Кандидат исторических наук - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Хранить в школьном музее запрещено 1 73.23kb.
Геополитика: деловая игра 2 731.19kb.
А. И. Алексеев 8 марта 1921 г. 27 мая 1993 г 5 2702.03kb.
«История первобытного общества», «История средних веков», «История... 1 111.97kb.
В научно-педагогической литературе и в специализированных периодических... 1 116.24kb.
Доктор экономических наук В. И. Чинаров, доктор сельскохозяйственных... 5 1598.07kb.
Программу составил: кандидат филологических наук наук, доцент В. 1 88.82kb.
Терновая Л. О., доктор исторических наук, профессор; Дорошева Е. 8 998.76kb.
Кандидат юридических наук, докторант кафедры государственного строительства... 1 123.13kb.
Лукашовой татьяны дмитриевны 1 57.72kb.
Доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории 1 251.89kb.
Программа элективного курса «Социально- экономическая география Тверской... 1 60.7kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Кандидат исторических наук - страница №1/3

В.Н. Марков,

кандидат исторических наук,

капитан внутренней службы




ХОЗЯЙСТВЕННАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕВРЕЕВ КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ

(вторая-половина XIX- начало ХХ вв.)

Кубанская область, созданная в 1860 г., могла бы вместить на своей территории несколько европейских стран, но по своему развитию, она на протяжении долгого времени оставалась далеко позади не только стран Европы, но и многих губерний европейской России1. По действующему законодательству, как общероссийскому, так и кубанскому евреи были в большинстве случаев отстранены от государственной службы. По сравнению со многими динамично развивающимися регионами Российской империи хозяйственный потенциал Кубанской области выглядел весьма слабым.

Интенсивно идущее освоение области представляло собой прогрессивный процесс развития капитализма вширь, когда «могучий переселенческий поток принес на Кубань не только многотысячные массы производителей, но и представителей различного рода капитала с их предпринимательским и организационным опытом»2.

Утверждение здесь капитализма проявлялось одновременно в трех стадиях — мелкотоварной, мануфактурной и машинной индустрии3. Собранные и обработанные В. П. Крикуновым статистические сведения и свидетельства современников по 89 станицам, селам и аулам Кубани показывают, что мелкие промыслы развивались как у коренных жителей, так и у переселявшихся сюда мелких промышленников и ремесленников4, среди которых был высок процент евреев.

Евреи на всем протяжении истории проявляли активность в области торговли, посредничества и ремесел, а земледелие и деятельность по культивированию земель не особенно привлекали евреев. Хозяйственная деятельность евреев при рассмотрении заявленной темы исследования является основополагающим моментом для выяснения их истинного положения в регионе.

С древнейших времен сложилась особая функциональная роль евреев в обществе, связанная с занятием ими торговлей5. В целом, хозяйственная жизнь евреев на Юге России определялась особенностями региональной экономики с ее инфраструктурой и некоторыми законодательными ограничениями в отношении еврейского населения6. Южные регионы всегда были торговыми, и евреи, попадая в Кубанскую область, оказывались вовлеченными в ее экономическую жизнь – не совсем подвижную, ослабленную войной. Евреи оседали в регионе, приступая к ремесленной и торгово-посреднической деятельности, которая была необходима властям для экономического роста региона. Время их активного проникновения в южные регионы империи предопределял характер хозяйственно-экономической деятельности евреев. С третьей четверти XIX в., после установления правопорядка и твердой имперской власти, без которых немыслима хозяйственная деятельность, появляются уже не обслуживающие потребности армии торговцы, а ремесленники и предприниматели, чья деятельность была направлена на экономическое освоение региона. Многие евреи прибывали в регион в силу экономических причин – в поисках рынков сбыта, местностей, неосвоенных конкурентами, возможности инвестировать средства и др.

К предпосылкам, определяющим еврейское участие в экономике Кубанской области, могут быть отнесены: традиционная ориентация евреев на профессиональную предпринимательскую деятельность, интенсивное освоение Кубанской области и наличие свободных ниш в экономике, поддержка экономической деятельности евреев-капиталистов российским законодательством. Участие в экономической жизни государства вынуждало евреев всегда быть предприимчивым меньшинством с высокой степенью адаптивности в иной языковой и культурной среде. Их деятельность отвечала потребностям местной экономики, в которую они органично включались. Подобный стиль интеграции характерен для большинства предпринимательских меньшинств.

