Курс лекций/ Б. Н. Бессонов. М.: Ооо «Издательство аст» - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
И. М. Вашко Организация и охрана труда Курс лекций 25 2300.14kb.
Курс лекций для студентов заочной формы обучения Санкт-Петербург... 4 1491.17kb.
Краткий курс лекций предназначен для студентов Промышленно-коммерческого... 1 346.4kb.
Харченко Ольга Олеговна в прошлом аспирантка М. С. Соловейчик, а... 9 1530.35kb.
Перевод с английского Е. Мирошниченко Рэй Джэймс А. Р96 Законы Успеха... 3 1643.96kb.
Учебник для общеобразовательных учреждений 9 кл./Фролов М. П. 1 79.33kb.
Курс лекций Новосибирск, 2003 4 2734.88kb.
Понятие и классификация активов организации 7 920.66kb.
Курс лекций Преподаватель Михайлова Э. А. Рыбинск 2001 1 314.57kb.
Курс лекций по «Нейрофизиологии» 5 572.75kb.
Компендиум Махаяны (Махаяна сампариграха шастра) 1 266.63kb.
Тестовые задания по теме: Философия средних веков и эпохи Возрождения 1 39.58kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Курс лекций/ Б. Н. Бессонов. М.: Ооо «Издательство аст» - страница №1/1

Источник (фрагмент): Бессонов Б.Н. Философия: Курс лекций/ Б.Н. Бессонов. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2002. – 318 с.
Предисловие

Философия многообразна, как мир, глубока, как человеческая душа. Она размышляет о Вселенной, Боге, бессмертии, об исто­рии, о свойствах человеческого разума, цели и смысле жизни, о способностях и возможностях человека и их пределах и т. д. и т. п. Она познает мир в целом, исчерпать ее невозможно.

Решая задачи, которые вообще стоят вне конкретного времени, философия вместе с тем ищет ответа на вопросы, поставленные перед человеком современной эпохой.

Философское мышление, в сущности, непрерывно, оно всегда опирается на преемственность, на традиции. Никакой мыслитель не может отказаться от наследия прошлого, не может определить свои взгляды, не изучая историю философии. Ни новые вопросы, ни новые ответы отнюдь не оторваны абсолютно от истории. Но­вое в философии всегда относительно. Оно и отличается от про­шлого, и вместе с тем органично с ним связано.

Именно поэтому первая часть курса посвящена историко-фи­лософской проблематике, в ней рассматриваются этапы развития философии, ее главные «школы», анализируются взгляды и идеи выдающихся философов.

В конце XIX - начале XX столетия в европейской философии произошел весьма решительный поворот от позитивистско-сциен-тистской традиции к персоналистско-экзистенциалистской или, как сказал видный немецкий философ, основоположник феноме­нологии Э. Гуссерль, от мира науки к миру жизни. Вера в науку,' в торжество научного разума, в научно-технический прогресс ока­залась подорванной. Развитие науки и техники свидетельствует о могуществе человека, но отнюдь не о его нравственности. В этом свете обращение к философии жизни, философии жизненного ми­ра вполне понятно и обоснованно.


Специальное внимание в книге уделяется русской философ­ской мысли. Подчеркивается антропоцентризм философских иска­ний русских ученых. Они ищут не просто истину, но и правду, точнее, правду-истину. В их теоретических построениях всегда до­минирует моральная установка.

Во второй части курса рассматриваются основные проблемы философии. Это прежде всего проблема человека. Что такое чело­век, чем он отличается от животных, как развивался, в чем его сущность - все это коренные вопросы философии, они всегда бы­ли предметом самых острых философских дискуссий.

Большое внимание уделяется анализу проблем онтологии: материи и движения, пространства и времени. Автор рассмат­ривает окружающий мир как движущуюся материю в ее раз­личных формах и проявлениях. В мире нет ничего, что не было бы конкретной формой материи, ее определенным состоянием или свойством. Пространство и время - способы существова­ния материи.

Сознание рассматривается как свойство высокоорганизован­ной материи - человеческого мозга. При этом подчеркивается, что это свойство мозга проявляется и функционирует в процессе об­щественной жизни людей, их производственной деятельности, не­обходимо, чтобы люди находились между собой в определенных отношениях как относительно освоения окружающей среды, так и относительно развития своей собственной жизни. Возникнув, со­знание оказывает активное обратное воздействие на труд, на прак­тическую деятельность людей и, следовательно, на реальную дей­ствительность.

