Жемчужины Английской Поэзии №1/20 - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Жемчужины Английской Поэзии №1/20 - страница №1/1


Жемчужины Английской Поэзии №1/20 http://poetry_pearls.tripod.com

Старые английские поэты

До Джона Донна

в переводе Якова Фельдмана


Джефри Чосер 2

Стефен Хоуэс 4

Томас Уайетт 5

Генри Говард, граф Серрей 6

Королева Елизавета I 7

Джордж Гасконь 8

Джайлс Флетчер 9

Эдмунд Спенсер 10

Филипп Сидни 11

Бартоломью Гриффин 14

Уильям Смит 15

Уолтер Рэли 15

Фулке Гревил 18

Джордж Чапмен 21

Фрэнсис Бэкон 22

Генри Констебль 23

Самюэль Даниэль 24

Майкл Дрейтон 25

Кристофер Марло 26

Уильям Шекспир 27

Роберт Девре 28

Генри Уоттон 28

Томас Кэмпион 29

Джон Дэвис 30

Чарльз Бест 30




Джефри Чосер


(Geoffrey Chaucer, 1342 - 1400)

1.Красота безжалостная


MERCILES BEAUTE

1.Плен


Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять,
Разящей остро в сердце самое.

Но исцеляешь словом быстро ты


Живого сердца раны свежие.
Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять
,

Скажу тебе по правде истинной -


Ты жизни-смерти королева мне.
Я смертью докажу что истинно.
Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять,
Разящей остро в сердце самое.

2.Откат


Так красота из сердца тянется,
Что властно держит жалость на цепи,
Так что ни пользы мне, ни радости.

На что мне смерть - небес подарочек?


Спокоен я, желать мне нечего.
Так красота из сердца тянется,
Что властно держит жалость на цепи.

В тебе природою заложена


Такая красота, что никому
Не дослужиться до взаимности,
Хотя бы болью наслаждался он.
Так красота из сердца тянется,
Что властно держит жалость на цепи,
Так что ни пользы мне, ни радости.

3.Бегство


Так от Любви сбежавши (жирное!)
В темницу не хочу к ней (тощее!)
Свободен я, считай, что не было.

Она хитрит, меня заманивает.


Я отвечаю все, что думаю.
Так от Любви сбежавши (жирное!)
В темницу не хочу к ней (тощее!)

Любовь меня из списков вычеркнет,


Мои стихи от страсти вычистит
На много лет, на веки вечные.
Так от Любви сбежавши (жирное!)
В темницу не хочу к ней (тощее!)
Свободен я, считай, что не было.

Стефен Хоуэс


(Stephen Hawes , 1475 - 1511 )

2.Эпитафия


EPITAPH
O mortal folk, you may behold and see

Я был когда-то славный рыцарь.


Мой конь был резв, а меч тяжел.
Со смертью мне пришлось сразиться
И место я себе нашел.

Я проиграл со смертью битву.


На ясный день спустилась мгла.
И на вечернюю молитву
Уже звенят колокола.

Томас Уайетт


(Sir Thomas Wyatt, 1503-1542)

3.Они утекли


They flee from me that sometime did me seek

Они утекли - те, кто раньше искал моей дружбы,


Снимал свою обувь при входе, ступал осторожно.
Я видел их смирных, не диких зверей, а домашних.
Сегодня в такое поверить уже невозможно.

Они пресмыкались, пускались в опасные игры,


Желая принять из руки примирительный ломоть...
Куда подевалось всё это? Расплавилось в тигле...
Никто не поддержит меня под трясущийся локоть.

Я помню её лебединые, тонкие руки,


Прозрачные плечи, с которых скользила рубашка...
Недолго, наверно, она горевала в разлуке.
Навряд ли она обо мне вспоминает, бедняжка.

А мне остаётся брюзжать на случайных прохожих,


Глядеть из окна, как полотнища путает ветер,
И думать о жизни, о веке, который не прожил,
И ждать, как у моря волны, набегающей смерти.


