Гармония в семье и браке - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа экспериментальной деятельности «Ребенок педагог родитель». 1 87.41kb.
Задачи физического воспитания детей в семье 3 311kb.
10 лет с правом переписки Основные моменты биографии А. Я. Устинова 1 253.62kb.
1. Выберите варианты ответа, характеризующие отличия человека от... 1 115.81kb.
Иван Григорьевич Николаевцев родился в Москве в 1902 году в семье... 1 52.01kb.
Духовная культура россии (гармония и своеобразие) 16 7964.94kb.
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака 8 2197.66kb.
015 – Фото-галерея 1 60.12kb.
Семейные посиделки «Чайные традиции разных стран» прошли 1 февраля... 1 32.9kb.
Пьеса Жана Ануя "Эвридика" материал нежный и жесткий одновременно 1 34.83kb.
К п. н. Литвинова елена евгеньевна народ и природа неразделимы, в... 1 64.33kb.
Особенности организации работы классного руководителя в современной... 1 77.8kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Гармония в семье и браке - страница №1/11



http://profi-rus.narod.ru/
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II
Морозова Е.А.

ГАРМОНИЯ В СЕМЬЕ И БРАКЕ


Семья глазами православного психолога.


Содержание:
ЧАСТЬ I. СЕМЬЯ И БРАК: ОСНОВЫ
Глава 1. СУЩЕСТВУЮЩИЕ ПОДХОДЫ К БРАКУ И СЕМЬЕ

С точки зрения психологии и церкви

Дух, душа и тело

Основные цели в браке


Глава 2. УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ БРАКА

Независимость от родителей

Семейная иерархия

Свободный выбор

Преодоление эгоцентризма
Глава 3. ВЛЮБЛЕННОСТЬ, СТРАСТЬ, НЕВРОТИЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ

Встреча: психологический и духовный смысл

Влюбленность и ее проявления

Первая любовь

Признаки страсти

Невротическая любовь


Глава 4. ИСТИННАЯ ЛЮБОВЬ

Признаки любви истинной

Любовь духовная, душевная, телесная

ЧАСТЬ II СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Глава 1. ПРЕДБРАЧНЫЙ ПЕРИОД

Брачные мотивы

Выбор спутника жизни

Что главное до брака

Условия для счастливого союза
Глава 2. СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Таинство венчания

Стадии супружества
Глава 3. «ОДНА ПЛОТЬ» НА ДУХОВНОМ УРОВНЕ

Истоки эгоизма

«Маски» эгоизма
Глава 4. «ОДНА ПЛОТЬ» НА ДУШЕВНОМ УРОВНЕ

Различия между мужчиной и женщиной

Различия телесные

Различия на душевном уровне

Различия на духовном уровне

Уровни общения в семье

Что мешает самораскрытию супругов

Что помогает близости супругов

Диалогический подход

Конфликты

Православный взгляд на конфликты

Способы разрешения конфликтов

Смирение и терпение

Семейные функции

Семейные роли: психологический и святоотеческий взгляд

Искаженные роли

Семейная иерархия

Типы семьи в зависимости от иерархии

Эмоциональное единение

Семья и эмоции

Выражение эмоций
Глава 5. «ОДНА ПЛОТЬ» НА УРОВНЕ ТЕЛА

Интимные отношения в браке

Духовные взаимоотношения полов

Последствия нецеломудренных интимных отношений

Контрацепция и ее осложнения
Глава 6. АБОРТ С ПРАВОСЛАВНОЙ И СВЕТСКОЙ ТОЧЕК ЗРЕНИЯ

Аборт


Типичные доводы сторонников абортов

Последствия абортов


Глава 7. ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ СЕМЬИ

Семейный кризис

Характеристика стадий жизненного цикла семьи

Преодоление возрастных кризисов


Глава 8. КОНЕЦ БЛИЗКИХ ОТНОШЕНИЙ

Развод


Церковь о допустимости разводов

Супружеская измена

Стадии разрыва отношений

После развода



ЧАСТЬ III РОДИТЕЛИ И ДЕТИ
Глава 1. ЛИЧНОСТЬ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ

Развитие личности ребенка

Качества, обусловленные семьей

Эмоциональное отношение к ребенку

Обусловленное отношение

Противоречивое эмоциональное отношение

Эгоистическая любовь к ребенку

Сверхзабота

Эмоциональное отвержение
Глава 2. ДУХОВНЫЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ МАТЕРИНСТВА

Мотивы рождения ребенка

Взгляды на материнство

Причины отказа от ребенка


Глава 3. РОДИТЕЛЬСТВО КАК ОСОБЫЙ ФЕНОМЕН

Понятие о родительских первообразах

Духовный и психологический смысл родительства
Глава 4. ЗАЧАТИЕ И РОЖДЕНИЕ: БИОЛОГИЧЕСКИЕ И ДУХОВНЫЕ АСПЕКТЫ

Зачатие: светская и православная точки зрения

Формирование плода

Биологические и духовные аспекты родов

Младенчество

Крещение
Глава 5. ВОСПИТАНИЕ ПРАВОСЛАВНОЕ И ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ

Православное воспитание

Гуманистическая психология

Особенности воспитания мальчика и девочки
Глава 6. НАКАЗАНИЕ И ПООЩРЕНИЕ РЕБЕНКА

Наказание: общие понятия

Способ наказания

Мистификация

Виды наказаний, их влияние на личность

Виды поощрений, их влияние на личность


Глава 7. РОДИТЕЛЬСКИЕ ДИРЕКТИВЫ

Благие намерения



ЧАСТЬ IV СЕМЬЯ КАК ЦЕЛОЕ
Глава 1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА СЕМЬЮ

Семья как система

Пациент

Причины появления пациента


Глава 2. ДУХОВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СЕМЬЮ

Семейный уклад

Дом

Заключение


Предисловие автора
О чем эта книга? О том прочном основании, на котором по­коится здание брака и семьи, о тех духовных и психологичес­ких закономерностях, следование которым делает все счастли­вые семьи похожими друг на друга.

Потребность в написании этой книги обусловлена несколь­кими обстоятельствами.

Во-первых, болью и горечью, связанными с той ситуацией, которая царит во многих наших семьях. Утрата духовных кор­ней и традиций, следование принципу «бери от жизни все» де­лают свое черное дело, все дальше и дальше уводят современ­ного человека от ценностей брака, от крепкой многодетной семьи, от материнства. Им на смену приходят суррогаты-заменители («гражданский» брак, «свободная» любовь, выбор «парт­неров» и т. д.).

Во-вторых, размышлениями, которые возникли в результате многолетнего опыта работы в сфере медицины, психологии и образования в качестве врача, психолога, педагога. В частности, мы очень тщательно и всесторонне изучаем человека; в медици­не мы добрались до генетического и хромосомного уровней, проникли практически во все тайны человеческого бытия. В пси­хологии мы разложили по полочкам психику человека, его со­знательное и бессознательное, вычленили отдельные составля­ющие, но... В погоне за деталями мы утратили что-то очень важное, то, что служит объединяющим и интегрирующим нача­лом личности любого человека.

Что же это? Ответ прост и одновременно сложен: это духов­ность, это тот аспект, который позволяет человеку выйти за рам­ки своего «я», разбить свою эгоцентрическую «скорлупу» и выст­роить отношения с Богом. Именно эту связь мы зачастую утра­чиваем в повседневной суете, в заботах о хлебе насущном. Но эта утрата постоянно дает о себе знать...

Исследования подтверждают, что в основе большинства про­блем, как в сфере семейных, супружеских отношений, так и в сфере личностных дезадаптаций (неврозов, алкоголизма, пси­хосоматических расстройств) лежит вытеснение и подавление духовного аспекта бытия человека, от которого он бежит в «ра­дость жизни». Но чем быстрее человек пытается убежать, тем быстрее настигают его собственные проблемы, сложности, ко­торые являются не чем иным, как призывом остановиться, заду­маться: а куда и от кого я бегу?

