Конституции зарубежных стран - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Перечень вопросов для подготовки к экзамену по конституционному (государственному) 1 24.64kb.
Конституционное право зарубежных стран: отрасль права, наука, учебная 1 294.73kb.
Были использованы законы 1 128.96kb.
Вопросы к экзамену по истории государства и права зарубежных стран 1 54.43kb.
История государства и права зарубежных стран 21 7572.46kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «история государства и права зарубежных... 1 28.6kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины «История государства и права... 5 1160.95kb.
Вопросы к экзамену по курсу «Новая и новейшая история зарубежных... 1 19.65kb.
Вопросы к экзамену по Конституционному праву Зарубежных стран 2 682.79kb.
Билеты к экзамену по кпрф для студентов озо 1 26.69kb.
Тематическое планирование уроков всеобщей истории. Новейшей истории... 1 110.48kb.
Как показала практика прошлого года, на зимние каникулы приходится... 1 127.27kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Конституции зарубежных стран - страница №1/1

Глава 2 КОНСТИТУЦИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

§ 1. Понятие и значение конституции

Понятие конституции. Термин «конституция» (от латинского слова constitutio — установление, построение) употреблялся еще ан­тичными мыслителями. Так назывался один из видов декретов рим­ских императоров, В эпоху феодализма применялась и формулировка «основной закон», которая теперь используется как аналог термина «конституция». Однако ни в античном мире, ни в средние века совре­менного понятия конституции не было, не существовало тогда и основ­ных законов, которые служили бы юридической базой текущей право­творческой деятельности. Теоретическое обоснование необходимости такого акта, разработка понятия «конституция», принятие первых кон­ституций (США 1787 г., Франции и Польши 1791 г.) были связаны с борьбой молодой революционной буржуазии, возглавившей широкие слои народа, против феодального строя и феодального права, «права-привилегии» (К. Маркс).

В современной науке конституционного права термин «конститу­ция» употребляется в двух основных значениях: конституция факти­ческая и конституция юридическая. Фактическая конституция — это реально существующие основы общественно-политического строя, действительное положение личности в той или иной стране. Консти­туция юридическая — это документ, основной закон (несколько основ­ных законов), принимаемый и изменяемый в особом порядке, имею­щий высшую юридическую силу и особый объект, т.е. регулирующий в большем' или меньшем объеме основы социально-экономического строя, политической системы, правового статуса личности, духовной жизни общества.

Как синоним термина «фактическая конституция» в зарубежных странах часто употребляется термин «социальная конституция* или конституция в материальном смысле слова, а вместо термина «юриди­ческая конституция» используется понятие «формальная конститу­ция». Впрочем, термин «материальная конституция» употребляется и в другом смысле как обозначение совокупности правовых актов, регу­лирующих вопросы конституционного значения, независимо от их названий (это могут быть основные законы, указы монарха, судебные прецеденты и др.). В США часто говорится о «живой конституции». Под этим понимают толкования статей Конституции США Верховным судом за более чем 200-летний период ее действия, учитывающие новые реалии.

В какой-то мере несовпадение норм и фактических отношений есть всегда, например в результате того, что конституция «стареет», что и имеет место в США. Но если возникает противоречие между принци­пами конституции и фактическим положением, характеризующим ос­новные параметры общественного и государственного строя (напри­мер, между нормами о широких правах граждан и условиями тотали­тарного строя), конституция становится фиктивной.

Выше сказано о четырех свойствах юридической конституции: ос­новной закон, высшая юридическая сила, принятие и изменение в ус­ложненном порядке, особый объект регулирования. Термин «основной закон» означает, что он является исходной базой для правотворческой и правоприменительной деятельности, высшая юридическая сила кон­ституции предполагает, что все остальные законы, иные акты, правоп­рименительная практика должны соответствовать ей, иначе они недей­ствительны. Особый порядок принятия конституции обычно означает принятие конституции специально созываемым для этого учредитель­ным собранием, другим высшим представительным органом (парла­ментом) квалифицированным большинством голосов (2/3, 3/5 и т.д.) всего состава собрания, парламента, референдумом или иными спосо­бами, обладающими особой авторитетностью. Квалифицированным большинством голосов осуществляется обычно и внесение поправок и дополнений в конституцию, иногда для этого требуется и референдум. О специфике объекта конституционного регулирования уже говори­лось выше.

Структура конституции. Юридическая конституция мож^ет пред­ставлять собой один документ (это консолидированная, или кодифици­рованная, конституция). Таково подавляющее большинство конститу­ций стран мира (КНР 1982 г., султаната Оман 1996 г., Бразилии 1988 г., Украины 1996 г. и др.). Однако иногда поправки к конституции в ее текст не вносятся, а прилагаются к ней в определенной нумерации (например, в США). Законодательный акт, составляющий консолиди­рованную конституцию, чаще всего так и называется: «конституция». Но в некоторых случаях применяется другая терминология: «полити­ческая конституция» (Колумбия), «союзный конституционный закон» (в Австрии — один из актов), «основной закон» (Германия).

В ряде стран конституция представляет собой совокупность зако­нов, принятых в разное время {неконсолидированная, или некодифицированная, конституция). Название каждому из них обычно дается в соответствии с предметом регулирования: Форма правления 1974 г., Акт о престолонаследии 1810 г. с изменениями 1979 г., Акт о свободе печати 1974 г. — в Швеции, законы о Кнессете (парламенте), о земле, об армии, о судоустройстве — в Израиле, Сеймовый устав, Форма прав­ления — в Финляндии и т.д. В 1999 г. в Финляндии принята консоли­дированная Конституция.

В отдельных странах конституция включает не только собственно конституцию, но и некоторые другие основополагающие документы. Так, во Франции это Конституция 1958 г., преамбула отмененной кон­ституции 1946 г. и Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Иногда во Франции сюда включают и некоторые другие важнейшие правовые акты, называя все это «конституционный блок».

В редких случаях под конституцией понимается совокупность зако* нов, судебных прецедентов и неписаных конституционных обычаев (Великобритания, Новая Зеландия). Это — комбинированная консти­туция. Законы, считающиеся частью такой конституции (а в Великоб­ритании по подсчетам некоторых американских авторов их более 300), принимаются не в особом порядке (квалифицированным большинст­вом), а обычным способом.

В тех мусульманских странах, где конституций нет, их роль, как отмечалось выше, иногда выполняет священная книга мусульман — Коран. В некоторых странах Коран является частью «конституционно­го блока», будучи поставлен над конституцией и остальными его час­тями (Иран, Саудовская Аравия и др.).

Роль составной части конституции могут выполнять политические декларации о целях и перспективах развития страны, принимаемые путем общегосударственного голосования граждан (например, в про­шлом Национальная хартия Алжира 1976 г., Хартия малагасийской социалистической революции 1975 г. и др.). Значение конституцион­ных документов может быть придано прокламациям военных и рево­люционных советов, советов национального спасения и других орга­нов, приходящих к власти в результате военного переворота. Таковы институционные акты, принимавшиеся в Бразилии в течение двух де­сятилетий после переворота 1964 г., прокламации Временного военно­го административного совета в Эфиопии в 1974—1987 гг. и др.

