Книга школьного учителя. Испытание школой: ребёнок и учитель - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
2. в чем вы видите различие между "легкой" музыкой и музыкой "серьезной" 1 39.71kb.
Отдельные образцы ювелирного искусства средневекового новгорода 1 295.35kb.
Программа деятельности школьного летнего 1 311.63kb.
Развитие устной и письменной речи учащихся младшего школьного возраста 2 280.74kb.
Книга 1-я "Бог был инопланетянином"; книга 2-я "Моисея вели ангелы"; 1 8.15kb.
Как избежать перегрузок при обучении ребенка 1 46.18kb.
Книга «Неосоциализм. Третья Всемирная Теория» основывается на книга М. 6 765.85kb.
Исследовательская работа: «О вреде курения языком математики». 1 147.66kb.
Классный час в 5 классе на тему: «Из глубины веков» 1 112.26kb.
Совершенствование профессионального мастерства учителя Выступление... 1 37.22kb.
Сарпова Наталья Михайловна учитель начальных классов 1 120.81kb.
Программа развития образовательного учреждения на 2006-2010 гг 2 443.13kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Книга школьного учителя. Испытание школой: ребёнок и учитель - страница №1/1


А.C. Бикеева Настольная книга школьного учителя. Испытание школой: ребёнок и учитель.

Говорящие картинки автора




Игра с учителем.

«Вам, учителям, за это деньги платят – вот вы и воспитывайте!».


(Цитата из выступления родителей на родительском собрании.)
Другая цитата: «Чтобы человек стал плохим, не надо прилагать особых к тому усилий, но сделать хорошего человека – о, это требует дьявольски напряжённого труда!» (В.А. Сухомлинский)

Не пора ли нам набраться мужества и взглянуть правде в глаза? Ну, с деньгами всё понятно, т.е. в том смысле, что как раз почти не платят, а то, что платят – это скорее «кукушкины слёзки», да и то с задержкой. Другой вопрос – воспитывает ли детей современная школа? По-моему, воспитательная функция школой в наше время утеряна. Хотя формально считается, что школа воспитывает. Конечно, что-то, наверное, всё-таки воспитывает – без этого не получается. Но, к сожалению, в последние годы наша школа детей чаще антивоспитывает. Школа сейчас не воспитывает, а в лучшем случае делает вид. Мы своим так называемым воспитанием детей угнетаем, подавляем, унижаем, забиваем, оскорбляем. Учителям воспитывать своих учеников некогда. Учителя слишком перегружены своей еженедельной нагрузкой по предмету и сложностями учебной программы. Хотя официально всё ещё считается, что воспитывать, проводить воспитывающее обучение – одна из главных обязанностей учителя. В эту игру с учителем общество всё ещё продолжает играть. Поэтому учитель, чтобы не спорить со всем обществом, делает вид, что воспитывает. Так проще. Уроки преподаются формально, воспитательные мероприятия проводятся также. Но, если уроки и мероприятия формальны, если они не «входят», не вписываются в жизнь самих детей, далеки от них, не затрагивают мир ребёнка, не создают вокруг него пространства

доброты, любви и справедливости – то, какое уж тут воспитание?

* Афоризм нашего времени: Просто сказка сказывается, да не просто воспитание делается.

И разве это педагоги – воспитатели, ведущие подобные уроки и мероприятия? Это уже - урокодатели или урокодаватели и знаниявпичкователи или науковбиватели, но никак не педагоги – воспитатели. А, между тем, так чаще всего и бывает в современной школе. Учитель, который ведёт 2 – 3 ставки по своему предмету, это – смертельно усталый человек, который работает на износ. Спасибо, что он всё ещё сам ходит и сам говорит, и ему не надо вызывать «скорую». Но тут уж, извините, не до проникновения в детские души, не до собственного творчества и не до сотворчества с учащимися, не до общения или сотрудничества. Какой уж тут индивидуально-личностный подход, учебный материал бы оттарабанить, не упасть – и ладно!

А тут ещё речь ведут о каком-то воспитании. На деле всё наше школьное воспитание сводится к нравоучениям, говорильне и нотациям. Других способов нет, т.к. нет для этого материальной базы и отдельных людей этим занимающихся. Для государства наша учительская болтовня ничего не стоит, ну, или почти ничего. Но, дело в том, что для ребёнка наша учительская болтовня почти ничего не значит. Ребёнок 10 – 15 минут слушает наши нравоучения, а потом отключается. Детям нужно дело, а ещё лучше дела (много разных), а не слова и длинные скучные лекции учительницы. Но лекции дешевле. Вот их то учителя и читают самозабвенно в школе. Правда, КПД такой «воспитательной» работы невелик, но игра почему-то упорно продолжается.

Соловейчик С.Л. в своей книге «Педагогика для всех»1 говорит о трёх привычных нам, но (увы!) устаревших и не работающих, моделях воспитания.

Итак, неэффективные модели воспитания по Соловейчику С.Л.:



Первую модель он называет «правила движения». Суть её в иллюзии воспитателей, будто детей можно воспитывать точно так же, как обучать правилам дорожного движения. Мы, воспитатели уверены, что главное для нас – заставить ребёнка выучить некий свод правил. Вот и всё! Мы почему-то полагаем, что если ребёнок себя плохо ведёт или делает что-то не так, то ему взрослые воспитатели плохо объяснили, как следует себя вести и поступать. Эта модель воспитания основана на вере в магическую силу поучений и нотаций.

Вторая модель – «сад-огород». Она основана на заблуждении всех взрослых, что с ребёнком можно обращаться как с огородной грядкой, выпалывая все сорняки-недостатки в его душе. Или как с фруктовым деревом, прививая ему отдельные положительные качества. Выпалывание недостатков ребёнка мы провозглашаем делом всей жизни. Хотя жизнь нам всё время показывает другое – свои недостатки может устранить только сам человек. И никак мы не можем понять, что ребёнок – не грядка и не дерево, а одушевлённое существо.