Расположение новооткрытого для еврейской экономической деятельности региона – Кубанской области, располагало к активизации еврейского капитала, тем более что сами власти, в лице Финансового департамента, в проникновении еврейского капитала видели несомненную пользу для региона. Заполнить пустующие ниши в экономике евреи смогли, воздействовать на современную хозяйственную жизнь Юга России, занимаясь принципиально новыми капиталистическими методами ведения производства. Во многом сходны историческая и экономическая роли еврейского и армянского народов7. Торговая ниша и сфера городского сервиса к моменту проникновения в регион евреев, во многих населенных пунктах были освоены армянами.

Ввиду этого обстоятельства евреи Юга России во многих регионах не смогли в полной мере занять место армян – профессионального торгового народа Кавказа. Наличие армяно-еврейских контактов очевидно, так как основным занятием двух народов была торговая деятельность. Налицо два компонента, объединенных единым географическим пространством сосредоточения и идентичным типом деятельности в рамках одной территории8. Представители других народов, в том числе и армян, населявших Кубанскую область, своей были «традиционалистами» или, если воспользоваться классификацией В. Зомбарта, представляли «докапиталистический тип предпринимателя». Евреи в целом более тяготели к типу раннекапиталистического предпринимателя9. Для этого, более прогрессивного для конца XIX в. типа, было характерно стремление к прибыли в сочетании с общей пользой.

В развитии еврейского предпринимательства в Кубанской области можно выделить три этапа. На первом из них (60-е -80-е гг. XIX в.) шел процесс укоренения евреев в регионе. Он характеризуется преобладанием ремесел и мелочной торговли над остальными видами деятельности, идет процесс первоначального накопления капитала. В означенный период крупных еврейских капиталов в области отмечено не было. Предпринимательство делало первые шаги и во многом имело латентный характер.

В Кубанской области ремесленничеством, заключавшимся в приготовлении из полуобработанного материала различных изделии при помощи небольших мастерских, занимались по преимуществу «иногородние», в том числе и евреи. Причиной этого явления можно назвать недостаток предприимчивости среди казачьего населения, недостаток в области ремесленных школ, отсутствие дешевого ремесленного кредита, то есть отсутствие возможности занять денег на устройство мастерской за небольшие проценты10.

Отрасли, к которым сводилась ремесленное производство с высоким процентом евреев, были следующими: столярное производство, состоящее в изготовлении мебели; швейное – пошив и ремонт верхней одежды; жестяное - выделка жестяной посуды; сапожно-башмачное – производство и ремонт обуви, меднолудильное, часовое и другие.

Второй этап (конец 80-х гг. до 90-х гг. XIX в.) характеризуется выходом евреев на пространство кубанского рынка, закрепляются позиции еврейского предпринимательства, происходит становление промышленного производства, владельцами которого являлись евреи. В это время они отчетливо заявили о себе как о формирующемся отряде предпринимателей, подготавливая почву для будущих экономических успехов начала XX в. В этот период большая часть магазинной торговли мануфактурными и галантерейными товарами находилась в руках евреев, тогда как казачье население, в силу своих исторических условий, «является малопригодным для торгового дела»11.

Третий период (конец XIX-начало XX вв.) характеризуется увеличением капиталовложений еврейского бизнеса и утверждением роли евреев в области предпринимательства. В это время наблюдается наивысшая точка хозяйственной деятельности – проникновение еврейских капиталов в банковскую сферу Кубанской области. По размерам торговых оборотов в это время Кубанская область занимает видное место в России

Отмечено, что, в рамках первого и второго этапов, российское законодательство способствовало закреплению за евреями исторически сложившихся видов деятельности, в которых они достигли определенных успехов. Таких, как мелкая торговля, ремесленничество, шинкарство, занятие медициной, однако закрепление этих видов деятельности за евреями происходило в ущерб земледелию, а также крупному еврейскому капиталу. Возможно, что правительство искусственно культивировало в еврейской общине занятия традиционными видами деятельности, опасаясь, что они, благодаря природным способностям могли составить конкуренцию коренным российским предпринимателям.

Государство получало немалую выгоду от действия ограничительного законодательства. Евреи выполняли не только роль «громоотвода», но и способствовали развитию торговли и промышленности. Несмотря на декларируемые императорским законодательством ограничения евреев как источника «крайнего вреда», многие либерально настроенные государственные деятели предлагали «осознать пользу призвания евреев-капиталистов в торговлю в тех местах, бывших для них недоступными»12.