Важнейшей проблемой философии является проблема гносе­ологии. Познаваем ли мир? - вот первый вопрос теории позна­ния. Автор анализирует пути познания, исследует ключевые гно­сеологические категории: субъект познания и объект познания; а также ступени познания и их формы.

В книге рассматривается взаимодействие философии и естест­вознания. Подчеркивается, что философия, чтобы быть научной, должна постоянно опираться на достижения конкретных естест­венных наук.

Вместе с тем важно иметь в виду, что философские законы и категории могут выступать инструментом научного познания не только в качестве «внутреннего» методологического средства по отношению к той или иной науке, но и в более широком плане:философия, изучая всеобщие законы бытия, может «подсказать» направление новых научных поисков.

В разделе, посвященном социальной роли философии, подчер­кивается, что философия должна учить людей мыслить свободно, толерантно и глобально. У нее единственный критерий - благо людей. Но этот критерий в современных условиях должен быть по-новому осмыслен. Думая о своем благе, человек «забыл» о бы­тии, о мире, в котором живет. Сегодня же благо для человека -это весь мир, это все живое, это достойная жизнь всех людей. Сча­стливыми люди могут быть только вместе, только в «здоровом об­ществе», только в «мире» с природой.



Доктор философских наук, профессор Б.Н. Бессонов
01_02

ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ. ЕЕ МЕТОДОЛОГИЯ

Что касается специфики философского мышления, то следует отметить, что, осмысливая проблемы бытия, жизни, философия так или иначе обращается к вопросу об отношении нашего созна­ния к бытию, к окружающему нас миру. Многие философы, осо­бенно представители диалектического материализма, марксисты, этот вопрос считают основным вопросом философии. Сейчас не­которые российские философы (а за рубежом это было и прежде) отрицают необходимость выделения основного вопроса филосо­фии либо в качестве основного вопроса рассматривают другие проблемы, например проблему человека, его смысла жизни. Весь­ма остро подобную точку зрения высказал, в частности, А. Камю. Так, в «Мифе о Сизифе» он писал: «Кружится ли Земля вокруг Солнца или же Солнце вокруг Земли - это в основном безразлич­но... Точнее говоря, это - ничтожный вопрос... вопрос о смысле жизни является самым актуальным среди всех вопросов».

Мне кажется, дискуссия по поводу основного вопроса филосо­фии возможна, необходима и полезна. Важно при этом не прояв­лять нетерпимость, амбициозность, фанатизм.

Я - сторонник (во всяком случае, до сих пор) постановки ос­новного вопроса и его традиционного истолкования.

Ведь все философские проблемы так или иначе решаются че­рез призму выяснения соотношения субъективного и объективно­го, бытия и мышления, материи и сознания, ибо в нашей действи­тельности имеется только два вида реальности: внешний нам мир и наше сознание.

Ф. Энгельс так характеризует возникновение основного воп­роса философии: «Уже с того весьма отдаленного времени, когда, не умея объяснить сновидений, люди пришли к тому представле­нию, что их мышление и ощущения есть деятельность не их тела, а какой-то особой души, обитающей в этом теле и покидающей его при смерти, - уже с этого времени они должны были задуматься об отношении этой души к внешнему миру»1.

Выражая отношение между двумя реальностями: материей и сознанием, основной вопрос философии имеет две стороны. Пер­вая касается проблемы, что первично: материя или сознание, вто­рая - познаваем ли мир.

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 282.

Одни философы считают, что материя первична, а сознание вторично. Их принято называть материалистами. Другие, напро­тив, считают, что сознание первично, а материя вторична. Это -идеалисты.

Идеалисты в свою очередь делятся на объективных и субъек­тивных идеалистов. С точки зрения объективных идеалистов, в ос­нове мира лежит некоторая идеальная субстанция - абсолютная идея, мировой разум и т.п.

Так, по учению Платона, мир чувственных вещей не есть мир подлинно сущего: чувственные вещи непрерывно возникают и по­гибают, изменяются и движутся. Подлинной сущностью чувствен­ных вещей, их причинами являются бестелесные нечувственные формы (которые он называет «виды» или «идеи»), существующие вне и независимо от сознания людей. Виды, идеи вечны, не воз­никают и не погибают; они неизменны, тождественны и т.д. Точно так же в философской системе Гегеля мир рассматривается как осуществление, инобытие абсолютной идеи, некоторого идеально­го разумного начала, которое в процессе саморазвития познает че­рез природу и человеческую историю свою собственную сущность.

