Этика и культура в системе стратегического управления - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа учебной дисциплины «Теория и практика стратегического управления». 2 438.13kb.
Сущность и общая характеристика стратегического управления: этапы... 1 31.41kb.
«Живая Этика и Культура. Идеи наследия семьи Рерихов в нашей жизни»... 1 60.28kb.
Процессы управления стратегическими изменениями 1 114.92kb.
Тема Информационные технологии формирования кадровой политики, стратегического... 1 274.87kb.
Обращаясь к проблеме этики в сфере коммуникаций, следует различать... 1 48.95kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «Стратегический и инновационный... 1 26.15kb.
Теоретические основы стратегического планирования на предприятии... 16 1819.25kb.
Учебный год вопросы по курсу «Стратегический маркетинг» для зфо,... 1 26.32kb.
В каком соотношении находятся понятия "управление" и "менеджмент" 1 65.93kb.
Организационная культура управления современных предпринимательских... 1 393.87kb.
На всероссийском съезде практических психологов образования принят... 1 76.46kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Этика и культура в системе стратегического управления - страница №1/1

Этика и культура в системе стратегического управления
Этика и культура все активнее проявляются в стратегическом управлении. Так, сочетание общественного, экономического и исследовательского интереса к проблемам этики определяет современное состояние практической и теоретической работы в этой области. Активное общественное вмешательство в экономические процессы на всех уровнях хозяйствования дополняется интенсивным развитием форм этики и увеличением связанных с ней мероприятий. Отдельные исследовательские группы и школы пытаются осмыслить этот возросший интерес и обосновать его причины, дать терминоло­гическую интерпретацию этики и на этой основе вырабо­тать соответствующие рекомендации. В свою очередь стратегическое управление и культура также тесно взаимосвязаны, их связи многочисленны и разнообразны. Это проявляется в том, что культура как бы создает единый язык, универсальные способы общения в производственной организации, закрепляет формы организационных структур и системы управления, делая их более восприимчивыми к культурным традициям, ментальности и общим «правилам игры» в рыночной экономике.

Интерес к этике в немецком культурно-языковом пространстве проявляется в конце 40-х годов XX в. Центром исследова­ний на начальном периоде считалась Высшая школа торговли в Сент - Галлене Швей­цари, а пионером в этой области принято называть Артура Лизовски профессора данной школы. Его вводная лекция на тему «О смысле органичного хозяйствования» состоялась в 1932 г., а в своей работе «Основные проблемы экономики предприятия», опубликованной в 1954 г., на­чинает исследование экономической этики на уровне предприятия. В конце 70-х гг. XX в. данная тема вновь привлекла внимание, отча­сти за счет содержательного дополнения в виде этики менеджмента, занимаю­щейся проблемами стиля управления и изучающей ценностные представления управляющего персонала.

В 60-х гг. некоторые американские школы бизнеса начинают предлагать своим студентам учебные курсы по социальной ответственности бизнеса. В качестве самостоятельной специальности и учебного предмета деловая этика сформировалась в Америке к 70-м годам. Важным, хотя и несколько необычным, эпизодом стало пожертвование в размере 30 млн. американских долларов, сделанное в 80-е гг. Джоном Шадом Гарвардской школе бизнеса, которое сопровождалось наставлением развивать тему предпринимательской этики и убеждать студентов в том, что моральное поведение экономически оправданно. В Европе развитие предпринимательской этики шло не такими быстрыми темпами. В 1966 г. выходит в свет работа Ходжеса «Предприя­тие и мораль. Социальная ответственность предпринимателя»

Дополнительные импульсы развитию предпринимательской этики придала концепция «Социальная работа корпораций», разработанная в США в конце 60-х гг. Ее ключевыми пунктами были «социальный аудит» и «доклад общественности». После длитель­ной подготовки, в 1977 г., американский институт сертифицированных бухгалте­ров опубликовал рекоменда­ции компаниям - «Измерение социальной работы корпораций - определение воздействия деловой активности на общество». Рекомендации охватывали следующие области природная среда, не возобновляемые ресурсы, человеческие ресурсы, поставщики и клиенты, продук­ты, услуги и клиенты, общество и община, опыт в общественной деятельности. Подход, также внесший свой вклад в развитие предпринимательской этики, представляет концепция «качества жизни», введенная в 1972 г. и побудившая некоторые фирмы предоставлять периодический «доклад общественности» о своей деятельности. Такой отчет, получивший название «социального баланса», впервые подготовлен немецким отделением компании Shell в 1972 г.