Поэтому очень важно восстановить, укрепить, вернуть в лич­ность, в семейные отношения духовность, веру, жертвенность, которые помогают человеку действительно стать человеком как носителю образа и подобия Божия. Помочь в этом может, конеч­но же, в первую очередь Православная Церковь, пастырское сло­во; ведь, как известно, воцерковление человека, приобщение его к церковным таинствам и жизнь во Христе может исцелить, смяг­чить, скомпенсировать любые болезни и дезадаптации. Таких примеров можно привести сколько угодно.

А могут ли помочь в этом процессе психология, психотера­пия? Не так давно среди известных богословов по этому поводу развернулась дискуссия: нужна ли Церкви психология как наука? Ведь, по большому счету, все истины есть в православной вере, богословских дисциплинах, нужно только их использовать. И это действительно так. Церкви, теологам, богословам вряд ли нужна психология, но в какой-то степени ее знания могут сослужить добрую службу: помочь увидеть нюансы человеческой психики, причинно-следственные связи и закономерности, как правило, на уровне ветхого «я».

Конечно же, психология и психотерапия в большей степени нуждаются в поиске духовных основ, чем богословие в поиске психологических корней. Однако воцерковленный православный психолог, наверное, может оказать немалую помощь обративше­муся к нему человеку, испытывающему душевные страдания (а мы знаем, что таких людей обращается к специалистам немало).

Эта помощь состоит в открытии в себе духовного уровня, осознании голоса совести и того конфликта с ней, который час­то лежит в основе большинства проблем. Другими словами, пра­вославный специалист может выступить в роли своеобразного катализатора, способного помочь выбрать правильный вектор поисков, размышлений и поступков. Но для этого самому врачу- психологу важно иметь крепкие методологические основания.

Серьезной опорой в работе могут стать духовно-нравствен­ные христианские православные ориентиры, о которых в про­цессе профессиональной подготовки необходимо говорить бу­дущему психологу. Необходимо говорить и о том, что существуют универсальные нравственные законы, данные нам Богом, нару­шение которых влечет за собой психологические и соматичес­кие проблемы.

Важно опираться на внутренние и внешние нравственные законы, данные нам Богом в двух видах: ветхозаветном законе Моисея и полном и совершенном евангельском законе. Все де­сять заповедей актуальны и сегодня, когда повсеместно внедря­ются законы «живи одним днем», «бери от жизни все», «после нас хоть потоп». Подготовленность специалиста в этом вопросе мо­жет серьезно помочь человеку, обратившемуся за помощью.

Что касается евангельских заповедей блаженства, то они мо­гут являться ориентирами, показывающими, куда, в каком на­правлении нужно двигаться, стать фундаментом, на котором воз­можно построение крепкого здания психологического и духовного здоровья.

Необходимо оговориться, что деятельность психолога не дол­жна подменять деятельность пастыря, однако знание, глубокий анализ заповедей поможет создать нравственный ориентир, прежде всего для самого психолога. «Врач! исцели себя самого» (Лк. 4, 23). Особенно это относится к специалистам в области духовного здоровья.

Что касается еще одного серьезного основания в деятельнос­ти специалиста, в его понимании личности - им может выступить христианская антропология, христианское видение человека, основанное на многовековых традициях. Это видение можно на­звать универсальным вне зависимости от приверженности к той или иной теории. Человек в данном контексте рассматривается как носитель образа Божия, в то же время имеющий свободную волю и возможность перерастания в подобие Его.

Центральным положением христианской антропологии яв­ляется положение о троичности и иерархии личности. Это иерархия: дух - душа - тело. Об этих уровнях и их проявлениях в супружеских и семейных отношениях подробно говорится на страницах книги.

Знание духовных и психологических закономерностей семьи и брака, взаимоотношений супругов, родителей и детей может помочь любому человеку выстроить гармоничные отношения, построить крепкий дом, в широком смысле этого слова, обрес­ти духовное и душевное здоровье.

Хотелось бы выразить огромную благодарность тем людям, которые внесли большой вклад в написание этой книги: Архи­епископу Самарскому и Сызранскому Сергию; заведующему ка­федрой православной педагогики и психологии Самарской Пра­вославной Духовной Семинарии игумену Георгию (Шестуну); за­ведующему кафедрой теологии СамГУПС, протоиерею Димитрию Лескину; доценту кафедры православной педагогики и психоло­гии Самарской Православной Духовной Семинарии Подоровской Ирине Анатольевне; начальнику РИО СамГУПС Шиминой Ирине Александровне; редактору Красновой Елене Александровне; мое­му мужу Георгию и дочери Виктории; студентам Самарской Пра­вославной Духовной Семинарии, Самарского государственного Медицинского университета, Самарского государственного уни­верситета путей сообщения.


Кандидат психологических наук, доцент кафедры теологии СамГУПС Е.А. Морозова


Вступительное слово
Книга посвящена актуальной проблеме - созданию и сохра­нению семьи. Особая острота этого вопроса связана с тяжелым кризисом, в котором находятся наши семьи: приоритет отдает­ся эгоцентрическим ценностям, растет число разводов, падает рождаемость, ужасает количество абортов, которые совершают­ся ежедневно - кризис дал глубокие корни. Поэтому важно воз­рождать ценность семьи и брака, актуализировать их духовные начала.

Как построить отношения между мужчиной и женщиной, как избежать вечного конфликта «отцов и детей», как сохранить эмо­циональные теплые отношения в браке, каковы духовные осно­вания брака и семьи, - эти и другие вопросы автор поднимает в своей работе.

Существует немало работ, посвященных семье и браку. Одна­ко большинство авторов делает акцент либо на их духовных ос­нованиях в контексте православия, либо на психологических ас­пектах, что не позволяет получить целостной картины. Однознач­но позитивным моментом является то, что автор данной работы предлагает рассматривать семью и брак в контексте двух взаимо­дополняющих друг друга аспектов: духовного и психологическо­го. Это позволяет получить некий стереоскопический эффект за счет более объемного видения этих вопросов. Принципиальным является то, что красной нитью в работе автора проходит базо­вое положение христианской антропологии о трехуровневом иерархичном строении личности: дух - душа - тело. При этом брак рассматривается как встреча именно двух личностей, но личностей разного пола (само слово «пол» может пониматься как половина целого), а целое и есть единение в браке.

В чем же важность учета трехуровневого строения личности? Если рассматривать человека в контексте телесно-душевном (что чаще всего и происходит в современной психологии), то, к сожа­лению, такая личность становится как бы урезанной, усеченной. При этом усекается самая важная составляющая - духовность. Духовность очень неоднозначно понимается в психологическом контексте, чаще всего как возможность выхода за рамки собствен­ного «эго». Только встает вопрос: а выхода куда, в какую плоскость? На этот вопрос в психологии ответа, как правило, нет. Чаще всего духовные люди в светском понимании - это люди, принявшие высшие образцы человеческой культуры, высшие ценности бы­тия как свои собственные. Другими словами, духовный человек в светском понимании - это культурный человек.

Духовные люди в православном понимании - это, скорее, не те, кто «включен» в мир человеческой культуры, а кто родился духом и стал человеком духовным, обладающим духовным умом, духовно открытыми очами. Человек, вставший на путь воцерковления, очищая свою душу покаянием, постом, смирением от стра­стей, становится все более чутким к духовному миру.

Таким образом, включение духовной составляющей в кон­текст личности позволяет рассмотреть вопросы семьи и брака под принципиально иным углом зрения.

Что же выступает в качестве духовных аспектов семьи и бра­ка? Глубокие православные корни брачно-семейных отношений, которые как никогда актуальны сегодня: жертвенность, правиль­ная иерархия, избавление от собственного эгоцентризма, еди­нение супругов, становление «одной плотью» на уровне духа, души и тела. Автор проводит мысль о том, что именно следова­ние этим принципам позволяет выстроить действительно проч­ное здание семьи, не зависящее от внешних влияний.