Субъективные идеалисты рассматривают предметы внешнего мира как нечто производное от внутреннего мира человека: от его ощущений, восприятий и т.д. «Ибо что же такое эти выше­упомянутые объекты, - вопрошал английский философ епископ Д. Беркли, - как не вещи, которые мы воспринимаем посредством чувств? А что же мы воспринимаем как не свои собственные идеи или ощущения?»1 Д. Беркли исключает возможность говорить об абсолютном существовании вещей без их отношения к тому, что их кто-либо воспринимает.

В том же духе, что и Беркли, воспринимал мир А. Шопенга­уэр. В своей книге «Мир как воля и представление», он, в част­ности, писал: «Мир есть мое представление - вот истина, которая имеет силу по отношению ко всему живущему и сознающему су­ществу, хотя один только человек в состоянии перенести ее в реф­лективное отвлеченное сознание; и как скоро он это сделает, то философское самосознание в нем наступило. Тогда ему станет яс­но и несомненно, что он не знает никакого солнца, никакой земли, а только глаз, видящий солнце, руку, осязающую землю, что ок­ружающий его мир существует только как представление, т.е. всю-

' Беркли Д. Сочинения. М., 1978. С. 172.

ду только по отношению к другому, представляющему, которое есть человек»1.

Способ рассуждений епископа Д. Беркли, А. Шопенгауэра и др. был, по существу, повторен австрийским физиком и филосо­фом Э. Махом, а также швейцарским философом Р. Авенариусом и их последователями, сводившими предметы к сумме их свойств, которые они называли элементами. Однако в конечном счете по­следние рассматривались ими как следствия наших ощущений, точнее, комбинаций опущений.

Совершенно очевидно, что субъективный идеалист, если он последовательно проводит свой принцип, приходит к выводу: все существующее, в том числе и другие люди, не более чем мои ощу­щения, что существую лишь я один. Подобная субъективно-иде­алистическая позиция является крайней и называется солипсиз­мом (от лат. solus - один, и ipse - сам).

Разумеется, субъективные идеалисты отвергали обвинения в солипсизме. Так, Беркли, считавший, что существовать - значит быть воспринимаемым, утверждал вместе с тем, что за пределами ощущений существует Бог и наши ощущения являются метками, знаками, посредством которых он сообщает нам свою волю.

Но тем самым, как очевидно, он ставит под вопрос свой исход­ный принцип.

Между материализмом и идеализмом, имеющими, по сути, мо­нистический характер (т.е. и тот, и другой исходят из одного оп­ределенного принципа: либо первична материя, либо сознание), располагаются дуалистические учения, которые исходят из двух начал; дуалисты считают, что духовное не зависит от материаль­ного, а материальное от духовного. Так, типичным представителем дуалистической позиции в философии был Р. Декарт, выдающий­ся французский философ, основоположник рационализма. Он до­пускал два независимых друг от друга начала: мыслящую субстан­цию (дух) и протяженность (материю.)

В границах физики Р. Декарт признавал материю в качестве единственной субстанции, единственного основания бытия и по­знания. Он выдвигал гипотезу о собственном развитии планетар­ной системы и даже о развитии жизни на Земле. Он рассматривал тела животных и человека как сложные машины, подчиняющиеся законам механического движения. Вместе с тем наряду с матери­альной субстанцией существует, по Декарту, также и духовная

' Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1891. С. I.

субстанция, причем над ними обеими в качестве высшей субстан­ции пребывает Бог. Таким образом, дуалистическая позиция Де­карта в конечном счете тяготеет к идеализму1.

Вторая сторона основного вопроса философии касается про­блемы: как соотносятся наши мысли об окружающем нас мире с самим этим миром? В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир? При ответе на этот вопрос философы также разделились на две основные группы: одни признают познава­емость мира, другие - отрицают. Философы, которые отрицают познаваемость мира, называются агностиками (от греч. агностос -недоступный пониманию).

Некоторые философы, как уже отмечалось, сам вопрос об от­ношении мышления и сознания отвергают, как нереальную, над-. уманную проблему. С точки зрения, например, английского фило­софа Б. Рассела, неизвестно, существует ли то, что мы называем материей и духом. По его мнению, это лишь логические, причем недоказуемые, построения; действительно, реально только то, что дано нам в опыте, в ощущениях. Подобная позиция тем не менее отнюдь не может абстрагироваться от вопроса, а что же дано нам в ощущениях, что в них отражается, каково их содержание? А это приводит к постановке основного вопроса.