Объективная необходимость обоснования проблемы, связанной с предпринимательской этикой, обусловлена недостаточной изученностью этого вопроса в рамках стратегического управления. При этом наблюдаются значительные различия в степени их научного осознания и разработки между отдельными национальными экономическими школами и традициями. При относительно высокой интенсивности исследовательской работы по проблемам предпринимательской этики в странах Западной Европы и, прежде всего, Германии и Америки российская экономическая наука этим проблемам должно­го внимания пока не уделяет. Ситуация усугубляется затруднением с доступом к публикациям по актуальным вопросам предпринимательской этики, так как боль­шинство из них не издано на русском языке.

Среди национальных школ в области предпринимательской этики особое место принадлежит немецкоязычной научной традиции, основы которой заложены немецким экономическим либерализмом Ф. Бема, В. Репке, А. Мюллер-Армака, В. Ойкена. В современных условиях ведущими специалистами признаются К. Хоман, П. Ульрих, Штайнманн и Лер. Смежные темы экономической этики разрабатыва­ются П. Козловски, Дж. Эндерле, Дж. Виландом. При этом необходимо отметить и вклад теологической традиции католицизма и протестантизма (А. Рих). При различии взглядов этих исследователей на предпринимательскую этику, минимальный консенсус между ними связан с признанием все возрастающего значения этики в стратегическом управлении в экономических условиях современности.

Проблемы становления рыночного хозяйства в России и вклад в эти процессы морально-этических норм привлекает внимание отдельных отечественных исследователей. Среди них необходимо отметить работы Р. Нуреева, В. Радаева, В. Автономова, Ю. Осипова, И. Герчиковой, П. Шихирева, И. Ткаченко. Однако большинство российских авторов ориентируются скорее на прикладной аспект предпринимательской этики для интеграции ее положений в анализ частных про­блем хозяйствования. Достижения зарубежных исследова­ний не находят пока должного внимания у отечественных ученых или восприни­маются ими без критической переработки и сравнительного анализа. 70-е гг. XX в. отмечены появлением двух новых тенденций в предпринима­тельской этике. Первая представляла собой переход от упрощенного понимания предприятия как механизма реализации интересов собственников к учету многочисленных «заинтересованных групп».

Понятие групп интересов впервые ввел в употребление Р. Фримен. Вторая тенденция связана с изучением ценностной компоненты в управле­нии. Неоднородность понимания ценности: от ее сведения к созданию матери­альной формы стоимости до уровня морально-этических ценностей - отразилась в неоднородности теоретических работ. Стоит отметить книгу Джона Гелбрейта «Экономика и общественная цель» и публикации Альфреда Раппопорта в «Гарвардском бизнес-обзоре» под названием «Выбор стратегий, создающих акционерный капитал». В 1983 г. в Высшей школе Сент-Галлена было орга­низовано исследовательское бюро по проблемам хозяйственной этики, на его ос­нове в 1989 г. возник Институт хозяйственной этики (IWE-HSG) - первый подоб­ный институт в немецком культурноязыковом пространстве.

Длительный период накопления теоретического и практического опыта в области социального измерения и этического обоснования ограничения предпринима­тельской деятельности обеспечил основу единого подхода к проблеме социальной ответственности предпринимателей. Им стал разработанный Интернационалом социальной ответственности (Social Accountability International - ISA) в 1998 г. стандарт социальной ответственности. Предпринимательская этика является локальной по своей сути, охватывает лишь группы участников деятельности предприятия, причем, как пра­вило, не все. Безусловно, в отдельных случаях абсолютное число членов таких групп может быть достаточно велико (например, если предпринимательская эти­ка направлена на упорядочение взаимоотношений с клиентами одной из ТНК), но оно изначально ограничено, если не количеством и/или персоналиями участ­ников, то их качественными характеристиками (клиенты компании, менеджмент компании и т. п.).

Обзор исследований по предпринимательской этике показывает, что на се­годняшний день в научном сообществе есть множество научных подходов к дан­ной проблематике. Между ними существует сложная с точки зрения теорети­ческого содержания система взаимоотношений. Отдельные концепции дополняют друг друга, вступают в противоречие или фокусируются на смежных исследовательских темах. Однако основной контекст научной дискуссии по предпринима­тельской этике определяют несколько признанных авторитетов, часть из которых являются в большей степени самостоятельными исследователями, а другие воз­главляют крупные научные школы или научно-исследовательские группы. Например, ведущими исследователями по проблемам экономической этики в немецкоязыч­ном пространстве признаются Ульрих П, Козловски П., Хоман К. и Эндерле Дж. Основополагающие концепции в области предприниматель­ской этики сформулированы и продолжают развиваться Хоманом К, Питером У. и тандемом Штайманна Х. и Лера А. При этом наблюдается определенная схожесть взглядов Питера Ульриха и его школы с подходом Штайманна и Лера.