Психологические аспекты жизни в семье и в браке также под­робно рассматриваются в данной работе. Это те обстоятельства, которые кажутся мелочами, но, накапливаясь, способны служить поводом для разногласий и конфликтов: общение в семье, спо­соб разрешения конфликтов, сложившиеся эмоциональные сте­реотипы, особенности психологии мужчины и женщины... Зна­ние этих психологических закономерностей позволяет значи­тельно расширить способность членов семьи реально оценивать причины разногласий и увеличивает способности к их разреше­нию. Основным «инструментом» для этого является рефлексия, другими словами, постоянное внимание к себе, своим помыслам, эмоциям. В православном контексте отцы церкви говорят о трезвении как необходимом ежеминутном внимании к себе; именно оно позволяет глубоко познать себя и осознать страстные движе­ния души.

Интересным моментом в книге является параллель, проводи­мая автором между православными духовными закономернос­тями и психологическими аспектами. Например, в контексте важности эмоциональных позитивных отношений матери и ребенка, родительских директив. Характерно, что современные психологические исследования являются подтверждением ис­тин, высказанных отцами церкви, и не противоречат, а лишь подтверждают их с научной точки зрения. Другими словами, можно говорить о сопряженности светского (психологическо­го) и православного (духовного) взглядов на семью и брак. Та­ким образом, рассмотрение духовных и психологических аспек­тов семьи и брака значительно расширяет диапазон восприятия этих важных вопросов, помогает выстроить по-настоящему гар­моничную семью.

Настоятель храма в честь преподобного Сергия Радонежского, профессор, доктор педагогических наук, заведующий кафедрой православной педагогики и психологии Самарской Православной Духовной семинарии

игумен Георгий (Шестун)
* * *
Книга написана опытным психологом, кандидатом психоло­гических наук Морозовой Еленой Анатольевной, много лет по­святившей изучению проблем брака и семьи. Детально разра­ботав проблему на психологическом уровне, после своего воцерковления автор дополнила и переосмыслила труд, вклю­чив в него духовный компонент семьи и брака. В результате по­лучилась книга, с одной стороны, психологически добротная, грамотная и высокопрофессиональная, а с другой, освящающая духовные аспекты брака в русле православной традиции, право­славного предания. Это сочетание является несомненной удачей.

Автор - человек живой и искренний, вдохновенный и энер­гичный. Имея высокий профессиональный статус, она не побо­ялась снова стать студенткой, сесть за парту и получить теологи­ческое образование. Поэтому православное осмысление раскры­ваемой темы в книге выполнено богословски точно. Автор является доцентом кафедры теологии Самарского государствен­ного университета путей сообщения.

Студенты и слушатели ЕА Морозовой отмечают простоту и ясность изложения ею материала, иллюстрируемого примера­ми из многолетней психологической практики. Живой и яркий язык автор сохраняет и в своих печатных работах. Данная книга не исключение. Работа легко читается, сохраняя всю глубину, серьезность проблем, не упрощая их.

Работа публикуется в сложное время, когда институт семьи переживает острейший кризис. Люди мечтают о счастливой се­мье, так же как и много лет назад, но не умеют построить ее, со­хранить любовь, уберечь семейный очаг.

Книга будет полезна студентам вузов, практикующим психо­логам, широкому кругу читателей.

Доцент кафедры православной педагогики и психологии Самарской Православной Духовной семинарии, кандидат психологических наук ИЛ. Подоровская
* * *
Монография Е.А. Морозовой представляет собой глубокое многогранное исследование семьи. В начале книги автор под­робно рассматривает причины кризиса, которые многообраз­ны и имеют глубокие корни. Как врач сначала ставит диагноз, а затем назначает лечение, ЕАМорозова последовательно вскры­вает и анализирует психологические и духовные проблемы се­мьи, показывает путь восстановления семьи через возврат к ду­ховным ценностям и традициям православия.

Книга интересна широтой охвата сложных вопросов семей­ных отношений и подробным их анализом с позиций православ­ной антропологии. Рассмотрен весь жизненный цикл семьи, дана характеристика стадий этого цикла и семейных кризисов, пред­ложены стратегии преодоления возрастных кризисов, рассмот­рены острые проблемы материнства.

Большим преимуществом книги является профессиональный психологический анализ нестроений в семейных отношениях на разных этапах существования семьи. Автор приводит в каче­стве примеров образы православных супругов, их семейных отношений, их любви, доверия, верности, как бы предлагая образ­цы выхода из сложных ситуаций, намечая пути преодоления кон­фликтов на духовном уровне.

Материалы книги могут быть использованы в различных учебных курсах для молодежи, посвященных семье и браку. Про­чтение книги поможет каждому в решении личных проблем.



Доктор психологических наук профессор кафедры методов психологического познания РГПУ им. А.И. Герцена

Е.К. Веселова



Введение
«Умирает семья в России» - такую пессимистическую фразу все чаще и чаще можно услышать повсеместно. И постепенно из нашей жизни уходят такие слова и понятия, как честь, верность, мужество, целомудрие, достоинство. К сожалению, многое ока­залось утрачено, забыто, растоптано. Происходит переоценка ценностей, в результате которой некоторые вещи становятся сегодня не актуальными: хранить верность, иметь несколько де­тей, женщине заниматься домом и семьей.

Актуальным становится следование потребительским, эгои­стическим принципам, насаждаемым в наше сознание в первую очередь средствами массовой информации: «бери от жизни все», «удовлетворяй свои потребности», «живи здесь и сейчас». Все это на пользу семье, конечно же, не идет. Современная семья нахо­дится в глубочайшем кризисе. Тяжело болен и разрушается сам институт семьи. Причем, не лучшие времена семья переживает не только в России, но и во всем мире.

Семейный кризис стал глубоким, разветвленным, он, как ра­ковая опухоль, буквально разъедает весь институт семьи и име­ет различные уродливые проявления. Назовем некоторые из них.

Фактически оказались разрушенными нравственные пред­ставления о браке и семье. Супружеские отношения перестали восприниматься как проявление духовного единства и жертвен­ности, но переродились в эгоистическое удовлетворение соб­ственных потребностей в браке. Это привело к утрате чувства сопричастности, любви, доверия, нежеланию стать «одной пло­тью», поступиться чем-либо ради своего супруга.

Нередко критерием благополучия брака выступает именно чувство удовлетворенности или неудовлетворенности в основ­ных сферах семейной жизни. Мы забыли о том, что трудности и их преодоление являются необходимым компонентом семейной жизни и условием духовного роста членов семьи.

Почти полностью утрачено представление о верности супру­гов и нерасторжимости брака. Так, по статистике Самарской об­ласти за последние годы на 1 ООО образовавшихся пар приходит­ся 786 распавшихся. По сравнению с Россией начала XX века, число разводов в целом выросло на 700%! Сегодня, по данным ВЦИОМ, каждый четвертый ребенок в стране воспитывается в неполной семье, и все больше женщин рожает, не состоя в бра­ке. В 1994 году их было 20%, в 1997 году - 25%, сейчас это число приближается к 30%.

Направленность на создание семьи сменила направленность на свое «я». Система «семьецентризма» с ориентацией на ценно­сти долга, семейную ответственность, рождение и воспитание детей, заботу о старости родителей уступает место системе «эго­центризма», независимости, личных достижений, доминирова­нию ощущений сильного «эго».

В обществе возрастает количество молодых людей, стремя­щихся к так называемым альтернативным формам устройства собственной жизни. В частности, все больше молодых людей и девушек выбирают сознательную установку на одиночество. Бо­лее половины российских девушек и лишь пять процентов швед­ских считают, что замужество необходимо для женщины.

Одинокие люди принимают подобное решение по различ­ным причинам, среди которых психологи выделяют следующие:


  • негативный опыт, вынесенный из родительских семей;

  • рост образования женщины, что часто меняет ее взгляды на представления о самореализации. Она отдает приоритет про­фессиональному росту, карьере и эти установки, естественно, все дальше и дальше уводят ее от «обременяющих» семейных уз. Кро­ме того, получение образования, становление в качестве специ­алиста требует времени, поэтому женщина пропускает детород­ный период;

  • распространенная точка зрения (чаще у мужчин), что лег­че прожить одному, в том числе и из экономических соображе­ний. Низкий материальный уровень, недостаточность государ­ственной поддержки семьи, неопределенность и нестабильность будущего - все это попытки рационального прикрытия соб­ственного нежелания брать ответственность за семью.