Конституции обычно состоят из преамбулы (введения); глав (раз­делов, частей), статей, которые в свою очередь могут делиться на части, пункты, абзацы обозначенные цифровой или буквенной нумерацией. В редких случаях (например, в Венгрии) вместо статей имеются пара­графы. Завершается конституция переходными и заключительными, постановлениями, которые предусматривают преемственность государственной власти, порядок создания новых органов. Во многих кон­ституциях есть приложения, содержащие схемы, образцы, различные перечни (например, полномочий федерации и субъектов), текст клятвы президента и др. Неотъемлемой частью конституции являются поправ­ки к ней. Иногда (например, в США, частично в Индии) они не вносят­ся в текст, а прилагаются к конституции.

Значение конституции. По вопросу о значении конституции в жизни страны существуют разные взгляды. Во время борьбы против королевского абсолютизма в прошлом, а в некоторых странах Востока и теперь идеологи борьбы за демократию, исходя из волюнтаристских концепций, придают конституции решающее значение в установлении общественного и государственного строя страны. С их точки зрения, все зависит от идей, которыми руководствуются создатели конститу­ции: общественный строй будет справедливым, если принять «хоро­шую» конституцию. Конечно, на бумаге можно написать любой текст конституции. Но если этот текст не будет соответствовать социально-политическим условиям, он останется мертвой буквой. В условиях коммунистических режимов в СССР, Болгарии, Румынии, Чехослова­кии в конституциях провозглашалась полнота власти парламентов и местных советов, перечислялись обширные права граждан и называ­лись такие важные гарантии, которых, не было в основных законах стран западной демократии. Однако действительность не соответство­вала этим положениям.

Для того чтобы конституция действовала, она должна учитывать реальные условия страны, уровень правовой культуры населения и многие другие факторы общественной жизни. В этих условиях консти­туция — юридическая база равития законодательства, правопримени­тельной практики, правосознания. Она закрепляет существующий «каркас» общественного и государственного строя, устанавливает ос­новы политического процесса в обществе. Но это не значит, что консти­туция — лишь простой слепок существующей ситуации. Прогрессив­ная демократическая конституция (Японии 1946 г., Италии 1947 г., Бразилии 1988 г. и др.) способствует подлинному выражению и учету воли народа, укреплению демократических порядков, осуществлению назревших социально-экономических реформ. Конституции, закреп­лявшие авторитарные порядки (Румынии 1965 г. в редакции 1974 г., Заира в редакции 1980 г., Эфиопии 1987 г., ЮАР 1983 г. и др.), в конеч­ном счете препятствовали развитию страны, социальному прогрессу и способствовали созданию условий для социального взрыва, что и про­изошло в Румынии, Эфиопии и других странах. В ЮАР режим апар­теида был ликвидирован, конституция 1983 г. заменена в 1994 г. вре­менной конституцией, а затем конституцией 1996 г.



§ 2. Сущность и содержание конституции

Сущность и свойства конституции. Представители разных юриди­ческих школ по-разному характеризуют сущность конституции. Школа естественного права видит в ней своего рода общественный договор, нормативисты — высшую, основную норму, институциона-листы — статут не только государства, но и корпоративной организа­ции общества в целом, марксизм-ленинизм — продукт классовой борь­бы и закрепления ее результатов. В современной науке конституцию рассматривают не только как юридический, но и как политический и идеологический документ. Ее сущность как юридического документа (в данном случае речь идет не о социальной сущности) состоит в тех качествах, которые были отмечены выше в определении конституции: в особом ее содержании (объекте регулирования), ее высшей юриди­ческой силе, роли конституции как юридической основы текущего за­конодательства, в повышенной стабильности, что связано с порядком ее принятия и изменения, более сложным по сравнению с обычным законодательным процессом.

Некоторые из этих качеств, характеризующих различные стороны сущности, называют свойствами конституции. Иногда добавляют и другие свойства: более высокая степень обобщенности по сравнению с иными правовыми актами, комплексный характер конституции как правового документа и др. В ряде стран, однако, существуют отступле­ния от этих признаков. Иногда конституции регулируют не только существенные вопросы общественного и государственного строя, до и содержат их детализацию, а иногда, казалось бы, совсем частные поло­жения.

Например, приложение 4 к Конституции Канады перечисляет такие активы, относящиеся к общей собственности провинций Онтарио и Квебек: Верхнеканадский строительный фонд; дома для умалишенных; здания суда в городах: Аилмер, Монреаль, Камураска и др. — всего более двух десятков позиций. Статья 25-бис швейцарской Конститу­ции 1874 г. содержала запрещение резать скот и выпускать кровь без его предварительного оглушения.

Это не означает, однако, что подобные положения случайно попа­дают в текст конституций. Они связаны с явлениями, которые в тот период представлялись существенными населению и создателям кон­ституции данной страны. Положения канадской Конституции, о кото­рых говорится выше, объясняются остротой межнациональных отно­шений между англо-канадцами и франко-канадцами, исторически сло­жившимися противоречиями между крупнейшими провинциями — Онтарио (основой английской Канады) и Квебеком (местом компактного проживания основной массы франко-канадского населения). По­ложение же ст. 25-бис швейцарской Конституции, введенное на рефе­рендуме в 1893 г., было направлено против иудейской обжины, для которой определенный способ убоя скота имел ритуальный характер и использовался для приготовления нак называемой кошерной пищи. В 1973 г. упомянутое положение было отменено (также на референду­ме) и заменено общей нормой о защите животных1. На референдуме, состоявшемся 18 апреля 1999 г. была принята новая Конституция Швейцарии, которая вступает в силу с 1 января 2000 г.

Наряду с исключительной стабильностью некоторых конституций (Конституция США действует более 200 лет всего лишь с 27 поправ­ками) основные законы ряда стран Азии, Африки, Латинской Америки подвергаются частым изменениям: после многочисленных военных переворотов обычно принимаются новые конституции (в Таиланде сменилось полтора десятка конституций, в Венесуэле — около 30, ко­торые, правда, очень похожи друг на друга, и т.д.). В Великобритании высшая юридическая сила конституции признается, но на деле обыч­ные законы по своей силе не отличаются о тех, которые исследователи относят к конституционным. Конституции некоторых развивающихся стран допускают «конституционно нарушающее законодательство» — принятие в чрезвычайных условиях чрезвычайных законов (обычно 2/3 голосов всего состава парламента), которые несовместимы с кон­ституцией, но превалируют над ее положениями (Шри-Ланка, Ямайка и др.).

Как политический документ конституция закрепляет соотношение социальных сил в обществе, их борьбу и сотрудничество, достигнутый компромисс, а иногда, напротив, — господствр определенных слоев на­селения или военно-политических группировок (последнее в первую очередь относится к временным конституциям, принимаемым в ре­зультате военных переворотов), регулирует политический процесс в обществе. Конституция отражает степень восприятия общечеловечес­ких ценностей в обществе данной страны, содержит, хотя и в неодина­ковой мере, программные положения о путях развития общества.

