Литературно-художественное направление, считавшее целью искусства интуитивное постижение мирового единства через сим­волы - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа формирования экологической культуры, здорового и безопасного... 2 320.43kb.
«Художественное время и художественное пространство в очерке И. 1 102.67kb.
Закон об обеспечении единства измерений 1 111.88kb.
Урок «Современный этап эволюции человека» 1 127.53kb.
О методах научного познания природы 1 303.96kb.
В генезисе наций важную роль играл романтизм идей­ное и художественное... 1 249.28kb.
Понятия предмета мировой экономики (МЭ) и мирового хозяйства 1 15.78kb.
1. Понятие мировой экономики, механизм мирового хозяйства и его составные... 3 484.65kb.
1. Понятие мировой экономики, механизм мирового хозяйства и его составные... 7 1210.93kb.
Ответы для экзамена «мировая экономика» 3 765.78kb.
Ответы для экзамена «мировая экономика» 7 1564.51kb.
Пояснительная записка Программа составлена на основе временных требований... 1 150.47kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Литературно-художественное направление, считавшее целью искусства интуитивное постижение - страница №1/1

Символизм - литературно-художественное направление, считавшее целью искусства интуитивное постижение мирового единства через сим­волы. Объединяющим началом такого единства виделось искусство, "зем- ное подобие творчества божественного". Ключевым понятием символизма является символ - многозначное иносказание, в отличие от аллегории - однозначного иносказания. Символ содержит в себе перспективу безгра­ничного развертывания смыслов. "Символ - окно в бесконечность" (Ф. Сологуб). Кроме того, символ является и полноценным образом, его мож­но воспринимать и без содержащихся в нем потенциальных смыслов.

Символ в сжатом виде отражает постижение единства жизни, ее истинной, скрытой сущности.

Многие художественные открытия и философские идеи XX века бы­ли предсказаны выдающимся философом, поэтом, переводчиком Влади­миром Сергеевичем Соловьевым (1853-1900). Он верил в спасительную миссию Красоты (Вспомним "положительное всеединство"- Красота, Добро и Истина. Об этом писал Достоевский, с которым Соловьев был близок в молодости). Посредником в достижении "всеединства" призвано было стать искусство. Облик же "положительного всеединства" -воплощение вечно-женственного начала в мистических образах Души Мира, Премудрости Божией, Софии. Вечная Женственность у Соловьева -объект платонического культа и созерцательного любования, а не дейст­вия, предполагающего ответное чувство. Соловьев был склонен к актив­ному использованию символов, загадочных по смыслу, но определенных по форме. Единственно верный путь поэзии, с точки зрения символистов, -прозрение "миров иных" сквозь мнимую, иллюзорную действительность. Стихотворение В. Соловьева 1892 года- яркая иллюстрация этих взгля­дов:

Милый друг, иль ты не видишь,

Что все видимое нами -

Только отблеск, только тени

От незримого очами?

Милый друг, иль ты не слышишь, Что житейский шум трескучий -Только отклик искаженный Торжествующих созвучий?

Милый друг, иль ты не чуешь, Что одно на целом свете -Только то, что сердце к сердцу Говорит в немом привете?

Философские образы Соловьева породили творческий отклик у его последователей-символистов.

Теоретические основы символизма дал Д.С. Мережковский (1866-1941), в 1892 году выступивший с лекцией "О причинах упадка и новых течениях современной русской литературы". Новым течениям, по мнению Мережковского, предстояло возродить литературу, совершив "огромную переходную и подготовительную работу". Основными элементами этой работы он назвал "мистическое содержание, символы и расширение худо­жественной впечатлительности". В 1894 году в Москве вышло три сбор­ника с программным названием "Русские символисты", ведущим автором которых был начинающий поэт Валерий Брюсов. Социальные, граждан­ские темы были отодвинуты символизмом. На первый план вышли темы: Жизнь, Смерть, Бог.

Поэты-символисты ориентировались на особого читателя. Это не по­требитель, а, скорее, соучастник творчества, соавтор. Стихотворение должно было не только передавать мысли и чувства автора, но и будить в читателе его собственные мысли и чувства, обострять его восприятие, раз­вивать интуицию, вызывать ассоциации. Поэты-символисты широко ис­пользовали мотивы и образы разных культур, художественные цитаты. Излюбленным источником художественных реминисценций служила гре­ческая и римская мифология. Символисты не только обращались к гото­вым мифологическим сюжетам, но и творили собственные мифы - они считали это средством слить воедино жизнь и искусство. Это характерно для поэтики Вяч. Иванова, Андрея Белого (Б. Бугаева), раннего А. Блока, Ф. Сологуба (Ф. Тетерникова). "Последняя цель искусства - пересоздание жизни", - считал А. Белый. В искусстве "упраздняется противоречие меж­ду идеальным и чувственным, между духом и вещью".


