Духовное возрождение Русской цивилизации - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Духовное возрождение Русской цивилизации - страница №2/18


2. Священная История – подлинная история мира

Правомерно утверждение, что вся история человечества является Священной Историей, смысл которой раскрывается в Священном Писании. Историк, которому не открыт подлинных смысл отражённых в Священном Писании событий, не способен адекватно оценить общий исторический процесс. Поэтому знание конкретных текстов Священного Писания историку необходимо. Однако недостаточно, поскольку за конкретными событиями Священной Истории ещё нужно выявить их внутренний сокровенный смысл, далеко не всегда лежащий на поверхности. Представление о том или ином событии и понимание его смысла часто оказывается не только не совпадающим, но и несовместимым. Поэтому важно выявить точное соотношение между событийной стороной текстов Библии и их смысловой нагрузкой.

Бог так возлюбил мир, что для спасения людей отдал Сына Своего на страдание и смерть. Но и ответная жертва неизбежна, ибо человечество получит духовное возрождение только тогда, когда докажет не только Богу, но и себе, что его любовь к Господу столь же сильна и самоотверженна, как и любовь Бога к человечеству. Авраам, занеся нож над Исааком, доказал, что он любит Бога, но его любовь свелась к простому повиновению: Бог дал ему сына, Бог имеет право и взять его. Авраам не понял необходимость своей жертвы, не осознал, что человеческая жертва допустима только как ответная жертва Богу. И человечеству в своё время придётся принести эту жертву, поскольку Бог уже готовит Агнца на заклание.

Авраам, любящий Бога, не знал Сына Божия и не верил в Спасителя. Но он покорился воле Бога, и по Его, а не по своей воле возвёл сына своего на жертвенник. И с высоты жертвенника Исаак узрел Агнца Божия и Богородицу, стоящую у жертвенного Креста. Это была его тайна, которая стала истоком возникновения Новозаветной Церкви Христовой. Часто бывает так, что Божественная Истина открывается не отцам, но детям, и столь же часто бывает, что отцы не понимают детей. Об этом говорит и Иисус: «В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам: ей, Отче! Ибо таково было Твоё благоволение».1 Здесь мудрые и разумные – фарисеи и книжники, ортодоксальные иудеи, а младенцы – не малые дети, а только что обращённые в веру Христову, которые и есть младенцы истинной веры.

Братья-близнецы Исав и Иаков – прототипы двух братских христианских церквей: католической и православной, родившихся в лоне единой апостольской церкви. Прагматичный Исав олицетворяет католическую церковь, которую земные заботы интересуют гораздо больше, чем заботы о грядущем Царстве Небесном. Кроткий Иаков олицетворяет православие, довольствующееся скромной земной жизнью в шатрах ради достижения будущего Царства Небесного. Исаак, олицетворяющий единую апостольскую церковь, больше любит Исава, поскольку католики обосновались в Риме, господствующим над всем Средиземноморьем, а некоторые апостолы были гражданами Римской империи. Отсюда – первородство Исава. Однако Исав слишком легко и даже пренебрежительно променял своё первородство на чечевичную похлёбку. Соответственно и католическая церковь, соблазнённая призраком мирового господства, променяла первородство на земные сокровища, в то время как православная церковь продолжала «непрактично мечтать о Царстве Небесном». Кто оказался прав, видно из того, что Бог приблизил к Себе не Исава, а Иакова. «Я возлюбил вас, говорит Господь. А вы говорите: «в чём явил Ты любовь к нам?» – Не брат ли Исав Иакову? Говорит Господь; и однако же Я возлюбил Иакова. А Исава возненавидел и предал горы его опустошению, и владения его – шакалам пустыни».1 Здесь сказано о духовном опустошении и о пустыне бездуховности. Так Господь наказывает за пренебрежение первородством как служением, определённым Богом.