Третья модель – это «кнут и пряник». Мы, воспитатели, ошибочно полагаем, что если наших детей за добрый поступок награждать, а за плохой наказывать, то процесс воспитания состоялся. Но жизнь строится не по этому принципу. В жизни далеко не всегда за благонравие причитается воздаяние, а за дурным поступком вовсе не обязательно следует наказание. Таким воспитанием мы только запутываем своих воспитанников.

* Афоризм нашего времени: Дурная педагогика детям покоя не даёт.

Именно эти три модели, к сожалению, особенно распространены и популярны в наших школах. Мы, взрослые, никак не поймём, что это слишком примитивные модели воспитания. Они лишь создают иллюзию воспитательного процесса. И это всё – лжепедагогика (термин С.Л. Соловейчика).

Воспитание проходит через вызывание чувств у воспитанников. Вызвал злые, нехорошие чувства – посеял зло. Вызвал добрые чувства в душе ребёнка – воспитал добрые чувства, которые ведут к добрым желаниям и добрым поступкам. Какие чувства в душе ребёнка пробуждает наша современная школа? Умеем ли мы вызывать добрые чувства? И, вообще, стремимся ли к этому в школе? Или мы решаем другие задачи? Какие? С.Л. Соловейчик называет наш наиболее часто используемый комплект воспитательных мер – «воспитанием от ПУЗа»: «Попрёк, Упрёк, Замечание, Оскорбление – ПУЗО. Воспитанием от ПУЗа любви не научишь, это невозможно».1

Зачастую у нас любой разговор взрослого с ребёнком – это предъявление претензий первого ко второму.

* Прямо таки «Ярмарка злословия» какая-то!

Но наша задача совсем в другом – в установлении контакта и сохранении такового на всё время. А это – большой труд! Установление контакта с ребёнком не происходит ни в результате эмоционального высказывания претензий, ни само по себе. Здесь важен морально – психологический климат семьи, школы, общества. А такой климат зависит от системы отношений общества в целом, от устройства народного образования в стране, от методов управления им.

* Просто цитата: «Истинная сущность воспитательной работы – вероятно, вы и сами уже догадались об этом – заключается не в ваших разговорах с ребёнком, не в прямом воздействии на ребёнка, а в организации вашей семьи, вашей личной и общественной жизни и в организации жизни ребёнка. Воспитательная работа есть прежде всего работа организатора»1. (А.С. Макаренко).

Мы в школе чаще всего требуем с детей формального следования определённым правилам и нормам. Вот наши дети формально всему этому и следуют. В нас, взрослых, сидит какое-то маниакальное стремление к формальному порядку. И мы почему-то уверены, что это – главное. Общество требует с учителей формальное воспитание, ведь для неформального, настоящего нужно создание определённых условий, а это – сложно. Ну и, пожалуйста, учителя формально это воспитание и проводят. Поэтому наши дети так и шарахаются от школы. Чувства ребёнка обмануть почти невозможно. А если и возможно, то очень не надолго. Дети нас, взрослых, чувствуют. А мы всё воспитываем наших детей и воспитываем. Всё им грозим, и что-то постоянно запрещаем. И никак мы, взрослые, не поймём, что человеку ничего запретить нельзя. Это сделать может только сам человек, сам себе. А наша задача как раз в том и состоит, чтобы вырастить такого человека, который бы это делал. Чем благоприятнее нравственно – психологический климат в обществе, тем успешнее идёт воспитание детей в этом обществе. Чем выше уровень развития, цивилизованности этого общества, тем лучше в нём отношение взрослых к детям.

В семье, школе, обществе необходимо развитие чувств и эмоций ребёнка, постоянная тренировка этих чувств, т.е. работа над духом ребёнка. Если это есть, дети вырастают воспитанными. В школе же мы, в основном, закачиваем в их головы информацию, знания. Всюду у нас в любой школе престижна и первостепенна по значимости учебная работа. Она обеспечена детально разработанными программами, массой учебных пособий, чёткой и понятной методикой. Воспитательная же работа оказалась в современной школе совсем не престижной и вообще задвинутой на задний план. Кстати, ни чётких программ, ни строгих методик, ни готовых разработок и сценариев в школу никто не присылает. Как хотите, учителя, так и воспитываете детей; что хотите – то и сочиняйте; и вообще всё разрабатывайте сами. Но цель поставлена, по крайней мере, на бумаге, т.е. в нормативных документах, великая – чтоб на выходе получился воспитанный человек. Вот и превращается рабочий день учителя в ненормированный, а объём его обязанностей в необъятный и при этом ответственность – за всё! За всё-то за всё. Но опять получается, что за что-то не то.

Итак, словами, словесными формулами детей не воспитать. Это – псевдовоспитание, от которого дети могут, в лучшем случае, демонстрировать чисто внешнюю псевдовоспитанность.


  • Просто Я. А. Коменский: «Добродетельный человек воспитывается посредством дел, а не посредством болтовни».

  • Так и хочется добавить от себя: А посредством болтовни воспитывается посредственная личность.

Для воспитания подрастающей личности нужна разносторонняя разноплановая деятельность. Нужны многочисленные пробы себя в разных делах. Конечно, ошибки, промахи и неудачи вполне естественны в любых попытках человека, а тем более маленького, проявить себя. И все эти оплошности и неуспехи должны идти рука об руки с удачами, успехами и победами.

* Уважаемые взрослые, может быть, хватит «глаголом жечь сердца» детей?! Это им очень больно. Не лучше ли их оберегать, подбадривать и этим самым «глаголом» вдохновлять на успешную созидательную деятельность?!

