Малозамеченной в мире прошла информация о том, что в начале прошлого года Соединенные Штаты интересовались возможностью своего вступ - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
1. интеграция 19в-1950 2 749.98kb.
Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев... 4 1238.1kb.
Краткий очерк моей жизни (мои воспоминания) 3 501.77kb.
Это устройство для хранения и обработки информации 1 41.03kb.
Программа «человек и природа в народной культуре» Калинина Татьяна... 1 122.73kb.
Критерия вступления общества в постиндустриальный и информационный... 1 206.03kb.
Повторение в начале учебного года (на основе текстов А. Алексина) 1 41.52kb.
Тема Россия в начале XX века 1 150.82kb.
Чернавский Д. С. Синергетика и информация. М.: Знание, 1990. 1 14.19kb.
Всероссийская Ассоциация по изучению тромбозов, геморрагий и патологии... 1 101.85kb.
Текст доклада на I студенческой межвузовской научно-практической... 2 344.74kb.
Билет №6. Национальная революция 1925-27 гг и становление гоминдановского... 1 30.1kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Малозамеченной в мире прошла информация о том, что в начале прошлого года Соединенные - страница №1/1

ШОССЕ ОТ ТЕХАСА ДО ШОС-А
Малозамеченной в мире прошла информация о том, что в начале прошлого года Соединенные Штаты интересовались возможностью своего вступления в ШОС (Шанхайскую Организацию Сотрудничества). Это было сочтено, вероятно, досужей попыткой Штатов теснее вклиниться в Азиатско-Тихоокеанский регион, и им было решительно отказано. Между тем, мы убеждены, что мотивы США в данном случае были тоньше и лиричнее. Их влекла не жандармская вездесущность, а некое смутное стремление к духовному родству. Ведь что такое ШОС, вернее, чем она могла бы стать?

Сегодня, согласно недавнему известному заявлению министра обороны США Роберта Гейтса, Россия и Китай восстановлены в своем старом статусе предполагаемых противников США, и их перспективное объединение – ШОС – логически будет теперь уже рассматриваться как антиамериканский, анти-натовский, в определенном смысле также – антиевропейский политико-военный союз. Судя по мюнхенскому выступлению президента Путина, подобная постановка вопроса Россией воспринята «адекватно», то есть не вызвала существенных возражений. Тем самым – снова дан некий фундаментальный пас неоимперским устремлениям США, им позволено вновь – в очередной раз – сыграть в ту же самую игру в «империю», которую они много раз затевали – и много раз разгромно выигрывали.

Попробуем дать определение того, что же такое империя. Окинем мысленным взором все известные нам типы империй. Вырисовывпается следующее – империя – некая часть человечества, которая кладет между собой и остальным человечеством произвольную границу. Выдвигает некий тезис. Согласно которому она, эта группа, выше всего остального человечества – и положив подобный тезис и уверовав в него, она заставляет поверить в него всех остальных. И тем приобретает моральную власть, которую успешно конвертирует в дальнейшем во власть материальную и силовую, и даже – в прямую силу обладания. Вот Рим – он выставляет тезис о «варварстве» окружающего мира. Пока тезис держится, пока в него верят – Рим занимает возвышенности (нравственные!) и загоняет остальных в низины. Но вот тезис пошатнулся – варвары все более становятся римскими гражданами, римскими воинами, и даже – римскими цезарями. Окончательный конец тезису кладет христианство – Истина рождается и сияет вне Рима. Граница разрушена: Рим падает и развязывает силы всему остальному человечеству – история совершает скачок. Вот, допустим, исламская империя, Халифат – тезис о боговдохновенном порыве, но граница ломается, не удерживается под натиском аналогичного порыва крестоносцев, моглолов и тюрок. Вот Британия – тезис об освободительно- цивилизаторской миссии, о «тиранах» и «туземцах», «бремени белого человека». И, наконец, Штаты – исторически вариьирующийся в разных формах тезис об освобождении человечества. Совсем недавно, на наших глазах произошел серьезный кризис имперской идентичности США – после выигрыша «холодной войны» им трудно стало (и трудности все еще сохраняются) обосновывать перед человечеством основания своего владычества, поскольку исчезла граница, исчезла моральная высота, которую Штаты могли бы занимать по отношению к кому-либо. Временный жупел «терроризма» оказался неосновательным и очень хлипким, «террористы» гораздо более существуют в кругах Голливуда-Цру, чем в реальной действительности, утвержение имперского «основного аргумента» посредством террористов завело США в Афганистан и Ирак, что, по мнению самого американского истеблишмента (не говоря уж о мировом общественном мнении), не есть хорошо и разумно,. «Ось зла» - также излишне неконкретно и метафорично, во входящих в нее небольших государствах если и содержится потенциал «зла», то все же явно недостаточный, чтобы беспокоить весь мир, чтобы быть основной «осью» мировой политики. Вызов совсем другого масштаба содержался ведь в фашизме, коммунизме, а также британском империализме – еще одном, не столь широко известном, но в реальности не менее важном глобальном оппонете США, над которым они также одержали решительную победу.