Распространенными формами альтернативных семейных отношений стали сожительство и так называемый гражданский брак. Объединяет их в первую очередь то, что мужчина и жен­щина строят свою совместную жизнь без официальной регист­рации и духовного соединения в Таинстве венчания. А различия связаны с двумя моментами: с продолжительностью и стабиль­ностью совместного проживания и с характером социальной представленности своих отношений.

В случае сожительства продолжительность совместного проживания может быть относительно невелика и сопровож­даться неоднократными разъездами и воссоединениями, семей­ные роли недостаточно определены и аморфны, границы такой «семьи» расплывчаты и нечетки, пара публично признает отсут­ствие брачных обязательств.



Гражданский брак характеризуется длительностью и ста­бильностью отношений, наличием достаточно четкой структу­ры семейных ролей: пара может иметь совместных детей, и от­крыто признавать свои отношения как супружеские. Не хватает только самого главного - духовного и юридического соедине­ния. В итоге получается как бы игра в семью, где женщина и муж­чина живут семейной жизнью «понарошку». Почему же они пред­почитают такой вариант совместного существования (другими словами этот союз и не назовешь)?

На эту тему существуют психологические исследования, в ча­стности В.В. Кондратьева показала, что в основе гражданского брака в большинстве случаев лежит психологическая неготов­ность партнеров к принятию ответственности за семью. Сами «супруги» объясняют свой выбор тем, что семью они содержать не могут (не хватает денег), не уверены в правильности выбора (а вдруг встретят кого-то другого, но семья уже есть), желают «по­лучше узнать друг друга». Можно сказать, что в основе таких от­ношений лежит лукавство, недоверие друг к другу, желание под­страховаться. Хотя пользы от такой «страховки» не бывает, один только вред, так как, если люди живут в грехе, то страдают дети, разрушаются души.

Исследования подтверждают, что такого рода опыт совмест­ной жизни не оказывает влияния на благополучие последующе­го брака, то есть можно и «тренироваться», и «совмещаться», но никакой гарантии на будущее нет. Лишь пять процентов таких пар официально регистрируют свои отношения. Как правило, такие пары распадаются.

Большое количество супружеских пар предпочитает откры­тый брак, фактически узаконивающий право на измену. Сторон­ники такого типа брака считают, что если брак существует толь­ко на уровне долга, то он по сути себя исчерпал. А самое главное в браке, по их мнению - это свобода. Но свобода от чего? От дей­ствительно близких отношений, от любви, от заботы? Итог та­ких «свободных» браков в своем большинстве плачевен - смерть супружеских отношений, любви, опустошенность и депрессия.

Все более набирает силу тенденция - появление так называ­емых «двухкаръерных» семей. Это такие семьи, где оба супруга, а не только муж, как в традиционной семье, ставят перед собой задачи профессионального роста и самореализации. В таких со­юзах семейные ценности отходят на второй, третий план, а суп­руги превращаются в «партнеров», коллег, сотрудников.

Во многих семьях в нескольких поколениях отсутствуют муж­чины, все чаще появляется так называемая «материнская семья», где женщина рожает ребенка «для себя» и семья состоит из мамы, бабушки и ребенка.

Попыткой построения искаженных альтернативных отноше­ний являются и гомосексуальные пары, свингерство, конкубинат. Эти грубые пародии на семью неизбежно завершаются глубоки­ми личностными расстройствами, депрессиями, психосоматичес­кими заболеваниями.

Это далеко не полный перечень «альтернативных» вариантов.

Повреждены устои семьи.

..Фактически разрушена традиционная семейная иерархия: зачастую муж не является главой семьи. В силу слабости и пас­сивности он вытесняется на периферию, эмоционально дистан­цируется, в то время как жена начинает занимать лидирующую позицию, становясь добытчиком и кормильцем. Но, как отмеча­ет игумен Георгий (Шестун), семья существует до тех пор, пока главой семьи является муж, и умирает - распадается тогда, когда жена «победит» своего мужа.

Утрачена система послушания детей. Традиционные отно­шения уважения, почитания старших сменились игнорировани­ем их мнения, «самостью», активным противостоянием автори­тету взрослых. В итоге оказалась утрачена старая истина: «ребенок, не почитающий своих родителей, не бывает долголетен»;

Нарушены связи между поколениями. Зачастую мы оказыва­емся «Иванами, не помнящими родства», «перекати-поле», забы­ваем и утрачиваем свои корни, традиции, ценности, разрываем духовные нити, связывающие членов семьи в единое целое.

Утрачено традиционное восприятие родительства и дет­ства.

Катастрофически упал престиж материнства и отцовства. Им на смену пришли культы жизненного успеха, эгоцентризма, про­фессионального роста. По своему составу семья из расширен­ной перешла к «атомарной», состоящей из родителей и одного ребенка.

Как отметил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на семинаре комитета по демографической политике, современные люди не хотят иметь несколько детей не потому, что они беднее своих родителей, дедов и прадедов, а, прежде все­го потому, что желают жить комфортно, не возлагая на себя до­полнительных обязательств... Человек не желает жертвовать со­бой, а ведь готовность к жертве ради другого - важнейший признак любви. Любовь и жертвенность - синонимы.

По результатам исследования ВЦИОМа, 51,9% опрошенных считают идеальной семью с двумя детьми, но реально планиру­ют иметь двух детей лишь 20,7%; идеальной считают семью из трех детей - 17,9%, а планируют иметь трех детей только 3,4% опрошенных.



Увеличивается число бездетных семей. Это те ситуации, ког­да супруги сознательно отказываются от рождения детей, отда­вая приоритет жизни «для себя». Родители все чаще видят в де­тях ненужную обузу и препятствие для достижения жизненных целей.

Продолжает снижаться рождаемость. С1979 по 1990 год сред­негодовой естественный прирост населения РСФСР составлял 769 тыс. человек А в период с 1992 по 2002 год убыль населения достигла одного миллиона человек в год. С учетом утраченного прироста общие потери нации за десятилетие составили около шестнадцати миллионов человек

Последствия подобной тенденции могут быть подобными ситуации, сложившейся в Косово. Академик И. Бестужев-Лада го­ворил о том, что сто лет назад на этом месте (в Косово) жило 2% албанского населения. Но сербские женщины сидели на собра­ниях и таскали шпалы, а албанские женщины сидели у люлек и таскали детей. К концу девяностых годов (притом, что никто туда не приезжал) албанцев стало 90%. И албанцы потребовали при­знания своих прав. Когда вымирает одна цивилизация, ее место тут же занимает другая. И мы не застрахованы от подобного фи­нала. Только политика, проводимая руководством страны в по­следнее время, внушает надежду, что все-таки с нами такого не произойдет, нация сумеет встать на ноги.

Однако пока статистика свидетельствует о том, что две трети всех беременностей в нашей стране заканчиваются абортами. Ежедневно совершается десять тысяч прерываний беременнос­ти. При этом 5% бюджета здравоохранения тратится на аборты. Как итог - ежегодно 50 тысяч женщин утрачивают способность к деторождению.



Здоровье детей также находится под угрозой. Отмечается значительный рост детской заболеваемости. Так, по статистичес­ким данным за последние годы, в России всего 14% детей здоро­вы, 50% детей имеют отклонения в здоровье, 35% - хронически больны. По данным ВОЗ, в высокоразвитых странах, к которым относится Россия, доля новорожденных, у которых фиксируют­ся признаки олигофрении (включая слабые и промежуточные формы) достигает 10-12%. В тяжелой форме болезнь поражает 3-3,5% детей.

Нередко на первый план выступают не только соматические болезни, но и психологические дисфункции, так называемые антропогении. Часто эти нарушения носят латентный, субклинический характер. Как отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Иса­ев, суть их состоит в подавлении и вытеснении духовного уров­ня, что влечет за собой обеднение личности, незрелость, утрату базовых ценностей. Отсутствие четких нравственных представ­лений о добре и зле толкает подростков на путь криминала, ал­коголизма, наркомании.