Интерес к предпринимательской этике связывают с нескольки­ми факторами, проявившимися в конце XX в. Во-первых, это процессы интер­национализации и глобализации бизнеса. Появление и стремительный рост ТНК выявили «естественные» границы хозяйственной этики - сведения этической оценки к уровню экономической политики: компании столкнулись с проблемой различного понимания этической ответственности в разных государствах, входя­щих в сферу их деятельности. Во-вторых, проблемы рабства, детского труда и т. д., давно снятые в развитых государствах с повестки дня, для многих корпораций вновь оказались актуальными в связи с переносом производства в страны «третье­го мира». И, в третьих, проявились культурные противоречия. Взаимодействия систем управления и внутриорганизационных отношений, имеющих разные культурные корни, привели к стремительному росту издержек адаптации, порой ни­велирующих выгоды от слияний и организации производства в регионах потребления (заводы компаний Nissan и Toyota в США). Предприя­тия оказались в ситуации, когда морально-этические проблемы должны были решаться на уровне самого предприятия: ни государство, ни отечественная куль­тура не могли полностью взять эту задачу на себя. Вторым значимым фактором стало пристальное внимание общественности к экологической ответственности предприятий. С развитием технологий негативные экологические внешние эф­фекты деятельности даже одной компании могли стать настоящей экологической катастрофой. Формально не принуждаемые к сдерживанию своей хозяйственной активности, компании столкнулись с мощным давлением в странах происхожде­ния при создании значительных негативных для природной среды экстерналий, вне зависимости от их географии.

В рамках современной экономико-этической дискуссии произошло выде­ление предпринимательской этики в отдельную исследовательскую тему, охва­тывающую широкий круг вопросов. Несмотря на наличие смежных и пересека­ющихся проблемных областей, следует отграничить предпринимательскую этику как от хозяйственной этики, так и от профессиональной (прежде всего от этики менеджмента). Смысловое ядро предпринимательской этики составляют вопросы, касающиеся предприятия как целостной хозяйственной системы, которая, с од­ной стороны, вписана в систему более высоко порядка (социально-экономичес­кие условия), а с другой - имеет сложную внутреннюю структуру. Эти вопросы сконцентрированы вокруг обоснования, разработки и внедрения этических (т. е. обоснованных, хотя это и порождает тавтологию в нашем тезисе) норм во внеш­них и внутренних взаимодействиях на предприятии. Причем, способность к обо­снованию норм, т. е. к превращению их из моральных (традиционных) в этические, приписывается самим хозяйственным субъектам или лицам, которые их пред­ставляют.

Предпринимательская этика является социальной эти­кой не просто в смысле своей направленности на оценку структур и институтов общества. Она решает задачу обеспечения приемлемого уровня определенности социального взаимодействия, лежащего в основе экономической деятельности. Морально-этические нормы, создающие определенность взаимодействия, Фукуяма называет «социальными добродетелями», а приемлемый уровень опреде­ленности, создаваемый морально-этическими нормами, можно обозначить как минимальный уровень доверия в среде экономических отношений. Характеристики доверия в обществе задаются, прежде всего, культурными особенностями соответствующего этноса. При этом выделяется тип культуры, ориентированный на спонтанное взаимодействие. Для обществ, принадлежащих к данному культурному типу, характерна широкая сеть контактов между членами общества. Индивиды спо­собны объединяться на основе сходства взглядов, целей и предпочтений. Приме­рами стран, где распространен данный культурный тип, являются США и, как ни странно, Япония. Главное отличие этих стран заключается в степени доверия к государственной власти, которое выше в японском обществе и ниже в американ­ском. Когда традиционная культура и мораль вступают в противоречие с экономическими требованиями, свою роль способна сыграть предпринимательская этика, направленная на переориентацию убеждений и ценностной системы ин­дивидов, препятствующих осуществлению определенных трансакций (например, найму стороннего управляющего, проявлению работником собственной инициа­тивы и т. д.). Дополнительное значение предпринимательской этике придает интернализация и глобализация бизнеса, усиливающаяся в постиндустриальную эпоху и веду­щая к появлению мультикультурных компаний.