Эти качества, получающие свое выражение не в какой-то отдельной статье, а в содержании всего основного закона, и прежде всего закреп­ление конституцией соотношения социальных сил в обществе, которые посредством борьбы и сотрудничества приходят (или не приходят) к консенсусу по принципиальным конституционным вопросам общест­венного и государственного строя (приходят к соглашению по однимвопросам и не приходят по другим, но обязуются соблюдать основной закон), обусловливают разную социальную сущность конституции. В Китае ее социальная сущность совсем иная, чем в соседней Японии, в Бразилии — чем в Саудовской Аравии и т.д. Социальная сущность конституции выражает на юридическом языке применение тех или иных принципиальных подходов при решении кардинальных вопросов общественного и государственного строя, правового статуса личности. Такие подходы могут быть либерально-капиталистическими, тотали­тарно-социалистическими, полуфеодально-теократическими и др. Вместе с тем Конституции, особенно принятые в последние десятиле­тия, отражают процессы развития современной цивилизации, характе­ризуемые внедрением в капиталистическое общество элементов соци­ализма (Италия, Португалия и др.), а в социализм — элементов капи­тализма (Китай и др.). Конституция Венгрии 1949 г., после краха тота­литарного социализма действует с радикальными поправками, в новой редакции она говорит о государстве, в котором «в равной степени реа­лизуются ценности буржуазной демократии и демократического со­циализма».

Как идеологический документ конституция в концентрированном виде отражает господствующую в обществе или принятую его руково­дящими силами социально-политическую доктрину, определенное ми­ровоззрение. Иногда положения о принятой идеологии непосредствен­но закреплены в конституции (идеи марксизма-ленинизма и Мао Цзэ-дуна в Конституции КНР 1982 г., исламских ценностей в прежней Конституции Алжира 1996 г., идеология мобутизма — от собственного имени свергнутого затем президента Мобуту — в прежней Конститу­ции Заира 1980 г., панча-сила в Конституции Индонезии 1945 г. и др.).



Содержание конституции. Основной закон имеет социальное и юридическое содержание. Социальное содержание конституции — это конкретизация ее социальной сущности. Оно на юридическом языке выражает особенности в применении тех подходов к решению карди­нальных вопросов общества, которые относятся к сущности конститу­ции. Социальное содержание богаче сущности, так как отражает необ­ходимое (основы существующего строя, т.е. сущность) и случайное (несущественное, частные, национально-специфические особенности отдельной страны). Конституции Японии и Пакистана одинаковы по своей социальной сущности — это конституции капиталистического общества, но конкретные социальные силы в этих странах, определяю­щие их развитие, неодинаковы (в первом случае — крупная буржуазия, во втором — блок буржуазии с помещиками). Одинаковы по своей сущности, но различны по социальному содержанию конституции США и Египта, Франции и Пакистана, Бразилии и Канады и т.д.

Правовое, юридическое содержание конституции — это тот юриди­чески значимый материал, из которого она состоит. Это нормы, закреп­ляющие основы общественного строя (формы собственности, органи­зацию управления экономикой, например плановое или рыночное хо­зяйство, партийную систему и др.), государственного строя (форму правления, форму устройства государства и др.), основные права граж­дан (право собственности, право на труд, на свободу слова, неприкос­новенность личности и др.). Правовое содержание конституции неоди­наково в монархической Бельгии (она регулирует многие отношения, связанные с троном) и республиканской Франции, в демократической Японии и тоталитарной КНДР, в развитой Италии и африканской Ботсване. Различие в правовом содержании находят свое концентри­рованное выражение в том, что конституционно-правовые институты, существующие в одной стране, отсутствуют в другой.

§ 3. Разработка, принятие и изменение конституции



Разработка проекта конституции. Новая конституция обычно принимается при возникновении нового государства, смене политичес­ких режимов (особенно в результате революционных событий), при существенных изменениях в общественном строе, если текст старой конституции нельзя привести в соответствие с ними путем принятия поправок. Однако во многих развивающихся, да и не только развиваю­щихся, странах принятие новых (особенно временных) конституций было связано с военными и государственными переворотами, с прихо­дом к власти новой группы лиц, что не изменяло существенно общест­венный строй, а иногда и политическую систему, с субъективными, а иногда и волюнтаристскими факторами (например, в Африке). Поэто­му в некоторых странах конституции заменялись новыми в среднем через пять — семь лет, а то и чаще (Венесуэла, Гана, Йемен, Таиланд и др.).

Существуют различные способы подготовки проекта конституции. В редких случаях проект от начала до конца создается специально образованным учредительным собранием (конституционным собрани­ем, Народным собранием и т.д.) или действующим парламентом. В этих случаях ведущую роль обычно играет конституционный коми­тет (комиссия), который создается представительным органом и фак­тически разрабатывает проект. Во многих странах роль учредительного собрания или парламента в подготовке проекта и в ходе его обсуждения на пленарных заседаниях бывает весьма значительной. Так было при разработке конституций Италии 1947 г., Индии 1949 г., Бразилии 1988 г., Болгарии 1991 г. и др. Иногда парламент принимает специальный закон о порядке подготовки проекта. Так было во Франции, Поль­ше. Нередко процесс подготовки проекта длится долго: на Украине (при подготовке проекта Конституции 1996 г.) и в Польше (при подго­товке Конституции 1997 г.) он занял в первом случае пять, во втором — семь лет.

В некоторых странах конституционные комиссии для разработки проекта основного закона создавались не представительными органа­ми, а президентами или правительствами. Такими комиссиями были разработаны проекты конституций Франции 1958 г. (вынесенный затем на референдум, минуя парламент), Греции 1975 г. В ФРГ проект конституции 1949 г. был подготовлен Парламентским советом (основ­ную работу провели профессора по конституционному праву), состо­явшим из представителей региональных парламентов (ландтагов), зе­мель, и утвержден командованием оккупационных войск. В Алжире проект конституции 1989 г. подготовила группа советников при прези­денте, и он также был вынесен на референдум (эта конституция заме­нена другой в 1996 г.). После военных переворотов проекты новых конституций разрабатываются или их основные положения формули­руются обычно военными правительствами (например, конституции Турции 1982 г., Нигерии 1989 г.), но проект Конституции Фиджи 1990 г. после такого переворота подготовила в основном группа пле­менных вождей.

При предоставлении независимости колониям проекты конститу­ций новых государств разрабатывались министерствами колоний (на­пример, Великобританией для Нигерии в 1964 г.; впоследствии уже учредительными, хотя и своеобразно сформированными, собраниями в Нигерии были приняты другие конституции), местными властями с участием советников метрополии (например, конституция Мадагаска­ра 1960 г.), в ходе переговоров на заседаниях «круглых столов», в кото­рых участвовали представители колониальной державы и деятели на­ционально-освободительного движения (Зимбабве, 1979 г.).

При переходе от тоталитарного к либеральному, полудемократи­ческому, демократическому режимам конституции или их принципи­альные положения (включая новую редакцию) разрабатывались на об­щенациональных конференциях представителей различных партий и различных сил общества, на заседаниях гражданских комитетов, «круг­лых столов» и т.д. В них участвовали и представители партий (комму­нистических, революционно-демократических, пробуржуазно-автори-тарных), утрачивающих господствующую роль, лидеры уходящих ре­жимов (Венгрия, Чехия, Конго, Замбия и др.).

В странах тоталитарного социализма и государствах социалисти­ческой ориентации, а иногда и в других государствах с однопартийными системами подготовка проекта имеет свои особенности. Во-первых, она начинается по инициативе центрального органа правящей (как пра­вило, единственной) партии, который создает комиссию (она утверж­дается парламентом, а иногда действует и без такого утверждения), устанавливает основные принципы будущей конституции, обсуждает проект и принимает решение о его представлении парламенту или на референдум. Так разрабатывались конституции практически всех стран тоталитарного социализма (Кубы 1976 г., КНР 1982 г., Вьетнама 'l992 г. и др.), государств социалистической ориентации в прошлом (Бенина 1977 г., Эфиопии 1987 г. и др.).