Семейный кризис проявляется и в особенностях семейного воспитания. Утрачено представление о воспитании как жертвен­ной родительской любви, добровольном «крестоношении», ежедневном труде. Зачастую родители, в силу духовной и пси­хологической безграмотности, откупаются от ребенка дороги­ми подарками: компьютером, одеждой... Тем самым они лишают детей духовной общности, эмоциональной сопричастности, жи­вого общения, обрекая их на одиночество в собственной семье.

Оказались прерванными и педагогические традиции. Дети на­ходятся в условиях постоянных непродуманных экспериментов в школе. Родители проявляют удивительную педагогическую не­подготовленность в вопросах развития и воспитания ребенка, не имеют элементарных представлений о духовно-нравственной сфере и особенностях ее формирования.

Причины кризиса семьи многообразны и имеют глубокие корни.

В первую очередь они связаны с утратой духовности и глобаль­ной ломкой социальных стереотипов. Современный человек заблудился в понятиях «можно», «нельзя», «хорошо», «плохо», пре­сытившись вседозволенностью и свободой. Но свободой от чего? Все больше и больше напрашивается вывод, что свободой от сво­ей совести и тех духовных, нравственных законов, которые были всегда и которые никто не отменял. Формальная отмена про­изошла с момента октябрьской революции, когда все стало «мож­но», когда церковь, православие стали топтать, убивать, а вместе с этим стали убивать целомудрие, верность, любовь и, по боль­шому счету, весь институт традиционной семьи. Возвышенная христианская этика любви все более стала вытесняться представ­лениями о «свободе» секса и праве каждого человека потворство­вать своим желаниям.

Людям «разрешили» создавать и вторую, и третью семью, из­менять, отменили венчание. Была развернута целая программа по социализации женщин. Женщина стала «бороться» за равно­правие с мужчинами, эмансипироваться (как правило, в ущерб семье). Семья как институт начала умирать медленной и мучи­тельной смертью. Сколько лет потребуется на ее восстановле­ние? Этого никто не знает.

Следующая причина связана с глубинным духовным кризи­сом личности, наступившим в результате «экспериментов» со свободой. Об этом подробно говорил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий на форуме, посвященном демографичес­кой политике в Самарском регионе. По словам Владыки, кризис личности порождает кризис семьи. Спасем личность, возродим духовность - спасем наши семьи.

В этой связи доктором медицинских наук, профессором Рос­сийской медицинской академии, экспертом Госдумы И.А. Гундаровым были проведены исследования по анализу причин суще­ствующего кризиса общества и депопуляции русского народа. Автор задумался о страшном росте смертности среди работо­способного населения, начавшемся в 1990-е годы. С этого вре­мени величина депопуляции (вымирания населения России) со­ставила примерно 0,7% в год. Почему?

Для ответа на этот вопрос исследователем была проанализи­рован ряд различных факторов: ухудшение экологии, злоупот­ребление спиртными напитками, курение, бедность, гиподина­мия, стрессы, гипертония... Но в итоге значимость этих факторов не была подтверждена, оставался загадочный «фактор икс», ко­торый и отвечал за вымирание нации.

Автор задался вопросом, а не связан ли он с духовными при­чинами, которые ранее во внимание не принимались. В связи с этим Гундаров и группа исследователей стали изучать влияние нравственности, распространенности грехов на современное состояние в демографии и выяснили следующее. Да, действитель­но, эта связь существует. Доказано, что смертность в обществе всего на 30% определяется экономическими и другими причи­нами, а на 60-85% обусловлена именно духовными искажения­ми. В частности, ростом таких грехов, как гордыня (которая есть не что иное, как самость, амбициозность, нацеленность на ре­зультат любой ценой), уныние (депрессия), сребролюбие, жад­ность, когда материальное благополучие ставится во главу угла.

Существенное возрастание греховного неблагополучия в об­ществе дало толчок к резкому скачку смертности. Анализируя причины демографической катастрофы в России, Гундаров ут­верждает: «Наука не предполагала, что существует народ, обла­дающий столь высокой духовной организацией и реагирующий так драматично на нравственное насилие». И, по словам автора, выход один - это путь каждого из нас к Храму, духовное возрож­дение личности, которое приведет к духовному возрождению общества.

Другая причина семейного кризиса связана с агрессивной эк­спансией западных стереотипов и некритичным их усвоением. Насилие, секс, культ непрекращающихся развлечений в любых вариантах активно насаждаются средствами массовой инфор­мации, все более превращая людей в плоть.

В наших школах усиленно насаждаются очень тонко завуалиро­ванные деструктивные программы, такие как «Планирование се­мьи», «Ответственное родительство», «Умение сказать нет», програм­мы «толерантности» по отношению к сексуальным извращениям и «легким» наркотикам, которые являются не чем иным, как скры­тым методом негативного воздействия на души детей.

Одно из опаснейших западных движений, которое активно насаждалось в нашей стране и повсеместно внедрялось во всех школах - деятельность ассоциации «Планирование семьи». Под внешне благовидными целями - «безопасный» секс, контрацеп­ция - протаскивались идеи, направленные на развал института семьи и сокращение численности населения. Не так давно одна известная женщина-политик призывала к массовой стерилиза­ции малоимущих женщин, чтобы «нищету не плодить». И вот, мы «не плодим» уже почти никого.

Все идеи «Планирования семьи» можно представить в виде слоеного пирога. Самый верхний слой - коммерческий: фарма­кологические компании стремятся как можно шире распрост­ранять свою контрацептивную продукцию, аборты тоже прино­сят прибыль, источник заработков есть и в проведении школь­ных секс-программ. Второй слой - это слой нравственный, вернее, безнравственный. В «половом воспитании» весьма заин­тересованы дельцы от порнографии. Это позволяет им выращи­вать кадры потребителей и производителей соответствующих товаров и услуг. Следующий слой - идеологический, геополити­ческий: снижение рождаемости ослабляет государство и в конеч­ном итоге ведет к его уничтожению. В самом низу находится потаенный, оккультный слой. Известно, что основателем движе­ния «Планирование семьи» является Маргарет Зангер, которая предлагала планировать численность населения, уничтожая не­полноценных, убогих, больных. И мы знаем, к чему привела эта точка зрения в годы Второй мировой войны.

Маргарет Зангер утверждала, что люди, оставшиеся на свобо­де, «создадут поистине рай земной» путем высвобождения сво­ей сексуальной энергии, которая в союзе с научным подходом позволит создать расу гениев. И тогда «человечество облагоро­дится и приобретет бессмертие», «откроет секрет вечной жиз­ни». «Старая традиционная мораль с ее представлениями о по­роке и болезни, с ее осуждением беспорядочных половых связей и проституции, постепенно отмирает... она слишком безответ­ственна и опасна как для отдельной личности, так и для соци­ального благополучия в целом», - провозглашала Зангер.

Основной постулат «Планирования семьи» - снятие всячес­ких запретов, ограничений, норм; ведь все это мешает раскры­тию внутреннего потенциала ребенка. «Каждый должен выраба­тывать свои собственные законы, которые бы действовали на определенном этапе его жизни...», «Устраните моральное табу, связывающее человечество и телесно и духовно, освободите индивидуума от рабства традиции» - такие призывы буквально пропитывают подобные школьные программы.

Слава Богу, в 2000 году эксперты МВД отнесли Российскую ассоциацию «Планирование семьи» к оккультным центрам. Од­нако экспансия Запада еще не окончена.

Еще одна причина кризиса семьи - разрыв родственных тра­диций и связей. Как отмечал Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий, с корнем оказался вырванным традиционный се­мейный уклад.

Молодые люди стремятся к самостоятельности и пренебре­гают родительскими советами, считая, что они-то уж лучше зна­ют, что им нужно. Утрачена традиция родительского благосло­вения, родителей перестали почитать. Юношей и девушек убедили в том, что можно иметь не одного мужа или жену на всю жизнь, а несколько «партнеров». Можно и изменять, можно, если разлюбил, полюбить вновь и разойтись с надоевшей супругой или супругом. Семьи распадаются, потому что ими не дорожат, они перестали быть ценностью.