В этом смысле назначение такого весомого оппонета, как ШОС, перспективный российско-китайский союз, явно способно впечатлить мир, тем более если сам ШОС без возражений займет предназначенную ему нишу. В этом случае, кстати, можем предположить, что на какое-то время ему будет обеспечен негласно «период наибольшего благоприятствования» для становления и накопления сил, точно так, как США в 20-30-е годы осуществили массовые стратегические финансовые вливания в немецкую экономику, затем, в 40-е – в советскую, а начиная с 80-х – и в китайскую? И не только финансовых. Сегодня рассекречены материалы о ленд-лизе. Что, как вы думаете, поставлялось в СССР по первому списку – списку «А»? А вот что - уран! графит! цезий! Так что все разговоры об «украденном»-де у Штатов чертеже атомной бомбы, равно как об «украденном» чуть позже китайцами опять чертеже атомной бомбы ... призваны лишь маскировать действительность. Лаврентия Павловича расстреляли слегка несправедливо – он был действительно шпион, только вот не британский, а американский.

Однако радоваться подобному «наибольшему благоприятствованию» не стоит. По сравнению с нынешней идейной проекцией ШОС, господствующие высоты Америкой уже заняты, а русско-китайский потенциальный противник уже оттеснен в нравственные низины. Собственно, процесс подобного предварительного маневрирования и занимал весь прошедший год. С одной стороны,

А) Россия самоопределилась – провозгласила доктрину «суверенной демократии», и, логично ее продолжая, объявила себя недавно защитницей прав малых государств. Внешняя политика страны становится все более векторной. Окончательно этот процесс, пожалуй, кристаллизируется при преемнике президента Путина, сам В.Путин – политик, прошедший долгий путь от формирования внутренней конфигурации страны – победоносной войны в Чечене, формирования идеологии «вертикали власти», через тактический союз с США по борьбе с терроризмом, одновременно создание ШОС, и с момента отказа США во вступлении (тихого), и (имевшего эффект разорвавшейся бомбы) использования геоэкономического стратегического оружия – является все же человеком, сдавшим карты, определившим ощупью игру; играть в упор начнет уже его преемник, играть в предлагаемых обстоятельствах. Но с другой стороны,

Б) Это же самое самоопределение России четко ограничивает ей поле игры, делая его как бы плоским, географически-материальным, силовым, ограниченным, фактически, географическими рамками того же ШОС плюс-минус Иран (что не слишком-то хорошо), и вряд ли – Индия, но даже и с Индией получится не так уж хорошо, и отсекая от возможности всемирного идейного доминирования, которое одно лишь предопределяет конечную победу. Новый российский блок получится излишне «восточным», поскольку задача эмоционально-нравственной изоляции России от Запада, от Европы как раз таки и была решена в течение прошлого года – истории с Грузией, Украиной, Эстонией, газом, полонием – вполне сыграли свою роль. Восточный блок никогда не будет притягательным для людей Запада: в то же время укрепляющийся благодаря всему этому Западный блок (Европа-США) по-прежнему будет притягательнен для людей (не государств, быть может, а именно людей) России и Востока. В сущности, именно так США и выиграли свой прошлый раунд борьбы за имперскую исключительность: СССР (и Китай) проиграли не как-нибудь там геополитически, либо экономически, либо военно: к исходу семидесятых США находились даже в худшем экономическом положении, чем СССР: просто у советского, как несколько ранее у китайского, народов симпатии к США и Европе вдруг просто взяли и перевесили, тогда как обратного не наблюдалось.

Таким образом мы попытались – очень эскизно и бегло – показать, что «плоскостная», геополитическая и геоэкономическая, столь привычная нам по 70-м годам борьба, или соперничество, со «стереоскопической» Западной империей приведет 1) к нашему хоть и отдаленному, но все же неминуемому поражению 2) будет иметь тот негативный результат, что силы человечества еще в течение весьма долгого времени будут оставаться скованными победившей империей, возобладавшим имперским принципом, обрекающим большинство населения планеты на статус «варваров» и «туземцев», со соотвествующим внутренним самоощущением.


