Молчаново – 2012 г. О войне, самолётах и о любви перед - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Семь жемчужин христианского характера 1 98.48kb.
Историческое значение победы нашего народа в Великой Отечественной... 1 103.28kb.
Я решила поучаствовать в конкурсе о Великой Отечественной войне для... 1 200.29kb.
Виктор Франкл Психотерапия на практике 11 2501.28kb.
Рассказ гуманизм Оргмомент. Сообщение целей. Вступительное слово 1 54.02kb.
Указы и распоряжения Президента РФ в ознаменование Дней Победы в... 1 106.08kb.
2 глава 1 происхождение идеи соборности 12 2153.8kb.
Вступление: кто их присутствующих здесь сегодня имеет любимого человека... 1 47.89kb.
Т. н детский сад №3 «Гнездышко» г. Дюртюли Принято на педсовете №... 6 951.1kb.
О задачах, стоящих перед избирательными комиссиями в 2013 году по... 1 219.87kb.
«Участие России в Первой мировой войне» 1 18.87kb.
Тридцатилетняя война 1 26.58kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Молчаново – 2012 г. О войне, самолётах и о любви перед - страница №1/1








МОЛЧАНОВО – 2012 г.


О ВОЙНЕ, САМОЛЁТАХ И О ЛЮБВИ
Перед войной отца перевели из Новосибирской области в Тегульдет на работу в военкомат. Не успели обустроиться, как началась Великая Отечественная война. А перед переездом он вернулся с финской кампании, а перед финской он участвовал в боях на Халхинголе, на КВЖД. Состояния он за 10 лет военной службы не нажил, только после каждой кампании рождались дети. И мы остались в маленьком домике, разделенном на 2 квартиры.

За стенкой жил учитель физики с женой. Его вскоре взяли на фронт. И он погиб. Его жена сразу же уехала в Томск, бросив все свое состояние. А это были книги по физике. Он был, наверное, хорошим физиком. Это были тяжелые красивые книги. И все это осталось нам. И мы изучали Вселенную до тех пор, пока не закончились дрова, и мама не разожгла ими печь. Стало как-то совсем грустно без этих книг. Не осталось и памяти об этом умном физике.


Вскоре за стеной стала жить библиотекарь с двумя детьми, муж у которой был на фронте. Звали ее Анна Боконь. И мы стали бегать в библиотеку, едва научившись читать: «Приключения Тома Сойера», «Хижина дяди Тома», «Всадник без головы». Эти книги увлекали нас в неведомые страны. Но однажды мы услышали громкие рыдания за стеной. Плакала тетя Аня за стеной: погиб ее муж, которого она любила. И она, оставив детей в детском доме, ушла на фронт, мстить за мужа и тоже не вернулась.

В какой-то год не уродилась картошка. Ее хватило только до октябрьских праздников. Уродилась только редька. Ели редьку и, шатаясь от голода, взяв портфели, шли в школу. Там давали тарелку горячего супа из одной капусты. У нас в классе был мальчик, его звали «Пузо» - от голода люди пухли. Но мы не умерли, благодаря посылкам с фронта. Погиб мамин брат, офицер-разведчик дядя Сережа. Его друзья выслали все его документы и некоторые его вещи. И мама с подружками зимой с саночками ходила менять эти вещи на сушеную картошку, обыкновенная картошка замерзала, пока ее довозили до дома. Ее варили в горячей воде, не оттаивая. Нужно было только пережить зиму, а летом все переходили на «подножный» корм.


Летом все дети работали на прополке в колхозах. Нас выстраивали, мы раздевались, доктор – старый человек, отбирал истощенных детей, а остальные за чашку картошки с кусочком мяса босиком шли на прополку. От такой работы появлялись «цыпки» на руках и ногах. Да вдобавок малярия мучила и взрослых, и детей.

А вечером все бежали на Чулым, на пески. Там мальчишки постарше учили плавать малышей. Взяв под руки, бросали в воду и смотрели, как он будет выплывать. Никто не утонул, все выплыли. Став постарше, мы уже не ходили пешком на пески, отдав одежонку младшим, бросались с обрывистого берега, отбивая животы о воду, плыли вниз по течению до песков. А потом нужно было переплыть на остров, там были заросли красной смородины.

В каждом доме тогда были лыжи. В воскресенье на лыжах шли на яр и почти по отвесному склону скатывались на лед, да еще с трамплином. Мы были почти всегда голодные, но жизнь закаливала нас.
Закончилась война. Вернулся домой раненый отец. И его опять послали на передовую: в райком партии в сельхозотдел.

Однажды на песках приземлился небольшой самолет. Это был ПО-2. Из него вышла девушка с белокурыми волосами, как богиня. И я уже не могла спокойно жить, меня одолевали мысли о небе.

На среднем образовании никто не зацикливался. За 8, 9, 10 классы нужно было платить, поэтому в основном заканчивали 7 классов и поступали кто в техникум, кто в ФЗО. Поступила учиться в техникум и я. Ходила заниматься в драмкружок. Однажды я увидела объявление о наборе в парашютный кружок. И все. Я уже прыгаю с крыла самолетаПО-2, как с обрыва в реку. Меня берут в планерное отделение Я одна и человек 15 мальчишек, и я первая вылетаю в самостоятельный полет. Было еще и отделение пилотов. И я заметила одного кареглазого парня. Он всегда ходил на занятия в гимнастерке. Это был Толька Будник (фамилия изменена), сын полка. В Томске было артиллерийское училище. В войну артиллерийская часть освобождала Украину. И там нашли израненного мальчишку и взяли с собой (родители его погибли). А после войны эту часть перевели в Томск и преобразовали в артиллерийское училище. Так этот паренек оказался в Томске. Он всегда жил в обстановке дисциплины, у него не было даже такого детства, как у меня, он всегда был молчалив.
И вот я, отлетав, шла в свое планерное отделение (аэродром для планеристов был в районе Спичфабрики, а второй аэродром для пилотов был за рекой). Меня перевели в отряд пилотов. Инструкторами были военные летчики, вернувшиеся с войны. Инструктором у меня был комиссаров, добрый человек. Он никогда не ругался на курсантов. И там мы опять встретились с этим сыном полка. Стали разговаривать, ходили на речку купаться, Мы были симпатичны друг другу.