Насаждая в необразованных массах примитивный антисемитизм, власти осознавали полезность активных еврейских предпринимателей и капиталистов, желающих вложить средства в российскую экономику. Уже с 60-70-х гг. ХIХ в. российские власти активно использовали специфические хозяйственные способности евреев в деле модернизации государства и освоения южных территорий. Так, евреи-предприниматели по настоянию Финансового департамента получили право производить торговлю в Кубанской области и Закавказье и право проживания в ряде городов региона13.

Эпоха активного привлечения еврейских рабочих рук и еврейских капиталов была начата с предложения директора Финансового департамента А. Н. Харитонова начальникам Терской и Кубанской областей. В 1860 г. он просил разрешения отмены ограничений для евреев и отмену воспрещения жить им в городах Северо-восточного берега Черного моря, а так же разрешение дать права купцам 1 и 2 гильдии торговли в Кавказском и Закавказском крае, с народами Каспийского побережья и льготных городах14.

Введение подобных либеральных мер расширяло доступ евреев в торгово-промышленную сферу Юга России. По настоянию Финансового департамента евреям-ремесленникам было разрешено проживание в городах Кавказского и Закавказского края, а также право причисления в мещанское сословие. С 1866 г. начинается новая эпоха в истории евреев Юга России. Ремесленники, приезжавшие в южные регионы, осваивали традиционные виды занятий, занимая свободные ниши в экономике, записываясь в мещанское сословие городов Кавказского края и Кубани.

Так, по-видимому, региону в означенный период не хватало ремесленников, обслуживающих население, таких как портные, шапочники, ювелиры и водочных и пивных дел мастера. В списках евреев Екатеринодара подавляющее число (70%) - ремесленники –портные и шапочники, второе место занимали ювелиры и часовщики, третье – пивовары и водочники15. Экономической нишей евреев являлось ремесло и торговля (мелочная, галантерейная, бакалейная и др.) Торговля мануфактурными, бакалейными и галантерейными товарами находилась в руках «иногородних» евреев, которые активно развивали собственную коммерцию, выполняя, прежде всего, торговую функцию, что позволяет судить о свободных нишах в экономике Кубанской области и всего региона в целом.

Южные регионы нуждались в развитии ремесла и торговли, поэтому евреи обосновывались здесь как представители торгово-промышленного сообщества. Активному участию евреев в экономической жизни Юга способствовало отсутствие конкуренции со стороны коренного населения. Это объяснялось тем, что многие отрасли предпринимательства были непопулярными и не престижными среди христиан и мусульман, что обуславливало нехватку ряда специалистов. Для заполнения свободной ниши привлекались евреи - опытные специалисты. Они достаточно быстро налаживали производство и торговлю и впоследствии составили значительные капиталы. Доступ евреям в активную торговлю был открыт благодаря введению либеральных законов.

Целью еврейской политики того времени признавалась необходимость слияния еврейского народа с «коренными обитателями империи», о мерах по достижению чего глава Финансового департамента сообщал в Еврейский комитет. Число грузинских и горских евреев, которые издавна проживали в Ставропольском краю и Закавказье, было незначительным16. А.Н. Харитонов сетует на «неблагополучную торговлю великорусских губерний» с Кавказом и Закавказьем и потому предлагает «осознать пользу призвания евреев-капиталистов в торговлю в тех местах, бывших для них недоступными»17. «Южные наши губернии по климату, плодородию, географическому положению…считаются самыми благоприятными для земледелия и торговли. Край этот заключает уверенность в успехах всякой промышленной предприимчивости»18.

Финансовый департамент, желая привлечь евреев-капиталистов, добивался предоставления им права свободного проживания и торговли, надеясь что «евреи-капиталисты воспользуются промышленными выгодами»19. Выражалась надежда, что «найдутся … евреи-капиталисты, которые поселятся на Кавказе, при их торговой деятельности, будут способствовать сбыту …русских мануфактурных товаров»20. Купцы получили право производить торговлю товарами российского происхождения в Кавказском и Закавказском крае через Екатеринодар и Кизляр. Селиться евреям разрешалось в торговых городах Анапа, Новороссийск, Сухум-Кале, бывших укреплениях восточного берега Черного моря21.