Ряд философов (о чем выше тоже было упомянуто) считают, что основным вопросом философии является сам человек, его жизнь, его проблемы. Но дело в том, что на вопрос о сущности человека можно дать ответ и с материалистических, и с идеалис­тических позиций.

По всем этим причинам отношение материального и духовного, с нашей точки зрения, и является главным философским вопросом.

Чем же объясняется возникновение материализма и иде­ализма?

Человеческое познание - сложный, противоречивый процесс. Представление о первичности сознания возникает, казалось бы, из самого опыта. Уже в древности люди отмечали двойственность бытия, выделяя бытие физическое и бытие духовное, психологи­ческое. Первое эмпирически более понятно, второе - таинственно, оно волнует и притягивает, но одновременно и отпугивает. Далее. Человек, прежде чем что-то сделать, строит мысленную модель бу­дущих вещей, предмета. К. Маркс в первом томе «Капитала» пи-

' См.: Декарт Р. Сочинения: В 2 т. М, 1989. Т.1. С. 268, 269.

сал, что самый плохой архитектор от наилучшей пчелы отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В процессе труда получается результат, который в начале этого процесса уже имелся в представлении человека, т.е. идеально. Итак, сначала замысел, цель, идея, потом - деятель­ность, результат, реальная вещь.

Еще один факт: очень часто человек, объединяя отдельные предметы в общее понятие, как бы «опредмечивает» это общее, наделяет его самостоятельной жизнью, а отдельные предметы рас­сматривает как производные от этого общего понятия.

Это явление можно объяснить следующим образом. Люди не сразу были способны понять, что их мысли возникают не сами со­бой, что в их целях проецируются их потребности, что их мышле­ние, представления, образы есть так или иначе воспроизведение в памяти пережитого, того, что уже было в действительности.

В результате и возникает убеждение в превосходстве духа над природой, в примате идеи над действительностью, в самостоятель­ности, независимости идеального от материального.

Короче говоря, причины идеалистического мировосприятия коренятся в сложности познавательного процесса, в особеннос­тях познания. То есть идеализм имеет гносеологические корни. Преувеличение, «раздувание» способности сознания к отвлече­нию от действительности, отрыв от природы, превращение со­знания в абсолют - вот в конечном счете корни, причины иде­ализма. Объективные идеалисты абсолютизируют общие поня­тия, логические категории. Субъективные идеалисты - чувства, ощущения субъекта.

Материализм также имеет свои гносеологические корни. Практика, деятельность людей убеждает их в реальности сущест­вования материальных вещей. Именно поэтому человек уже сти­хийно тяготеет к материалистическому взгляду на мир.

Наряду с гносеологическими корнями материализма и иде­ализма выделяют также и социальные корни этих основных фи­лософских тенденций.

Конечно, то или иное восприятие мира может закрепляться со­циально-классовыми интересами. Однако здесь нужно быть осто­рожным и избегать упрощений. Вульгаризаторы очень часто иска­жали социальную роль материализма и идеализма. Материализм якобы всегда обращен к действительности, служит идейным ору­жием тех, кто стремится к реальным, ощутимым преобразованиям.

Идеализм же будто бы всегда уводит людей от действительности, реальные проблемы превращает в идеальные, которые поэтому имеют лишь мнимые решения.

Разумеется, и сами философские учения могут выражать интересы различных классов и социальных групп. Ведь фило­софия - так или иначе - дает оценки, ставит цели. Зачастую философ, сознательно или бессознательно, выступает как пред­ставитель определенного класса, социальной группы, полити­ческой партии, и смотрит он на мир в этом случае под углом определенной точки зрения: что-то замечает, что-то видит в ги­пертрофированном виде, а что-то, напротив, не видит, не хочет видеть. И безусловно, в конечном счете, философия является своеобразным духовным зеркалом эпохи, в ней политические события, революционные столкновения обязательно находят свое отражение как драма идей, как духовная борьба.

Философия не только теория, не только система знания высо­кой абстракции, но и инструмент для получения новых знаний, Этот инструмент - правила мышления, способы рассуждения, ис­следования и доказательства.

Все это в философии (как и в науке) объединяется понятием метода.