В школе происходит становление личности, именно в этот период жизни человека закладываются основные черты его будущего характера, его мировосприятие. А наша современная школа как раз и не предоставляет каждому ребёнку разнообразного поля деятельности. В нашей школе требуют сидеть тихо, не высовываться и заучивать, а потом воспроизводить основы разных скучных и не всегда понятных наук. Если он этим требованиям не соответствует, то автоматически попадает в неуспешные личности, в неудачники. А ведь, наверняка, есть сферы деятельности, где ребёнок – троечник и даже двоечник нашей российской школы смог бы стать успешным человеком и даже победителем, но школа ему таких возможностей чаще всего не предоставляет. Наш шаблон работы: «Молчи, слушай, повторяй, учи!»

Педагог – новатор И.П. Волков говорит о том, что мы часто заставляем детей заниматься тем, чем им не хочется, и не позволяем им делать то, что они хотят. (Волков И.П. Приобщение школьников к творчеству. М.: Педагогика, 1982г.) И.П. Волков считает, что надо дать детям возможность заниматься тем, чем им хочется, т.е., конечно, не только этим, но ребёнку просто необходимо какое-то любимое дело плюс обязательные школьные предметы. Тогда у детей будут развиваться их способности, создаваться реальные возможности для раскрытия и самовыражения личности. И.П. Волков предлагает организовать в каждой школе «творческую комнату», куда может прийти любой школьник и заниматься интересным ему делом: моделированием (сборка моделей самолётов, кораблей и т.д.), резкой по металлу, рисованием, чеканкой, швейным делом и т.п. И вообще всё, что душе ребёнка угодно. Любопытно, что, организовав подобную комнату, И.П. Волков заметил, что первыми её самыми активными посетителями стали не лучшие ученики класса по успеваемости и дети, у которых просматривались проблемы в общении со сверстниками. Почему именно они? Они в «творческой комнате» нашли, в чём могут реализоваться, в чём могут быть успешными. И.П. Волков всем своим педагогическим опытом приходит к выводу, что единственно реальным путём преодоления отставания в учёбе ребёнка является включение его в сотворчество. При этом непременно состоится и воспитание подрастающей личности. У каждого ребёнка есть интерес к чему-либо. И.П. Волков считает, если дать ребёнку заняться тем, что он хочет, сразу же проявиться личная направленность. На этой основе педагогу и следует давать ребёнку первые творческие задания. Любой ребёнок способен к творчеству. Итак, «творческая комната» И.П. Волков – это, во-первых, место, где дети могут трудиться и заниматься творчеством. А, во-вторых, это – место, где дети могут общаться, причём не только друг с другом, но и с учителем. Общение учителя с учеником происходит на равных, без нравоучений и замечаний. Просто общение двух людей и всё. Задачей учителя становится стимулировать общение, труд, творчество, успешность каждого ученика.

* Афоризм нашего времени: На успехах учатся!

И вполне естественно, что в такой атмосфере воспитательный процесс протекает очень эффективно, хотя совсем ненавязчиво.

* Ребёнок плохо учиться, испытывает затруднения в общении со сверстниками? У него ничего ни в чём не получается? Обязанность, задача школы – дать ребёнку «второе рождение». А потом - третье, четвёртое, пятое и, если понадобится, сто пятое, т.е. надо постоянно давать и давать ребёнку шансы возрождаться – из провала, из неуспеха, из отчаяния.

Итак, наша школа не предоставляет каждому ребёнку раскрыться, найти своё неповторимое «я».

* Не бывает неталантливых детей, есть унылые, скучные, ленивые, вечно занятые своими делами взрослые, не сумевшие увидеть и раскрыть детские таланты.

Наоборот, школа способствует тому, что многие дети «закрываются» и как артисты играют перед учителями ожидаемые от них роли. А внутренний мир ребёнка, его истинные мысли, эмоции и чувства – для нас, учителей, часто сплошные потёмки. Вот и получается многоступенчатая игра:



  1. с учителями играют в игру «Вы должны детей воспитывать», никак подобное требование не подкрепляя и не обеспечивая;

  2. учителя играют с учениками в игру «Мы вас воспитываем» или «Я – прекрасный воспитатель», хотя у них на это нет ни сил, ни времени, ни достаточных психологических знаний;

  3. а дети, чутко улавливающие игры взрослых, играют в свои игры – «Мы – паиньки», «Мы вас слушаемся» и проч.

А что на самом деле творится с нашими детьми, взрослые не всегда представляют.

Просто цитата: «Воспитание без контакта совершенно невозможно. Душевный контакт с ребёнком – первая и последняя проверка, как идёт воспитание. Есть контакт – всё идёт хорошо; нет контакта – ничего нельзя предсказать. Как получится, так и получится. Воспитание в этом случае зависит не от нас, а от многих житейских обстоятельств, от других людей»1. (С.Л. Соловейчик).

Вот и получается, что мы в школе растим и воспитываем или тихих пессимистов и неудачников, или буйных и агрессивных людей, никого и ничего не признающих. Нет у нас в школе ни материальной базы, ни времени воспитывать других. Нам, учителям, главное – вычитать все часы и темы, полагающиеся по программе, сдать все отчёты и плохо ль хорошо ль натаскать учащихся к экзаменам. А думать о тонкостях воспитательного процесса, об эмоциях и движениях детской души – абсолютно некогда! Плохо ещё то, что нынче в моде огромные школы на 1000 – 1500 учащихся. По-моему, нельзя создавать школы, где учится более 500 детей. Если их больше, то получается толпа, и теряются отдельные личности. Толпа детей – это плохо с точки зрения гигиены. Толпа детей – это ужасно с точки зрения воспитания. Коллектив из толпы не создать. Я вспоминаю свою родную школу, в которой я проучилась все 10 лет, а потом ещё и работала в течение 7 лет. Это самарская школа №120 с углубленным изучением английского языка. В нашей школе никогда не было больше 500 человек. Все знали всех. Возникало своеобразное школьное братство. То, что англичане называют «чувством галстука». Представьте, идёт чопорный англичанин с отменными манерами по улице Лондона и вдруг на другой стороне улицы он видит человека в таком же галстуке как и он. Галстук – это элемент школьной формы, который обозначает, что эти два человека учатся или учились в одной школе, поэтому и галстуки у них одинаковые. Так что же делает наш англичанин, завидев своего бывшего однокашника? Он со всех ног бросается к нему, даже нарушая все правила дорожного движения (О, ужас! Ситуация почти невозможная для англичан!) Вот оно – чувство галстука! Должна признаться, что я тоже остро испытываю подобное же чувство, увидев человека, с которым когда-то училась в одной школе. Моя школа смогла во мне это чувство воспитать, взрастить.