Нас было 3 девушки. Помню Сашу Рузакову – из политехнического института. Выдали нам кирзовые сапоги, большой размер, пилотки, комбинезоны. Подъем в 5 утра, полеты по 12 часов, а потом начиналась «болтанка» от восходящих потоков. Сон, строевая подготовка, занятия по НПП.

И вот самостоятельный вылет (я должна об этом рассказать). Просишь взлет, тебе дают отмашку. Потихоньку от себя отжимаешь ручку, нажимаешь на газ, и уже чувствуешь, что самолет сам готов взлететь, берешь ручку на себя, а он уже сам рвется в небо, только успевай его удерживать. И ты летишь единым целым с самолетом, громко распевая песни от восторга. После выполнения фигур высшего пилотажа строишь «коробочку» и заходишь на посадку. Посадка сложнее взлета. Вот она-то и разрушила наши добрые отношения с Толькой Будником.
Во время посадки нужно выработать «чувство земли». У меня это чувство выработалось, и я всегда выполняла посадку без «козлов». Если неправильно рассчитаешь посадку – самолет будет подпрыгивать при посадке несколько раз. А это минус пилоту. И меня всегда ставили в пример Буднику. Он обижался на меня и говорил. Что мой самолет – «единичка» лучше его «семерки». И тогда инструкторы пошли на эксперимент. Сдавать госзачеты меня отправили на «семерку». Госзачеты я сдала на «отлично», и посадка была на три точки. Все это разрушило наши дружеские отношения. По разным причинам мы ушли из авиации. Но это было лучшее время в моей жизни.

И только однажды мы встретились с Будником. Он был со спутницей. Ничего не объясняя ей, бросился ко мне. Мы долго стояли обнявшись, словно расставаясь с мечтой и со светлыми чувствами, которые были у нас.





Валентина Бельских,

с. Молчаново,

2010 г.


ТРИ ВЕКА НАШЕМУ СЕЛУ
Захватило дух у казака:

«До чего ж красивая земля!»

Глаз не оторвать: речной простор,

Лес кругом – куда не кинешь взор.

Величава, полноводна Обь – река,

Заливает в половодье все луга.

С остяками дружбу нам водить.

Будем вместе жить и не тужить».

Так, наверное, Молчанов говорил

И с вождями трубку мира раскурил.

А годом позже Пётр Первый

«Окно в Европу прорубил»:

На северной реке – Неве

Свой град – столицу заложил.

Красуется поныне Петербург.

Живёт село. Не вдруг Молчановым его назвали,

А в честь землепроходца – казака,

Чтобы корней своих не забывали.

Старое не будем ворошить.

Жили вместе с матушкой – Россией.

В чёрную годину наши земляки

Грудью защитили край родимый.

Не померкнет слава их в веках,

Имена их в мраморе отлиты:

«Подвиг ваш и ваши имена –

В памяти народной, не забыты».

Ум, совесть и честь – ветераны села,

Дети военных суровых лет.

Старая гвардия, славная гвардия,

Надёжней вас в жизни нет.

И в наших краях в почёте таланты –

Учитель, хирург, музыкант и поэт.

Талантливы все: и старый, и малый.

В талантах различия нет.

Уезжают нынче из села.

Видно, где-то Родина другая.

А мне трудно оторваться от гнезда:

Внуки здесь, и здесь мои друзья.

Триста лет во времени – ничто.

Рано ещё в Лету уходить.

Триста лет село прожило на Земле,

Значит, долго ещё будет жить!


2002 г.

В ДЕНЬ ПОБЕДЫ
Отчего мы плачем в День Победы? –

Вековая скорбь у всех в сердцах!

Гибли, гибнут парни молодые.

Ну, давайте, кто ещё на нас?


Ну, кому ещё так плохо спится?

Кто забыл про сорок пятый год?

Кто ещё наполеоновские планы пишет

И готов пустить свои ракеты в ход?


А бумеранга путь давно известен:

Кто бросит зло, к тому оно и возвратится.

Мы были, жили, есть и будем,

И Русь, как птица Феникс,

Ещё из пепла возродится!
2002 г.

ПАМЯТЬ
Посвящается моему отцу –

солдату Бельских Владимиру Михайловичу.


Огонь! Огонь! Огонь!

Ребячьи души страх сжимал,

И ещё год после войны

С фашистами во сне отец мой воевал.

И только летом он затих:

Во сне стал сражаться.

По воскресеньям вместе с ним

Мы рыбной ловлей стали заниматься.

Проплавали все уголки,

Где тальники затоплены водою.

Добыча небольшой была,

Но всё дышало миром и покоем.

Я помню, как он с финской шёл домой:

Обмотки на ногах, будёновка на голове,

Тридцатилетний, но совсем седой.

С заплечным рюкзачком

По шпалам возвращался налегке.

И много было ценного в том рюкзаке:

Кинжал, бинокль, планшет и фляжка на ремне.

Будёновка с огромною звездой

При дележе досталась мне.

Я помню до сих пор

Тот запах пороха в одежде,

Который въелся на войне.

Потом опять была война.

И мы оставлены в избёнке,

Где стол, да печь, да и еще кровать.

Из военкомата, где служил,

Опять ушёл он воевать.

Но лишь в конце войны

Всю географию военного пути

По письмам стали изучать:

«Из Венгрии – привет! Из Югославии – привет!»

(Там спас его братушка – славянин).

И до сих пор я не могу понять:

До Австрии пришлось зачем ему шагать?

Учиться никогда ему не стыдно было.

Он в пятьдесят с юнцами лекции писал

И вспоминал всё то, что было позабыто.

Успел отец при жизни дом построить,

У дома яблонь посадить. Он жизнь любил, но

Раненья и много лет окопной жизни

Не дали долго ему жить.