Генри Говард, граф Серрей


(Henry Howard, earl of Surrey, 1517-1547)

4.Царь Ассирийский


Th’ Assyryans’ king

Царь ассирийский любил развлеченья и женщин,


Выпить и вкусно поесть на хорошей посуде.
Войн не любил (ипохондриков войнами лечат)
Он ипохондриком не был и спал до полудня.
Пили и ели и спали были довольны.
Все изменилось однажды в течение ночи.
Подлые козни, интриги и всякие войны.
Шлемы, мечи и доспехи, и пища не очень.
Царская свита не любит больших потрясений.
Царские кони не любят больших расстояний.
Свежие фрукты из сада гораздо вкуснее.
Женские попки на ощупь гораздо приятней.
Царь поднапряг свое мужество, слабое очень,
Меч поострее достал и с собою покончил.

Королева Елизавета I


(Qween Elizabeth I, 1533 - 1603)

5.Когда была я


‘When I was fair and young’

Когда была я молодой


Меня искали многие.
Но я их презирала,
Кричала “Прочь, двуногие!
Прочь, прочь, уходите навсегда!”

Как много ласковых сердец


Разбила я тогда.
Но в непомерной гордости
Кричала как всегда:
“Прочь, прочь, уходите навсегда!”

И тут явился Купидон,


Сказал “Начнем сначала.
Я тебе повыдерну перья из хвоста
Чтобы ты так больше не кричала:
Прочь, прочь, уходите навсегда!”

И он сказал и приложил


К груди моей ладонь.
И в ту секунду запылал
В груди моей огонь.
Вот тогда я пожалела,
Что кричала то и дело:
“Прочь, прочь, уходите навсегда!

Джордж Гасконь


(George Gascoigne, 1534 -1577)

6.Сталь и Стекло


The Steel Glass

Тот век погиб давно тому назад,


Когда считалась сталь всеобщей мерой,
Она одна, без контраргументов,
Показывала вещи все, как есть.

А в наши годы - смотрятся в стекло,


В его кристально - храбро - ярком блеске
Всё выглядит гораздо лучше чем...
Обманутые хитрым отраженьем...
Всё - кажется и кажимостью лжёт!

Вот почему, поверь мне, Господин,


Раскаянье - от благосостоянья,
Король от власти собственной бежит,
Нет у господ той прежней доброй воли,
А рыцарство кусок наследный ест.

Дворяне превращаются в торговцев.


Крестьянин нищ. И мастер тоже нищ.
Священник - трус, никем не уважаем.
Мирянин жив движением пороков.
Придворные жиреют в урожай.
У офицеров дети без наследства.
Солдаты голодают у креста.

Юристы приторговывают смертью.


Купцы взлетают вверх и канут вниз.
Гуляки вырастают похвальбою.
Что ни весёлый гость, то приживала.
Развратницы вращаются как леди,
А праведницы прячутся в тени.

Джайлс Флетчер


(Giles Fletcher, 1549-1611)

7.На смятые стены и башни


Sonnet 28

На смятые стены и башни


Презрительно смотрит Луна -
На камни твердыни вчерашней
Стоявшей на все времена.
Иссякли подземные соки,
И горы поникли как рвы.
И солнце на дальнем востоке
Не хочет поднять головы.
Ты видишь - меж света и ночи
В морщинах земное чело.
И самая жадность не хочет,
Не хочет уже ничего!
И я - повторяющий тупо
Молитву спасительной лжи
Что время, шагая по трупам,
Не тронет мои чертежи!

Эдмунд Спенсер


(Edmund Spenser, 1552-1599)

8.Сонет 71


I joy to see

Мой друг, я не застал тебя вчера,


И целый час рассматривал картину,
Где юная прелестная пчела
По глупости попалась в паутину.
Я понял: это - я, а это - ты,
Большой паук и маленькая пчелка.
И все мои коварные мечты
Там изображены довольно четко.
Ну что ж, я обещаю,милый друг,
Всю паутину выстелить цветами
И так продумать быт наш и досуг,
Чтоб мы с тобою вместе процветали.
Чтоб целый мир завидовал тому,
Как мы с тобой живем в своем дому.