Через Иоанна, любимого ученика, Господь обращается к семи церквям Малой Азии: Эфесской, Самарянской, Пергамской, Фиатирской, Сардийской, Филадельфийской, Лаодикийской. «Существует точка зрения, которая отстаивается в некоторых наших книгах... что эти церкви на самом деле обозначают различные эпохи в истории христианства. Но в новозаветном богословии она совершенно не принята. Все эти церкви были тогда славными, знаменитыми, известными, и ничего символического в них не было. Поэтому у нас нет ни малейшего основания считать, что они символизируют эпохи».2 Тем не менее основания есть. Достаточно вспомнить принцип повторяемости событий Священной Истории, согласно которому предыдущие события символизируют последующие и прямо предсказывают их. Этому соответствует и прямой анализ текста. «То, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию... Тайна семи звёзд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звёзд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей».3 Выполняя поручение Господа, Иоанн написал книгу «Откровение...» и послал её указанным церквям. «Иоанн семи церквам, находящимся в Асии: благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядёт, и от семи духов, находящимся пред престолом Его. И от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мёртвых и владыка царей земных».4 Семь духов означают полноту небесных иерархий, а семь церквей – полноту земной Церкви Христовой. Эта полнота включает в себя все когда-либо существующие церкви, а не только семь избранных. Если это не так, придётся признать, что эти церкви названы либо случайно, либо для того, чтобы скрыть истину. То и другое невозможно. Число семь здесь не только символическое, но и вполне реальное, поскольку Христос стоит именно среди семи светильников и держит в руке именно семь звёзд. Это указывает на то, что речь идёт о церквях-эпохах, возникающих друг за другом и совместно составляющих историческую полноту земной Христовой Церкви. В то же время на примере конкретных церквей Христос показал, что абсолютно безгрешных церквей не бывает, но все они находятся в надёжных руках Господа, обличающего их грехи и пекущегося об их святости.

Провидение распорядилось так, что каждая из семи реальных церквей Малой Азии символизирует один из будущих этапов исторической Церкви Христовой. Эфесская церковь – символический образ апостольской церкви первых христиан. Во времена апостолов иудеи преследовали христиан в Палестине, и христиане вынуждены были бежать из страны, сея семена веры Христовой по всему средиземноморскому побережью. Божественными заботами зло обращалось в добро, грехи и преступления преследователей способствовали построению и укреплению Христовой Церкви. Христос не жалеет слов одобрения и похвалы по адресу этой первой церкви христианского мира, но заканчивает Своё обращение к ней неожиданным упрёком: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься».1 Эти загадочные слова объясняются просто. Первая любовь – это любовь к матери, в данном случае к матери-родине. Вспомни, откуда ты ниспал, т.е. вспомни, из какого гнезда выпал. Грех этой церкви заключается в том, что она объявила христиан новым народом, с новым, Небесным Отечеством, но оставила на произвол судьбы земную родину христианства вместе со святым городом Иерусалимом. Объявлять христиан особым народом по крайней мере ошибка, поскольку тем самым христиане противопоставляют себя всем народам мира, которые вынуждены видеть в них врага, пытающегося расколоть каждую нацию изнутри. Более того, приобщая к Богу другие народы, первые христиане оттолкнули от себя свой собственный народ. Следует отметить, что первые последователи Христа называли себя не христианами, а иудеями, «священным остатком, посвящённым Богу», а всех других приверженцев иудаизма, не принявших Христа, объявили отступниками, изменившими делу Божьему. Этим они вольно или невольно нанесли жестокое оскорбление всему еврейскому народу и вырыли между собой и своим бывшим народом непроходимую пропасть, т.е. «изменили своей первой любви» и лишили себя земной родины, уповая на Небесное Отечество. Поэтому первохристианская церковь стала церковью-странницей, не имеющей на земле собственного пристанища, но распространяясь по многим странам средиземноморского побережья. Это и значит, что светильник этой церкви был сдвинут с места его.

Смирнская церковь – прообраз римской христианской церкви периода столкновения с тиранической Римской империей. Первые христиане Рима испытывали жестокие гонения со стороны властей, видящих в них агентов Иудейского царства, ведущих подрывную работу против римской колониальной политики. Однако и церковные власти Иерусалима не признавали в них иудеев и требовали от Рима искоренения этой «ереси». Поэтому римские первохристиане оказались между двух огней, испепеляющих их адским пламенем. И их действительно сжигали заживо сотнями. Христос обращается к этой мученической церкви со словами утешения и надежды. «Знаю дела твои, и скорбь, и нищету (впрочем, ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское. Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни».1 Десять дней означают здесь не конкретный срок, но непродолжительное время. И вскоре гонения прекратились, а христианство стало государственной религией Рима.