Как же быть? Как перенести борьбу в идейные выси, избегнув новой холодной войны и «блокового» столкновения? Вероятно, в ближайшее время велик будет соблазн придумать некие идеи для нового складывающегося объединения, собственно, для ШОС.

Это весьма сложно, ибо речь ведь должна идти не о той или другой изолированной более-менее интересной, и даже справедливой, мысли, а о системе ценностей, с которой люди согласились бы жить, отвергнув – вероятно, ценой вполне определенных житейских жертв – существующую и относительно адекватно справляющуюся американскую (или «западную») систему воззрений. В первую очередь, по-видимому, надо будет самим избежать соблазна создать «имперскую» идеологию, призванную служить возвышению определенной группы людей. Ведь даже «диктатура пролетариата» была подобной имперской идеей. Во время ее возникновения, действительно, социальная, классовая борьба была острейшим вопросом для существующей цивилизации, пронизывающим равно и Антанту, и Центральные державы, и ленинизм решал ее в пользу одного из оппонетов, резко-антагонистически. Когда в дальнейшем, уже начиная с фашизма и с рузвельтовского «Нового курса» (социал-демократический, в сущности), острота вопроса смягчилась, были найдены обходные пути, то СССР стал все более выступать просто как держава, без подчеркнутого идейного содержания. На следующем витке развития вновь были опытным порядком (то есть не концептуально) нащупаны некие ценности, вновь касающиеся, волнующие каждого человека, независимо от того в государствах какого «блока» он проживал и, соотвественно, какое положение занимал в геополитической «игре». Это были ценности НТР, ракетно-космического века, «конвергенции» идеологических разногласий, борьбы за прогресс и против реакции. Это было соревнование между «блоками» за прогресс, гонка за свободу человеческой жизни и сравнительную эффективность ее протекания. Каждая из сторон выдвигала свои аргументы – например, «свобода от религии» СССР и «свобода религии» Запада, «молодежная революция», «сексуальная революция», «рок-движение» - с одной стороны, и «оттепель» и «перестройка», бардовское движение, стадионы, полные Евтушенко, романтика «комсомольских строек» с другой, соревнование в космосе, перекрестная борьба с «диктаторами» в развивающихся странах, перекрестное соревнование за помощь им, борьюа за права диссидентов в СССР и за права негров в Америке – каждая из соревнующихся держав стремилась доказать свою наибольшую пригодность для решения человеческих проблем – в том числе для граждан соперничающей державы. И именно борьбу за прогресс они и выиграли, решительно перестав после этого заботиться о каком-либо прогрессе для других и даже для себя, а только лишь о «правах человека», понимаемых лишь как дубинка против неугодных правителей.

Именно эта вот борьба за прогресс сегодня и прекратилась, ее отстуствие сразу и очень радикально сказывается в мире. Причем сказывается не на уровне блоковом и даже государственном, а на уровне наличной, повседневной жизни всех людей, что в России, что в Америке.

Если мы рассмотрим, все же, характерные особенности занимаемых в наиболее продуктивную эпоху соперничества СССР и США позиций, то мы обнаружим, что разница все же была. Подход СССР стрался быть более продуктивным, подход Запада – более гедонистическим, подход СССР – творческим, Запада – игровым, весь Советский проект иногда обощенно называют модернистским, а Запада – постмодернистким. Тогда в линии Запада, собственно, сливалось и то и другое, как и в СССР было немало игры в «советские ценности», особенно в эпоху застоя. Однако мы можем судить по последствиям – как только Запад холодную войну, а точнее великое соревнование за прогресс, выиграл, как постмодернисткие тенденции в нем разом стали тяготеть занять абсолютное место. Чтобы стало яснее, что мы имеем в виду, приведем примерную группировку понятий по двум родам;


Модернистские ценности:: Непримиримость, Бескомпромиссность, Долженствование, Долг, Бог, Герой, Действие, Мужество, Индустрия, Вооруженные Силы, Атомная энергетика, Космические полеты, Творчество, Государство, Личность, Свобода, Ответственность, Смертная казнь, Суверенность, Любовь, Освобождение, дополните сами.