9.Сонет 76


76 One day I wrote her name

Я чертил твое имя на белом песке


И его пожирала волна.
“Так и Время”, - сказала ты в тихой тоске,-
“Наши славные съест имена”.
“Нет!”,- вскричал я,- “Неправда, я знаю секрет
Как бессмертие дать именам!
Я тебе напишу бесподобный сонет -
Он послужит убежищем нам.
И когда этот мир погрузится во мглу
И забрезжит неясный рассвет,
Мы придем фонарями стоять на углу -
Нас туда переправит сонет.”
Нету лучше ладьи, чем хороший сонет,
Чтоб скользить по волнам убегающих лет.

Филипп Сидни


(Philip Sidney, 1554 -1586)

10.Спи, Желанье


Sleep baby mine

"Спи, Желанье, спи, дитя, - Красота баюкает, -


Голова моя от крика твоего болит!"
Отвечает ей Желанье из кроватки кукольной:
"Ты сама и виновата, что дитя не спит"

"Баю-баю, дам тебе детское питание:


Упоение, надежду, радость и восторг."
Отвечает из кроватки жадное Желание:
"Голод мой желает мяса, голод мой жесток."

11.Я истинно любил


Loving in truth, and fain in verse my love to show,

Я истинно любил. Но как сказать стихами,


Чтоб боль моей любви её ласкала слух?
Она начнёт читать, растает сердца камень,
И снизойдёт она к вернейшему из слуг.

Я долго изучал классические строки.


Я много перечёл потёртых пухлых книг.
Но не пошли мне в прок минувшего уроки
И в тайнопись стиха я так и не проник.

А мой горящий мозг всё ждал прохладной влаги,


И сердца маета стремилася во вне.
И я, грызя перо перед листом бумаги,
Услышал, как "Пиши!" сказала Муза мне.

12.Уйди, Любовь


Leave me, O Love, which reachest but to dust

Уйди, Любовь, сокровище, но пыль.


А ты, душа, стремись повыше,
Что не ржавеет, то копи.
(А пыл любовный был да вышел.)
Тяни лучи. Всю мощь направь туда -
Впрягись в ярмо свободы вечной,
Перед которой рвётся темнота
И словно день сияет вечер.
Пусть этот свет поможет мне пройти
Земную часть круговращенья.
(Кто поскользнулся на пути -
Тому не вымолить прощенья.)

Я вечность ощущаю за собой.


Прости, Любовь, я сделал выбор свой.

13.Стелла часто видит маску горя


Stella oft sees the very face of wo

Стелла часто видит маску горя


На моей измученной личине.
Стелла горе видит, но не видит.
Понимает кто ему причина.

Стелла любит сказки о влюблённых,


Переплёты радости и горя.
И текут потоки слёз солёных,
Словно в небе прохудилось море.
Столько в ней и жалости, и ласки...

Ты мне сочинила это горе.


Я - твоя трагическая сказка.


14.Я часто, Музы, вас на помощь призывал


Muses, I oft inuoked your holy ayde

Я часто, Музы, вас на помощь призывал


Гирляндами цветов моё украсить слово.
Исполненный, увы, тщеславия земного,
Хотел вписаться в ваш небесный карнавал.

Но грустных слов моих задумчивое войско


Ходило воевать чужие города.
И чёрный флаг его немало беспокойства
Доставил, Музы, вам, но славы - никогда.

И вот я повстречал  в Христово воскресенье


Единственную ту, что стала Музой мне.
И если нужно мне немного вдохновенья,
Я думаю о ней в звенящей тишине.

И имя любимой тягучее


Мне слаще любого созвучия.