Так есть ли выход из кризисной ситуации, сложившейся в на­стоящее время в сфере семьи и семейного воспитания? Каким бы кризис ни был глубоким, тем не менее выход из него суще­ствует. Помочь в преодолении кризисной ситуации в первую очередь может восстановление в общественном сознании тра­диционной ценности брака, семьи, престижа материнства и от­цовства, что неразрывно связано с православной традицией. По словам Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия, наше спасение, спасение семьи состоит в возврате к духовным кор­ням, традиционным ценностям. То есть, к духовной личности, семье, патриотизму, ответственности перед Богом, опыту благо­честия.

Возрождение отечественной культурно-исторической и духов­ной православной традиции возможно через систему образования, преподавание курсов «Православная культура», «Православная семья» в вузах и школах. Вернем православие в образование - спа­сем будущее наших детей. Очень важно с детства, юности форми­ровать правильную иерархию ценностей, среди которых на пер­вом месте должна быть семья, уходящая своими корнями в духов­ные православные традиции, так как только через возрождение традиционного семейного уклада возможно сохранение и укреп­ление современной семьи. Другого пути нет, ибо «дом беззакон­ных разорится, а жилище праведных процветет» (Притч. 14, 11).





Часть I

Семья и брак: основы






Глава 1
СУЩЕСТВУЮЩИЕ ПОДХОДЫ К БРАКУ И СЕМЬЕ
Семья и брак это «остаток рая на земле...»
Брак - это Божественный обряд. Он был частью за­мысла Божия, когда Тот создавал человека. Это самая тесная и самая святая связь на земле...

Брак - это соединение двух половинок в единое це­лое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна. Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за сча­стье и высшее благо другого.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры о значении семьи и семейной жизни
Семья и брак: с точки зрения психологии и церкви
Для того, чтобы говорить о природе семьи и брака, посмот­рим, как определяют значение этих понятий различные источ­ники. Перед этим хотелось бы привести обзор метафорических представлений о семье, предложенных школьниками старших классов. По их мнению, семья - это:

  • город, который нам предстоит построить и сохранить;

  • психологически замкнутый круг;

  • веник, который трудно сломать;

  • четыре ножки стола, объединенных общей столешницей;

  • гавань, где тебя ждут;

  • моя тень в солнечный день;

  • красивый букет;

  • ванна, наполненная теплой водой и обильной мягкой пеной;

  • гнездо ласточки;

  • грибница опят;

  • те люди, с которыми хорошо в жизни;

  • молекула;

  • оркестр, играющий одну музыку;

  • раковина;

  • зонтик, который защищает от дождя;

  • моя крепость;

  • маленькая вселенная.

Можно заметить, что практически все определения содержат общие признаки. Во-первых, это целостность; во-вторых - за­щита. Эти характеристики можно отметить и в традиционных определениях семьи и брака. Вот наиболее распространенные из них.

В современной психологии семейных отношений общепри­нятым является определение Н.Я. Соловьева. По мнению авто­ра, семья - это малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, то есть отношениях между мужем и же­ной, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими род­ственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

Понятно, что это определение не охватывает всей полноты семейных отношений, в нем не хватает нескольких важных зве­ньев. В Российской педагогической энциклопедии говорится: «Се­мья - это основанная на браке или кровном родстве малая груп­па, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью». Таким образом, подчерки­вается не только общность быта и кровного родства, но и взаим­ные нравственные обязанности членов семьи. Однако основы семьи не только нравственны, но и духовны по своей природе.

В православной традиции семья - это «малая церковь». По­чему именно церковь? Вспомним, что понятие «церковь» изна­чально означает собрание, объединение, единство людей в Боге. Поэтому и христианскую семью можно понимать как единство нескольких любящих друг друга людей, скрепленное живой ве­рой в Бога.

Мы знаем, что Церковь никогда не была гарантом благополу­чия, безмятежного спокойствия. С момента своего основания она подвергалась непрерывным гонениям, переживала беды, паде­ния, но неизменно выживала, укреплялась за счет единения и живой веры ее членов. Так и семья: ей приходиться переживать и бури, и трудности, а иногда и лишения. Но эти невзгоды в лю­бящей семье лишь еще больше укрепляют ее членов и позволя­ют им духовно возрасти.

В основе семьи лежит брачный союз. Между понятиями «брак» и «семья» существует тесная взаимосвязь, но в сути этих понятий есть и немало специфического. Социальный психолог А.Г. Харчев определяет брак как исторически меняющуюся социальную форму отношений между женщиной и мужчиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и устанавливает их супружеские и родительские права и обязанности.

Данное определение, конечно, не раскрывает всей полноты и глубины брака, который есть, прежде всего, таинство, тайна. В христианской традиции брак «есть таинство, в котором при сво­бодном обещании верной любви освящается супружеский союз жениха с невестой для чистого рождения и воспитания детей и для взаимного вспоможения во спасении».

Таинство брака состоит в свободном соединении двух лич­ностей, но личностей разного пола. Само слово «пол», как отме­чает игумен Георгий (Шестун), означает «половина». Бытие пол­ноценное, которое каждый человек ищет, обретается через благодатный союз мужчины и женщины, когда два будут «одна плоть».

Брак, по словам апостола Павла, «тайна сия великая есть». И се­мья - это естественное раскрытие тайны пола в нас. Все богат­ство, вся полнота личности раскрывается в браке, когда супруги начинают видеть окружающий мир через призму личности дру­гого, тем самым расширяя свое восприятие и делая его более объемным.

С проблемой брака тесно связана проблема двуединства че­ловеческой природы, которую подробно раскрывает ИА Подоровская. В чем заключается смысл двуединства человеческой природы? Обратимся к Священному Писанию, которое повеству­ет нам о том, что сотворением собственно человеческой приро­ды творение человека не заканчивается. В Бытии (1,26) говорит­ся: «И сотворил Бог человека (в единственном числе), мужчину и женщину сотворил их (число множественное)». Согласно пер­вой книги Бытия, изначально человек представлял собой две че­ловеческие ипостаси (мужскую и женскую), существующие в единстве природы.

Все творение Божие «весьма хорошо». Это вечное определе­ние тварного бытия, данное ему Богом. Но после того как Бог, завершая творение мира, создает высшее существо, венец тво­рения - человека, Он как бы высказывает неудовлетворение тем, что Сам создал, и говорит: «Не хорошо быть человеку одному. Сотворим ему помощника соответственного ему» (Быт. 2, 18). «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и при­вел ее к человеку» (Быт. 2, 22). Таким образом, Бог берет часть человеческих качеств (свойств) от Адама и творит Еву, т. е. берет от Адама Еву.

Единое человеческое существо, полнота становится разделен­ной на две половины, на две взаимодополняющие части. Обра­зуется два пола: мужской и женский. И эти две половины стре­мятся отныне соединиться вместе онтологически, бытийно. Из этого можно сделать следующий вывод о том, что разделил Бог, то только Он и может соединить снова. И это происходит в та­инстве венчания. По словам игумена Георгия (Шестуна), в таин­стве венчания два отдельных человека умирают, но рождается новое «существо» - семья, «мы».

После того как среди животных не нашлось Адаму помощника соответственного ему, Бог приводит к нему жену, и Адам говорит: «Вот плоть от плоти моей, и кость от кости моей». Интересно, что слово «вот», в славянском переводе «се» является в данном случае бледным переводом с еврейского. В еврейском тексте стоит меж­дометие, выражающее восклицание, при этом наиболее точным его переводом на русский язык является восклицание «Ура!».

Таким образом, как отмечает иерей Олег Давыденков, анализ Священного Писания позволяет сделать вывод о том, что разде­ление полов совершается с целью удовлетворения потребности в общении и соединения в любви свободных и отличных друг от друга ипостасей, созданных по образу и подобию Божию. Как предвечно соединяются между собой энергиями любви Три Ипо­стаси Божиих, так и человек призван соединиться со своей по­ловиной.