Во-вторых, проект, подготовленный комиссией и одобренный выс­шим партийным органом, выносится на общегосударственное обсужде­ние с активным участием в нем массовых организаций. Обычно прово­дится множество собраний, иногда предлагаются тысячи поправок и дополнений. Практические результаты такого обсуждения, как прави­ло, бывают не очень значительными (хотя в проекты конституций Бе­нина 1977 г., Вьетнама 1980 г., Эфиопии 1987 г. и других стран вноси­лись существенные поправки), а само обсуждение в ряде случаев при­обретает характер парадного одобрения проекта (во всяком случае его основных положений). Тем не менее эта стадия конституционного пра­вотворчества имеет важное значение для политической активизации населения, служит формой его партиципации — участия в управлении страной.

В некоторых государствах капиталистической ориентации также предпринимались меры для того, чтобы ознакомить население с проек­тами конституций и учесть его мнение (Папуа — Новая Гвинея 1975 г., Либерия 1984 г. и др.). Однако круг лиц, принимавших участие в об­суждении, как правило, ограничивался элитой общества. К тому же, согласно постановлениям органов, выносивших проект на обсуждение, иногда оно могло касаться только деталей, а не основных принципов (Шри-Ланка 1972 г.). Иногда для обсуждения проекта или его основ­ных положений созывались массовые собрания представителей раз­личных слоев населения (Ассамблея народов Казахстана в 1995 г. и др.), заключались пакты и соглашения между различными полити­ческими силами по поводу основных положений проекта (Ливан, Ис­пания и др.).



Принятие конституции. Одним из наиболее демократичных спосо­бов принятия конституции считается принятие ее специально избран­ным для этой цели учредительным собранием. В отличие от парламента, это обычно орган однопалатный (в Бразилии он был двухпалатным) и после принятия конституции он нередко распускается, уступая место парламенту, избранному на основе новой конституции, но иногда продолжает свою деятельность в качестве обычного парламента. Учреди­тельным собранием (с разными названиями) приняты конституции Италии 1947 г., Туниса 1956 г., Намибии 1990 г., Болгарии 1991 г. и др.

Учредительное собрание не всегда формируется только путем вы­боров. В Нигерии в 1978 г., в Гане в 1979 г., в Турции в 1982 г. оно частично избиралось на корпоративной основе из представителей раз­личных групп населения, а частично назначалось военными властями. Такие учредительные собрания обычно играют роль консультативных (в Турции в 1982 г., в Нигерии в 1978 г. они так и назывались консуль­тативными), поскольку их решения утверждаются уходящими при переходе к гражданскому правлению военными властями. Консульта­тивное учредительное собрание приняло Конституцию Кувейта 1962 г., утвержденную королем (эмиром).

Некоторые конституции приняты парламентами, иногда провоз­глашавшими себя для этой цели учредительными собраниями (в Шри-Ланке 1972 г., Папуа — Новой Гвинее 1975 г., Танзании 1977 г., Нидер­ландах 1983 г., Бразилии 1988 г., в Замбии 1992 г.). Парламентами без переименования их в учредительные собрания приняты конституции Китая 1982 г., Мозамбика 1990 г., Вьетнама 1992 г., Грузии 1995 г., Украины 1996 г. В отдельных странах конституции приняты надпарла-ментскими органами, составной частью которых иногда были, а иногда и не были парламенты (например, Народным консультативным кон­грессом в Индонезии в 1945 г., Великой джиргой в Афганистане в 1987 г., Великим народным хуралом в Монголии в_ 1992 г.).

Конституции нередко принимаются путем референдума - общего­сударственного голосования'избирателей (Франция 1958 г., Египет 1971 г., Филиппины 1986 г., Йемен 1991 г., Алжир 1996 г., Белоруссия

1996 г., Швецария 1999 г. и др.)- Референдум — демократический ин­ститут, но на нем избиратель может лишь ответить «да» или «нет» на вопрос, одобряет ли он конституцию; предложить же какие-то поправ­ки он не может. Однако без предварительного обсуждения проекта населением или хотя бы в парламенте гражданину очень нелегко разо­браться в таком сложном документе, как конституция. В ряде случаев путем референдума принимались реакционные конституции (в Гре­ции, колониальной Родезии и др.). Иногда на референдум выносятся конституции, подвергавшиеся предварительному обсуждению в пред­ставительных органах, уже принятые парламентами или учредитель­ными собраниями (Греция в 1975 г., Испания в 1978 г., Польша в

1997 г.), а иногда конституции, уже принятые референдумом, затем утверждаются избранными на основе этих конституций парламентами (Бирма в 1974 г., Эфиопия в 1987 г.). Этот комбинированный способ: высший представительный орган плюс референдум получает все более широкое распространение.

В некоторых странах конституции, особенно временные, были при­няты фактически военными властями, провозгласившими переход таким путем к гражданскому правлению. Военные советы в качестве последней инстанции утвердили принятые консультативными учреди­тельными собраниями конституции, иногда внося в них существенные поправки (Турция в 1982 г., Нигерия в 1989 г.). В отдельных странах социалистической ориентации, где революционно-демократические (единственные) партии осуществляли важные государственные функ­ции, первые конституции непосредственно принимались высшими пар­тийными органами — съездами (Конго в 1973 г.) или исполнительными комитетами партий (Ангола и Мозамбик в 1975 г.). В настоящее время и в Конго, и в других странах эти конституции заменены. Во время крушения тоталитарных режимов в некоторых африканских странах новые конституции принимались на общенациональных конференциях представителей различных политических сил и групп населения. Кон­ституции Боснии и Герцеговины 1995 г. и ее двух составных частей — мусульманско-хорватской Федерации и Республики Сербской были приняты в результате соглашения трех враждовавших сторон на встре­че их представителей на американской военной базе в Дейтоне (США), куда они были приглашены после ракетных ударов НАТО с угрозой их повторения, если стороны не договорятся. Роль национальных конфе­ренций, «круглых столов», ассамблей народа и т.д. все чаще свидетель­ствует об элементах договорного принятия конституций в кризисных ситуациях, хотя добровольность таких соглашений нередко весьма своеобразна.

Наконец, в ряде монархических государств происходило октроиро-вание конституций: они даровались «хорошим» монархом своему «верному народу» (Иордания в 1952 г., Непал в 1962 г., Свазиленд в 1978 г., Саудовская Аравия в 1992 г., Оман в 1996 г. и др.). В некоторых странах президентами, военными советами октроировались лишь вре­менные конституции (Египет, Ирак и др.). В ходе крушения колони­альных империй октроирование приобрело иную форму: метрополия (обычно после конференций «круглого стола») даровала конституцию своим прежним колониям, объявляемым независимыми государства­ми. В Великобритании это делалось в форме «приказа в совете» (акт монарха в Тайном совете, который состоит приблизительно из 300 че­ловек — членов правительства, духовных иерархов, знати, высоконо-ставленных лиц, но для принятия его постановлений достаточно при­сутствия трех человек). «Приказ в совете» затем подтверждался бри­танским Парламентом, а позже конституция еще раз принималась созданным парламентом нового государства). Таким образом было при­нято более 30 конституций для британских колоний, получивших не­зависимость (большинство этих актов ныне заменены). Октроирова-ние почти всегда было не добровольным, а вынужденным актом.