Успех таких компаний напрямую зависит от готовности к «инвентаризации» разнородных культурных установок и этнических моральных норм и сознательному формированию единой предпринимательской этики и корпоративной культуры. Даже представители одного куль­турного типа не могут избежать необходимости решать такую задачу. Показатель­ным в этом отношении может быть пример «Даймлер-Крайслер»: неспособность немецких и американских менеджеров прийти к единому культурному и этичес­кому «знаменателю» в управлении стала причиной тяжелого экономического по­ложения компании и снижения ее биржевой оценки.

Изменившиеся условия хозяйственной деятельности предприятий, которые лежат в основе ключевых проблем совре­менной фирмы, проблемы неопределенности и проблемы нестабильности внешней и внутренней среды предприятия помогают понять современное значе­ние предпринимательской этики. В рамках современной экономико-этической дискуссии произошло выде­ление предпринимательской этики в отдельную исследовательскую тему, охва­тывающую широкий круг вопросов. Несмотря на наличие смежных и пересека­ющихся проблемных областей, возможно отграничить предпринимательскую этику как от хозяйственной этики, так и от профессиональной (прежде всего от этики менеджмента). Смысловое ядро предпринимательской этики составляют вопросы, касающиеся предприятия как целостной хозяйственной системы, которая, с од­ной стороны, вписана в систему более высоко порядка (социально-экономичес­кие условия), а с другой — имеет сложную внутреннюю структуру. Эти вопросы сконцентрированы вокруг обоснования, разработки и внедрения этических (т. е. обоснованных, хотя это и порождает тавтологию в нашем тезисе) норм во внеш­них и внутренних взаимодействиях на предприятии. Причем, способность к обо­снованию норм, т. е. к превращению их из моральных (традиционных) в этические, приписывается самим хозяйственным субъектам или лицам, которые их пред­ставляют.

Предпринимательская этика и предпринимательская культура. Важно рассмотреть соотношение понятий «предпринимательская этика» и «предпринимательская культура». Предпринимательская культура как понятие не имеет однозначного определения. Предпринимательскую культуру следует рассматривать как конкретизацию предпринимательской этики. Нормы и правила предпринимательской этики в их ограничительном и цен­ностном аспектах, сам процесс выбора между нормами существуют на конкрет­ных предприятиях, имеющих определенные пространственно-временные харак­теристики. Объектом исследования предпринимательская этика становится только в контексте своего проявления, накладывающего отпечаток как на содержание этических установок, так и на фактическое их осуществление в деятельности участников предприятия. Предпринимательская культура - это выражение предпринимательской этики, обусловленное историческими, этническими, географическими и иными при­родными и социальными характеристиками определенного пространственно-вре­менного контекста. Предприниматель­ская культура представляет собой динамическое соответствие трех ее уровней, при этом как внешние условия хозяйствования, так и внутренняя организацион­но-техническая структура и социальные связи рассматриваются в качестве детерминант процесса формирования предпринимательской культуры, среди кото­рых можно отметить следующие:

Когда традиционная культура и мораль вступают в противоречие с эконо­мическими требованиями, свою роль способна сыграть предпринимательская этика, направленная на переориентацию убеждений и ценностной системы ин­дивидов, препятствующих осуществлению определенных трансакций (например, найму стороннего управляющего, проявлению работником собственной инициа­тивы и т. д.). Дополнительное значение предпринимательской этике придает интернализация и глобализация бизнеса, усиливающаяся в постиндустриальную эпоху и веду­щая к появлению мультикультурных компаний. Успех таких компаний напрямую зависит от готовности к «инвентаризации» разнородных культурных установок и этнических моральных норм и сознательному формированию единой предпри­нимательской этики и корпоративной культуры. Даже представители одного куль­турного типа не могут избежать необходимости решать такую задачу. Показатель­ным в этом отношении может быть пример «Даймлер-Крайслер»: неспособность немецких и американских менеджеров прийти к единому культурному и этичес­кому «знаменателю» в управлении стала причиной тяжелого экономического по­ложения компании и снижения ее биржевой оценки.