* Совет ученику: Выбирай школу так, как ты выбираешь друзей.

Администрации любой школы надо знать каждого ученика в лицо. Кроме того, важна сама атмосфера, дух учебного заведения. Вспомним о духе Пушкинского лицея, или об атмосфере, царившей в Смольном институте благородных девиц (люди из него выходили действительно благородные!), или уклад жизни и система учёбы более близких и понятных нам Суворовских училищ.

* Афоризм нашего времени: Школа – вторая натура.

В школе моего детства был такой дух, уклад, да назовите это как угодно, микроклимат, атмосфера, аура, биополе. В моей школе никогда не было безликой толпы. Мне кажется, какую атмосферу, ауру создадут в школе взрослые – такой и будет результат воспитания. В каждой школе должен быть свой дух, свой уклад жизни. И школе не нужна, а даже вредна толпа, массовость, массовка. Только школа со своим собственным характером, с каким-то только ей свойственным духом, а не безликая новостройка на 2000 учащихся может воспитать человеческие качества в ребёнке: порядочность, доброту, отзывчивость на чужую боль, ответственность и проч.

* Просто цитата: «Воспитание детей – это укрепление духа духом, а иного воспитания просто нет, ни хорошего, ни плохого. Так – получается, а так – не получается, вот и всё»1. (С.Л. Соловейчик).

Кроме того, чтобы в школе успешно шёл воспитательный процесс, необходим высокий уровень обучения. Если же этот уровень низок, то у детей разрушается всё – позитивный настрой, мотивация, а потом и личность молодого человека. И тогда уже идёт антивоспитание.



  • Просто цитата: «Снижение по каким-то причинам уровня образования в социуме немедленно сказывается на востребованном уровне его духовного, ментального потенциала, ибо теряют всякий смысл аппеляции к «разумному, доброму, вечному», если в социуме существуют совсем другие ценности и идеалы, не требующие ни культуры знания, ни культуры чувств, ни культуры веры, ни культуры памяти…»2

(Б.С. Гершунский, академик Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор).

* Своим так называемым воспитанием в школе мы, в лучшем случае, насаждаем в наших детях сплошные комплексы неполноценности. А следовало бы выращивать в молодых личностях комплексную полноценность.

Уважаемые родители! Пора понять и принять, что в наше время школа детей не воспитывает. Уж так получилось, что эта функция отмирает или отброшена. И детей своих воспитываете или не воспитываете только вы. Только вы сами! А школа, надо честно признаться, с этим делом на сегодняшний момент не справляется. То ли не может, то ли не хочет, а, может быть, обществу этого и не надо. Но воспитанием детей на сегодняшний день занимается семья (или улица, или телевидение, или ещё кто-то, или никто). Но школа точно этим не занимается. А жаль!

Просто цитата: «Воспитание детей – самая важная область нашей жизни. Наши дети – это будущие граждане нашей страны и граждане мира. Они будут творить историю. Наши дети это будущие отцы и матери, они тоже будут воспитателями своих детей. Наши дети должны вырасти прекрасными гражданами. Но и это не всё: наши дети – это наша старость. Правильное воспитание – это наша счастливая старость, плохое воспитание – это наше будущее горе, это наши слёзы, это наша вина перед другими людьми, перед всей страной.

Дорогие родители, прежде всего вы всегда должны помнить о великой важности этого дела, о вашей большой ответственности за него»1. (А.С. Макаренко)

* Да, наши дети будут творить историю. И как именно они это будут делать завтра, зависит от того, что мы, взрослые, творим с ними сегодня. (Или (О, ужас!) уже натворили?!)

Чтобы воспитание состоялось, нужна постоянная активность самой личности, которую мы воспитываем. А дети в современной школе в основном пассивны, пассивны в смысле труда собственной души, да, кстати сказать, и обыкновенный физический труд в современной школе теперь почти не присутствует. Даже классные комнаты стали убирать технички, нанятые на родительские деньги.

* Просто цитата: «Воспитание – это сотрудничество с детьми, ответственность за которое несут взрослые»2. (С.Л. Соловейчик).