Изменение конституции. Для внесения поправок в текст уже дейст­вующей конституции созыва учредительного собрания обычно не тре­буется, но в некоторых странах, например в Болгарии, для изменения «укрепленных» статей конституции (нормы о территории государства, государственном строе и др.) это необходимо. Поправки вносятся по решению парламента или на основании итогов референдума, однако принятие таких решений связано со специальными требованиями. Прежде всего само предложение о внесении поправок требует соблю­дения определенных условий. Если проект обычного закона в ряде стран может внести один член парламента, то проект об изменении конституции вносится только главой государства, правительством, оп­ределенной группой депутатов (в Турции — 1/3 всего состава парла­мента, в Болгарии 1/4), субъектами федерации (в Бразилии — полови­ной штатов) и т.д.

Как правило, поправка должна быть принята не простым, а квали­фицированным большинством в каждой палате парламента (2/3 обще­го числа голосов в Австрии, Италии, Нидерландах и др., 3/5 — в Гре­ции, Испании при частичных поправках, 3/4 — в Болгарии) или (что реже) на совместном заседании палат (3/5 голосов во Франции)1. Такое решение не всегда является окончательным. Часто необходимо, чтобы оно было принято парламентом дважды с определенным интер­валом (в Греции — не менее месяца, в Италии — три месяца). В неко­торых странах второй вотум (голосование) должен иметь место только после избрания нового состава парламента (Бельгия, Финляндия). Иногда принятие поправки парламентом бывает предварительным и на другой сессии, особо повышенным квалифицированным большин­ством — окончательным (Украина и др.).

После того как парламент принял поправку к конституции, в неко­торых федерациях его решение должно быть утверждено определен­ным большинством субъектов федерации (в США — 3/4). В Дании, Египте, Швейцарии, некоторых других странах оно утверждается ре­ферендумом. Во Франции указанные 3/5 голосов конгресса (совмест­ного заседания палат) — это тоже утверждение ранее принятых реше­ний палат. Почти всегда в новые конституции включаются нормы, запрещаю­щие пересматривать некоторые положения (в ряде стран — республи­канскую форму правления, в Португалии — право на демократическую оппозицию, в Германии — принципы правового, демократического и федеративного государства, в Мавритании — принципы многопартий­ности). В некоторых странах (Греция, Румыния) неизменными объяв­лены целые разделы конституции. Нередко запрещается изменение конституции в период чрезвычайного положения (например, в Испа­нии), иногда — в течение определенного срока после ее принятия (в Бразилии, Греции, Португалии — 5 лет). В иных же странах в консти­туциях, согласно установленным ими правилам, некоторые положения могут изменяться упрощенным образом, без квалифицированного большинства (Индия и др.).

В большинстве случаев конституционные поправки не подлежат вето главы государства (его требованию вторично рассмотреть закон) и должны быть опубликованы, но в некоторых странах вето главы го­сударства распространяется и на законы о поправках (Индия, Нидер­ланды, Пакистан), хотя на практике не применяется.

При военных переворотах нередко используется чрезвычайный по­рядок изменения и отмены конституции: военные советы отменяют или приостанавливают ее некоторые главы или статьи, а порой и весь текст Как правило, впоследствии приостановленная конституция не возобновляется, военные при переходе к гражданскому правлению раз­рабатывают новый основной закон.

§ 4. Виды конституций

Классификация конституций по социальным признакам. Марксист­ско-ленинское направление в правоведении обычно различает "кон­ституции буржуазного и социалистического типов, а также конститу­ции, переходные к буржуазному типу (в странах капиталистической ориентации) и переходные к социалистическому типу (в революци­онно-демократических государствах, в том числе в странах социалис­тической ориентации). В основу такой классификации положены прежде всего социальные признаки: характер закрепляемого основным законом общественного строя и природа политической власти (иногда учитываются и другие моменты, например организация государствен­ной власти на основе принципа полновластия советов в социалисти­ческих странах).

Такая классификация отражает (правда, далеко не полностью) су­ществующие реалии, хотя термин «буржуазные» по отношению комногим современным западным конституциям неудачен. Как уже от­мечалось, ситуация в современном мире гораздо сложнее, идут процес­сы сближения различных правовых систем. С другой стороны, в неко­торых государствах (например, в Лесото, Омане, Заире) действуют (или действовали) такие конституции, которые еще далеки от буржу­азных и тем более от буржуазно-демократических моделей. Поэтому с точки зрения социальной сущности нередко различаются: полуфео­дально-теократические конституции (например, конституции Брунея, Катара, Саудовской Аравии), конституции развитого капиталистичес­кого общества (США, Франция, Япония), конституции тоталитарного социализма (КНДР, Куба) и постсоциалистические конституции (Ру­мыния, Украина). Социальное содержание находит свое выражение в существовании демократических, авторитарных и тоталитарных кон­ституций. Есть и другие классификации: либеральные, этатистские и смешанные. Эта классификация в какой-то мере смыкается с предыду­щей: конституции демократических стран в своем большинстве либе­ральные, тоталитарных стран — этатистские, характеризующиеся гипе­ртрофированной ролью государства. В условиях переходных периодов нередки этатистски-либеральные конституции с элементами авторита­ризма. Открыто авторитарные конституции в наше время встречаются крайне редко, обычно реальный авторитризм бывает прикрыт демаго­гическими лозунгами. Сказанное относится и к тоталитарным консти­туциям, хотя в дайном случае антидемократизм выражен наиболее от­четливо. На базе происходящего сближения правовых систем склады­вается модель конституции современной цивилизации, которая в то же время учитывает особенности различных стран.



Классификация конституций по юридическим признакам. Выше уже говорилось о делении конституций с точки зрения их структуры на консолидированные, неконсолидированные и комбинированные. По юридическому содержанию различают инструментальные и социаль­ные конституции. Первые регулируют лишь структуру государства, его органы, порядок осуществления государственной власти, права челове­ка и не содержат или почти не содержат социальных положений. В на­стоящее время это либо единичные старые конституции, принятые сто­летия назад, либо конституции в некоторых развивающихся странах. Такой конституцией является и текст конституции Франции 1958 г., но она действует, как отмечалось, вместе с другими конституционными актами социального характера. Современные конституции — консти­туции социальные.

В зависимости от формы различаются два вида конституций: писа­ные и неписаные. Писаная конституция — это особый законодатель­ный акт или несколько нередко разновременных актов (например, в Финляндии, Швеции), которые официально провозглашены основны­ми законами данной страны. Неписаная конституция — это совокуп­ность различных законов, судебных прецедентов и обычаев (конвенци­ональных норм); из-за последних такая конституция и называется не­писаной. Эти акты и нормы в своей совокупности закрепляют в какой-то мере основы существующего строя, но формально не провозглашены в качестве основных законов (Великобритания, Новая Зеландия).

Указанное различие в значительной мере условно, так как в насто­ящее время нет таких конституций, которые были бы целиком неписа­ными (даже Великобритания, которая считается классической страной неписаной конституции, имеет в ее составе множество писаных актов). Поэтому указанное выше различие писаной и неписаной конституции часто заменяют различиями формальной конституции (конституцион­ный акт) и материальной конституции (совокупность норм, регулиру­ющих вопросы конституционного значения).

По порядку издания конституции зарубежных стран подразделяют­ся на: октроированные (дарованные); принятые представительным ор­ганом (учредительным собранием, парламентом); одобренные на рефе­рендуме.