В особых письмах начальник Финансового департамента торопил кубанского начальника в деле «о водворении евреев в разных пунктах». В переписке, наконец, две стороны приходят к единому знаменателю – «евреям-ремесленникам, которые… имели право только временного пребывания на Кавказе и в Закавказье разрешено причисляться к городским сословиям… и вступать в гильдию»22.

Некоторые общины евреев сразу же засвидетельствовали свое желание быть причисленными в городское сословие, в частности ремесленники и промышленники Темрюка просили водворить их в звание граждан города23. В списке – 12 человек, мещане всех городов «черты оседлости», стаж жительства в Темрюке у каждого не менее 15 лет. Записка была написана на двух языках – русском и еврейском – по-видимому, потому, что многие евреи не умели читать по-русски. Последовав примеру ремесленников, многие евреи Кубанской области, имеющие на руках временные паспорта, также просили о праве переселения и занятия ремеслом в «новом городе Темрюк», мотивируя это тем, что «родители их уроженцы Екатеринодара, скончались» а им необходимо подтвердить вид на проживание в области24. Евреям Ейска просил разрешить проживание и приписку к сословиям города сам начальник портового города. Но ремесленники-евреи Ейска, не причислялись к ремесленному объединению города, состоящему из коренных жителей, и, даже «записываясь в ремесленники… (они) остаются в том же сословии и звании, к которому принадлежат»25.

Не все были благодушно настроены по отношению к евреям, прибывавшим в регион для занятий хозяйственной деятельностью. Так, помощник начальника Кубанской области по управлению горцами считал, что «ремесленников среди горцев иметь необходимо, но только не евреев, так как лица эти, с которыми неразлучны торгашество и мелкие плутни, поселившись среди горцев, сумеют обобрать до нитки простодушный народ»26.

Неоднократно подчеркивалось, что евреи проживают в Кубанской области вопреки оговоркам действующего законодательства. Так в вопросе помощнику по гражданской части наместника на Кавказе просили уведомить о правах на проживание, если «согласно п. 9. Правил, приложенных к статье 68. Устава о паспортах … проживание в Кубанской области запрещено вообще, за исключением лиц, получивших высшее образование и имеющих недвижимость»27.

В означенное время второго периода, евреи, вписавшись в экономическую структуру региона, как и представители других национальностей, подчинялись общим установленным законом правилам. В соответствии с «Положением о пошлинах за право торговли и других промыслов» 1863 г. предприниматели всех торгово-промышленных действий, в том числе и евреи (как в пределах «черты оседлости», так и вне ее), обязаны были ежегодно брать особые свидетельства – купеческие, или гильдейские, и просто промысловые, то есть необходимо было получить лицензию (или патент) для занятия определенным видом деятельности.

Лица, получившие купеческие, или гильдейские, свидетельства, кроме права вести торговлю или промысел, приобретали личные права и преимущества, присвоенные купеческому состоянию. Лица, не принадлежавшие к купеческому сословию, могли брать гильдейские свидетельства с сохранением своего звания или с перечислением в купечество. Простое промысловое свидетельство отличалось от купеческого, или гильдейского, тем, что не предоставляло прав, присвоенных купцам.

Размер объявленного капитала, с которого взимался один процент, в 1863 г. составлял для первой гильдии от 15000 рублей и выше, для второй – 7000–15000 рублей и для третьей гильдии – не менее 2700 рублей28. С 1865 г. в России осталось две гильдии, которые разделялись по объему предоставленных прав: члены первой гильдии приобретали право на занятие оптовой торговлей и отдельными промыслами, обладающими высокой доходностью (банковская, комиссионерская, страховая и подобные виды деятельности); члены второй гильдии могли заниматься розничной торговлей и владеть фабриками и заводами с числом рабочих более 16 человек.

Особой формой пошлины было обязательное приобретение билетов на каждое торговое или промышленное заведение. Определенному виду свидетельств соответствовало определенное число билетов, которое мог приобрести владелец свидетельства (лицензии)29. Так, по свидетельству первой гильдии можно было содержать не более десяти торговых или промышленных заведений, по свидетельству второй гильдии – не более пяти таких заведений, по промысловому свидетельству на производство мелочной, разносной и развозной торговли, а также по приказчичьим свидетельствам – не более трех торговых или промышленных заведений30.