А на уроках мы требуем с детей послушной пассивности. К примеру, мы категорически запрещаем детям на уроках разговаривать. Мало того, что дети должны сидеть ежедневно 6 уроков неподвижно, они должны ещё и молчать. Разговоры учащихся на уроке – это первое, против чего мы, учителя, начинаем (и никогда не заканчиваем) бороться. Боремся постоянно – рьяно и неистово! Но ведь рече-мыслительная деятельность просто необходима человеку, также как и общение, и обсуждение. Мы, учителя, постоянно с разговорами на уроках боремся, но разговоры учащихся на наших уроках неистребимы, неискоренимы. Они, похоже, вечны! А что, кстати, мы воспитываем своей борьбой с разговорами учащихся на уроке? Молчаливость? Притворную дисциплинированность? Наигранную послушность? Или что-то ещё? Что? Бесспорно, разговоры на уроках не должны быть пустыми и праздными. Но ведь обсуждение, т.е. осмысление получаемой информации ребёнку просто необходимо. А мы обрываем, запрещаем, пресекаем и, как нам кажется, воспитываем. Я попробовала сделать на своих уроках обратное. Я (о, крамола!) разрешила ученикам разговаривать. Только поставила одно условие: на уроках английского говорим непременно по-английски. Почему нашим детям нельзя ни в коем случае (!) в школе двигаться и общаться на уроках? Это у нас такое воспитание. Может быть, есть какое-то психолого–научное обоснование этому? Но смысл такого воспитания детей от меня ускользает. А как можно молча (!) слушать уроки истории и литературы? Да там всё надо обсуждать вслух, высказываться, слушать других, находить своё мнение и формировать собственное отношение. Т.е. мыслить, осмыслять. Но мы в школе превращаем детей в молчаливых неподвижных болванчиков или мумий.



* Вздох учителя, не терпящего разговоры учащихся на своих уроках: «Хорошо в школе работать, только дети мешают».

Может быть, мы растим молчаливых исполнителей? Обществу, наверное, нужны и такие. Но на выходе, в итоге нашего воспитания получаются недалёкие бездельники, страдающие леностью ума. Вот так у нас в школе – наше воспитание само по себе, а дети и их реальная жизнь – сама по себе. И эти две параллельные линии (увы!) не пересекаются.



Просто цитата: «Урок не имеет смысла, если, идя к ученику, учитель не сделал его героем и сам не стал таковым»1. (Е.Н. Ильин, педагог – новатор).

В каждом человеке заложен двигатель развития и совершенствования. Но, к сожалению, современная школа далеко не в каждом ребёнке этот двигатель включает. Всё логично, с чего детям развиваться и становиться воспитанными, если они в школе 10 лет пассивны? Что они изобретают, создают, созидают? Над чем постоянно напряжённо думают и трудятся?

* Ощущение ученика на уроке: Без меня - меня учили.

* Просто цитата: «Основной жанр нашей «педагогической деятельности» - разговорный, основной «вид деятельности учащихся» - потребительство в чистом виде. Результат этой словесно-призывной педагогики – плачевный. Нет, только в сотрудничестве, общих с ребятами делах, единой с ними одухотворённой жизни можно достигнуть внутреннего преображения каждого их них и своего собственного. Нужно правильно, умно организовать повседневность, наполнить каждый день интересными и полезными мыслями и делами, маленькими победами и радостью».1 (С.Л. Рябцева, учитель начальных классов)

У писателя Виктора Астафьева есть термин «неспешное общение». Так вот воспитание, как мне кажется, ещё происходит через неспешное (!) заинтересованное общение взрослого с ребёнком. Через искренние задушевные беседы обо всём на свете, но без нотаций, указаний, назиданий и приказов.



* Подсчитайте, сколько с вашим ребёнком общаются учителя вне урока и не по своему предмету? Беседуют, разговаривают, признаются в чём-то и не спешат при этом?

Причём вести подобные разговоры нельзя ни в коем случае, во-первых, с толпой, во-вторых, второпях и на бегу. Кто так доверительно и систематически в школе общается с вашим ребёнком? Радостно, если многие и много. Для ребёнка не бывает слишком много неспешного общения. Но может ли современная школа предложить ребёнку именно такой тип общения? Школьная жизнь – это почти всегда водоворот событий и дел, молниеносно сменяющих друг друга. Это – своеобразный калейдоскоп, никогда не останавливающийся. Мы торопимся, суетимся, бежим и больше всего боимся не успеть. Тут уж не до бесед и просто неторопливого общения. Итак, это тоже остаётся на родителях. В цивилизованных странах за то, чтобы с тобой неспешно и доброжелательно разговаривали, люди платят психоаналитикам огромные деньги. У нас в школе почти ничего никому не платят, поэтому никто ни с кем и не разговаривает, что называется, «по душам». Учителя разговаривают с учащимися, в основном, по учебным предметам, ведь у каждого из нас (к большому сожалению!) свой предмет, свой план, свои задачи. Некогда нам тут с ними (с детьми нашими) церемониться, пустые разговоры разговаривать. Мы привыкли общаться для получения или передачи информации. А общаться для общения?! Ну, это уж непозволительная роскошь, а, может быть, и вовсе глупость несусветная! У нас даже не всегда хватает терпения выслушать до конца высказывание ребёнка. И мы, взрослые, считаем вправе, перебить его нетерпеливым тоном: «Ну ладно, хватит, достаточно, всё понятно!» Итак, нам всегда всё понятно, что ещё выслушивать «бредни этих несносных детей». И почти всегда в нашем общении с учениками, часто вынужденным и формальным, вымученным и совсем не желанном, царит напряжённость, наша доминантность и дистанцированность. А что можно воспитать при таком общении? Только что разве научить ребёнка хитрить, приспосабливаться к нам, взрослым, играя роли Паиньки, Золушки, Послушника и проч. Но нужны ли нам, взрослым, да и им, детям, подобные игры и подобные роли, пусть даже талантливо сыгранные?



* Так что, уважаемые родители, разговаривайте и неспешно общайтесь лучше уж вы со своими детьми сами! В современной школе этим заниматься некому и некогда! Да, кстати сказать, денег за это совсем не платят!

Чтобы воспитывать, мы, учителя, должны устанавливать со своими учениками прочные незримые связующие нити общения. Нам следовало бы общаться и общаться с нашими учениками. Общаться просто и искренно, как общаются обыкновенные честные порядочные люди. И, возможно, в процессе такого общения мы смогли бы увидеть всю палитру чувств, эмоций, мыслей, настроений наших учеников. Может быть, мы бы почувствовали тона и полутона, цвета и оттенки их жизневосприятия, их душевных переживаний. И, возможно, наши дети пустили бы нас в свой внутренний мир. И, может быть, процесс воспитания и состоялся. Только нам, учителям, ни в коем случае нельзя торопиться. Нельзя воспитывать личность на бегу, на лету, между делом. Надо внимательно смотреть в глаза ребёнка и просто общаться с ним. И ещё выслушивать и выслушивать наших учеников с бесконечным терпением и искренней заинтересованностью. И пусть такое неспешное общение продолжается с ребёнком дома.