Post-модернистские ценности: Постиндустриальность, Виртуальность, Потребление, Гомосексуализм, Феминизм, Гражданское общество, Генетические разработки, Политкорректность, Переговорный процесс, Сбалансированность, Новая экономика, Толерантность, Компьютерные игры, Порнография, Экология, Права человека, Отмена смертной казни, Меньшинства, Пацифизм, Гуманизм, Оптимизация, Алгоритм, Консенсус, Психология, дополните сами.

Следует отметить, что далеко не все из этих ценностей порочны сами по себе – в основном, они возникли из добрых намерений, как средство компенсировать переживаемые человечеством трудности в условиях отказа от их решения. Компенсация, а не решение – вот движущая сила п-м ценностей – своеобразная тотальная благотворительность, милостыня.
Как видим, группировки людей, тяготеющих либо к одной, либо к другой группе ценностей, мы можем встретить в любом человеческом обществе, выбор между ними является актуальным для любого человека – мужчины, женщины и особенно ребенка, для представителя любой расы и народа, для представителя любой профессии - политика, общественного деятеля, ученого, священника, адвоката, инженера, предпринимателя, солдата или воина, философа, поэта, художника, артиста, рабочего – выбор ценностной ориентации типа M или типа P-M имеет актуальность номер один в рамках всего человечества. Пропаганда ориентации типа P-M стала невероятно навязчивой на Западе в последние годы. В сущности, единственным крупным западным политиком, определнно, хоть и не вслух выступившим против нее, является сам президент США мистер Буш, и его группа неоконсерваторов. Но они действуют в потемках, в атмосфере непонимания и неспособности, исходя из политической системы, в которую они поставлены, произнести все это достаточно внятно, городу и миру.

Какова же естественная конфигурация остального мира с точки зрения М-Р биполярности? Сразу очевидно, что сегодняшняя политическая Европа, точнее Евросоюз являются преимущественными носителями «пост» ориентации, с их отвращением к государству и личности и симпатией к нивелирующим как первое, так и вторую концепцией «общества», или «гражданского общества», враждебностью к любым версиям традиционных, этических ценностей, с давлением на другие государства с целью ликвидации и сокращения ими промышленности, энергетики, вооруженных сил.

К «пост» ценностям здоровый человек испытывает инстинктивное отвращение. Нужно его специально ломать, «переучивать», чтобы заставить подавить свои естественные чувства. Наиболее последовательна здесь Голландия – с недавних пор лицу, желающему получить голландское подданство, демонстрируется видеопленка с записью гомосексуальных отношений. При этом за лицом этого лица тщательно наблюдают с целью зафиксировать мимику отвращения либо протеста, и лишь удостоверившись в отсутствии таковых, выносят положительное решение. Это – государственная норма, практикуемая Королевством Нидерландов. Там же дебатируется вопрос об официальном открытии гражданского Союза педофилов. Это же королевство наиболее последовательно и честно борется за права человека во всем мире.

И, точно так же сразу бросается в глаза, что государства-основатели ШОС являются естественными носителями ценностей другого типа – коренных, несмотря на многочисленные и заслуживающие всякого сожаления факты отхода от них – как в России, так и в Китае. Китай, фактически, усыновил большую часть изгнанной из США промышленности, и становится крупнейшим в мире производителем материальных ценностей. Россия ограничивается ролью производителя природных ресурсов, хотя некоторые меры по возрождению хотя бы военной промышленности предпринимаются. Таким образом, не будучи принуждены выдумывать что-либо из головы или высасывать из пальца, мы можем установить ту идейную основу, на которой может базироваться Шанхайская Организация Сотрудничества, которая близка ее естественной сути и, вместе с тем, ставит Россию, Китай и пожелавшие примкнуть к ним или сотрудничать с ними государства, политические, общественные и идейные силы и движения не в положение сектантов, желающих искусственно отгородиться от мира и прогресса, а в положение как раз борцов за этот самый прогресс, противостоящих экстремистским и болезненным тенденциям в мировом развитии.

Выиграть можно, только если твой выигрыш нужен всем остальным. Никому в мире, кроме высоких голубоглазых блондинов с арийской родословной и весьма специфическим воспитанием, не был нужен выигрыш Гитлера. Он и не выиграл.

Выигрыш же мировой силы, призывающей к возрождению человеческого достоинства и эффективной организации повседневной жизни, нужен всем. Даже мистеру Бушу, неосознанно, но решительно (как все, что он делает) постучавшему в двери ШОС в начале две тысячи шестого, и получившего неоправданный отказ. Надеемся, что вердикт, по крайней мере в отношении лично него, еще может быть пересмотрен.


Ара Недолян