Он в памяти моей остался,

Как с финской возвращался налегке,

И как возле цветущей яблони стоит

С моим ребёнком на руке.

1999 г.



«В БОЙ ИДУТ ОДНИ «СТАРИКИ»
Не устрашающий дракон и туз бубновый,

А нотный стан – на фюзеляже «ястребков».

С любимой песней «Клён зелёный»

Взлетали наши парни бить врагов.

Взлетали «старики», и было им по двадцать.

И детство их ещё недалеко ушло,

Любимой женщиной была одна лишь мама,

А время грозное для них уже пришло.

За нашу матушку – Россию

Узбек Ромео погибал.

За землю ненько – Украину

Её певец на бой взлетал.

Здесь утверждала жизнь одна любовь:

Любили жизнь, полёты, славу.

И звездочки за сбитый самолёт

На фюзеляжи техник наносил по праву.

И каждый год в великий День Победы

Вновь гимном торжествующей любви

Звучит с экрана «Клён зелёный»,

И в бой идут одни лишь «старики».

И внучка с малых лет со мной глядит,

Как асов мальчики сбивают,

И тихо после фильма говорит:

«Люблю смотреть я про войну –

Там наши побеждают».
2005 г.

СТАРИННОЕ НАШЕ СЕЛО
На трех холмах

И всех ветрах

Стоит село Молчаново,

И все красуется при нем:


Обь – матушка – река.

Леса, поля, озера.

А за рекой – простор лугов.

Все не охватишь взором.


Веками строилось село –

Частица Родины – России.

И в черную годину земляки

Свою отчизну защитили.


В лесах стучали топоры,

И пилы там звенели.

А по ночам уставшие комбайны

Об урожае песни пели.


Четыре школы, ПТУ,

В округе славится больница.

Есть, где народ у нас лечить,

Талантам молодым развиться.


А ярмарки веселые у нас,

Умельцами село гордится,

От дедов и от бога ремесло

В хозяйстве каждом пригодится.


Наш, сердцу милый край,

Всегда останется любимым.

По осени на улицах горят

Багряным пламенем рябины.


2004 г.

2001 ГОД
К новому году мороз

отпустил свои вожжи.

Невидимкою в тучах крадется луна.

Конец декабря, а снегу в полях по пояс.

В заснеженном мире стоит тишина.

Взметнулись в небо лучи от света,

Из труб печных струится дымок.

И мир, и покой поселяются в душах.

До Нового Времени путь не далек.

Весь мир ожидания полон.

Ткут звезды 2001 год.

Куранты время озвучат,

А позже секундой

В Новое Время планета войдет.


2000 Г
ЖАЛЕЙТЕ ЖЕНЩИНУ ВСЕГДА

Женщину не обижайте никогда!

Обида, горе и печаль навеки в генах остаются.

Зачем Земле обиженные дети

И чья – то горькая судьба?

Не обижайте Матерь никогда!


Любите женщину всегда!

Она - хранительница очага.

Покинет этот мир –

И нет огня, и нет тепла.

Любите женщину всегда.
Не бейте женщин никогда!

Жена – раба родит раба.

А если зло и в сыне отзовется

На многие года?

Зачем земле злодейские дела!
Боготворите женщину всегда!

Загадка Моны Лизы в каждой:

Загадка есть, разгадки нет.

Она в космической дали,

Откуда женщины пришли.
2001 г


К 100 – ЛЕТИЮ БИБЛИОТЕКИ

В СЕЛЕ МОЛЧАНОВО
В Госдуму бил челом Макушин,

Народ – де надо просвещать,

В далекой губернии Томской

Читальни нужно открывать.


Двадцатый век, десятый год,

Смутное время в России.

Грядет мировая война,

А в нашем селе библиотеку открыли.


Врач местной больницы Светлов

Библиотекарем первым был.

В больнице комнату дали,

На книги шапку по кругу пустил.


83 читателя на 171 экземпляр.

Ссыльные в стороне не стояли,

Среди товарищей и сельчан

На книги гроши собирали.


С холщёвой сумкою в руках

В библиотеку читатели шли.

В метели, мороз и дождь

Мудрость жизни – книги оттуда несли.


Двадцатый год. Гражданская война.

Колчак по Сибири гуляет.

Горят деревни, горят дома,

Но книги Господь спасает.


В двадцатом году построен народный дом.

И жизнь в селе закипела ключом:

Учеба, спектакли, читки газет.

Интеллигенция выполняет ленинский завет.


Вскоре пункты ликбеза открылись.

Вечерами, закончив дома дела,

Бабки в платочках и деды седые

Читать и писать учились.


На фермах, в поле, в тайге

Библиотекаря с нетерпением ждали.

Радио нет, телевизора нет,

Новости из газет узнавали.


И вдруг война!

В деревне библиотекарь – политрук:

Теплые вещи и письма для фронта собрать –

Легче бойцам воевать!


Разгромив фашистов в 45- ом,

Взялся солдат за работу.

И в мирном труде, как в бою! –

Библиотекарь снова в строю.


Пешком до кульстана

Со связкой книг,

Да так, что не хватает рук,

Идет в народ библиотекарь,

Зовет вперед, как политрук.
Время сейчас иное.

Библиотека – центр информации.

Работают клубы по интересам,

Читатель другой формации.


В библиотеке тепло и уют,

Компьютеры в каждом зале.

Информацию быстро дадут

О книгах, которые взяли.

Последний мой причал –

Библиотека.

Я в мире книг, коллег

Давно своя.


Компьютерам назло

Живите вечно, книги!

И будьте здравы все коллеги

И мои друзья!


2010 г.



ПРЫЖОК С ПАРАШЮТОМ
«Пошел!» и я, как куль с картошкой,

С крыла учебного «По – 2»

Шагнула в пятый океан,

Глаза прижмуривши немножко.


Хлопок, удар, встряхнуло.

А я на купол парашюта не взглянула.

(Смотреть нас по инструкции учили).

И вот, болтаясь на ремнях,

Я рот от изумления открыла:

Вон, где – то там, внизу,

Поля – квадратики, аэродром,

Машины, маленькие человечки,

Едва заметные,

Находятся на нем.