С точки зрения методологии, т.е. учения о методе, в филосо­фии противостоят друг другу два метода - диалектический и ме­тафизический.

Мир сложен и многообразен. В нем подвижная, изменя­ющаяся система сочетается с относительно устойчивым, це­лое - с частями, внутреннее- с внешним, противоречивое -с единым.

Некоторые философы игнорируют целостность, целое, акцент делают на составляющих его частях, за внешним не видят внут­реннего, за единым - многообразия, за состоянием покоя - изме­нений (если изменения и признают, то либо лишь как качествен­ные, либо лишь как количественные, пренебрегая их взаимопере­ходами). Приверженцев такой методологии принято называть метафизиками, а их метод - метафизическим1.

' Слово «метафизика» означает «следующая за физикой» (в трудах Аристотеля за сочинениями по физике шли философские труды). Первоначально метафизика означала то же, что и философия, позже, особенно у классиков марксизма, это слово приобрело значение антидиалектики.

Другие философы основное внимание направляют на разви­тие, на саморазвитие, На борьбу и единство разных сторон и тен­денций, присущих каждому объекту, каждому процессу, на то, что скрыто за поверхностью явлений. Это - диалектики1.

Следует различать диалектиков-материалистов и диалекти­ков-идеалистов. Первые приоритет отдают движению и развитию в самой объективной действительности: в природе и обществен­ной жизни; диалектика мышления рассматривается ими как отра­жение движения и развития материального мира. Вторые, напро­тив, приоритет отдают движению мысли, характеризуя именно его как реальное, действительное движение.

Диалектическая методология и метафизическая имеют свою историю, свое историческое объяснение.

История философии свидетельствует, что первоначально сти­хийно формировалось диалектическое восприятие мира. Это было обусловлено тем, что науки как таковой, конкретных наук, изу­чающих те или иные области действительного мира, еще не было. Существовали лишь зачатки научных знаний. Вследствие этого природа рассматривалась в общем, как одно целое, недифферен­цированно. Всеобщая связь явлений природы не доказывалась конкретно, в подробностях. Она была результатом непосредствен­ного созерцания. Характеризуя этот начальный уровень познания мира, Ф. Энгельс писал: «Когда мы подвергаем мысленному рас­смотрению природу, или историю человечества, или нашу собст­венную духовную деятельность, то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения связей и взаимодействий, в кото­рой ничто не остается йёпйдйижным и неизменным, а все движет­ся, изменяется, возникает и исчезает»2.

Хотя такой взгляд верно охватывал общую картину действи­тельности, он все же был недостаточен для более полного и точ­ного ее объяснения. Чтобы глубже познать отдельные предметы и явления, было необходимо вырвать их из общего взаимодействия предметов и явлений, рассматривать изолированно, специально, конкретно.

' Диалектика (от греч.) первоначально обозначала искусство вести беседу, спор; позже стала употребляться в значении метода познания явлений действитель­ности в их развитии и самодвижении, а также науки о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления.

- Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 20.

Такой подход был необходимым условием накопления знаний об окружающем мире. Он особенно характерен для естествознания начиная со второй половины XV в. Говоря об этом этапе, Ф. Эн­гельс отмечал: «Разложение природы на ее отдельные части, раз­деление различных процессов и предметов природы на определен­ные классы, исследование внутреннего строения органических тел по их многообразным анатомическим формам - все это было ос­новным условием тех исполинских успехов, которые были достиг­нуты в области познания природы за последние четыреста лет»1.



Вместе с тем, очевидно, при подобном подходе утрачивалось видение общей диалектической взаимосвязи явлений; утвержда­лась привычка рассматривать предметы и явления обособленно друг от друга, вне их взаимодействия, а значит, вне изменения и развития. В результате сформировалось своеобразное общее миро­воззрение - метафизическое мировоззрение, центром которого является представление об абсолютной неизменяемости природы.

Однако с конца XVIII в. наука все более переходит от собира­ния фактов к их упорядочению, от описания к объяснению. По­степенно оформляется сознательное диалектическое понимание природы. Складывается представление, что Солнечная система, к которой принадлежит Земля, возникла в результате естественного развития. Не являются вечными и неизменными ни поверхность Земли, ни ее климат, ни виды растений и животных. Мир в целом состоит не из готовых, законченных предметов, а представляет со­бой совокупность развивающихся и взаимодействующих процессов.