Существовали и местные распоряжения, обязательные для всех предпринимателей. Согласно распоряжению Кубанского начальника промысловые свидетельства и билеты на право торговли выдавались ежегодно при наличии удостоверений полиции на право проживания в той или иной местности. Однако вопросы о праве пребывания вне «черты оседлости» и праве торговли для евреев периодически возникали в администрации Кубанской области, на которые отвечали из государственных инстанций.

В циркуляре Департамента окладных сборов для руководства в дальнейшем давались ответы на возбужденный вопрос о том, обязаны ли евреи при выдаче промысловых свидетельств вне «черты оседлости», ежегодно подтверждать право «на жительство и производство торговли и промыслов31», либо полученное однажды в полиции удостоверение может быть предъявлено в учреждение, выдающее торговые документы в течение нескольких лет. Циркуляр Департамента вновь подтвердил тот факт, что занятие евреями торговлей и промыслами вне «черты оседлости» находится «в полной зависимости от тех условий, коими определяется их право проживания во внутренних губерниях»32. В документе снова было заявлено о праве фельдшеров, аптекарей и их помощников, провизоров проживать вне «черты оседлости», но им разрешено заниматься торговлей и промыслами только при условии занятия своей основной профессией.

Ремесленники же могут торговать лишь продуктами своего изготовления при условии занятия своим ремеслом. Для этих категорий евреев для подтверждения их права на проживания вне «черты» необходимо наличие вышеперечисленных условий. Исключением были те категории, которым Российская империя предоставила право повсеместного проживания: удостоенные звания комерц- и мануфактур-советников, купцы, пробывшие в 1 гильдии не менее 10 лет, лица с высшим образованием, отставные солдаты рекрутского набора и их потомки33.

18 июня 1892 г. появились дополнения к «Уставу о паспортах», согласно которым евреям запрещалось приобретать в собственность недвижимое имущество в Кубанской и Терской областях34. Согласно им, выселению подлежали все евреи, не имевшие оседлости в казачьих областях или приобретшие ее недавно. Это в первую очередь касалось людей без недвижимой собственности в местах проживания. Освобождались от выселения лица с учеными степенями или высшим (университетским) образованием в области медицины, правоведения, педагогики или инженерных наук, а также провизоры, ветеринары, государственные служащие.

Те из евреев, кого признавали людьми, незаменимыми для обществ, могли получать отсрочку. В силу закона к 1 января 1895 г. осталось на жительство в области 210 еврейских семейств в количестве 1024 душ обоего пола. Однако и многие из оставшихся находились под угрозой выселения. К примеру, майкопские отставные солдаты-евреи ходатайствовали о поселении их на аульских землях, оставшихся свободными за выселением горцев в Турцию и ныне заселяемых отставными солдатами35.

Поэтому встраивание в сложившийся уклад вынуждало евреев быть предприимчивым меньшинством с высокой степенью адаптивности в иной языковой и культурной среде. Их деятельность всегда отвечала потребностям местной экономики, в которую они органично включались. Подобный стиль интеграции характерен для большинства предпринимательских меньшинств.

К концу XIX в. относится начало третьего периода, характеризующегося увеличением капиталовложений еврейского бизнеса и утверждением роли евреев в области предпринимательства, о чем свидетельствуют данные, полученные в ходе анализа Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.

Перепись 1897 г. содержит детальные сведения о профессиональных занятиях населения. Посредством группировки этих данных были составлены диаграммы, в которой евреи области, имевшие самостоятельные занятия, распределены на шесть групп: мужчины и женщины рассмотрены отдельно36.

Так, в ходе анализа данных, изложенных в диаграмме № 1, было подтверждено, что наибольшее количество евреев – 222 чел. (193 мужчины и 29 женщин) являлись ремесленниками, к которым отнесены и занимающиеся земледелием. Следующая по численности группа – это торговцы различными товарами, в том числе и посредники, и члены кредитных обществ. Число лиц, принадлежащих к данной категории, составило 208 чел. (187 мужчин и 21 женщина). Государственных служащих, евреев по национальности, занятых в делах администрации, суде, полиции, на службе в армии и железнодорожном транспорте, в Кубанской области насчитывалось 74 чел. (исключительно мужчины).