Бартоломью Гриффин


(Bartolomew Griffin, 15??-1602)

15.Душа


Compare me to the child that plaies with fire

Ребенок играет с огнем


И муха летит на огонь.
Пловец рассекает волну
Навстречу угрюмому шторму.
И все для того чтобы жить
Последним единственным днем
И выжать из и этого дня
Щепотку душевного корму.
Вы можете, впрочем, спросить -
“Какая у мухи душа?
Какая душа у свиньи,
Визжащей на плахе в мясницкой?”
Но каждому хочется жить,
И петь, и от счастья визжать.
И жарить свои потроха
Во имя высокого смысла.
Ребенок играет с огнем
И муха летит на огонь.
Пловец рассекает волну
Навстречу угрюмому шторму.
И все это слышит поэт
И чтобы векам передать
Он этому визгу придать
Умеет сонетную форму.

Уильям Смит


(William Smith, 15??-16??)

16.Привычны вы, пустынные леса,


Yee wasteful woods

Привычны вы, пустынные леса,


К моей души печальному покою.
И ваших птиц беспечны голоса
Полны моей задумчивой тоскою.
Свою волну ручей проносит мимо.
Я - перед ним, слезу свою лия.
Мне Эхо отвечает. Это – Нимфа,
Несчастная по жизни. Как и я.

Уолтер Рэли


(Sir Walter Raleigh, 1554 - 1618)

17.Ты вернулся издалека


As you came from the Holy Land

"Ты вернулся издалека,


Из Святой Земли.
Не видал ли по дороге
Ты моей любви?"

"Многих видел я красавиц,


Много видел я.
Как узнать мне, собеседник,
Кто из них твоя?"

"Не блондинка, ни брюнетка,


Но верна себе.
Нет прекраснее на небе,
Нет и на земле."

"Я встречал одну такую,


С ангельским лицом.
Нимфа, фея, королева,
Царственна во всем."

"Она меня покинула


В неведенье моем.
А прежде были счастливы,
Да счастливы вдвоем."

"А отчего она ушла


Дорогою своей?
Ведь вы же были счастливы
В любви среди людей?"

"Я любил, и я был молод,


Стар я стал, устал.
Лист увядший, плод упавший,
И засохший ствол.

Как ребенок, беззаботна,


Ветрена любовь.
Ничего не стоят клятвы,
Клятвы - ничего.

Любовь у женщин - не любовь,


А детская забава,
Пустое чванство и каприз
Налево и направо.

А настоящая любовь


Горит в груди огнем.
Не потушить, не заглушить,
Не позабыть о нем."

18.Отшельник бедный


Like to a hermit poor, in place obscure,

Отшельник бедный - в келье мрачной


Я проведу остаток дней,
В одежде грубой и невзрачной.
И пусть пылает всё сильней
Больное сердце... Это значит,
Что старость юности длинней.

И будет хлеб мой из печали


И из раскаянья кровать.
И Смерть-старуха за плечами
Придёт тихонько постоять.
Пока бессонными ночами
Мне будет прошлое сиять.

19.Что наша жизнь


What is our life? A play o passion,

Что наша жизнь? Плохая пьеса,


В которой выпало играть.
Сперва костюмы подобрать,
Во чреве матери одеться.
Десяток реплик, мизансцен,
Два-три удачных монолога...
Кто доживёт до эпилога,
Тому не весело совсем.
Остатки славы и стыда
Укрыло занавеса бремя...
Мы поиграть пришли на время.
Мы умираем навсегда.

20.Эпитафия


Epitaph

Всю нашу юность, нашу радость


Отняло Время... А взамен
Мы получили слабость, старость
И страх дальнейших перемен.
Но страх прошёл... И прах хранится
Здесь, в запечатанной гробнице.
Душой покинутая плоть...

Но - да поднимет нас Господь!


Фулке Гревил


(Fulke Greville, 1554 -1628)

21.Сонет 104


104 O false and treacherous Probability

Зловредная Случайность - Вероятность!