С самого начала своего существования символизм оказался неодно­родным течением. Д. Мережковский и В. Брюсов стали во главе так назы­ваемых "старших символистов", которые понимали символизм как литера­турную школу. Неоднородность течения проявлялась даже географически. Московское крыло, группировавшееся вокруг Брюсова, задачи нового те­чения ограничивало собственно литературными рамками. Главный прин­цип их эстетики - "искусство для искусства". Характерен афоризм Брюсо­ва: "Создания искусства- приотворенные двери в вечность". Большое внимание уделялось формальному экспериментированию, совершенство­ванию технических приемов стихосложения. Установка на самоценность, автономность искусства выражена в строках Брюсова: "Быть может, все в жизни лишь средство для ярко-певучих стихов". Одним из знаковых сти­хотворений Брюсова является "Творчество" (1895):

Тень несозданных созданий

Колыхается во сне,

Словно лопасти латаний

На эмалевой стене.

Фиолетовые руки

На эмалевой стене

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине.

И прозрачные киоски

В звонко-звучной тишине

Вырастают, словно блестки,



При лазоревой луне.
Всходит месяц обнаженный

При лазоревой луне...

Звуки реют полусонно,

Звуки ластятся ко мне.

Тайны созданных созданий

С лаской ластятся ко мне,

И трепещет тень латаний

На эмалевой стене.


Старшие символисты петербургского крыла во главе с Мережковским считали важными религиозно-философские поиски. В своей поэзии они развивали мотивы одиночества, безысходности, роковой раздвоенности человека, бессилия личности, ухода от скуки повседневности в мир фан­тазий и иррациональных предчувствий: "Я - раб моих таинственных, // Необычайных снов... // Но для речей единственных // Не знаю здешних слов..."(3. Гиппиус).
В 1900-е годы оформилось новое течение в рамках символизма. "Младосимволисты" вдохновлялись трудами Шеллинга, Ницше, филосо­фией В. Соловьева. Символизм для них был не просто литературной шко­лой, а целостным мировоззрением, формой жизненного поведения, спосо­бом творческой перестройки жизни. Они понимали свое творчество и свою жизнь как элементы грандиозного художественного произведения, косми­ческого процесса. Значение, по мнению младосимволистов, имеет лишь то, что находится по ту сторону жизни. Реальный мир второстепенен, но не­сет в себе отпечатки вечных идей, вечных сущностей. Почувствовать, на­щупать эти вечные сущности способен лишь поэт-теург, посвященный. Язык этой новой поэзии - язык символов. Вяч. Иванов писал: "Символ только тогда истинный символ, когда он неисчерпаем и беспределен в своем значении. Он многолик, многомыслен и всегда темен в последней глу­бине".

Лирика Ф. Сологуба отличается устойчивым пессимистическим на­строением, узким кругом тем, повторяющимися образами-символами: ли­тературными, фольклорными, придуманными им самим. Сологуб творил собственную мифологию, выражавшую его концепцию мира: злое начало бытия - Недотыкомка серая, Лихо, Солнце-Дракон, Змий; избавительница от царящего зла - подруга-Смерть; урочища мечты - Земля Ойле, Звезда Маир

Андрей Белый, теоретик младосимволистов, в статье "О религиозных переживаниях" (1903) утверждал "взаимное соприкосновение искусства и религии", стремление "приблизиться к Мировой Душе". Младосимволи­сты верили в обновление мира, их мировоззрение не было декадентским. Большое место в их творчестве занимает тема России. У А. Белого, напри­мер, Россия - "спящая красавица, которую некогда разбудят от сна". Пер­вый сборник стихов и лирической прозы А. Белого назывался звонко-"Золото в лазури" (1904). Покорение скалистых вершин ("На горах") или полет к солнцу ("Золотое руно") символизировали прорыв из обыденности в "вечность", к мистическому идеалу. Но мистической экзальтации "сол­нечных гимнов" сопутствуют гротескные образы сказочной нежити (чита­ем стихотворения).

Наиболее ярко идеи младосимволистов выразил А. Блок. Начиная со сборника "Ante Lucem" ("До света", 1898-1900) в творчестве Блока много стихов, явно ориентированных на традиции В. Соловьева, особенно ка­сающиеся темы Вечной Женственности. "Современная поэзия вообще уш­ла в мистику, и одним из наиболее ярких мистических созвездий выкаты­валась на синие глубины неба поэзии - Вечная Женственность", - писал Блок, считавший Соловьева своим учителем. Мифология в творчестве раннего Блока открыла ему путь к духовным медитациям, приоткрыла за­весу над образом "Вечной Женственности":

Отворяются двери - там мерцанья,

И за ярким окошком - виденья.