В синодальном переводе говорится о жене как о помощнице, которая сотворена для мужа. Однако некоторые исследователи-библеисты считают, что правильнее было бы перевести: сотво­рим ему восполняющего, который бы был перед ним.

Профессор Троицкий в книге «Христианская философия бра­ка» замечает, что в Священном Писании говорится не о воспол­нении в труде, а о восполнении в бытии. Жена, прежде всего, нуж­на мужу, как его alter ego, второе «я». Итак, библейское повество­вание постулирует истину о двуединстве человека, реализуемо­го в брачном союзе мужчины и женщины как равносущных, со­единенных любовью ипостасей.

Значимость брака высока, о чем свидетельствует Святое Еван­гелие: Господь Бог свое первое чудо по претворению воды в вино совершил именно на бракосочетании в Канне Галилейской.

Однако существует и другой, альтернативный вариант бы­тия - монашество, который является уделом избранных. В этом случае через единение с Богом человек еще при жизни обретает ангельские свойства и полноту своей личности. Профессор, про­тоиерей Глеб Коледа говорил о том, что монашество подходит для тех, кто богат любовью, человек же обычный научается люб­ви в браке.

Для того чтобы рассмотреть цели брака и условия его суще­ствования, необходимо коснуться положений психологии и хри­стианской антропологии о строении личности.




Дух, душа и тело
Мы знаем, что в психологии понимание личности зачастую зависит от того угла зрения, под которым ее рассматривает ис­следователь. Именно он, руководствуясь своими субъективными критериями, будет определять значимость тех или иных фраг­ментов личности. Понятно, что подобный подход значительно сужает ее восприятие и не дает возможности увидеть целостную картину.

Понимание личности в христианской антропологии значи­тельно отличается от светского психологического: раздвигая рамки ее узкого мирского восприятия, оно говорит о том, что личность - это прежде всего духовное проявление человеческой природы.

И, как отмечает игумен Георгий (Шестун), «личность является показателем человека как особенного творения Божия. Лич­ность - это перерастание человеческой природы». Именно выход за рамки врожденных, исходных данных, прорыв в вертикальную систему координат, духовное возрастание делает человека лич­ностью.

Духовность в традиционном психологическом и православ­ном понимании имеет разный смысл. Так, в «Кратком психоло­гическом словаре» духовность определяется как «высший уро­вень развития и саморегуляции зрелой личности, на котором основными мотивационно-смысловыми регуляторами ее жиз­недеятельности становятся высшие человеческие ценности».

Современные отечественные психологи В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев констатируют тот факт, что «в философско-психоло­гической литературе духовное начало человека связывают с об­щественным и творчески-созидательным характером его жиз­недеятельности, с включенностью человека в мир культуры». При этом духовные искания человека фиксируются в продуктах его художественно-эстетической деятельности - произведениях литературы, изобразительного искусства, музыки, театра. Таким образом, в психологии духовный человек - это прежде всего культурный человек.

С точки зрения христианской антропологии духовный уро­вень личности рассматривается как системообразующий ком­понент, интегрирующий человека в единое целое, в личность, созданную по образу и подобию Божию. Дух, духовность, по сло­вам Григория Богослова, есть «частица Бога», которая есть в каж­дом человеке, и делает человека действительно человеком.

Дух не является материальным, однако мы можем «узнать» его по следующим проявлениям. Это голос совести, служение, спо­собность к самопожертвованию, безусловной любви, патрио­тизм, страх Божий, жажда познания Бога.

Архимандрит Рафаил (Карелин) пишет, что «обычно дух че­ловека находится в неком спящем состоянии, ибо погребен на­шими страстями и как бы оцепенел, омертвел. В сердечной мо­литве пробуждается человеческий дух». Именно молитва способна восстановить разрушенную духовную связь человечес­кого духа с божественным духом, ту связь, которая была разор­вана в результате грехопадения.

Святитель Тихон Задонский пишет, что «духовный человек - внутренний человек. Рождается он в момент крещения от воды и духа. Духа никто не может поработить, связать, пленить, и по­этому все духовные - свободны». Сходным образом высказыва­ется епископ Игнатий Брянчанинов: «Человек называется духов­ным, если имеет в себе духа Божия».

Таким образом, духовные люди в православном понимании, это не те, кто включен в мир культуры (хотя понятно, что одно другому не мешает), а кто родился духом и стал человеком ду­ховным, обладающим духовным умом, духовно открытыми оча­ми. Раскрытие духовного уровня в личности происходит по мере воцерковления, очищения души от страстей постом, смирени­ем, Таинством покаяния.

К сожалению, в настоящее время частым бывает наличие ла­тентной духовности, пребывание ее в некоем «дремлющем», по­давленном, вытесненном состоянии. Это та ситуация, когда чело­век, возможно, и не подозревает о наличии духовности или имеет об этом весьма слабое представление, руководствуясь в своей повседневной жизни голосом страстей наличного «я». Это весь­ма типично для невоцерковленного современного человека, на­целенного на приобретение жизненных благ «здесь и теперь» в этой временной, земной жизни, далекого от Церкви и Бога.

И эта ситуация представляется чрезвычайно опасной. Много­численные исследования подтверждают, что в основе многих се­мейных и личностных проблем лежит глубинное подавление именно духовного уровня человека. Невозможность увидеть и осознать себя как творение Божие формирует устойчивые стерео­типы «твари» с соответствующими эмоциональными и поведен­ческими комплексами вне морали и нравственности, во главе угла которых - удовлетворение любых своих желаний и потребнос­тей, несмотря ни на что, жизнь по принципам «хочу» и «мне».

Поэтому очень важным видится «взращивание» духовного уровня личности. Это позволит человеку услышать голос Бога в своей душе и перейти из горизонтальной в вертикальную систе­му координат, в которой определяющей станет именно духов­ное возрастание.

Важнейшим в этом процессе будет и иерархическое выстра­ивание личностных уровней, о которых подробно говорят отцы Церкви. И эта иерархия: дух - душа - тело. Так, Святой Иустин писал: «Тело есть жилище души, а душа - жилище духа; и эти три сохраняются в тех, которые имеют надежду и веру в Бога».

Душа, душевный уровень соприкасается как с вышележащим Духовным, так и нижележащим телесным. Ее внутреннее содер­жание включает: чувства (аффекты), волю, разум, которые свя­заны между собой духовно-нравственными стержнями. При ослаблении этих связей происходит распад этого уровня и всей личности в целом.

Человек, имеющий иерархическое устроение личности с до­минантой на душевном уровне (душевный человек) ограничен рамками земного бытия и нацелен на развитие в горизонталь­ной плоскости: карьера, профессия, развитие способностей, эмо­циональная жизнь - все это, будучи оторванным от духовного контекста, может увести далеко в сторону от жизни вечной. Апо­стол Павел так говорил о душевном человеке: «Душевный чело­век не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почи­тает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2, 15).



Телесный уровень в личности - инстинктивный уровень, ко­торый нацелен, прежде всего, на удовлетворение потребностей в еде, крове, продолжении рода. В то же время, это внешняя фи­зическая оболочка, в которой обитает душа. Человек, центриро­ванный на этом уровне (плотский человек), ограничен потреб­ностями тела и, как правило, не замечает в повседневной жизни проявлений Божественного. Апостол Павел так говорил о плот­ских людях: «И я не мог говорить с вами, братия, как с духовны­ми, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, потому что вы еще плотские. Ибо, если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы и не по человеческому ли обычаю поступаете?» (1 Кор. 3, 1-3).

Как отмечает профессор В.В. Медушевский, правильное уст­роение человека иерархично. Слово «иерархия» переводится как священноначалие. Ведущее место, как отмечалось выше, должен занимать дух человеческий, который, питаясь Духом Святым, оду­хотворяет душу, которая, в свою очередь преображает и освяща­ет тело.