Ты подрываешь истину и веру!
И поощряешь в юношестве наглость
На всякий чих искать контрпримеры.
Когда б не ты - по рельсам мир катился
И человек бы с Богом не судился.
Не наглости и знаний людям нужно,
Но чистоты и веры в откровенье.
Как безоглядно верил век минувший!
И как безбожно наше поколенье...
Как будто можно Господа понять
И Божью Вечность - временем объять!

22.Сонет 87


87 When as Mans life

Горит в огне весна и осень,


Страстей и битв кошмар и бред.
И мы уже не силы просим,
А отдыха от бурь и бед.
Ну вот и отдых. Смертный холод.
Огонь на дальнем берегу.
Пока ты жив, пока ты молод,
Об этом лучше ни гу-гу.

23.Сонет 88


88 Man, dreame no more

Не думай человек


Об этом и том.
Искать ответы - грех -
Когда своим умом.
Откуда мир возник
И катится куда
Расскажет нам Господь
В День Страшного Суда.
Сначала был Потоп,
Потом придет Огонь.
Был многомудрым, но
Не спасся Вавилон.
А ты себя очисть
Снаружи и внутри,
Телесно подлечи,
Душевно подбери.
И к Страшному Суду
Об этом и о том
Не размышляй, но Будь
Готов - Всегда - Готов!


24.Поэма LXXXVI


THE earth with thunder torn, with fire blasted

Земля, разорванная громом,


В порывах пламени сгорает;
Полузатопленная в водах,
Трясётся в судорогах ветра.
Но небо землю принимает,
Освобождает от ответа,
Земля спокойна и свободна
В его объятиях огромных.
И ты, разорванный любовью,
В порывах внутренних безумий,
И ты, отчаяньем затоплен,
Трясёшься в судорогах желаний.
Но небо позовёт любого,
Освободит от всех страданий,
И он дорогою разумной
Взойдёт во мраморный акрополь.
Потерпи себя, человек, облака исчезнут.
Вынесет мудрость, чего не изгнать из плоти.
Жизнь тебя хлещет кнутом как погонщик честный,
Топит тебя, упрямца, в своём болоте.
Так поверни же к небу взор воспалённый!
Станет он не горящий, а просветлённый.

Джордж Чапмен


(George Chapman, 1559-1634)

25.О любви


A Sonnet of the Moon

Влюбленные на медленном огне


Боготворят возлюбленное тело.
Раскрашенный ларец - в большой цене.
А что внутри - кому какое дело?
Остановитесь! Ценности - не те!
Есть ум, душа! А вам милее склепы...
Блуждаете, как дети в темноте.
Вы - дураки. И боги ваши - слепы.

Фрэнсис Бэкон


Lord Francis Bacon (1561 - 1626)

26.Жизнь человека


Life

Мир - мыльный пузырь. Человек - проходимец унылый.


Испорчен в зачатье. Из матки - и сразу в могилу.

Он проклят с колыбели. Воспитанье


Ему готовит страхи и страданья.

Как хрупко! Точно также мы б могли


Бродить по водам, рисовать в пыли.

Но все-таки, униженный невежда,


Какую жизнь ты предпочел бы прежде?
Двор - эту школу наглых дураков?
Или деревни варварство и дикость?
А город грязный так с развратом свыкся,
Что провонял до самых потрохов.

Заботы мужу омрачают ложе.


Холостяка видать по кислой роже.
Бездетному - тоска. Отцу бы - свадеб.
Ждет не дождется дочерей спровадить.
С женой ли, без жены - какая разница!
Жизнь не дается в руки - только дразнится.

И дома нам горе, И жизни спокойной не рады.


Плывем через море, За смертью, за рабской баландой.

Нам в мире томиться, В войне, словно хворост, гореть.


Кричим, чтоб родиться, Рождаемcя, чтоб умереть.