* Учительское общение с ребёнком входит в него через глаза и уши, а выходит мыслями и поступками. Поэтому, чтобы ребёнок учился мыслить хорошими мыслями и поступать правильными поступками ему так необходимо общение с нами.

Мне кажется, нам, взрослым, надо учиться и учиться общению с детьми. И тогда, может быть, у нас получится воспитание общением, общением качественным и неспешным. А мы почему-то думаем, что можно воспитывать окриком, унижением, указанием, подавлением и даже оскорблением.



Просто Антуан де Сент Экзюпери : «Самая большая роскошь – это роскошь человеческого общения».

Воспитывать можно ещё и творчеством. А много ли творчества живёт в нашей современной школе?



Просто цитата: « Нет личности, если нет творчества. Взаимосвязь того и другого принципиальна и неоспорима. Следовательно, воспитание демократического характера, чувства собственного достоинства, «гордости и чести» ещё не решает проблемы личности. Духовности нужен уровень, стало быть, и источник, непрерывно питающий её. Такой источник – творчество. Но не то, на которое сегодня ориентирует школа. Элементарные навыки, умения – всего лишь стереотипы, недостойные гения ребёнка. Необходимы принципиально иные, творческие умения, если хотите, профессиональные, способные рождать поэзию слова: подтекст, динамику, метафоричность – всё то, что мы обозначаем ёмким словом искусство»1. (Е.Н. Ильин, педагог – новатор).

А вообще, чтобы в школе процесс воспитания действительно шёл, там обязательно должны быть представлены разные виды деятельности школьника:



  • учебная;

  • учебно–познавательная;

  • исследовательская (исследовательско – экспериментальная, исследовательско – научная);

  • игровая;

  • творческая;

  • умственная;

  • физическая;

  • эмоциональная (эмоционально – психологическая);

  • коммуникативная;

  • художественная;

  • общественная;

  • исполнительская;

  • организаторская;

  • конструкторская, работа в проектах.

Просто мысль: Если в школе все эти виды деятельности представлены, то обучение и воспитание подрастающей личности пойдёт, сначала, мало-помалу, и со временем превратится в много-помногу.

А воспитывать болтовнёй и нотациями – это, конечно, очень дёшево, но мало эффективно. Давно найдено, что воспитание ребёнка происходит через любовь, через отношение к нему. Воспитание – процесс очень сложный, который происходит постоянно и в тоже время незаметно для наших глаз. Лучше всего воспитание удаётся через общение с ребёнком, через труд и сотрудничество с ним, через творчество и сотворчество с маленьким человеком. Общение, сотрудничество, сотворчество. Разве мы этим занимаемся в школе? Если и да, то совсем недостаточно.



И ещё. Воспитывать ребёнка должно всё вокруг: среда, общество, страна, а не только учителя, кстати сказать, почти бесплатно. Нет, воспитывают не учителя, пусть даже хорошие и талантливые, и не слова, пусть даже правильно и красиво сочетаемые друг с другом, а дух. Дух семьи, дух учителя, дух школы, дух общества вокруг. Именно этот дух и передаётся нашим детям.

А ещё воспитывает правда и справедливость, окружающая или не окружающая детей. С.Л. Соловейчик к термину «природосообразное воспитание» добавляет ещё одно понятие – «правдосообразное воспитание» - т.е. «воспитание, построенное на стремлении к правде, на вере в правду, на правде».2 Воспитание ребёнка идёт правдой и справедливостью жизни, жизни вокруг. Или неправдой и несправедливостью. Хотим воспитать ребёнка – надо, чтобы вокруг царила правда и справедливость в отношениях между людьми, чтобы взрослые вокруг поступали честно и справедливо. Это и будет воспитывать, а не высокие слова о правде и справедливости, пусть даже искренно сказанные хорошим учителем. Слова как раз не нужны. Какие мы, мы все вокруг, какое наше общество – такие наши дети. «Дети – жестокие наши разоблачители. Они беспощадно и неподкупно свидетельствуют миру о том, кто мы с вами есть на самом деле».1

* Афоризм нашего времени: Неча на школу пенять, коль система крива!

Мне вспомнился один «воспитательный акт», подсмотренный мной на улице. Встретились две молодые женщины, одна из них была с маленьким ребёнком лет 2-3. Дамы разговорились, ребёнку стало скучно. И он тут же нашёл себе интересное занятие. Рядом была роскошная лужа, исследовать которую и начал ребёнок. Он некоторое время походил вокруг лужи кругами, всё больше и больше заходя в воду, и, наконец, совсем осмелев, зашёл в лужу полностью, разместившись точно по центру. Женщины были очень заняты своим разговором. Ребёнок стал изо всех сил шлёпать ногами по луже со всеми вытекающими и выбрызгивающимися отсюда последствиями. Как вы думаете, что произошло дальше? Какова была реакция российской мамы? Конечно же, она схватила ребёнка за руку и грубым рывком буквально выдернула его из лужи. Мамаша злобно отругала ребёнка и нашлёпала его по попе. При этом она громко, чтоб всем вокруг было слышно, что она воспитывает ребёнка, объясняла, что по лужам ходить нельзя, а шлёпать при этим по воде - тем более. А любой ребёнок 2-3 лет – исследователь и испытатель по натуре. Там мы в России воспитываем исследователей и испытателей. А как ребёнку ещё понять, какая она жидкость, что такое «мокро и сыро», как ведут себя брызги? Но нет. За любопытство, за попытку предпринять собственное расследование у нас неминуемо следует наказание или хотя бы агрессия взрослого. А чем ребёнку было ещё заниматься? Ведь мама его бросила, ничего не предложив взамен, никакой пищи для ума, никакого дела для мышц. Ребёнок не стал бездельничать. Он сам нашёл, по-моему, гениальный выход – занялся исследованием жидкости. А мы, взрослые, скорее кричать и бить ребёнка.