А рядом жизнь кипит ключом:

То воробьи, то бабочки летают,

А я, как ангел, среди них.

(Они меня совсем не замечают!)

Но некогда мне было любоваться

Землею с птичьего полета:

Она так быстро стала приближаться,

А мне ведь еще нужно приземляться!


«Земли ногами чуть коснувшись,

Вы на бок быстро лечь должны».

Все сделала я так,

Но ветер купол подхватил,

Да, ладно, куст его за стропы зацепил!

Не торопясь, я парашют сложила

И с песнею на старт пошла,

Но от волнения все наставления забыла.

Но как назвать мне командира?

А был он просто командир звена.

1990 г.



СВЯТАЯ К ПУШКИНУ ЛЮБОВЬ
Нам Пушкин как маяк,

И свет его поэзии прекрасен.

Велик он в простоте своей,

А слог его так чист и ясен.


Мы в детстве с Жучкою катал,ись

Затем чарующая сказка в дом пришла:

И с Черномором тоже все сражались,

И в облаках неведомая сила нас несла.


Мы по неведомым дорожкам

Бродили с Бабою Ягой,

И вместе с братьями царевны

Всех выбросило на берег волной.


Так жалко было всем Олега.

Ведь не послушал он волхвов.

И смерть пришла к нему мгновенно

Как наказание богов.


Над шведами с Петром победу одержали.

На мглистых, топких берегах

Окно в Европу

С ним же прорубали.


Ну, а потом Онегина зачем-то полюбили

И с Ольгой Ленского легко забыли.

Татьяне вынесли свой приговор,

Письмо к Онегину поставив ей в укор.


Мы рядом с Пушкиным всегда!-

Иной любви не знали.

И юношеской той любви

Мы никогда не изменяли.


А как красив стал с Пушкиным язык!

Сейчас почти его не замечаем,

Всё больше на татарском говорим,

А свой родной мы обижаем.


Ничто не вечно под луной!

И этот факт историей подмечен.

Но всё ж, пока вращается Земля,

Наш Пушкин будет вечен!


1999 г.

БЛОКУ
Античный профиль. Кудри Аполлона.

Кровь скифа в нем бурлила – не текла.

Красив. И я бы, как Цветаева Марина,

Писала Блоку бы заветные слова.


Он всех отверг ради одной.

Ее одну любил в тоске безбрежной.

О, Русь! Любимая его жена.

Ее одну любил он преданно и нежно.


Он никогда не предавал ее

И за кордоном не искал другую.

Любил ее озера - синие глаза

И на просторе песню удалую.


Любил ее в «красе заплаканной и древней»

И сердце без остатка отдал ей.

В свою Россию он, как Тютчев, верил.

И друга не было верней.


И вечный бой. Другого не было у них

И нам покой лишь только снится,

А оглянуться не хватает сил.

Остановись на миг, степная кобылица!


2000 г.
ПОСВЯЩЕНИЕ В.М. АЛКСЕЕВОЙ
Любовью и счастьем сияют глаза,

Мягко положены руки на плечи.

У ног с озорною улыбкой моряк,

И в этот час кто-то зажег поминальные свечи.


А реквием, спустя года, звучит еще печальней

Страдало сердце, а теперь ему больней.

Когда-то я любовь похоронила,

Сейчас прощаюсь с юностью своей.


Зачем сейчас раскладывать пасьянс

И говорить о том, что было?

Теперь уже не будет ничего,

Судьба взамен любви нам дружбу предложила.


Полынную чашу я с Вами пила.

А меда так мало мы пили.

За верность друзьям Вам зачтется сполна,

Вы память о них сохранили.


1991 г.

ВЛАДИВОСТОК
Речка. Гудки тепловозов,

Сплетенье рельсовых путей.

Щемящею тоской они прошли

По памяти моей.


Владивосток! Я много лет там не была,

Но снится мне весна с ковром тюльпанов.

И помню я, как белая сирень цвела,

Как осень ярко сопки одевала.


Клешами воздух разрезая,

По набережной точно плыли моряки,

И взоры всех влюбленных привлекая,

Светили яркими огнями на рейде корабли.


Ты был всегда со мной, Владивосток!

Тебя не забываю.

Но свидеться уже не суждено

Последнее «прости» тебе я посылаю.


1971 г.


СУЛЗАТ – ТАЁЖНАЯ СТОРОНКА
Сулзат – таёжная сторонка

В сибирском дальнем – далеке.

Сулзат, любимая сторонка,

Ты навсегда запала в душу мне.


Там дар земли – брусничные поляны,

Ковер из мхов – передохнуть ложись.

Там синь небес, в болотах голубика,

Далекая, но удивительная жизнь.


Тропинка узкая к далеким гаражам,

И десять километров – пустяки.

Сулзатка – тихая речушка,

Над нею старые мостки.


Из края в край исхожены тропинки.

Здесь каждый житель, как родной.

Сулзат, любимая сторонка,

Как трудно было расставаться мне с тобой.


1980 г.


МИГ
Слетает осенью листок с берёзы,

А может, это Миг слетает?

И каждый час, и каждый день

Лот чьей-то жизни календарный лист срывает.


А этот Миг – он с нами был,

Как распустившийся листок,

Но жизнь во времени течёт,

И дольше оставаться он не мог!


Уходит в Лету всё:

События, народы, государства.

Жизнь по Земле горячим скакуном несётся,

А во Вселенной только вечность остаётся.


И уходящие двадцать столетий земных –

Это всего лишь Миг для Вселенной.

Пусть канет в Лету жестокость веков,

А вера в Разум пусть будет нетленной.


И вот уж снова чья-то жизнь

Весенние листочки распускает.

И вот уж снова чей-то Миг

Листком осенним улетает.


2000 г.

МУЗЫКА МОЯ. МЕЧТА МОЯ
Дай, господи, мечте безумной крылья!

Пусть чайкой белой пронесётся над волной

И в шуме волн мелодию любви услышит.

О, музыка, побудь ещё со мной.