В этой связи необходимо рассмотреть соотношение понятий «предпринимательская этика» и «предпринимательская культура», так и реальных феноменов, описываемых этими понятиями. Предприниматель­ская культура как понятие не имеет однозначного содержательного определения. Не отвлекаясь на анализ различий в понимании предпринимательской культуры, обратимся ко мнению самих участников проектов относительно соотношения этих феноменов: «...системно предпринимательскую культуру следует рассматривать как конкретизацию предпринимательской этики». Если предпринимательская этика - институционализированная форма локальной нормативной регуляции, то как она конкретизируется в предпринимательской культуре? Нормы и правила предпринимательской этики в их ограничительном и цен­ностном аспектах, сам процесс выбора между нормами существуют на конкрет­ных предприятиях, имеющих определенные пространственно-временные харак­теристики. Объектом исследования предпринимательская этика становится только в контексте своего проявления, накладывающего отпечаток как на содержание этических установок, так и на фактическое их осуществление в деятельности участников предприятия. Предпринимательская культура - это выражение предпринимательской эти­ки, обусловленное историческими, этническими, географическими и иными при­родными и социальными характеристиками определенного пространственно-вре­менного контекста. Предприниматель­ская культура представляет собой динамическое соответствие трех ее уровней, при этом как внешние условия хозяйствования, так и внутренняя организацион­но-техническая структура и социальные связи рассматриваются в качестве де­терминант процесса формирования предпринимательской культуры, среди кото­рых можно отметить следующие:

События последнего времени продемонстрировали, что даже развитые с экономической точки зрения общества не застрахованы от серьезных морально-этических противоречий. Скандалы с компаниями Enron, WorldCom, Vivendi Universal, заставили мировую общественность усомниться в стабильности морально-этических основ экономики стран Запада. В России, где переход к постиндустриальному способу производства осложняется процессами модерниза­ции и социокультурной трансформации, морально-этический аспект организации хозяйства на всех его уровнях приобретает особое значение. При этом и российские, и зарубежные исследователи в основном сходятся во мнении о том, что этические нормы и принципы, которые имеют место в современной российской предпринимательской среде, находятся в процессе становления и могут рассматриваться как переходные. Они представляют собой своеобразный конгломерат стереотипов поведения, перешедших из эпохи тоталитарной и авторитарной экономики, заимствований из западной деловой культуры и не вполне оформившихся «правил игры», еще только складывающихся в процессе перехода к подлинно рыночной экономике.

Современное состояние этики бизнеса в России не в последнюю очередь является следствием невнимания к этическим аспектам становления российского предпринимательства, и, прежде всего, со стороны государства, которое призвано создать целостную и стройную систему законов и нормативных актов, регулирующих деятельность предпринимателей и государственных чиновников. По мнению западных ученых и практиков бизнеса, перед Россией стоит задача изменить менталитет людей, соединить этику с бизнесом и сформировать поколение, которое идет на сознательный риск, несет ответственность за принятие решений, а потом пользуется благами своей деятельности вместе со всем цивилизованным миром.

Основная масса предпринимателей не желает ограничивать себя этическими рамками, поскольку само государство пока еще не создает условий, делающих «моральный» бизнес более выгодным, чем «не моральный». Бизнес должен быть моральным не потому, что необходимо во всем следовать моральным нормам. Просто моральный бизнес приносит большую прибыль. Предпринимателям, которые работают на перспективу, необходимо думать о том, чтобы и они сами, и их партнеры придерживались моральных норм. Особое значение приобретает характер отношений с властными структурами и их представителями. Отношения с чиновниками, с представителями власти являются одним из самых острых вопросов современной деловой жизни в России. С одной стороны, властные структуры являются объектом жесткой не прекращающейся критики со стороны предпринимателей. Вместе с тем зависимость от решений властей и их разрешений или запретов, порядка распределения ресурсов и льгот, как правило, высока. Осуществляя контроль от имени государства, чиновники реализуют собственные интересы. В итоге бюрократические барьеры, хроническая нехватка элементарной информации о принятых регулятивных актах порождены не столько чьей-то «неразвитостью», сколько потребностью сохранить реальный бюрократический контроль над деятельностью предприятий в условиях, когда государство переуступило многие права собственности в пользу предпринимателей. Международные исследования последних лет неизменно отмечают высокий уровень коррупции в России. Очевидно, что проблема повышения этичности российского предпринимательства во многом зависит от осуществления продуманной и последовательной стратегии борьбы с коррупцией. При этом необходимо учитывать, что любая серьезная попытка обуздания коррупции должна начинаться с устранения возможностей и причин, порождающих коррумпированное поведение.