А каким образом может воплощаться иерархичность лично­сти в супружеских отношениях? Следует отметить, что проблема иерархичности находится на пересечении двух глобальных ка­тегорий: личности и семьи. Они являются тесно сопряженными между собой, т. к брак, лежащий в основе семьи, как отмечалось выше, - это встреча и соединение двух личностей разного пола в единое целое. При этом и семья и личность являются непостижи­мыми рациональным путем тайнами, которые тесно переплетены.

Хочется сделать акцент на том, что современная семья страда­ет в большой степени потому, что в ней встречаются душевные или плотские люди с усеченной духовностью. Они искренне пред­полагают, что наипервейшая задача в браке - удовлетворить соб­ственные потребности и нужды, и если этого не происходит, на­чинают искать причину неудовлетворенности в своей половине. С этой позицией сопряжен целый комплекс психологических проблем и сложностей, в основе которых лежит эгоцентричес­кая нацеленность супругов. Именно она толкает их на поиск «ви­новного» в семейных проблемах. Однако такая установка изна­чально проигрышна, т. к вне духовного роста супругов приводит к хроническим семейным конфликтам и зачастую к распаду се­мьи. Поэтому духовный рост отдельной личности есть предпо­сылка к сохранению всей семьи. И если супруги встанут на этот путь, то постепенно они смогут открывать друг в друге образ Бо­жий, который является ядром личности.

И еще один аспект проблемы воплощения иерархичности в семье обусловлен тем, что в браке могут соединяться люди с про­тивоположным иерархическим устроением. В этом случае воз­никает другой комплекс проблем, в основе которых лежит несо­ответствие базовых потребностей супругов. Например, одна половина тяготеет к духовному, живет церковной жизнью, лю­бит молитву и пост, а вторая имеет преобладающие телесные или душевные потребности. Как говорил в этой связи апостол Павел «мне вас жаль», так как такой брак неизбежно содержит страда­ние, обусловленное мощным взаимовлиянием и взаимопроник­новением личностей супругов.

Поэтому еще до создания брака важно оценить, с кем будет создаваться единое целое. Однако здесь содержится антиномия, которая определяется тем, что чудо и тайна брака в том и со­стоит, что Господь часто соединяет, казалось бы, несоединимое. И это происходит неслучайно.

В связи с этим святые отцы говорили, что «неверующий муж спасается через верующую жену» и наоборот. Это происходит тогда, когда более духовный супруг или супруга сумеет смирить­ся с тем, что «отстающий» не принимает их ценностей и будет терпеливо молится за свою половину и любить безусловно. И в этом случае, возможно, Господь рано или поздно откроет духов­ные очи «отстающего» и поможет ему стать «новым» человеком.

И если супруги не оставят путь духовного самораскрытия, то они смогут построить действительно крепкую семью.

А если более духовный супруг не желает смиряться и его тя­готит крест семейной жизни? В этом случае возможен развод и поиск новых, более гармоничных отношений. Однако, как по­казывает практика, в новом браке разведенные супруги сталки­ваются с теми же проблемами, которые были не разрешены в предыдущей семье, возможно, даже в более тяжелом варианте. И тогда опять человек встает перед дилеммой: смиряться, любить и просить помощи Божией или разрывать отношения и искать что-то другое. Каждый человек определяется сам в своем выбо­ре, так как обладает величайшим даром свободы.

Соответственно трем уровням в личности человека можно выделить и три стороны в браке. Это телесная (биологическая), душевная (социальная) и духовная стороны. В свою очередь этим трем сторонам соответствуют основные цели в браке.


Основные цели в браке
На телесном (биологическом) уровне, как отмечал святой Иоанн Златоуст, смысл брака - это удовлетворение естествен­ного телесного физиологического влечения, которое заложено в нас изначально. Другими словами, брак есть узаконенное сред­ство поддержания общественной нравственности.

Результат телесной, биологической близости - дети, которые являются важнейшим плодом брака. Однако телесная близость не всегда необходимый атрибут. Известны случаи, когда супру­жеские пары соблюдали невинность и целомудрие. Например, так жили святой праведный Иоанн Кронштадский и его жена. Каждый из них дал обет целомудрия еще в юности, и соедине­ние в супружестве было поистине ангельским. Люди, знавшие этих супругов, поражались необыкновенной нежности, с кото­рой они относились друг к другу. Но понятно, что на подобные отношения в браке способны немногие.

На душевном (социальном) уровне цель брака - это взаимная поддержка, преодоление изолированности, обретение эмоцио­нальной близости, чуткости через разделение всех радостей и бед. На этом уровне в браке расцветает глубокая нежность, смысл которой заключается в живом чувстве взаимного восполнения друг друга.

Как отмечал профессор, протоиерей В. Зеньковский, «...исче­зает чувство своего «я» как отдельного человека, во внутреннем мире и внешних делах муж и жена чувствуют себя лишь частью какого-то общего целого - один без другого не хочет ничего переживать, хочется все вместе видеть, делать, быть во всем все­гда вместе». И эта нежная забота друг о друге помогает сформи­роваться заботе о других людях, когда муж и жена, преодолев свой изначальный эгоизм, становятся открытыми для всех лю­дей. Так рождается социальная, душевная чуткость.



На духовном уровне цель брака глубока: это восстановление своей изначальной целостности, первообраза по образу и подо­бию Божию через безусловную любовь и принятие другого как самого себя. Это раскрытие через другого человека всей полно­ты личности.

В браке происходит преображение человека, расширение его личности, преодоление экзистенциального одиночества и зам­кнутости на самом себе. В браке человек начинает видеть мир по-особому, через другую личность, с которой соединяется в еди­ное духовное целое.

Реализация этой задачи в браке - это «создание остатка рая на земле». Это тот островок, который не был уничтожен катас­трофами, катаклизмами, это тот оплот, который созидают двое в великом таинстве любви.

Для каждого из членов семьи брак, семья становятся школой любви, в которой постоянно учатся отдавать себя другим, забо­титься, оберегать. На основании взаимной супружеской любви рождается родительская любовь, ответная любовь детей к роди­телям, бабушкам, дедушкам, братьям и сестрам. В духовно здо­ровой семье все общее: радость и горе. Все события семейной жизни объединяют и усиливают чувство взаимной любви.

Профессор, протоиерей Глеб Коледа говорил о том, что чело­век научается любви в браке. Люди же современные часто ищут в супружестве не школы любви, а самоутверждения и удовлетво­рения своих страстей. Такой брак изначально обречен на распад. В православной традиции семейная жизнь воспринимается как «путь ко спасению» через другого человека, восхождение к кото­рому связано с несением «креста» повседневных обязанностей, взаимных забот, сотрудничества, понимания, согласия.

Единение супругов в браке очень глубоко, и оно происходит на всех личностных уровнях: духовном, душевном, телесном. Это единение столь велико, что часто можно наблюдать, что супру­ги, прожившие вместе длительное время, становятся похожи те­лесно и душевно.

О единении в браке прекрасно сказала святая мученица ца­рица Александра:

«Еще один важный элемент в семейной жизни - это единство интересов. Ничто из забот жены не должно казаться слишком мелким, даже для гигантского интеллекта самого великого из мужей. С другой стороны, каждая мудрая и верная жена будет охотно интересоваться делами ее мужа. Она захочет узнать о каждом его новом проекте, плане, затруднении, сомнении. Она захочет узнать, какое из его начинаний преуспело, а какое нет, и быть в курсе всех его ежедневных дел. Пусть оба сердца разде­ляют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз за­бот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им следует вместе хо­дить в Церковь, молиться рядом, вместе приносить к стопам Бога груз забот о своих детях и обо всем дорогом для них. Почему бы им не поговорить друг с другом о своих искушениях, сомнени­ях, тайных желаниях и не помочь друг другу сочувствием, слова­ми ободрения. Так они и будут жить одной жизнью, а не двумя. Каждый в своих планах и надеждах обязан подумать и о другом. Друг от друга не должно быть никаких секретов. Друзья у них тоже должны быть только общие. Таким образом, две жизни со­льются в одну жизнь, и они разделят и мысли, и желания, и чув­ства, и радость, и горе, и удовольствие, и боль друг друга».






следующая страница >>