Мечта моя, любовь моя,

Как белый парус в ночи тёмной.

Туманна и обманчива она:

Мираж в пустыне знойной.


Без края и конца мечта моя,

А ветер паруса с неё срывает.

Дай силы, господи, ей в бурю устоять.

От музыки и счастья пусть душа страдает.


Мечта моя, любовь моя,

Как белый парус в ночи тёмной.

Туманна и обманчива она:

Мираж в пустыне знойной.


И пусть луч солнца облака пробьёт,

Надежды парус ветром пусть наполнит.

О, музыка, не оставляй меня,

И пусть судьба мою мечту исполнит.


Мечта моя, любовь моя,

Как белый парус в ночи тёмной.

Туманна и обманчива она:

Мираж в пустыне знойной.

2004 г.
ВЕТЕРАНСКИЙ ВАЛЬС


  1. Опять черёмуха цветёт,

Опять кружится голова,

И в нашей жизни вновь течёт

Хмельная радости река.
Припев: Черёмуха цветёт,

Душа моя поёт.

Белый цвет на склоне лет –

Юности нашей привет.



  1. И закружить бы нам опять

В крутом водовороте лет,

И пусть блестит у нас в глазах

Прошедшей молодости свет.
Припев: Черёмуха цветёт,

Душа моя поёт.

Белый цвет на склоне лет –

Юности нашей привет.




  1. А жизнь прожили мы не зря,

Оставив на планете след.

И пусть сияет всем заря,

И скажем мы печалям – нет!
Припев: Черёмуха цветёт,

Душа моя поёт.

Белый цвет на склоне лет –

Юности нашей привет.

1999 г.

КНИГА ЖИЗНИ
Лунная ночь. Не спится.

Замедляется жизни бег.

Дни шелестят, как страницы

Той книги, которой нет.


Судьба книгу жизни напишет,

Взяв только в соавторы нас.

Красивый роман о любви кому-то,

О ком-то – просто короткий рассказ.


Великим оды всегда напишет,

Но жизнь поправку внесёт:

Судьба ведь только вершит делами,

На место Время поставит всё!


Каждый из нас миру что-то оставит –

Добро или зло, иль небесный свет.

Будет ли наша книга прочитана?

В душе чей оставит след?..

2002 г.
МЕЛОДИЯ ЛЮБВИ
Звучит в душе мелодия любви,

И ею взят аккорд последний.

Не каждому дано её допеть

В осенний день или весенний.


Зачем звучит, когда всё тихо и спокойно?

Расстаться с ней? Но это свыше сил моих.

Она уйдёт, и мир вдруг станет чёрно-белым,

Безрадостным, ненужным будет стих.


Возможно ль петь и не любить?

К чему условности любые!

В почтенном возрасте страдать смешно,

Пусть от любви страдают молодые.


Разложены все чувства по местам,

Но что опять меня тревожит? –

Звучит, звучит мелодия любви!

Она сомненья мои множит.


2000 г.

НЕВСТРЕЧА
Невстречей музыка была,

Она страдала, плакала, любила.

Страдали родственные души,

Любовь от них обеих уходила.


Звучала музыка утраченных ночей,

И дух любви святой витал.

Любовь ушла, ушла любовь,

А как найти – никто не знал.


Невстреча – больше, чем любовь:

Она высоким помыслам подруга.

Невстреча – торжество взволнованной души –

Поэзии и музыке найти друг друга.


2004 г.

***
Пожелтевшие листья в танце кружат,

Пейзаж за окошком осенний.

Галки, слетаясь, тревожно кричат,

Клин журавлиный в небе последний.

Рябина, поникнув, в печали стоит,

Не согревшись в холодное лето,

Будто важное что-то таит,

Счастье ль ждёт, заплутавшее где-то.

Незавершённость в воздухе витает,

Всё нынче сделано не так.

А осень на прогноз кивает,

И он, как люди, лгать мастак.


2009 г.
***
Вот уж и осень стучит в окно

Гроздьями красной рябины.

Тучи, как птицы, летят далеко,

Чёрные крылья раскинув.

На сердце стало тревожно так,

Будто любить не успела.

И жизнь отцвела словно мак,

Лето, как юность, сгорело.

Сердце так хочет тепла,

Грозы давно отшумели.

Осень на смену лету пришла,

Лучшие дни отзвенели.

Но только душа не смирится никак

С тем, что уже неизбежно.

Душа никогда не сгорает дотла,

Она остаётся мятежной.


1998 г.

СЧАСТЬЕ
Кружится медленно снег,

Пухом на землю ложится.

И в новогоднюю ночь

Всем отчего-то не спится.


Таинственный падает свет,

Тройка волшебная мчится.

Кажется, счастье вот-вот

К каждому в дом постучится.


Нужно его только ждать

Или идти к нему смело,

Синицей в ладонях держать,

Чтоб журавлём не взлетело.


Ждите от счастья звонка,

Двери ему отворите,

Только узнайте его,

Ему о любви говорите.


Кружится медленно снег,

Пухом на землю ложится.

И в новогоднюю ночь

Всем отчего-то не спится.


2000 г.

ВЕЧЕР ГОЛУБОЙ
- Что, милая, мне подарить тебе

В весенний праздник твой?

- Вселенную, мой милый, больше не дари,

А подари мне просто вечер голубой.

Читай стихи, романсы пой.

Ты наклонись и нежно прошепчи,

Что мне к лицу твоя любовь

И этот вечер голубой.

Скажи, что я ещё мила,

И ты по-прежнему влюблён в меня.

Воздушный поцелуй лови

И убаюкивай меня под вечную мелодию любви.

У нас пусть будет так всегда:

Хоть день, хоть час – да мой!

Прошу тебя, всегда дари

Мне просто вечер голубой.


1999 г.
ТАНГО ЮНОСТИ МОЕЙ
Звучала музыка одна,

И ею танцы открывали.

Спускаясь в красный уголок,

Танцоры тихо подпевали.