В сфере услуг – содержание трактиров, извоз, поденная и ремонтная работа, гигиена – были заняты 60 чел. (51мужчина и 9 женщин). В социальной сфере, к которой были отнесены врачебная, юридическая, учебная и воспитательная деятельность, а также богослужение и служба при церквах, были заняты 41 чел. (38 мужчин и 3 женщины). К категории «прочие» в диаграмме отнесены лишенные свободы, неопределенных занятий и не указавшие таковых. Лиц этой категории в диаграмме указано 17 чел. (11 мужчин и 6 женщин). По данным диаграммы №1, выяснено, что число лиц еврейской национальности, принимавших активное участие в экономической жизни региона, составило 662 чел. (554 мужчины и 68 женщин).

Анализ диаграммы №2 дает возможность рассмотреть подробно конкретизированные сферы экономики, в которых кубанские евреи принимали активное участие. Рассмотрены отдельно 23 сферы занятий, выяснено число евреев принимавших участие в экономических процессах, имевших место в регионе, в целом по области, в отделах (без городов) и конкретно в городах.

В ходе составления диаграммы №2 выявлена некоторая разница между городскими и сельскими евреями в видах занятости. Так, 109 евреев, проживавших в городах, зарабатывали на жизнь, занимаясь изготовлением одежды. В отделах лишь 11 евреев заявили о подобной деятельности. Существовала значительная разница между торговой деятельностью сельских и городских евреев. Продуктами сельского хозяйства (кроме зерновых) торговали в основном городские евреи - 32 человека. Это объясняется тем, что городские торговцы выполняли посреднические функции между городом и селом, реализуя продукцию сельского хозяйства на рынках области и за ее пределами.

Большинство сельских евреев-предпринимателей (39 человек) обозначены в графе «торговля вообще без точного определения». Предметами одежды и тканями торговали 10 евреев, потому что деревенские жители, ведя натуральное хозяйство, были достаточно хорошо обеспечены сельхозпродукцией, но не обеспечены товарами легкой промышленности.

По свидетельству исследователя Кубани начала ХХ в. В.Г. Егорова «магазинная торговля производилась преимущественно в городах и больших станицах, а в мелких жители предпочитают покупать себе все необходимое на ярмарках»37. Таким образом, сельские евреи-торговцы отвечали потребностям села, а городские удовлетворяли потребности города. При этом и те, и другие занимали свободную экономическую нишу. Основная часть еврейского населения была активно включена в экономическую деятельность. Лишь 8 человек из числа кубанских евреев не смогли указать род своей деятельности38.

В конце XIX - начале XX вв. наметилась общая тенденция увеличения числа евреев, причисленных к купеческим гильдиям. Екатеринодар являлся показательным городом: еще в 1854 г. к купеческим гильдиям не было причислено ни одного еврея, в 1860- 1880-х гг. их доля составила 12 %, а к 1904 г. - 28 %. При этом евреи составляли лишь 6 % от общегородскою населения. Евреи-купцы получали право свободное перемещаться не только внутри региона, но и по всей территории империи. Среди майкопских купцов наибольший размах хозяйственной деятельности демонстрировал клан Юхмановичей. Купеческие свидетельства выбрали пять членов этой семьи. По мере того, как торговля приобретала все большой размах, еврейские купцы занимали в ней ведущие позиции.

По «Положению о государственном промысловом налоге» 1898 г. в приобретении промысловых свидетельств заключался промысловый налог (а с 1899 г. одновременно с промысловым можно было приобрести особые сословные купеческие свидетельства для получения сословных купеческих прав), после чего торговое или промышленное предприятие имело право вести свою деятельность. Основной промысловый налог взимался не с лица, а с предприятия. На размер платы по основному промысловому налогу оказывали влияние следующие факторы: местность, на которой осуществлялась деятельность, разряд торгового, промышленного предприятия или личного промысла, класс ярмарки.

Территория России была разделена на четыре класса, предприятия были распределены по разрядам (пять торговых и восемь промышленных) и промысловые занятия (семь разрядов), кроме того, существовало три класса ярмарок (длительность работы которых составляла более 14 дней). Если до 1898 г. разряд определялся по числу помещений, входов и складов, то в соответствии с Положением вводились различные иные критерии для дифференциации по разрядам.

Так, для кредитных организаций и торговых акционерных предприятий критерием деления на разряды была сумма капитала, для страховых организаций – сумма страховых премий, для промышленных предприятий – число рабочих, а для торговых неакционерных предприятий оклады основного промыслового сбора (налога) устанавливались в зависимости от вида деятельности39.