Генри Констебль


(Henry Constable, 1562 - 1613)

27.На смерть Филипа Сидни


To Sir Philip Sydneyes Soule

Прости, благословенная душа,


За то что я твою испортил песню.
Заплакал я – а ты уже прелестно
За Ангелами в небо поспешал.
Прости меня, любимая душа,
Мои глаза так долги на раскачку,
Что лишь сейчас я о тебе заплачу,
Поверь, что слез мне для тебя не жаль.
Когда вчера мне рассказал сосед
Что умер ты – мне сразу плохо стало
И эти мышцы парализовало,
Что боли я не чувствовал совсем.
Все плакали и плакать перестали.
А я был лед и лишь теперь растаял.

Самюэль Даниэль


 (Samuel Daniel, 1563-1619)

28.Юность - как утро


Beauty, sweet Love, is like the morning dew,

Юность - как утро, любовь - роса...


Свежий зелёный луг
Солнышко высушит в полчаса.
Где ты, любимый друг?
Щёки - как розы, глаза - васильки,
Маки - твои уста...
Ах, осыпаются лепестки.
Где же ты, красота?
Снова на улице дождь пошёл,
Ветра сквозь ветви свист...
Кожа твоя, как шершавый ствол,
Голос - как жухлый лист.
Что же там дальше, за тем кустом?
Пепельно-каменный смертный сон.

Майкл Дрейтон


(Michael Drayton , 1563-1631 )

29.Сонет 26 Отчаянье


XXVI. TO DESPAIR

Моя любовь никогда не знала надежды.


То есть надежда была, но какая то мертвая.
Как дельфин, у которого брюхо о камни распорото.
Звали ее "отчаянье". Имя нежное.
Были страхи - с большими клешнями раки.
Неясная радость была. У радости были крылья.
Но крылья были так нагружены страхами,
Что не подняться с земли им было.
Любовь была до самого неба.
Но пространство отчаяньем было налито.
Не осталось воздуха - ни кубометра.
Совсем не осталось, ни литра, ни миллилитра.

Как мало надежды, как много отчаянья.


Какая история вышла печальная.

Кристофер Марло


(Christopher Marlowe, 1564 -1593)

30.Песня пастуха


THE PASSIONATE SHEPHERD TO HIS LOVE

Приди ко мне и будь моей


Среди холмов, среди полей,
Там, где ничей по склонам гор
Журчит ручей во весь опор.

Присядем на камнях,


Забыв о прежних днях,
Взирая на жующие стада,
И вторя пенью птиц
Потоком небылиц,
Забудем о минувшем навсегда.

Я постелю тебе постель


Из самых алых роз
Каких не видывал досель
Почётный важный гость.

Когда мы будем вместе,


Из самой тонкой шерсти
Отборнейших овец
Сотку тебе, бедняжка,
Просторную рубашку
И тёплую, и лёгкую на вес.

Оденут фраки - галстуки, Придут на нашей свадьбе


Играть на флейтах пастухи, Барашки - танцевать. Бе!

И если ты согласна На это - поскорей -


Не мучь меня напрасно, Приди и будь моей!

Уильям Шекспир


(William Shakespeare, 1564 -1616)

31.Ниже зелёных лап


Under the greenwood tree

Ниже зелёных лап Ели, устал и слаб,


Кто там свистит мотив - Сладок глоток строптив -
- Ближе, ко мне, к уходу!
Здесь никаких оков, Здесь никаких дураков,
Здесь никаких врагов Кроме плохой погоды.

Кто попадает в след, Любит солнечный свет,


Любит вкусно поесть, Счастлив теперь и здесь -
- Ближе, ко мне, к уходу!
Здесь никаких оков, Здесь никаких дураков,
Здесь никаких врагов Кроме плохой погоды.

32.Сонет 14


NOT from the stars do I my judgment pluck

На что мне звёзды ночью чёрной?


На что мне утра бирюза?
Я всем светилам предпочёл бы
Твои глаза.
Я в них читал бы без ошибки,
Куда нас время унесёт,
И по одной твоей улыбке
Предвидел всё:
Землетрясения и войны,
Конец эпох, начала смут,
И бурный год, и год спокойный,
И страшный суд...
А впрочем, если ты со мною,
Мне наплевать на остальное.