Припев:

Арабское танго – встреча в пути,

Арабское танго – все впереди,

Арабское танго – в руке рука,

Арабское танго – чья-то судьба!
Танго юности моей

Счастьем сердце наполняло,

И юность в радости своей

Еще судьбы не знало.


Припев:

Арабское танго – встреча в пути,

Арабское танго – все впереди,

Арабское танго – в руке рука,

Арабское танго – чья-то судьба!
Юность чудесной была,

И солнце ласково светило.

Плескалась у ног волна,

А счастье было, было.


Припев:

Арабское танго – встреча в пути,

Арабское танго – все впереди,

Арабское танго – в руке рука,

Арабское танго – чья-то судьба!
2001 г.

СТАРЫЙ РОМАНС
«Белой акации гроздья душистые…» -

Старый романс мы пели вдвоем.

И хрупок и нежен был миг вдохновения,

Этого мы никогда не вернем.


Пели, едва прикоснувшись руками,

И на душе становилось светлей.

Но рядом не могут быть пряди седые

С темной волной непокорных кудрей.


«Годы промчались, седыми нас делая»,-

Часто пою я в трепетном сне.

Как хорошо, что однажды мы встретились,

Это подарок был нашей судьбе.


Этот романс, мне судьбою подаренный,

Слышать я буду в шуме дождей.

Но рядом не могут быть пряди седые

С темной волной непослушных кудрей.


2000 г.

ЛЮБОВЬ УШЛА
Любовь ушла, любовь ушла,

На нас не оглянулась.

Любовь ушла,

Ушла и не вернулась.


За что обидели ее

Случайными словами?

За что обидели ее –

С тобой не знали сами!


И стало пусто на земле,

Малиновка умолкла,

И все хорошо ушло,

Не слышно песни звонкой.


Любовь ушла, любовь ушла,

И мы осиротели,

И будто солнце не взошло,

И на душе метели.


Нам не забыть, нам не забыть

Весенний теплый вечер,

Когда бежала к нам она

С тобой на встречу.


Любовь ушла, любовь ушла,

На нас не оглянулась.

Любовь ушла, любовь ушла,

Ушла и не вернулась.


За что обидели ее

Случайными словами?

За что обидели ее –

С тобой не знали сами!

2001 г.

МОЛЧАНОВСКИМ КОМПОЗИТОРАМ
Не обвиняю вас ни в чем,

Но песню жаль: останется неспетой –

И ни сейчас, и ни потом.

На музыку вдруг наложили вето.

Я виновата без вины.

Обида в воздухе витает.

Поставить точки бы над и,

Но песня мне не позволяет.

Забыть обиду и простить,

Да за окном пейзаж осенний,

Лишь пара ярких снегирей,

Как маки брошены на куст сирени.


2003 г.

***
Не узнали друг друга мы

Ясным осенним днем.

Сердце застыло, уже не трепещет

Не вспыхнули щеки огнем.
Быть может, забыли мы ту березку

И вкус поцелуев под ней.

А может, и не было вовсе

Безумных томительных дней.


Как просто все в жизни стало,

Не взглянув, разошлись по домам.

Может, когда-то и было что-то.

Да, только к чему это нам?


Есть у Блока строки такие:

«Все померкло, прошло, отошло…

Ни тоски, ни любви, ни обиды».

Было все, да быльем поросло.

2000 г.

ТАКАЯ СТРАННАЯ ЛЮБОВЬ
Какая странная любовь!

Лишь грусть одна, и в сердце боль.

Нечаянных зачем мы ищем встреч?

Ведь знаем, что любовь не уберечь.


Не уберечь, не уберечь.

Ты только в трубку не молчи.

Не уберечь лишь потому,

Что окольцованы давно другими мы.


А радость в том, Что видим сны –

Ты – про меня, я – про тебя.

Зачем опять глядим мы вслед?

Любви той странной больше нет.


Как хорошо, что так случилось.

Любовью больше не больна.

Красивая любовь не получилась,

О ней лишь память так светла.


1999 г.

ЧТО-ТО ВДРУГ МНЕ ВЗГРУСТНУЛОСЬ
Что-то вдруг мне взгрустнулось опять.

То ли жаль уходящего бабьего лета.

То ли что-то сложилось не так.

То ли жалко мне песни неспетой.


Захотелось мне быть всегда

Осенним листком рябины

Зимней стужей не сорванным быть

И ветром в степи не гонимым.


Захотелось вдруг счастия мне

Всегда быть желанной, любимой,

Но ушедшее вновь не вернуть,

И осталась печаль лишь красивой.


Что-то вдруг мне взгрустнулось опять.

То ли жаль уходящего бабьего лета.

То ли что-то сложилось не так.

То ли жалко мне песни неспетой.


2000 г.


ПОСВЯЩЕНИЕ
Вы гладили руку мне,

Будто жалели меня,

И глядя в Ваши глаза.

Я истину поняла.


В нежном пожатье руки

Музыка вдруг разлилась.

Я говорила слова,

Песня для двух родилась.


Единого чувства порыв,

Музыке гимн звучит.

Я в ваши смотрела глаза,

А сердце давно молчит.


Вдруг было слияние душ,

Вдруг было слияние чувств,

И я пожалела о том –

Не будет слияния уст.


2000 г.

ОСЕННИЙ ЛЕС
Печален в наготе своей осенний лес.

Вдали темнеет озеро с уже засохшею травой.

Куда-то торопясь, бежит упрямая тропинка,

И на ветру дрожит осинка, едва прикрытая листвой.


И уже слышится дыхание зимы.

Завьюжат, закружат усталые метели,

И ты, как та озябшая осинка,

Зиме считаешь месяцы, часы, недели.


Надежда теплится в душе твоей.

Вот-вот морозы ослабеют,

Растопит солнце эту круговерть,

И ветер тучи над тобой развеет.


2004 г.

СОСЕДКА
Ты окликнул меня по имени,

А смолоду соседкой звал.

Помнишь: «Жизнь прожить – не поле перейти», -

Как-то в назиданье мне сказал.


Не сложилось, не свершилось,

Значит, так тому и быть,

А по полю, как по морю,

Не с тобой пришлось мне плыть.