Не знаю - и не скрою незнанья,

Но усну - и потекут сновиденья.

В тихом воздухе - тающее, знающее...

Там что-то притаилось и смеется.

Что смеется? Мое ли, вздыхающее,

Мое ли сердце радостно бьется?

Весна ли за окнами - розовая, сонная?

Или это Ясная мне улыбается?

Или только мое сердце влюбленное?

Или только кажется? Или все узнается?

Ранние стихи Блока (1901-1904) наполнены величальными эпитетами в честь Прекрасной Дамы: Лучезарное виденье, Таинственная Дева, Невеста, Величавая Вечная Жена, Святая, Царевна, Закатная Заря, Непостижи­мая (все с большой буквы):

О, Святая, как ласковы свечи,

Как отрадны твои черты!

Мне не слышны ни вздохи, ни речи,

Но я верю: Милая - Ты.

В 1892 г. Дмитрий Мережковский публикует книгу стихов «Символы» и обосновывает необходимость нового миропонимания в трактате «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы». Затем в 1894 г. Валерий Брюсов в предисловии к первому выпуску сборника «Русские символисты» пишет: «Цель символизма — рядом сопоставленных образов как бы загипнотизи­ровать читателя, вызвать в нем известное настроение».

Но все эти заявления были лишь подступами к существу нового течения. На­стоящий русский символизм начинается на рубеже 1890 — 1900-х годов, когда «младшие символисты» (Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов) обра­тились к философии мыслителя и поэта Владимира Соловьева, который одухотво­рил художественные искания своих молодых современников высокими идеалами любви, добра и красоты. «Поэзия символистов, — отмечал Н.А. Бердяев, — выхо­дила за пределы искусства, и это была очень русская черта. Период так на­зываемого "декадентства" и эстетизма у нас быстро кончился, и произошел пере­ход к символизму, который означал искания духовного порядка, и к мистике. Вл. Соловьев был для Блока и Белого окном, из которого дул ветер грядущего».

«Младшие символисты» видели в Символе «окно в Вечность», в иные, таин­ственные миры. Это было Претворение в поэтическом видении идей Владимира Соловьева, который утверждал, что миром правит Мировая Душа. Она воплощена в образе Вечной Женственности, носительницы добра и красоты. (У раннего Блока это — Прекрасная Дама.) Художнику, поэту нужно лишь своим порывом устре­миться ей навстречу, почувствовать Мировую Душу и выразить ее. И тогда станет возможным трагическое, но спасительное обновление самой русской души, пре­одолевшей в себе Страшный мир (так называется один из главных циклов Блока). Сам поэт прошел по этому пути дальше всех своих единомышленников по симво­лизму («трилогией вочеловечения» назвал он три тома своей лирики).

Русский символизм опирается на способность поэзии к "интуитивному про­зрению сущности бытия. Обычному восприятию дана лишь внешняя видимость мира, но за этой грубой и лживой корой скрываются непознанные глубины истин­ной жизни; мир — двойствен, и лишь поэт способен услышать «зов другой души» (Вл.Соловьев)...

Иными словами, писатели-символисты исходили в своем творчестве из идеи двоемирия: материальный мир, нас окружающий, есть лишь видимость, отражение, воплощение мира Высшего, идеального. Задача писателя — отправляясь от мира реального, проникнуть в мир истинный, надреальный, ирреальный и тем самым приблизиться к Высшему разуму. Средство постижения этого надреального мира — символ, т. е. словесный знак, образ, содержащий в себе множество значений, часто туманный, но выражающий настроение поэта, его лирическую сти­хию.



Заслуги символизма в художественном освоении мира велики и несомненны. Для символистов мир, жизнь — многомерны, сложны и неисчерпаемы. Истина не дана, а скрыта и в глубине космической жизни, и в глубинах человеческого духа. Символизм обогатил русскую поэтическую культуру множеством от­крытий. Символисты придали слову невиданную ранее многозначность, открыли в нем множество дополнительных оттенков и смыслов. Поэзия символизма необычайно музыкальна, богата ассонансами и аллитерация­ми. Но главное, символизм пытался создать новую философию культуры, выработать новое мировоззрение, сделать искусство более личностным, наполнить его новым содержанием - сделать искусство объединяющим людей началом.