По способу изменения различаютсячгибкие» и «жесткие» конститу­ции. «Гибкими» называют те из них, которые изменяются в том же порядке, что и другие законы (такова, например, неписаная конститу­ция Великобритании). Для внесения изменений в «жесткие» консти­туции требуются особые условия, указанные выше (квалифицирован­ное большинство голосов, двойной вотум, утверждение на референду­ме и др.). В настоящее время наблюдается тенденция появления все большего числа «смешанных» по порядку изменения конституций: одни их статьи не подлежат изменению вообще, другие изменяются в усложненном порядке, третьи — в упрощенном. Внести поправку в «жесткую» конституцию, естественно, труднее, чем в «гибкую», но если текст конституционного документа остается без изменений в течение длительного времени, то это еще не значит, что неизменной остается также и фактическая конституция страны. Фактическая конституция изменяется каждый раз, когда в стране изменяется соотношение сил, но в тексте конституционного документа такие изменения отражаются далеко не всегда.

В зависимости от периода действия конституции бывают постоян­ными и временными. Разумеется, отнесение той или иной конституции к первой группе отнюдь не означает ее вечного действия: вечных кон­ституций не было и нет (более двух веков действует Конституция США, более века — Бельгии, Норвегии). Нередки случаи, когда приня­тые и официально названные постоянными конституции вскоре отменялись и заменялись новыми, более прогрессивными или, напротив, реакционными. Постоянная конституция —• это такая, в которой не устанавливается заранее каких-либо хронологических границ ее дейст­вия или не предусматривается событий, при которых она должна быть заменена. Временная же конституция ограничивает срок своего дейст­вия или устанавливает условия, при наступлении которых она заменя­ется постоянной конституцией (например, Конституционная деклара­ция Йеменской Арабской Республики 1974 г., временные конституции ОАЭ 1971 г., Судана 1985 г., Таиланда 1991 г., ЮАР 1994 г. и др.). Временные конституции принимаются без созыва учредительного со­брания и на референдум не выносятся. Обычно они провозглашаются главой государства (так часто было в Египте, такова временная консти­туция Таиланда 1991 г.) или новым руководством страны после очеред­ного переворота (Судан в 1985 г.). Многие из названных выше времен­ных конституций уже заменены другими, но, например, в Ираке и ОАЭ временные конституции действуют уже три десятилетия.



Сточки зрения целеполагания различают конституции программно­го характера и констатирующие. Программными обычно являются все социалистические конституции, определяющие цели строительства со­циализма и коммунизма (например, в Китае, как объясняют его руко­водители, цель строительства социализма, поставленная в конститу­ции, потребует для своего осуществления приблизительно 100 лет). Констатирующие конституции не содержат программных положений о преобразовании общества (например, Конституция США). Однако бблыпая часть норм программных конституций — констатирующие, а в констатирующих конституциях почти всегда содержатся элементы программы (например, в преамбулах). С точки зрения территориаль­ных масштабов действия и форм государственности различают консти­туции федеративных государств, унитарных государств, субъектов фе­дерации. В редких случаях конституции имеются в автономиях поли­тического характера (например, Автономная Республика Крым на Ук­раине).

Тенденция развития зарубежных конституций. Общемировой про­цесс развития конституций прошел три этапа и сейчас находится на четвертом. На разных этапах их социальное и юридическое содержание изменялось. Первый этап длился от возникновения современных кон­ституций в XVIII в. до Первой мировой войны и образования госу­дарств тоталитарного социализма. Конституционный процесс на этом этапе охватывал в основном Европу, Северную и Южную Америку (исключение составляли африканская Либерия, Южная Африка и Ав­стралия). Объем конституционного регулирования был узким, он огра­ничивался преимущественно личными и некоторыми политическими правами граждан, а также вопросами организации и деятельности ор­ганов государственной власти. На втором этапе — между двумя миро­выми войнами — конституционное регулирование распространилось на некоторые вновь образованные государства Восточной Европы, еди­ничные страны Азии и Африки (в Африке это были преимущественно так называемые «колониальные конституции»). В связи с возросшей экономической и социальной ролью государства такое регулирование затронуло (и в старых, и в новых государствах) новые области общест­венных отношений, а в появившихся конституциях стран тоталитарно­го социализма оно приобрело почти всеобъемлющий характер, охватив сферу социально-экономических прав, идеологии, создание тоталитар­ной политической системы. На третьем этапе — после Второй миро­вой войны до рубежа 80—90-х гг. — конституционный процесс приоб­рел глобальный характер, распространившись на Азию, Африку, Океа­нию, поскольку в результате ликвидации колониальной зависимости возникло более 100 новых государств. Первые конституции, хотя и часто отменяемые монархами, появились в странах мусульманского фундаментализма (Бахрейн, Кувейт и др.). На этом этапе в разных группах государств действовали четыре модели конституции: либе­ральные конституции прошлого (США, Бельгии и др.), социально-ли­беральные конституции «второй волны» (Японии 1946 г., Италии 1947 г. и др.), этатистские конституции в странах тоталитарного соци­ализма и ряде государств Азии и Африки как социалистической, так и капиталистической ориентации и либерально-этатистские конститу­ции во многих развивающихся странах (включая Латинскую Амери­ку). Под влиянием ранних социалистических конституций, массового демократического движения во многих основных законах капиталис­тических стран был существенно расширен объект конституционного регулирования: в них были включены социально-экономические поло­жения, нормы о роли партий, принципы внешней политики, отчасти положения об общественных объединениях. Конституции тоталитар­ного социализма отрицали разделение властей и закрепляли принцип единства государственной власти в его специфическом понимании («Вся власть Советам!»), провозглашали руководящую роль марксист­ско-ленинской партии в обществе и государстве, преимущества в пра­вах для «трудящихся», обязательную идеологию. Основные законы тоталитарных стран социалистической ориентации открыто закрепля­ли вождизм и предписывали однопартийность. Они во многом копиро­вали социалистическую конституционную модель, часто ухудшая ее (впрочем, они включали некоторые либеральные положения). Консти­туции государств капиталистической ориентации тяготели к западной модели, заимствуя вместе с тем отдельные положения основных законов тоталитарных социалистических государств (по национальному вопросу, о планировании, борьбе с эксплуатацией и др.). На этом этапе во многих странах особенно четко выявилось противоречие между юридической и фактической конституцией, многие позитивные нормы конституций нередко носили лишь декларативный характер (особенно в социалистических и развивающихся странах).

Четвертый этап, начавшийся в конце 80-х — начале 90-х гг., харак­теризуется крушением тоталитарных режимов в Европе, Азии, Африке. С конца 80-х гг. до 1999 г. принято более 100 новых конституций, в том числе в наиболее консервативных мусульманских странах (Саудовская Аравия в 1992 г., Оман в 1996 г.). Они отразили изменение ситуации и конституционных приоритетов, возрастание значения общечеловечес­ких ценностей (в какой-то мере это относится и к новым конституциям сохранившихся социалистических стран, к поправкам к ним), разрыв с тоталитаризмом, сближение различных правовых систем при более точном учете собственного опыта.

На этом этапе возникло новое явление: постсоциалистические кон­ституции, принципиально отринувшие тоталитарное «старое», но на деле сохраняющие кое-что из него наряду с доминирующим «новым».