Большое внимание в Положении было уделено и льготам по промысловому налогу, в частности, существовал внушительный список предприятий, освобожденных от уплаты налога40, причем их владельцы должны были ежегодно получать бесплатные промысловые билеты на каждое такое предприятие. Так в Майкопе, в 1900 г. 23 свидетельства были выданы лицам иудейского вероисповедания. Преимущественно эти лица занимались торговлей, однако есть в этом списке промышленники, занимающиеся полиграфической деятельностью, содержащие меблированные комнаты и провизоры.

Как правило, евреи-предприниматели начинали с мелочной торговли и постепенно наращивали обороты капитала и расширяли торговые операции. Так, подобных, набирающих обороты, обладающими свидетельствами мелких торговцев в Майкопе насчитывалось 17 чел.41 Сферы занятий не слишком отличались друг от друга. Это торговля готовым платьем, жестяными и кожевенными товарами, служба в приказчиках у родственников42, мучная и хлебопекарная торговля, продажа часов и ювелирных украшений, мелочная торговля. Промысловые свидетельства выдавались имеющим предприятия - кожевенные – (Василию Гавердовскому–субботнику (кожевенный завод)43, ремесленникам–жестянщикам (Моисею Рихтеру - жестяная мастерская)44, шапочникам – (Гершко Арановичу - изготовление головных уборов),45 ювелирам (Шмулю Эльфанду - ремонт часов и изготовление ювелирных изделий)46, хлебопёкам (Евгении Резниковой - хлебопекарная торговля)47.

Служба у соплеменников часто была только своеобразным трамплином для создания собственного дела. Так, Аврам Фельдблат, за год до этого служивший у И. Юхмановича, в 1914 г. основал товарищество «Фельдблат и К», занимающееся смешанной торговлей. Один и тот же предприниматель получал сразу несколько свидетельств и промысловых билетов. Купцу 2 гильдии Гершу Груздь было выдано три свидетельства – промышленное на мельницу, бесплатный промысловый билет на складские помещения и собственно купеческое. Аналогичной ситуация была у Ицко Карпина, купца 2 гильдии, занимающегося кожевенной и обувной торговлей. Помощникам и приказчикам выдавались бесплатные промысловые билеты.

Однако наиболее предприимчивым явился коммерсант Александр Лейба (Лейбо). По материалам Майкопского уездного казначейства торговые свидетельства и промысловые билеты были выданы ему в количестве 15 штук. Коммерсант содержал пивные лавки и оптовые мукомольные и пиво-медовые склады в ряде станиц Кубанской области48. Судя по записям книг казначейства в период с 1913 по лето 1914 гг. им была создана целая торговая сеть по снабжению населения мукой и напитками.

Важным источником по вопросам включенности евреев в товарооборот области являются книги уездных казначейств на записку торговых документов, промысловых и сословных купеческих свидетельств. В городских управах для контроля предпринимательской деятельности периодически составлялись списки местных коммерсантов. С этой целью управа оповещала лиц, имеющих свидетельства, чтобы они доставляли в окружное податное присутствие свои реквизиты: адреса своею проживания, перечисление заведений и оборотов капитала. При этом обязывали дать подписку с обещанием своевременно внести требуемую информацию. Результаты проверки состояния торговых и промышленных предприятий свидетельствовали о значительной включенности евреев в городскую экономику. Мелкие и средние предприниматели-евреи играли заметную роль в хозяйственной жизни городов и способствовали экономическому развитию региона.

Мелкие торговцы, торгующие на Ново-Базарной площади в Майкопе, в 1908 г. были поставлены в сложную ситуацию в связи с увеличением арендной платы за место. Из 33 торговцев – 10 были евреями49. В комиссию из 6 человек, созданную для разрешения вопросов о таксированной арендной плате вошло два еврея – Ицхак Кноблер и Абрам Фельдблат. Интересен тот факт, что подписавшиеся под прошением в большинстве своем были только хозяевами торговых мест – торговлю могли вести совсем другие люди, будучи по сути реализаторами.