Пергамская церковь – прообраз византийской христианской церкви, развивающейся параллельно с римской. Хотя Византия в то время была частью Римской империи, византийское христианство имело свои особенности и свои соблазны, о которых говорит Христос. И Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит имеющий острый с обеих сторон меч: Знаю твои дела, и что ты живёшь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Моё, и не отрёкся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живёт сатана, умерщвлён верный свидетель Мой Антипа».2 Пергам по-гречески значит «крепость». Здесь имеется в виду крепость Господня, твёрдая и незыблемая вера, несмотря на многие соблазны, разрушающие церковь изнутри. Но сатана коварен, и даже такая крепость может не устоять. «Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали. Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. Покайся, а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечём уст Моих».3 Учение Николаитов пыталось соединить христианство с язычеством, прежде всего с эллинистическим многобожием, и объявить Христа одним из богов, пришедших на землю наряду с другими богами. Подобные идеи были популярны на земле древней Эллады, благоприятном месте для «престола сатаны». Компромисс с язычеством есть компромисс с сатаной как результат искушения им христиан, «чтобы ели идоложертвенное и любодействовали». Здесь любодейство есть союз с язычниками, а совместное поедание идоложертвенного – разновидность евхаристии, но это – не светлая евхаристия христиан, а «чёрная евхаристия» как поклонение сатане.

Впрочем, духовное падение совершила не Византия, а Рим, после того как римская церковь срослась с деспотическим государством, что несовместимо с подлинным христианством. Поэтому центр мирового христианского движения переместился из Рима в Византию. Однако и Византия согрешила, объявив себя «вторым Римом», и поэтому должна была пасть, подвергшись насильственному отделению от остального христианского мира. Богородица неоднократно спасала Царьград за чистоту веры, но уже не могла спасти за гордыню, обуявшую Византийскую церковь, как и Византийскую империю.

Фиатирская церковь – прообраз греческой православной церкви, пришедшей на смену византийской. «Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает. И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий... Знаю твои дела, и любовь, и служение, и веру, и терпение твоё, и то, что последние дела твои больше первых».1 После того как Византия оказалась под османским владычеством, греческая православная церковь отмечена Господом как «священный остаток» византийского православия, утратившего своё ведущее положение в христианском мире. «Священный остаток» – это и есть её новое имя, неведомое непосвящённым. «Дам вкушать сокровенную манну» – обещание сохранить эту церковь за её праведность вплоть до второго пришествия Спасителя, ибо манна небесная – пища, вкушаемая на Брачной вечере Господа в конце времён.

Но Господь помнит и то, что Греция – колыбель европейского рационализма, являющегося отдалённым следствием грехопадения Адама и Евы, вкусивших запретный плод с древа познания добра и зла. Отсюда – излишний и греховный рационализм всего европейского христианства. Поскольку корни «мифологии разума» лежат в греческом многобожии, на этой земле оказалось много его последователей, толкающих христианство на порочный союз с сатаной. Против этих лжепророков, пытающихся соединить несоединимое, предостерегает Господь. «Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное. Я дал ей время покаяться в любодеянии её, но она не покаялась. Вот, Я повергаю её на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. Я детей её поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим. Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени: Только то, что имеете, держите, пока приду».2

Сардийская церковь – прообраз поздней римской католической церкви, закостеневшей в псевдогосударственных формах и мечтающей о мировом господстве, используя не столько силу веры и проповеди, сколько силу оружия. Господь обращается к этой церкви с гневными словами. «И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звёзд: знаю твои дела: ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти, ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны перед Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Коли же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны».1 Не все католики являются вероотступниками, но католическая церковь в целом очень провинилась перед Богом и не желает покаяться в грехах своих. Захватив с помощью интриг, козней, а нередко и силой оружия господство в христианском мире, она теснит и стремится уничтожить с помощью изоляции греческое православие, сохраняющее верность Господу. Однако греческое православие будет спасено через союз с русской православной церковью, избранницей Божией, названной здесь Филадельфийской церковью, потому что слово Филадельфия переводится с греческого как братолюбие.