Роберт Девре


(Robert Devereux, earl of Essex, 1566 - 1601)

33.Хотел бы я жизни остаток прожить


Happy were he could finish forth his fate

Хотел бы я жизни остаток прожить,


Без подлости и без гордыни,
Без пламенной дружбы и жаркой вражды
В далекой от света пустыне.
Хотел бы вставать до вторых петухов
Молиться Великому Богу.
Бессмертную душу от смертных грехов
Вот так отмывать понемногу.
Хотел бы окончить свой жизненный путь
На Богом забытом кладбище,
Где вместо надгробья - ореховый куст,
Где дрозд и малиновка свищут.

Генри Уоттон


(Sir Henry Wotton, 1568 - 1639)

34.Двойная эпитафия.


Upon the death of Sir Albert Morton's Wife

Он умер первым.


Она попробовала жить без него,
Но ей не понравилось
И она умерла.

Томас Кэмпион


(Thomas Campion, 1567 - 1620)

35.По стилю - изысканно строги


Follow your saint, follow with accents sweet

По стилю - изысканно строги,


По рифме - запутанно сложны,
Летите, печальные строки,
Падите к порхающим ножкам.
Обдайте их ветром смятенья
И боли любовной, но вряд ли
Прелестное это растенье
Забудет свой облик нарядный.
И всей этой музыки марево,
И косвенной рифмы скольжение -
Ее над душой моей зарево
И в водах души отражение.
Летите же к солнцу, блики,
Умрите в ее улыбке.

36.Трижды взовьются спирально дубовые искры


Thrice toss these oaken ashes in the air

Трижды взовьются спирально дубовые искры,


Трижды ты будешь сидеть в заколдованном кресле,
Трижды три раза любовный завязывать узел,
Мягко шептать о своей несговорчивой музе.
Лучше б ты сжёг сорняки, неудачный любовник!
Перья визгливой совы и колючий шиповник...
Их собирал кипарис в изголовье могилы.
Страхи - упрёки она наконец утолила.
Феи придут, потанцуют восторженным кругом...
Может быть это смягчит её, сделает другом ?
Тщетно придумывал я хитроумные вздоры -
Все их она разбивала насмешливым взором...

Джон Дэвис


(Sir John Davies, 1569-1626)

37.Сонет о любви


As when the brighte Cerulian firmament

Голубое небо дня,


Чистота и счастье -
Не тревожили меня
Никакие страсти.
Ядовитой красоты
Откусил я, прыткий -
Жизни светлые мечты
Обернулись пыткой.
Отступили сон и труд
Пред идеей праздной -
Так больные овцы мрут
От одной – заразной.
Никуда не деться мне
От тебя, инфекция.

Чарльз Бест


(Charles Best, 1570-1627)

38.О Луне


A Sonnet of the Moon

Погляди как бледна королева ночной тишины,


Как влечет океан за ее серебристою тенью!
Но уходит она - навсегда - и мосты сожжены!
И рычит океан, уступая пустому паденью.
Так и ты, госпожа, наполняешь меня изнутри.
Но пустеет душа, если ты исчезаешь вдали.

Содержание



Джефри Чосер 2

Стефен Хоуэс 4

Томас Уайетт 5

Генри Говард, граф Серрей 6

Королева Елизавета I 7

Джордж Гасконь 8

Джайлс Флетчер 9

Эдмунд Спенсер 10

Филипп Сидни 11

Бартоломью Гриффин 14

Уильям Смит 15

Уолтер Рэли 15

Фулке Гревил 18

Джордж Чапмен 21

Фрэнсис Бэкон 22

Генри Констебль 23

Самюэль Даниэль 24

Майкл Дрейтон 25

Кристофер Марло 26

Уильям Шекспир 27

Роберт Девре 28

Генри Уоттон 28

Томас Кэмпион 29

Джон Дэвис 30



Чарльз Бест 30



перевел Яков Фельдман