Общий анализ предпринимательской этики и культуры на пяти крупных российских предприятиях позволяет сделать следующие выводы. Предприятия, успешно завершившие хозяйственную трансформацию (име­ющие на рассматриваемый период высокие экономические показатели), демон­стрируют некоторые общие черты предпринимательской этики и культуры. Вез­де сотрудники отмечают переориентацию целевой системы своих предприятий: прибыли отдается предпочтение как перед натуральными показателями произ­водственной деятельности (объем, количество, выполнение производственных заданий и плана и т. п.), так и перед социальными (сохранение рабочих мест, со­хранение зарплаты). Однако существуют различия в осознании (иногда — в при­знании) этой цели на разных уровнях организационной иерархии (чем ниже - тем больше проблем), часто общая ориентация на прибыль является слабо операционализированной. Обновление целевой системы произошло в отдельных слу­чаях под давлением конкурентной среды (электроизделия), либо под влиянием новых собственников/управляющих (черная металлургия).

2. Нацеленности на получение прибыли соответствует формирование ры­ночной и обновленной продуктовой/сервисной концепции предприятий. Ставка делается на стратегические альянсы (черная металлургия), в том числе привлечение иностранных инвесторов (чистящие средства, металлорежущий инструмент) и партнеров (минеральные удобрения). Предприятия осваивают но­вые рынки (минеральные удобрения) и новые виды продукции (черная метал­лургия). По условиям исследования в данном проекте принимали участие только предприятия, реализующие инвестиционные программы (максимальная стоимость реализованного отдельного инвестиционного проекта — около 30 млн. долл. США на предприятии черная металлургия, инвестиционной программы-более 100 млн немецких марок на предприятии металлорежущий инструмент). Проявлени­ем новой стратегии является растущая клиентоориентированность персонала.

Человеческий и социальный капитал не рассматривается пока в качестве основы конкурентоспособности и адаптации к изменениям. Так, большинство предприятий пережило массовое сокращение персонала (металлорежущий инструмент, чистящие средства, электротехника) и/или социальной сферы (в той или иной степени - все пред­приятия ). Сокращение затрат на оплату труда для многих предприятий - реаль­ный резерв снижения издержек. Однако все предприятия демонстрируют положительную динамику в от­ношениях с персоналом. Работники охвачены многочисленными программами обучения, переобучения и переквалификации. Эти программы часто обеспечены организационной поддержкой в виде специального Учебного центра (металло­режущий инструмент), формирования «внутреннего» и «внешнего» кадрового резерва (черная металлургия), разработки программы профессиональной карь­еры для работников (минеральные удобрения) и др.

Участие работников в управлении разнится от предприятия к предприя­тию. Так часть предприятий сохраняют роль и значение традиционных форм представительства интересов работников - профсоюз и колдоговор (чернаяме­таллургия, моющие средства, минеральные удобрения). Другие предприятия рассматривают их лишь как дань советской традиции и формальность (электро­техника, металлорежущий инструмент). Одновременно на отдельных предпри­ятиях развиваются альтернативные механизмы участия работников в управлении предприятии. В основном речь идет о создании коммуникационной и информа­ционной основы такого участия (локальные печатные источники, Интернет, корпоративные праздники, мероприятия без статусного разделения и т. д.).

На большинстве предприятий, несмотря на прошедшую реструктуризацию, сохраняется многоуровневая иерархия. Нет существенного развития новых форм организации труды и производственных процессов. Основным прогрессив­ным моментом в этой области можно считать подготовку и сертификацию по стан­дартам качества ISO (черная металлургия, металлорежущий инструмент), предусматривающую стандартизацию процессов и управление ими. Неформальные отношения и институционализированная предпринима­тельская этика. Исследователи отмечают большие различия в структуре и содер­жании неформальных связей и отношений, сложившихся на предприятиях. Однако в целом область их охвата шире, чем это принято считать. Так, на пред­приятии Электротехника ими оказываются охвачены и сфера контроля за выс­шим менеджментом, и планирование эффективности инвестиционных проектов.

Элементы, вернее, фрагменты предприни­мательской этики пока достаточно редкое явление («Пять золотых правил» - металлорежущий инструмент, Этический корпоративный кодекс - черпая ме­таллургия). Но даже в этом случае они скорее дань моде. Таким образом, предпринимательская этика и культура на крупных россий­ских предприятиях удовлетворяют пяти из семи характеристик классически-струк­турированного типа (отраслевые проблемы, поиск новой предпринимательской концепции, косность бюрократических структур, многоуровневая иерархия, ори­ентация на материальную и социальную защищенность работников). Отличия между предприятиями обнаруживаются в культуре организацион­ных переговорных процессов, определяемых степенью эффективности традицион­ных каналов информации, и влиянием формальных структур на решение координа­ционных и распределительных задач96 (индикатором этого влияния может служить степень соответствия формальной и неформальной структур). Причины принадлежности предприятий к наименее благоприятному, с точки зрения формирования внутриорганизационного доверия, типу предпринимательской этики и культуры сложно однозначно идентифицировать.