Филадельфийская церковь – прообраз русской православной церкви, созданной Господом и Матерью Божией при попечительстве церкви греческой. Именно в этом смысле последние дела греческой церкви больше первых. К Филадельфийской церкви обращается Господь со словами любви и безусловной поддержки. «И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет – и никто не затворит, затворяет – и никто не отворит: Знаю твои дела: вот, Я отворил пред тобою дверь, и никто не может затворить её; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Моё, и не отрёкся от имени Моего. Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, – вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя. И как ты сохранил терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придёт на всю вселенную, чтоб испытать живущих на земле. Се, гряду скоро: держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего. Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нём имя Бога Моего, и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Моё новое. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам».2

В этом обращении содержится очень много ценной информации о русской православной церкви. «Храм Бога» означает здесь Всемирную Церковь Христову третьего тысячелетия, в которой русская православная церковь является столпом, держащим всё здание Храма Бога, и этот столп нельзя вынуть, ибо без него здание обрушится. Поскольку здание Храма Бога не может обрушиться по определению, русская православная церковь столь же несокрушима, как и весь Храм Господень. Поэтому она будет вечно носить имя Нового Иерусалима, города, в котором пребывает Бог. Когда Господь говорит, что сохранит возлюбленную церковь от годины искушений, которая придёт на всю вселенную, это не значит, что наша церковь будет освобождена от последнего искушения мира, но значит, что в этом искушении она выстоит и выйдет из него обновлённой и ещё более крепкой.

Господь обещает своей возлюбленной церкви «ключ Давидов». Этот ключ одновременно является «жезлом железным», которым Божий избранник управляет духовной жизнью всех народов мира. Никто не может противиться его действиям: что он отопрёт, никто запереть не может. В то же время это ключ от Царства Божия. Поэтому именно русской православной церкви даруется впускать в Царство Божее не только отдельную человеческую душу, но и целые народы, предварительно подготовив их к этому. Когда народы мира это осознают, они покинут сатанинское сборище и придут к русскому православию как к своему спасителю, через которого действует Спаситель мира Иисус Христос.

Мистическая передача русской православной церкви «ключа Давида» произошла в 1384 году, в ночь с пятницы на субботу поста Рождества Христова, когда Матерь Божия явилась Преподобному Сергию Радонежскому, печальнику земли русской. Вот как это произошло. «Однажды в глубокую ночь, Преподобный Сергий совершал своё келейное правило и перед иконою Богоматери пел акафист, что он делал, по своему обычаю, ежедневно... он, как дитя, в простоте души, беседовал с Пречистою Материю всех, возлюбивших чистым сердцем Её Божественного Сына. Окончив молитву, он сел для отдохновения: но вдруг его святая душа ощутила приближение небесного явления... Тогда старец встал и поспешно вышел в сени: здесь осиял его свет паче солнечного, и он узрел Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолом Петром первопроходным и Иоанном девственником Богословом... Преподобный Сергий пал ниц, но благая Матерь прикоснулась к нему рукою и ободрила его словами благодати: «Не бойся, избранниче Мой, – изрекла Она, – Я пришла посетить тебя: услышана молитва твоя об учениках твоих; не скорби больше и об обители твоей: отныне она будет иметь изобилие во всём, и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоём к Богу. Я неотступна буду от места сего, и всегда буду покрывать его... Сказала так и – стала невидима... а Преподобный Сергий всю ночь провёл без сна, внимая умом Божественному видению, которое было венцом его подвигов ещё здесь, на земле. «Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел он Матерь Божию, как видел Её некогда преподобный Афанасий Афонский», – замечает при сём летописец».1 Ученики Сергия, о которых он молится, – все святые и праведники российские, когда-либо пришедшие ему на смену. Обитель Сергия – вся Россия, о которой он печалится. Матерь Божия обещает, что Святая Русь отныне ни в чём не будет нуждаться. Речь идёт не о преодолении материальной нищеты, но об окончательном преодолении духовной ущербности, ибо Россия всегда будет богата праведниками Божьими, ведущими за собой к Богу весь российский народ. Не материального, а духовного изобилия для России просит у Матери Божией Сергий Радонежский, и именно это обещает Крестная Мать Святой Руси в ответ на его молитву.