Также и в школе. Дети бегают. А мы их за это ругаем (делаем вид, что воспитываем), при этом, не создавая им условий для постоянных ежедневных многочасовых занятий физкультурой и спортом. Нам почему-то кажется, что так мы их воспитываем. И свято верим в то, что так можно воспитать. Только что? Специалисты считают, что важнейшим условием успешности воспитательного процесса является «скрытность» воспитательных намерений. Но мы наоборот почему-то стремимся воспитывать открыто, явно, публично, прилюдно и при этом очень громко. И сразу же натыкаемся на сопротивление воспитуемых. Поэтому, наверное, наше воспитание чаще всего добивается формального послушания ребёнка в течение некоторого, в основном, непродолжительного времени. И чаще всего под присмотром взрослых.

В последнее время дети стали как-то особенно единодушно шарахаться от школы. Учителя и ученики, а, может быть, вообще, взрослые и дети – это разные далеко удалённые друг от друга галактики. Современные дети испытывают к взрослым вообще и к учителям, в частности, резко негативные чувства: страх, недоверие, неприязнь, ненависть. Так сложилось в современной России, что Галактика Взрослых далеко удалилась и совершенно отвернулась от Детской Галактики. Нам, взрослым, надо срочно пересматривать своё отношение к Детской Галактике и идти на сближение.

Просто А.С. Макаренко: « Раньше, чем вы начнёте воспитывать своих детей, проверьте ваше собственное поведение».

Для воспитания просто необходимы пространство любви и доброты, труд и сотрудничество, творчество и сотворчество, а также постоянное общение с ним всех взрослых. Невозможно воспитать детей классными часами два раза в неделю (месяц) по 45 минут. Микстуру так принимать можно, воспитать человека - нет. Воспитывает ребёнка весь мир взрослых вокруг него (вольно или невольно), всё взрослое сообщество – своими нравами и традициями, своим трудом, своим духом, своим отношением к маленьким членам этого общества. Воспитывают не учителя, а весь мир взрослых вокруг. А если этот мир вокруг не воспитывает, а антивоспитывает, то на учителей очень удобно свалить вину за это, упорно продолжая игру «Вам, учителям, за это деньги платят, вот вы и воспитывайте».

Что же у нас за мир взрослых, который запрещает детям шлёпать по лужам и бегать по школьным коридорам? А с учителей строго спрашивает за воспитание детей, назначив их за это дело ответственными? Строго спрашивать надо бы со всех взрослых за их отношение к детям, за создание (или не создание) вокруг детей пространства доброты, любви и заботы. За это действительно ответственны все мы взрослые. Пока же создаётся впечатление, что в России дети – в тягость, они – обуза, они всех раздражают и создают постоянные проблемы, проблемы большие и трудноразрешимые. Может быть, поэтому и воспитание у нас не ладится. А заладится оно, когда мы перестанем воспринимать детей как обузу или проблему, которую надо решать или которую надо устранить. И начнём их воспринимать как личностей, как маленьких людей. Пока же, к сожалению, дети продолжают оставаться для нас проблемой и только. Проблемой энергозатратной и материально дорогой. Мы, взрослые, не чувствуем детей, мы не ценим их, мы лишь откровенно стремимся к решению стоящей перед нами проблемы. Более того, дети нас откровенно раздражают и мешают нам жить. Обратите внимание, кругом нашим детям взрослые делают замечания, кругом детей ругают, стыдят, обзывают. Подобные сцены можно увидеть и в кафе, и в трамвае, и просто на улице. Всюду мы, взрослые, раздаём детям приказы начальственным тоном. При чём у нас, взрослых, невротическое представление о том, что все наши приказы должны быть детьми незамедлительно и беспрекословно исполнены, а замечания непременно учтены. Это – от нашего невротического педагогического мышления. Везде вокруг взрослые воюют с детьми. Что же это за такая необъявленная война? Поэтому и воспитание у нас пробуксовывает.

Если мы, взрослые, изменим своё отношение к детям, то и результаты нашего воспитания начнут постепенно меняться. А пока мы, взрослые, всё время ломаем, корёжим, гнём наших детей. Полагая, что мы их воспитываем, и что таким образом воспитать можно. А иногда детей бросаем и ими вообще не занимаемся. Поэтому для очистки совести назначили ответственными за воспитание детей – учителей, с которых можно всегда спросить и на которых можно всё свалить. Можно то можно, но – смысл? Любви, добра, а также счастливых и здоровых детей от этого в мире не прибавляется. Преобладание злости, ненависти и раздражения в общении с детьми неизбежно ведёт к подавлению и разрушению личностей маленьких людей. Что из них может вырасти – тупая и озлобленная толпа агрессивных взрослых людей?

Учить и воспитывать маленького человека – это значит, во-первых, предоставлять ему достаточно свободы для личностного роста; а во-вторых, создавать ему для этого все условия. Да, все (!) необходимые условия, не считаясь ни с какими затратами и ничего не требуя взамен: ни благодарности, ни платы по счетам, ни возврата долгов. Когда взрослые категорично и настойчиво требуют с детей благодарности за всё и «выбивают» с них признания принесённых жертв – это эмоциональное вымогательство или психологический шантаж. Не всегда создавая детям всех необходимых для их роста и развития условий, мы, однако, постоянно требуем от них благодарности. Хотя мы сами не бываем благодарны слесарю за починенный кран, ведь это же - его работа. Мы не благодарим строителей за построенный дом, ведь это же - их профессия. Но мы ждём, что дети непременно будут благодарить нас, и ругаем, упрекаем их, если этого, как нам кажется, не происходит.