В данном случае акцент сделан на определяющей роли перехода к постиндустриальному обществу. Действительно, немецкие предприятия, обращающие сегодня столь пристальное внимание на вопросы предпринимательской этики и воплощающие ее в конкретных типах предпринимательской культуры, не сразу пришли к осознанию их важности. Данные другого исследования, проведенного при участии немецких предприятий, говорят о том, что первой реакцией на воз­никшие технико-экономические и социальные изменения была стратегия сокра­щения издержек за счет персонала (сокращение численности и заработной пла­ты). Понимание роли человеческого и социального капитала явилось следствием постепенного перехода национальной экономики Германии (и ряда стран Евро­пы) к постиндустриальному этапу социально - эконо-мического развития.

Очевидно, что российской экономике в целом и отдельным предприятиям необходимо преодолеть разрыв с развитыми индустриальными (постиндустриальными) странами. Результаты Проекта 2 подтверждают нацеленность успешных российских предприятий на сокращение отставания от за­рубежных конкурентов за счет ускоренной модернизации, обновления капитала, внедрения современных инженерных и управленческих техник и технологий. Определенную роль в этом процессе играют амбиции персонала предприятий. Несмотря на превалирование среди крупных российских предприятий тра­диционного типа предпринимательской этики и культуры, либо по этой причине важно проанализировать этапы формирования этики и культуры на успешных с точки зрения формирования доверия предприятиях. В качестве объекта анализа для нас будет служить динамика развития трех уров­ней предпринимательской культуры на двух предприятиях - учебные материалы и офисная мебель. Детализированное рассмотрение формирования предпринимательской этики и культуры на этих предприятиях способно стать основой для выработки рекомендаций по целенаправленному созданию предпри­нимательской этики, в том числе и на российских предприятиях.

Значение истории формирования предпринимательской этики и культуры на этих предприятиях усиливается благодаря тому, что они принадлежат к разным типам. Таким образом, при наличии общих черт в этапах формирования эти­ки и культуры, можно будет рассчитывать на большую генерализацию получен­ных результатов, на возможность выработки рекомендаций для большего числа предприятий. Опыт предприятия офисная мебель показывает, что «социальная философия», не просто определяет специфику внутриорганизационных связей, но и оказыва­ет влияние на внешнюю среду, привлекая клиентов полезностью от сотрудни­чества с «этичным» предприятием. Это позволяет предприятию занять относи­тельно благоприятную конкурентную позицию.

Активное формирование предпринимательской этики и культуры происхо­дило в период, когда непосредственные хозяйственные результаты не могли быть достоверно идентифицированы. Сегодня кооперация и партисипативное управ­ление являются на предприятии важнейшими предпосылками преодоления слож­ного периода социально-экономических трансформаций, а предпринимательская этика и культура отвечают за успех адаптационных процессов. Но это едва ли было возможным без наличия относительно длительной традиции привлече­ния и соучастия работников. Традиция соучастия работников в управлении не просто формирует дове­рие, она позволяет работникам, менеджменту и Совету предприятия прибрести большой опыт и, соответственно, квалификацию в применении конкретных со­временных управленческих методик и социальных техник.

Введение новых продуктов в производство, ориентация на качество и другие процессы, составляющие основные направления приложения усилий большин­ства предприятий, не потребовали от офисной мебели коренной перестройки прежних структур. Соответственно реструктуризация не вызвала существен­ных потерь в производительности труда, конфликта интересов, значительного возрастания трансакционных издержек. Более того, ориентация на формирование внутриорганизационного сотруд­ничества, характеризующая предпринимательскую этику и культуру на предприя­тии и развивающаяся посредством внедрения в производственный процесс таких инструментов, как групповая работа и гибкое производство, позволила добивать­ся улучшений качества и повышения производительности труда быстрее, чем на других предприятиях. Совет предприятия является своего рода стабилизатором, играя важную роль во внутрифирменных информационных, коммуникационных и управлен­ческих процессах. Совет предприятия - способ (место) организации переговор­ного процесса и согласования интересов между работниками и представителями менеджмента. В этом качестве Совет предприятия - мультипликатор таких про­цессов.