Богородицу сопровождает Иоанн Богослов, и это ожидаемо, поскольку Иоанн – названный сын Матери Божией, часто сопровождающий Её в земных странствиях. Необычность заключается в том, что на этот раз Её сопровождает и апостол Пётр, хранитель ключей от Царства Небесного. Это посещение имеет тот смысл, что Петру поручено передать Святой Руси в лице Сергия Радонежского «ключ Давида», который есть ключ от Царства Божия. Это – тайна, которую Преподобный Сергий не открыл современникам, но которая откроется позже. Некоторые полагают, что этот ключ – железный стержень, вставляемый в большой амбарный замок, якобы висящий на дверях рая. На самом деле это тайные знания, открывающиеся только избранным и указывающие путь в Царство Небесное, неведомый непосвящённым. Придёт время, когда народы мира, присоединившиеся к Святой Руси, увидят широко распахнутые парадные двери Царства Божия, отворенные этим ключом. Каждая церковь имеет своего ангела-хранителя. У католиков таким ангелом является апостол Пётр, у русского православия – апостол Иоанн. Поэтому ключ от Царства Небесного переходит от апостола Петра к Иоанну Богослову.

«Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не похитил венца твоего»,1 – говорит Иисус Христос. Католическая церковь не способна похитить венец, предназначенный Святой Руси, ибо грехи её столь велики, что даже апостол Пётр, её ангел-хранитель, не в силах ей помочь. Однако желающих примерить этот венец на себя много. Это те малые церкви, которые сформировались как протест против католического деспотизма и образовали многочисленные формы протестантизма, конкурирующие друг с другом. Их можно условно объединить под наименованием «церковь христианской демократии». Конкуренция, порождённая буржуазной демократией, понятие не религиозное, а рыночное. Поэтому протестанты не только искажают духовные истины, но обращаются с ними как с «товаром», продавая их «по сходной цене». Прообразом этой «церкви религиозного протеста» является Лаодикийская церковь. «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: Знаю дела твои; ты не холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеваться, и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть».2 Конкуренция, возведённая в религиозный принцип, и есть форма протеста, ни холодная, ни горячая, т.е. равнодушная, пустая форма, готовая принять любое содержание. Освободившись от католического деспотизма, протестантская церковь пребывает в материальном благополучии, но духовно деградирует, став обычным субъектом рыночной экономики. Протест этой церкви направлен прежде всего против католичества, от которого они откололись.

Католичество пытается спасти человеческие души через освящённое насилие над ними. Протестанты, отвергая всякое насилие, в том числе и духовное, свели на нет и саму идею спасения, выдвинув новый догмат: не ждите богатства в Царстве Небесном, обогащайтесь здесь, на земле, ибо Бог награждает земными сокровищами тех, кто в Него верит и на Него надеется. Ими забыты наказы Иисуса: «Не собирайте себе сокровищ на земле... но собирайте себе сокровища на небе... ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше», а также: «трудно богатому войти в Царство Небесное».1 Предав забвению эти заповеди, протестанты осуществили ревизию христианства. Посвятив свою жизнь материальному обогащению якобы по слову Господа, они открыли доступ в свои сердца многочисленным бесам сатаны. Господь нигде не говорит, что Он награждает верных и истинных христиан земными сокровищами. Наоборот, Он предупреждает: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю».2 Протестанты пытаются строить взаимоотношения с Богом на кощунственной основе купли-продажи: мы Тебе веру и поклонение, а Ты нам – земное благополучие. Они полагают, что от этого и Богу будет «прибыток», и человеку процветание. Однако попытка торговаться с Господом ни к чему хорошему привести не может. На самом деле их земные сокровища – не от Бога и даны им на погибель. Поскольку им непонятны другие отношения, кроме купли-продажи, Господь советует им купить у Него золото, огнём очищенное, т.е. истинную веру, закалённую в земных невзгодах, а также белую одежду праведников, чтобы не развращать окружающих своими грехами, выставленными напоказ, и помазать священной мазью глаза свои, чтобы исчезла духовная слепота.

На этом кончаются послания, обращённые к семи церквям, а тем самым и семи эпохам в историческом развитии христианства. Нетрудно заметить, что симпатии Господа на стороне русской православной церкви, за которой останется последнее слово в истории христианства и в общей истории человечества.