§ 5. Институт конституционного контроля

Понятие и значение конституционного контроля. Реализация кон­ституции осуществляется путем издания законов, актов исполнитель­ной власти, принятия судебных решений, деятельности государствен­ных органов, общественных объединений, граждан, путем самых раз­личных проявлений жизнедеятельности общества. Вся эта деятель­ность, если она может быть урегулирована и регулируется правом, должна соответствовать конституции. Юридическое верховенство кон­ституции предполагает ее защиту и контроль за ее соблюдением. Преж­де всего, возможны непосредственные способы защиты конституции. Например, народ в целом и каждый гражданин в соответствии с кон­ституциями Ганы, Германии, Словакии вправе воспрепятствовать по­сягательствам на демократический конституционный строй. Сущест­вует ответственность должностных лиц за нарушение конституции (рассматриваемые ниже импичмент, предание высших должностных лиц особому суду), возможны репрессивные меры с целью пресечения нарушений конституции (запрещение по суду деятельности полити­ческих партий, подрывающих конституционный строй, введение чрез­вычайного положения). Есть неспециализированный конституционный контроль, который осуществляют те или иные рассматриваемые ниже органы наряду с выполнением их других главных задач (например, уполномоченный парламента — омбудсман по правам человека). Одна­ко особую роль играют специализированные органы конституционного контроля (например, конституционные суды).

В ходе конституционного контроля (его органы и процедуры рас­сматриваются ниже) осуществляется не только защита конституцион­ных норм, но и их развитие в соответствии с изменяющейся обстанов­кой. Наиболее яркий пример этого — США, где действующая сегодня Конституция 1787 г. была принята в совершенно иных социально-эко­номических и политических условиях. Почти за два столетия сущест­вования конституционного контроля (с 1803 г.) суды, и прежде всего Верховный суд США, своими толкованиями создали практически новую, «живую» конституцию. Новые нормы конституционного права создаются органами конституционного надзора и в других странах (Индия, Италия, Канада, Франция и т.д.).

С другой стороны, конституционный контроль не всегда оберегает конституцию от нарушающего ее законодательства. Особенно это от­носится к странам, где осуществляется только последующий надзор (после вступления правового акта в законную силу): неконституцион­ные нормативные акты (особенно акты органов исполнительной влас­ти, в частности принимаемые в порядке делегированного законодатель­ства) действуют иногда десятилетиями, прежде чем возникает вопрос об их конституционности.

Наконец, в практике самих органов конституционного контроля бывают случаи, когда в принятых ими решениях неверно истолковыва­ются положения конституций. Косвенно об этом свидетельствуют осо­бые мнения членов конституционных судов, довольно частое принятие решений при минимальном перевесе голосов (например, 5:4 в США).

Тем не менее институт конституционного контроля — важнейший демократический институт. Его правильное функционирование обес­печивает соблюдение основного закона, поддерживает необходимую стабильность.

Органы, осуществляющие неспециализированный конституционный контроль. В социалистических странах функции конституционного контроля (надзора), особенно за конституционностью принимаемых законов, возложены на сам парламент, а также на его постоянно дей­ствующий орган (президиум высшего представительного органа, госу­дарственный совет, постоянный комитет и др.). Иногда для этой цели при парламенте создавался специальный орган, включавший наряду с депутатами несколько специалистов по конституционному праву (такой порядок существовал раньше в Румынии, в несуществующей ныне Германской Демократической Республике). В настоящее время в социалистических странах нет специальных органов конституционного контроля. Считается, что их не должно быть, так как наличие таких органов нарушало бы верховенство парламента. Института конститу­ционного контроля нет и в Великобритании, где впервые была сформу­лирована концепция верховенства парламента, нет в Нидерландах.

В ряде стран некоторые функции конституционного контроля вы­полняет президент, который в соответствии с основным законом явля­ется гарантом конституции (Румыния, Украина, Франция и др.). Прак­тически это выражается, в частности, в том, что президент после при­нятия закона парламентом и до его промульгации (подписания прези­дентом и опубликования) вправе использовать вето (не подписать закон, в результате чего он не вступает в силу) или обратиться в специ­альный орган конституционного контроля с вопросом о конституцион­ности данного акта.



Специализированные органы конституционного контроля. Особое значение имеет судебный и квазисудебный конституционный кон­троль. В большинстве стран англосаксонской системы права (Австра­лия, Индия, Канада, США и др.) эту функцию выполняют суды общей юрисдикции (общие суды), т.е. те суды, основная цель которых состоит в рассмотрении гражданских и уголовных дел. В одних странах эти функции могут осуществляться всеми общими судами, а окончатель­ное решение принимает высшая судебная инстанция (Скандинавские государства, США, Филиппины, Япония), в других — только высшими судами (Гана, Шри-Ланка, Эстония), а в федерациях — также высшими судами штатов (Канада, Малайзия), хотя и в последнем случае оконча­тельное решение принимает верховный суд государства.

В ряде стран функции конституционного контроля (надзора) вве­рены специальному органу — конституционному суду (Германия, Ита­лия и др.). Обычно он формируется при участии разных ветвей власти (законодательной — парламента, исполнительной — президента), а также судейского корпуса (высшего совета магистратуры или анало­гичных органов судебного руководства), а иногда — только парламен­том (Германия, Югославия). В его составе часто есть не только профес­сиональные судьи с большим стажем судебной или адвокатской прак­тики, но и профессора права, политики, бывшие государственные слу­жащие. Они обычно назначаются (избираются) не пожизненно, а на один, однако довольно длительный срок (но не более 12 лет), реже — на два срока (Венгрия, Сирия) с ротацией (частичным обновлением состава суда), например, в Испании он обновляется на 1/3 через 3 года. Иногда конституционный суд делится на палаты (обычно две) с рав­ными полномочиями (Германия), в других странах он может действо­вать только как единая коллегия (Испания). В некоторых странах функции конституционного суда выполняет специализированная палата конституционных гарантий, конституционного правосудия, кон­ституционная контрольная палата, действующая отдельно или в со­ставе верховного суда (Колумбия, Перу, Эстония и др.). В субъектах некоторых федераций (Германия) есть свои конституционные суды, действующие на постоянной или чаще — временной основе.

В Казахстане, Марокко, Сенегале, Тунисе, Франции создаются кон­ституционные советы; иногда они называются конституционными су­дами или высшими конституционными судами, хотя на деле это, ско­рее, квазисудебные органы: они часто состоят не из судей, а из советни-, ков и при рассмотрении дела судебная процедура используется только частично. Конституционные советы формируются, как правило, без участия судейского кбрпуса. В некоторых странах они назначаются президентами, во Франции президент назначает треть состава совета и по трети — председатели обеих палат парламента. В Эфиопии анало­гичный орган называется Советом конституционных расследований.

В некоторых мусульманских странах создаются конституционно-религиозные советы. В Иране конституционный контроль осуществля­ет своеобразный орган — наблюдательный совет («совет стражей»), состоящий из 12 человек: шести богословов, назначенных руководите­лем государства (высшим духовным лицом), и шести юристов, предло­женных парламентом. Наблюдательный совет следит за соответствием законов не столько Конституции 1979 г., сколько Корану. Под предло­гом противоречия Корану в 1982 г. он отклонил законы об аграрной реформе и монополии внешней торговли, в 1987 г. — закон о труде. Однако считается, что последнее слово все же принадлежит парламен­ту. Для преодоления конфликтов между парламентом и наблюдатель­ным советом создан специальный согласительный орган.