Предпринимательская этика и культура основаны не только и не столько на личном примере отдельных персон, сколько на комплексе договоренностей и правил, определяющих прозрачность, доверие и ответственность. С ними же связаны и определенные способы разрешения конфликтов и достижения баланса интересов. В соответствии стремя уровнями модели «Организационный айсберг» мож­но выделить основные аспекты успеха предпринимательской этики и культуры на предприятии офисная мебель:


  • Многолетний опыт в области партисипативного менеджмента позволил предприятию занять выгодную конкурентную позицию.

  • Предпринимательская философия, иначе нормативная концепция предприятия, была превращена в успешную продуктовую и рыночную концепцию.

  • Предпринимательская позиция и установки руководства, сотрудников и Совета предприятия образует важнейший резерв гибкости и креативной энергии предприятия.

Схожие черты обнаруживаем при анализе предпринимательской этики и культуры на предприятии учебные материалы. Так же вначале менеджмент накопил опыт рыночно-ориентированного и кооперативного управления. Особен­ность данного предприятия в том, что предлагаемые им продукты и услуги исполь­зуются для организации управленческих, коммуникационных и информационных процессов современного типа (предполагающего включение в них работников). Таким образом, между предпринимательской этикой и культурой предприятия с одной стороны, и продуктовой концепцией - с другой, существует тесная взаимо­связь. До сих пор предпринимательской культуре предприятия не приходилось противостоять сложной экономической ситуации (отчасти это связано с ростом от­расли, отчасти — с изначально верно выбранной на предприятии стратегией), но можно предположить, что практикуемая предпринимательская культура способна стать наилучшей предпосылкой для этого. Однако участие данной предприни­мательской культуры в процессах адаптации к изменениям хозяйственной среды и успех в этом деле во многом зависят от ее трансформации в институционализированную форму, фиксирующую практикуемые правила и способы разрешения конфликтов. Это подтверждается выводами о необходимости наличия институционализированной предпринимательской этики и индивидуальной мо­рали для решения дилемм коллективного действия и формирования необходимо­го уровня доверия.

Проанализированные модели становления предпринимательской этики и культуры позволяют рассмотреть модель «Организаци­онный айсберг» в динамическом аспекте, определить последовательность этапов формирования предпринимательской этики и необходимые шаги по их реализа­ции. Уровни и элементы модели «Организационный айсберг» проявляются на пред­приятиях в различных комбинациях. Одни предприятия находятся в начале фор­мирования предпринимательской этики и культуры, другие пока далеки даже от осознания их роли в процессе адаптации предприятий к техническим, экономи­ческим и социальным изменениям. Однако немало примеров предприятий, кото­рые располагают большим практическим опытом в этой области. Уровень внима­ния, которое предприятия обращают на предпринимательскую этику и культуру, во многом определяется степенью близости хозяйственной ситуации, в которой действует предприятие, характеристикам постиндустриального общества.

Общие черты, обнаруженные в истории формирования предпринимательской этики и культуры предприятий разных культурных типов (офисная мебель, учебные материалы - соответственно формализовано - партнерский и ди­намично не формальный типы) позволяют выработать рекомендации для пред­приятий. Изменения в предпринимательской этике и культуре невозможны без предварительной готовности к ним со стороны членов заинтересованных групп предприятия. Прежде чем начать реорганизацию на предприятии необходимо осознать и поставить проблему. Однако речь не идет об обязательном согласии всех заинтересованных лиц. Достаточно того, чтобы внутриорганизационный климат позволил инициировать и провести конструк­тивный дискуссионный процесс по основным вопросам, касающимся деятель­ности предприятия.

Очевидно, что речь идет о наличии индивидуальной морали, содержащей нормы сотрудничества и кооперации. Такая дискуссия (о продукции, рынках, сотрудничестве, формах работы) способна привести к формулировке предпринимательской философии как основы для высокой степени согласован­ности относительно целей, задач, концепции предприятия среди заинтересован­ных групп. Эта согласованность в дальнейшем может рассматриваться как ис­ходная точка для развития предпринимательской этики и культуры. Признаки формирующейся предпринимательской этики и культуры, которые отражаются в новых принципах управления и руководства, должны затем отразиться в конкретных мерах органи­зационного развития и развития персонала: групповой организации работы, круж­ках качества, участии в принятии решений, партнерском руководстве, участии работников в акционерном капитале и прибыли, новой организации информаци­онных и коммуникационных процессов. Все эти и другие меры (например, экологические программы и программы качества) могут рассматриваться как эле­менты становления предпринимательской этики и культуры.



Литература

Ю.Ю. Петрунин, В.К. Борисов. Этика бизнеса. М.: Дело, 2001.