Нам, взрослым, давно пора понять, что наша профессия и работа одновременно – создавать детям счастливое, здоровое и жизнерадостное детство, не ожидая за это, а, тем более, не требуя, никакой благодарности.

Мы сами очень редко бываем благодарны нашим детям – за всё, и, прежде всего, за то, что они у нас есть, наши самые мудрые учителя и воспитатели, а также - наше бессмертие. Но мы не задумываемся об этом. У нас полно других проблем.

Мы, взрослые, очень боимся оставить детей без пищи, т.е. что дети наши останутся голодными, но не боимся их оставить без общения с нами. Голод общения нам почему-то не страшен. Мы боимся, что дети замёрзнут от холодного воздуха. Но не боимся простудить их холодом своей души, своего отношения к ним. Мы, взрослые, очень боимся, что в школе дети недополучат и недоучат разные математические, физические и химические формулы. «Как это уроки пропадают!» Но совсем не опасаемся, что наши дети недополучат уроки добра, любви, нравственности и справедливости. Мне кажется, что мы боимся совсем не того. Ведь мы упорно продолжаем рассматривать ребёнка только как физическое тело, и относимся к нему соответственно. И никак мы не можем понять, что мало детей только кормить, одевать и обогревать. Им необходимо пространство любви и заботы, искренней, честной и постоянной.

Как только мы, взрослые, научимся создавать вокруг наших детей это пространство, как только мы станем всем миром охранять страну детства, как только мы начнём воспринимать детей как дар, как подарок судьбы, как радость и чудо – у нас, мне кажется, сразу пойдёт в гору воспитательный процесс, или, по крайней мере, начнутся значительные позитивные сдвиги в этом деле.

Давайте выведем для себя простой и понятный закон:

При общении любого взрослого с любым ребёнком добра, любви и справедливости на Земле должно увеличиваться.

Это и будет воспитание. Это и будет учение маленькой личности. Если же при нашем общении с ребёнком на земле увеличивается количество зла, ненависти и несправедливости, то это уже - не учение, а мучение. Это – не воспитание, а разрушение маленькой личности. Чем заниматься нам с детьми учением или мучением, воспитанием или разрушением личности – выбирать нам, взрослым.

Перечитывая С.Л. Соловейчика, я встретила прекрасные слова о воспитательном воздействии взрослого на ребёнка, которые можно было бы назвать «Нерелигиозной молитвой учителей». По-моему, эти слова надо почаще перечитывать учителям, да и всем взрослым.

Нерелигиозная молитва учителей.

«Оставь ребёнка в покое, - говорю я себе, - перестань его воспитывать на каждом шагу, уйми свою страсть к воспитанию! Она кажется тебе благородной, а на самом деле это и есть бескультурье – посягать на ребёнка так называемым воспитанием. Не стой над душой!»1


И первое, что нам, взрослым, следовало бы понять и сделать – перестать рассматривать ребёнка только как физическое тело. Просто тело, которое надо кормить,

одевать и т.п. Это – примитивное восприятие. И его результаты – примитивны. Ребёнок – это маленькое физическое тело и огромный микрокосмос вокруг него.

А мы всё работаем и работаем с телом. Всё воспитываем

и воспитываем. И при этом удивляемся, отчего же у нас

ничего получается или получается не то, что мы хотим.


  • A little body often harbours a great soul.

В маленьком теле часто таится великая душа. (Английская поговорка.)

Ребёнок – это уникальное сложнейшее создание, одним из компонентов которого является физическое тело. Дети – это особая каста, требующая к себе особого отношения всех взрослых. Отношения бережного, вдумчивого, неторопливого и обязательно доброго и справедливого.



Все взрослые должны относиться к детям так, и требовать этого с учителей. Хотелось бы, чтобы во всём нашем обществе просматривалась стройная система воспитания детей; чтобы Мир Взрослых мудро и нравственно воспитывал Мир Детей. А задачей школы и учителей было бы, ввести все воспитательные акты, все воспитательные воздействия в единую, цельную, стройную и обязательно умную систему – систему воспитания.

* Просто цитата: «Человек воспитывается целым обществом. Все события в обществе, его работа, движение вперёд, его быт, успехи и неудачи – всё это настолько могучие и настолько сложные воспитательные факторы, что адекватно показать их работу можно только в большом специальном исследовании, которое может быть убедительным, только опираясь на большое количество удостоверенных наблюдений»1. (А.С. Макаренко).







1 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 145-149.

1 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 213.

1 Макаренко А.С. О воспитании. М.: Издательство политической литературы, 1990г., стр. 199.

1 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 305.

1 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 269.

2 Гершунский Б.С. Образование как религия третьего тысячелетия: гармония знания и веры. М.: Педагогическое общество России, 2001г., стр. 69.

1 Макаренко А.С. О воспитании. М.: Издательство политической литературы, 1990г., стр. 194.

2 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1989г., 322.

1 Ильин Е.Н. Герой нашего урока. М.: Педагогика, 1991г, стр. 78.

1 Рябцева С.Л. Дети восьмидесятых. М.: Педагогика, 1989г., стр. 14.

1 Ильин Е.Н. Герой нашего урока. М.: Педагогика, 1991, стр. 98-99.

2 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 234.

1 Соловейчик С.Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 234.

1 Соловейчик С. Л. Педагогика для всех. М.: Детская литература, 1987г., стр. 108.

1 Макаренко А.С. О воспитании. М.: Издательство политической литературы, 1990г., стр. 72.