Видно, помнишь, как обидел,

И ночами плохо спишь.

Да, коль старое забудешь,

Станешь как слепой дервиш.


Ветер вслед донес слова:

«Я всегда тебя любил.

Не соседкой мне была –

Твое имя, как молитву, я во сне произносил».


2001 г.

ЕСЛИ ЖДУТ
Ранней весной или поздней осенью

Дождь со снегом в окошко стучит.

И сердце тревогой наполнено

За тех, кого нет, кто в пути.


А путник в дороге замерз и промок

В снежном вихре холодном,

И горько ему, если никто и нигде

Больше его не ждет.


В том доме, где ждут, затоплена печь

Для тех, кто в пути, в дороге.

Уже забыты и слякоть, и дождь,

И нет на душе тревоги.


На каждый день для тех, кого ждут,

Прогноз погоды не важен.

Если в доме любовь, доброта,

Путь никуда не страшен.


Ждите любимых всегда,

Не заглушая тревоги,

Пусть возвращаются издалека

Все те, кто сегодня в дороге.


2001 г.

ГРУСТЬ
Опять заплакала кукушка,

Как будто кто-то обманул.

Вся мокрая от слез подушка.

Любовь взял кто? И не вернул.

А, может, я кому-то отдала?

Ее вернуть не попросила.

А, может, бросил кто ее,

Как ту печальную кукушку?

И превратилась вдруг она

В уже ненужную игрушку.

Но нет ее – потеряна она.

И я, как та кукушка, загрустила.

Отдайте мне любовь!

А кто вернуть забыл.

Давно ему простила.
1996 г.

ОСЕННЯЯ МЕТЕЛЬ
1. Золотая осенью метель

Осыпала будто пряным хмелем

И кружила головы у нас,

И сердца от счастья наши пели.


Припев:

Осенняя метель, осенняя метель

Головы так быстро закружила,

Снежная студеная метель

Быстро нас с тобою разлучила.
2. Занесло тропинку снегом там,

Где к березам осенью ходили,

Солнышко осеннее светило нам,

Ту тропинку быстро позабыли.


Припев:

Осенняя метель, осенняя метель

Головы так быстро закружила,

Снежная студеная метель

Быстро нас с тобою разлучила.
3. Осенняя короткая пора

Долго никого не греет,

Лишь осыплет серебром дождя

И потом уже не пожалеет.


Припев:

Осенняя метель, осенняя метель

Головы так быстро закружила,

Снежная студеная метель

Быстро нас с тобою разлучила.
1980 г.

НЕ ПРЕДАВАЙ МЕНЯ

(романс)
Последняя любовь, не обмани красивыми речами.

Последняя любовь, меня не обмани.

Давно на сердце тяжко от печали

Последняя любовь, огонь во мне зажги.
Не ярко пусть горит огонь лампадный,

Согрею душу им и обрету покой.

И взглядом нежным, и тихими словами,

Последняя любовь, меня ты успокой.


Не обманись и ты. Года проходят мимо.

Еще пусть захмелеем без вина.

И в этом мире больше нет печали.

Последняя любовь, не предавай меня.


1999 г.


ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

(танго)
1. Не верю в позднюю любовь,

Она приходит лишь во сне,

Она лишь память той любви,

Которая живет во мне.
Припев:

Поздняя любовь, поздняя любовь

Во снах лишь только снится

И то надежное плечо,

К которому так нужно прислониться.
2. А ночью сон как будто явь,

И страшно пережить потерю.

И рядом нет родной руки.

Я в позднюю любовь не верю.


Припев:

Поздняя любовь, поздняя любовь

Во снах лишь только снится

И то надежное плечо,

К которому так нужно прислониться.
3. Любовь из снов уходит утром,

Прикрыв тихонько двери.

Я верю в вечную любовь,

Я в позднюю любовь не верю.


Припев:

Поздняя любовь, поздняя любовь

Во снах лишь только снится

И то надежное плечо,

К которому так нужно прислониться.
1996 г.
***
Шепот осени тревожный

Душу рвет на части:

«Повернуть бы жизнь назад».-

Да не в нашей власти.


Осень жатвою полна,

Жизни прожитой отчет.

Дети есть, есть дом, работа.

А душа? Душа - не в счет.


Как в плену душа томится,

Ей чего-то не хватает.

Жалко ей нас, бедолаг,

Оттого не улетает.


Нам с душой бы на двоих

Пару крыльев обрести…

Ну, а ношу-то земную

Кто будет нести.


Нам с душой вдвоем взлететь бы

Лебедями ввысь –

Лебединые бы песни

С высоты лились!


2005 г.

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЁМ?
Что в имени тебе моем?

Во времена Ивана Грозного

Фамилия звучала.

А бабушка Суворова была.

Она всегда нас поучала:

«Мы из Суворовых - должны

Вы это помнить и гордиться».

А дети выросли. Известие такое

Заставило их всех развеселиться.

А наш отец, - Владимиром Михайловичем звали, -

Солдат. Он на коленях нас качал,

Мы вместе с ним

Буденовские марши распевали.

А жизнь прошла одним броском:

Все в темпе марша, В темпе марша.

Зато она потом – пинком,

Как будто и не наша.
Моя фамилия – как у отца,

Да, жаль ее не носят внуки.


1996 г.

ВЕТОЧКА РЯБИНЫ
1. Я прощалась с гармонистом,

На прощанье руку жал.

И на память о былом

Гроздь рябины мне сорвал.


Припев:

С глаз – долой, из сердца – вон.

Вот и нет кручины,

А на память о былом –

Веточки рябины.
2. А любовь была как сон,

Горькая крушина.

Только все еще манит

Веточка рябины.


Припев:

С глаз – долой, из сердца – вон.

Вот и нет кручины,

А на память о былом –

Веточки рябины.
3. За окошко положу

Веточку рябины.

Музыканта буду помнить,

Есть на то причины.


Припев:

С глаз – долой, из сердца – вон.

Вот и нет кручины,

А на память о былом –

Веточки рябины.
2000 г.