После нескольких обсуждений о таксированной арендной плате была установлена цена за аршин занятого места, то есть плата взималась за место под торговыми местами. Опираясь на постановление комиссии возможно проследить размеры лавок еврейских торговцев, что в свою очередь, свидетельствует о доле еврейского участия в хозяйственной жизни города, Так, всего 96 рублей составила годовая арендная плата Симена Рихтера и Берко Туха, Исака Кноблера платил 99 рублей. Следующие предприниматели платили гораздо больше, что свидетельствует о размерах торговых мест, тем более что одному хозяину зачастую принадлежали не одно, а несколько торговых мест – Александр Альтшулер (192 руб.), Аврам Фельдблат (145руб.), Иосиф Юхманович (104 руб. и 96 руб.), Меер Меламедзон (234 руб. и 162 руб.), Есфирь Оськина (242 руб.), Михаил Гавердовский (120 руб.), Яков Оськин (147 руб.)50.

Торговые места на Ново-базарной площади делились на два корпуса: в первом из 36 торгующих 11 были евреями, во второй евреями были 8 из 25 торговцев51. Герш Покров, для которого арендная плата была определена только в 80 рублей52, неоднократно обращался в Майкопскую городскую управу с просьбами не поднимать плату за место для него, т. к. «кто-то имеет большие капиталы, а мне приходится кормить свою семью исключительно тем, что заработаю» 53.

Уже тогда еврейские предприниматели отмечали полезность рекламы для торговли, и множество рекламных фирменных вывесок располагалось близ еврейских лавок и магазинов. Нужным посчитали установить вывески Моисей Табаков близ торговли земледельческими орудиями, Осип Розенбаум возле собственной аптеки, Евсей Лихтман возле аптеки, где служил провизором54.

Помимо занятия торговлей майкопские евреи были включены в экономику как занимающиеся полиграфической деятельностью (Варвара Гольдман, Моисей Фридман)55, содержащие гостиницы и меблированные комнаты (Елизавета Капланова, Ульяна Пивенштейн)56, занимались врачебной (Белоблоцкие Абрам-Янкель и Софья, Лев Шварц, Марка Капланская, Авраам Кринской, Самуил Коган, Владимир Шкляр, Аврам Штейнберг, Евгений Брауде)57, санитарной и акушерской практикой (Ита Либерман, Розалия Табакова)58, служили провизорами при аптеках (Осип Розенбаум, Евсей Лихтман, Владимир Давидович, Авраам Альтшуллер)59, занимались богослужебной деятельностью (раввин Абрам Лихтман, резники Вольф Шамсов, Рахман Чираков)60, занимались в сфере образования (П. Оськина)61.

Нередко евреи, занимаясь различными видами деятельности, сталкиваясь в стремлении осуществить собственные интересы в ущерб соплеменникам, прибегали и к административным ресурсам. Так, над семьей майкопского ветеринарного врача Самуила Мееровича нависла угроза выдворения из города и Кубанской области вообще из-за конфликта с городскими властями. Он обнаружил в свинине скотовладельца-еврея Абрамовича цепеней. Рассказав об этом обывателям, продемонстрировав паразитов, С.Я.Меерович лишил его клиентуры. Конфликт дошел до городской управы, разразился скандал, в ходе которого С.Я. Меерович высказал в откровенно форме свое мнение по поводу «способностей» Городской Майкопской управы.

Поскольку все происшедшее совпало с кампанией по выселению евреев из Кубанской области (1892), было решено наказать ветеринара. Но городской ветеринарный врач имел высшее образование и по закону не мог быть выселен, если только его не признают виновным в ходе судебного разбирательства. В течении двух лет слушания по этому делу откладывались и переносились и летом 1894 г. он был оправдан62.

В Екатеринодаре в силу положения города не слишком многочисленные евреи уже не занимались мелочной торговлей и ремеслом63, а участвовали в делах с гораздо большим оборотом средств. Так, Моисей Задунайский, екатеринодарский мещанин, стал биржевым маклером, получив личное торговое свидетельство 3 разряда64, Владимир Левицкий был торговым посредником (4 разряд)65, Владимир Эйснис, заведовал табачным магазином66, Константин Абрамович – винно-бакалейной торговлей67. Яков Окунь, позже переселившейся в Майкоп – на родину жены Марки Каплевич68, совместно с Давидом Тейфассер, заведовал шапочной торговлей69. Большинство екатеринодарских евреев-ремесленников, конкурировали с многочисленными армянскими мастерами и потому вынуждены были искать новые сферы деятельности.


следующая страница >>