В Пакистане наряду с Верховным судом, который осуществляет конституционный контроль, есть еще два органа: исламский совет (рас­сматривает соответствие правовых актов Корану) и суд шариата (он рассматривает иски граждан, в том числе о несоответствии шариату актов, касающихся граждан).

Во многих странах теперь странах соединяются обе модели контро­ля со стороны общих и специальных судов: если в ходе судебного про­цесса судья приходит к выводу (обычно по заявлениям сторон) о воз­можной неконституционности применяемого закона, он обращается за заключением в конституционный суд (Греция, Испания, Италия, Пор­тугалия).

Помимо конституционного надзора на органы специализированно­го конституционного контроля возлагаются обычно и другие функции: наблюдение за правильностью проведения референдумов, объявление их результатов (Франция), рассмотрение конфликтов по вопросам компетенции между центральными и областными органами (Испа­ния), рассмотрение по существу обвинений, выдвинутых парламентом против президента республики (Италия), объявление неконституци­онными политических партий (ФРГ), толкование конституций и пред­ставление заключений высшим органам государства по конституцион­ным вопросам, а в некоторых странах и толкование обычных законов (Албания, Египет, Польша, Узбекистан), утверждение решений парла­мента о лишении мандатов депутатов (Словакия). В Италии по требо­ванию правительства Конституционный суд дает заключения о консти­туционности законов автономных областей до их промульгации (с таким требованием обращаются к правительству назначенные им ко­миссары областей).

Обращаться в органы конституционного контроля могут высшие органы государства и должностные лица, субъекты федерации, авто­номные образования, группы депутатов и сенаторов, суды, омбудсманы (парламентские уполномоченные по правам человека), граждане, если нарушены их конституционные права (обычно только после рассмот­рения дела общими или иными судами). Наконец, если исчерпаны все способы защиты конституционных прав в своей стране, граждане могут обращаться в международные органы и международные суды. Подроб­нее об условиях такого обращения говорится в главе, посвященной правовому статусу личности.



Виды конституционного контроля. Конституционный контроль на­зывается предварительным, когда уполномоченные на то органы дают свои заключения о соответствии конституции тех или иных актов до их вступления в силу. Как правило, такой контроль осуществляют консти­туционные советы (Франция и др.), к которым обращается президент или определенная законом группа депутатов (обычно из оппозиции) с просьбой о проверке конституционности принятого закона до подпи­сания его президентом.

При последующем конституционном контроле спор о конституци­онности того или иного акта рассматривается лишь после того, как этот акт вступил в силу (Германия, Индия, США, Филиппины и др.). Зако­ны и иные правовые акты, признанные неконституционными, либо сразу аннулируются, либо запрещаются к публикации (и, следователь­но, не вступают в силу), либо, наконец, они остаются в сводах законов, но не могут применяться судами и другими органами государства. Во многих странах возможны и те, и другие последствия. Как правило, решение специализированного органа конституционного контроля яв­ляется окончательным и обжалованию не подлежит. В некоторых стра­нах, однако, решения органов конституционного контроля не являются окончательными: если в Намибии, Румынии, Эквадоре, Эфиопии конституционный суд (в Эфиопии — Суд конституционных расследова­ний) признает закон неконституционным, такое решение подлежит ут­верждению парламента. В Казахстане против решения конституцион­ного совета может возразить президент, и тогда дело рассматривается повторно, в Монголии с требованием повторно рассмотреть дело к Суду конституционного надзора может обратиться парламент (если Суд признал закон неконституционным).

Различают конкретный и абстрактный конституционный кон­троль. В первом случае решение выносится по конкретному делу, во втором оно не связано с таким делом (например, суд дает толкование определенной правовой нормы по запросу группы депутатов). Сущест­вует обязательный и факультативный контроль (обязательному под­лежат определенные виды законов, например, все органические законы во Франции до их подписания президентом), решающий и консульта­тивный контроль (в последнем случае решение не обязательно для соответствующего органа). С точки зрения применения решения орга­на конституционного контроля различают решения, имеющие обрат­ную силу (так называемое решение ex tune) и решения, действующие только после его принятия (решения ех пипс). Первый вариант вызыва­ет большие практические неудобства, поэтому в большинстве стран применяется только вторая форма.

Порядок рассмотрения споров по поводу неконституционности нор­мативных актов. Порядок оспаривания конституционности правовых актов в разных странах различен. Там, где в качестве органов консти­туционного контроля выступают общие суды, оспаривать конституци­онность закона или другого акта может любой гражданин, но лишь в связи с рассмотрением в суде конкретного (гражданского, уголовного и т.д.) дела, для решения которого применяется оспариваемый закон. В ходе разбирательства дела любая сторона может заявить, что этот закон, по ее мнению, противоречит конституции, в связи с чем суд должен вынести свое решение по этому вопросу (Австралия, Индия, США и др.). В Японии гражданам разрешено обращаться в общий суд с прямым иском о неконституционности закона. В Шри-Ланке это тоже возможно, но только в отношении законопроектов, обсуждаемых в пар­ламенте, до их принятия.

В тех странах, где учреждены специальные органы конституцион­ного контроля, обращаться непосредственно в такой орган с иском (хо­датайством) может строго ограниченный круг должностных лиц и го­сударственных органов. Это президент республики (Ирландия), пра­вительство (Германия, Италия), определенная часть депутатов парла­мента (Германия, Испания), председатели палат парламента (Испания, Франция), некоторые органы государства на местах — правительства земель в Германии, областные советы в Италии, Верховный суд и Ад­министративный суд в Австрии. Право обращаться с иском о неконсти­туционности правовых актов в специализированные органы конститу­ционного контроля предоставляется и гражданам, но обычно только в одном случае: если нарушены их конституционные права.

Обсуждение вопроса о неконституционности какого-либо акта в органах конституционного контроля протекает по-разному. В общих судах эти вопросы изучает и решает судья (коллегия судей), на их решение можно подать жалобу в апелляционный суд, в верховных судах назначается докладчик — один из членов суда. Составленные им материалы обсуждаются всем составом суда, затем происходит голосо­вание. В конституционных судах процесс рассмотрения вопроса о не­конституционности акта происходит в основном по правилам граждан­ского процесса (по существу, речь идет об особом конституционном процессе) с участием сторон, их представителей, с вызовом свидетелей, с заключениями экспертов. Докладчик тоже может быть назначен, но представленный им материал имеет вводный характер.

В конституционном совете процесс протекает по системе досье (в основном без участия сторон, на базе исследования письменных мате­риалов). Главную роль играет докладчик по делу — член совета, кото­рому председатель совета поручает подготовить проект решения, за­ключения. Стороны, эксперты, как правило, на заседание совета не вызываются, хотя бывают и исключения.



Во всех случаях, если конституционный контроль осуществляется коллективным органом, решения принимаются большинством голо­сов. Резолютивная часть решения оглашается сразу после его приня­тия, мотивировочная может быть опубликована через определенный срок, иногда довольно длительный. Органы специализированного кон­ституционного контроля в редчайших случаях принимают решения об отмене закона (например, это может делать Конституционный суд в Австрии по отношению к законам земель — субъектов федерации). Как правило, такие органы лишь постановляют о несоответствии акта кон­ституции. Это решение должны знать и руководствоваться им все ор­ганы государства. Иногда в особых случаях органы конституционного контроля могут проверять не только конституционность, но и соответ­ствие законов субъектов федерации федеральным законам.