пор в мире по удельным парамет­рам. Под самолет могут подвешиваться ракеты Х-22 с большой скоростью полета - 4000 км/ч. Первый полет ТУ-95 МС совер­шен 30.10.1975 г. Строился большой серией на авиазаводах в Куйбышеве (Самаре) и Та­ганроге. Экипаж - 8 чел., размах крыла - более 50 м, длина самолета - ок. 50 м, макс, взлетная масса - 182 т, масса по­лезной нагрузки - 12 т, макс, скорость - 860 км/ч, практический потолок - 11,6 км, практическая дальность полета с макс, нагрузкой - 13800 км.