Важно подчеркнуть, что человечество не приняло Спасителя прежде всего потому, что посчитало слишком высокой цену своего спасения. Нужно было покаяться, т.е. взять на себя обязательство полностью изменить свою жизнь, отказаться от «вредных привычек», от законов, навязанных сатаной, но воспринимаемых «удобными», т.е. соответствующими «испорченной природе человека». Это предчувствовал А. С. Пушкин. Глубоким пессимизмом проникнуто его стихотворение «Свободы сеятель пустынный» (1823), в котором сквозит обида за Христа, напрасно потревожившего смертный сон человечества, а также обида за человечество, неспособное к духовному пробуждению. Эпиграфом к стихотворению являются строки: «Изыде сеятель сеяти семена своя».

«Свободы сеятель пустынный,

Я вышел рано, до звезды;

Рукою чистой и безвинной

В порабощенные бразды

Бросал живительное семя –

Но потерял я только время

Благие мысли и труды...

Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич».1

Пушкин не сомневается в абсолютной правдивости и необходимости для людей религиозных истин, завещанных Христом, но сомневается в способности человечества воспринять христианство, т.е. жить по законам Христа и в свободном мире. Пушкин обнажает и жгучую проблему, существующую в рамках христианства и неоднозначно решаемую разными религиозными мыслителями: к кому приходил Христос и кого Он желал спасти Своим подвигом на кресте, обещал ли Он Царство Божие на земле? Если Христос приходил не к человечеству, а только к избранным, то христианство – религия пессимизма, не обещающая ничего хорошего большинству людей. Если же Христос предполагал спасти каждого человека, каждую заблудшую душу, Он не мог не обещать Царства Божия на земле, но после того, когда все люди воспримут свет христианства. И если человечество осталось глухо к религиозным заповедям, значит, Христос даром потерял время, ибо духовная болезнь человечества оказалась неизлечимой. Поставив вопрос: может ли христианство быть религией оптимизма, Пушкин в данном стихотворении не находит на него ответа, поскольку сама история человечества и история христианства такого ответа не даёт.



3. Священное Писание – ключ к сакральной истории России

В Священном Писании очень много говорится о России и Богоизбранном русском православном народе, поскольку именно с Россией связано будущее всего мира. Пройденный Россией крестный путь, многотрудный и трагический, но так необходимый для спасения человечества, – ещё не служение, но подготовка к истинному служению Богу. Сокровенный смысл этого служения является священной тайной до предустановленного времени. «Но в те дни, когда возгласит седьмый Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам».1 Сатана попытается помешать этому, но ему не дано разрушить замысел Бога. Это отмечено в Библии. «И явилось на небе великое знамение – жена, облечённая в солнце; под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диамид... Дракон сей стал пред женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца. И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти народы жезлом железным; и восхищено было дитя её к Богу и к престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для неё место от Бога, чтобы питали там её тысячу двести шестьдесят дней. И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них. Но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий с неба: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь... Итак, веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошёл диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остаётся времени! Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола».2

Здесь змий прямо назван сатаной. Семь его голов – семь основных грехов человечества, запечатленных семью печатями проклятия. Десять рогов – десять отрицаний, т.е. отрицания десяти заповедей Бога, и в этих отрицаниях его разрушительная сила, поскольку отрицания могут разрушать, но не могут созидать. Проклятия и отрицания – основное оружие сатаны. Жена, родившая младенца мужеского пола, – Богородица, родившая Иисуса Христа, Которого сатана пытался погубить руками царя Ирода. Спаситель искупил грехи человеческие и основал Церковь Христову, но не особый народ, потому что все люди и все народы земли – заблудшие дети Божии и все должны быть спасены. Особый народ, а именно Богоизбранный народ России, родился в крестных муках и был омыт Кровью Агнца Божия и воспитан Богородицей, ставшей Крестной Матерью Святой Руси и потому разделившей её крестные муки. Не случайно на Руси Богородица издавна считается Защитницей отечества, а иконы Матери Божией являются самыми почитаемыми иконами Русской Православной Церкви.