ОДИНОЧЕСТВО
Себя нашла я в мирозданьи,

Далекой звездочкой лечу,

И отблеск жизни изначальной

Со мною говорит, а я молчу.


Я одиночество люблю,

В нем мира созерцанье.

Слова я тратить не хочу,

Важнее для меня мое молчанье.


В буддийский храм бы я ушла,

Постичь великую идею:

«Одна вокруг все суета»,

Но мне туда дороги нету.


1998 г.

РУБАИ
Вы посмотрите, какие слова! –

«Черный плащ безнадежной любви».

Точнее слов за века

Влюбленные не нашли.

Музыка этих слов не нова.

Это Омара Хайяма тоска.

Все растеряли в пути –

Чувства и мир любви.

Красивые если нужны слова,

Читайте персидские рубаи.


1991 г.


ОСЕННЯЯ МЕЛОДИЯ
Неслышной походкою осень подкралась

И шепчет тихонько: «Не ждите тепла.

Лишь помнить о том, что прошло,

вам осталось.

Все смоет дождем и не будет следа».

«Осень подкралась неслышно» -

Строки забытых стихов.

О встречах мечтать – это лишнее,

Не снять вам осенних оков.

Ветер – разлучник уносит слова:

«Выбито все на скрижалях судьбы».

За ветром осенним не надо спешить –

Отнимет надежду у вашей любви.

А осень все так же тихонечко шепчет:

«Спасибо» скажите прекрасной поре.

Она подарила с поэзией встречу,

Неповторимую встречу в судьбе».

Неслышной походкою осень подкралась

И шепчет тихонько: «Не ждите тепла.

Лишь помнить о том, что прошло,

вам осталось.

Все смоет дождем и не будет следа».


2000 г.
ВОСПОМИНАНИЯ
Воспоминания мои всегда со мной,

От них, настойчивых, хочу уйти давно.

И если двери перед ними закрываю,

Они лучом закатным бьются о стекло.

И сослагательность пустая

Гнетет своей частицей «бы»,

Печать цветком махровым расцветает.

Ах, если бы, да не «кабы».

Толкуют мудрецы, что прощлым жить опасно,

А в настоящем лишь один рассвет.

Мне в этой жизни что-нибудь осталось?

Ответа нет, ответа нет.


2004 г.

О ЛЮБВИ
Пишу. Это значит дышу.

Это значит живу,

Это значит люблю.

А любить можно все

И рассвет, и закат,

И деревья в цвету,

И густой листопад.

Это книги читать,

Это ночью на звезды

Смотреть и молчать,

Слышать музыки взлет

И миг жизни ценить,

Тогда жизнь, не взглянув,

Мимо нас не пройдет.


1996 г.

ЗЕМЛЯКАМ
Три тревожных гудка над рекой:

Земляки на войну уплывали.

Кто вернется, кто голову сложит за Русь,

Наши деды про то не знали.


От Москвы до Берлина дошли земляки,

Имя свое на войне не ославили.

Жизнь отдали Отчизне своей,

Честь солдата себе оставили.


Завещали они нам и труд, и покой, -

Счет ушедшим еще не оплачен, -

Горевать – не клоня головы,

Ликовать – не хвалясь удачей.


Не только была, да канула –

Память в сердцах у нас.

И на каждом российском окошке

Горит огонек, не погас.


2002 г.
СИБИРЬ МОЯ, ЛЮБОВЬ МОЯ
И вновь пришла дурман-весна,

И кружит черемухи цвет.

Ночью спать никому не дает

От лунной дорожки свет.


Печаль моя, тоска моя

Серым крылом мне махнет,

И тополиный пух опять

Белой метелью метет.


Прошла давно моя весна,

Кукушка считает года.

Года мои, прожиты мной,

И Родины нету другой.


Сибирь моя, любовь моя,

Люблю всей душой я тебя.

За что люблю тебя, Сибирь?

За что? Я не знаю сама.


И вновь пришла дурман-весна,

И кружит черемухи цвет.

Ночью спать никому не дает

От лунной дорожки свет.


2001 г.

ОТКРОВЕНИЕ
Десяток лет фотоальбом

Я свой не открывала,

И с высоты преклонных лет

Себя я не узнала.

Всегда к себе критична я была:

Рост не велик, курносый нос,

и неизящна.

Но вдруг сейчас я поняла,

Что взгляд лукавых глаз

Мог покорить любого ловеласа.

Но я наседкою была!

Вот на курорте, берег моря.

Какие формы!

Как можно изменять с другой,

Когда сосуд желаний под рукой?

Все в этой жизни выполнила я:

И дом построила, сирени насадила,

Детей и внучку я взрастила,

И моей жизни даже на стихи хватило.

Перед прожитыми годами

Склонять не нужно головы.

Все в молодости женщины красивы,

А в 70 вдобавок и мудры!
2011 г.


СОДЕРЖАНИЕ
О войне, самолётах и о любви

Три века нашему селу

В День Победы

Память


«В бой идут одни «старики»

Старинное наше село

2001 год

Жалейте женщину всегда

К 100-летию библиотеки в селе Молчаново

Прыжок с парашютом

Святая к Пушкину любовь

Блоку


Посвящение В.М. Алексеевой

Владивосток

Сулзат – таёжная сторонка

Миг


Музыка моя, мечта моя

Ветеранский вальс

Книга жизни

Мелодия любви

Невстреча

Пожелтевшие листья в танце кружат…

Вот уж и осень стучит в окно…

Счастье


Вечер голубой

Танго юности моей

Старый романс

Любовь ушла

Молчановским композиторам

Не узнали друг друга мы

Такая странная любовь

Что-то вдруг мне взгрустнулось

Посвящение

Осенний лес

Соседка

Если ждут



Грусть

Осенняя метель

Не предавай меня

Поздняя любовь

Шёпот осени тревожный…

Что в имени тебе моём?

Веточка рябины

Одиночество

Рубаи

Осенняя мелодия



Воспоминания

О любви


Землякам

Сибирь моя, любовь моя



Откровение