Когда говорится, что жена спасалась от дракона в пустыне, имеется в виду, что русский народ с Богоматерью в своём сердце и под Её защитой не раз был спасён от воинства сатаны благодаря необъятным просторам России, подобным малонаселённой пустыне по сравнению с перенаселённой Европой. Подразумевается не пустыня как духовный вакуум, где нет Бога, а пустыня как пустынь, святое место, скрывающее праведников от соблазнов сатанинского мира. «И даны были жене два крыла большого орла, чтоб летела она в пустыню в своё место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времён и пол-времени. И пустил змий из пасти своей вслед жены реку, дабы увлечь её рекою. Но земля помогла жене, и разверзла уста свои и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей. И рассвирепел дракон на жену и пошёл, чтобы вступить в брань с прочими от семени её, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа».1 Жена, родившая младенца мужеского пола – Матерь Божия, а младенец – русский православный народ. Вода из пасти дракона – многочисленные европейские завоеватели, начиная с католического Ливонского ордена и кончая немецко-фашистскими захватчиками. Бурный поток этого нескончаемого сатанинского воинства, сражающегося пол знамёнами европейского псевдохристианства, но фактически под водительством сатаны, наводнял Русь на протяжении многих веков, но русская земля поглотила эту реку, и православная Россия была спасена. Прочие от семени жены, имеющие свидетельство Иисуса Христа и сохранившие заповеди Божии, – православные народы Восточной Европы.

Что касается двух крыльев большого орла, позволивших жене спастись от дракона-сатаны, – речь идёт о государственном гербе России, мистически защищающим страну от происков врага рода человеческого, ибо двуглавый орёл – не светский герб, а православная святыня, данная Господом для спасения Богородицы и Её нового народа. Две главы орла символизируют Богоизбранность русского православного народа. Одна глава означает, что Главой российского православия является Христос. Другая глава провозглашает, что Главой российского народа является Богородица, Защитница православной России, Крестная Мать Святой Руси.

Предсказания о Святой Руси были сделаны не только в заключительной книге Нового Завета, но и в ряде книг Ветхого Завета, и именно в тех фрагментах, где говорится о Спасителе и о земной судьбе Матери Божией. «Он был презрен и умалён пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице своё; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на себя наши немощи и понёс наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижён Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих; как овца ведён был Он на заклание И, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих... Но Господу было угодно поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесёт жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его... Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям притчён был, тогда как Он понёс на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем».1

Это сказано о Спасителе, но это же имеет и прямое отношение к русскому православному народу, повторившему Крестный подвиг Спасителя. В продолжение и дополнение к этому говорится о Богородице и Её новом народе, и это не случайно, ибо судьба российского народа тесно связана с судьбой Матери Божией. «Возвеселись, неплодная, не рождающая; воскликни и возгласи, не мучавшаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа, говорит Господь. Распространи место шатра твоего, расширь покровы жилищ твоих; не стесняйся, пусти длиннее верви твои, и утверди колья твои. Ибо ты распространишься направо и налево, и потомство твоё завладеет народами и населит опустошённые города. Не бойся, ибо не будешь постыжена; не смущайся, ибо не будешь в поругании; ты забудешь посрамление юности твоей, и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф – имя Его, и Искупитель твой – Святый Израилев; Богом всей земли назовётся Он. Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой. На малое время Я оставил тебя, но с великою милостью восприму тебя».2

У оставленной гораздо более детей, чем у имеющей мужа, – говорит Господь. Пришло время, и Бог, Её Творец и Супруг, подарил Ей многочисленных детей, весь русский православный народ, по праву причисленный к духовным наследникам Авраама. «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники».3 Святая Русь, ставшая земным уделом Богородицы, воздвигнута Богом, чтобы приготовить место для второго пришествия Спасителя. Отец Небесный наградил Россию и её народ мудростью и одновременно несметными природными богатствами, как когда-то наградил подобным образом Соломона. Господь обещал это в Своём обращении к Богородице и сдержал обещание. «Бедная, бросаемая бурею, безутешная! Вот, Я положу камни твои на рубине, и сделаю основание твоё из сапфиров; И сделаю окна твои из рубинов и ворота твои – из жемчужин, и всю ограду твою – из драгоценных камней. И все сыновья твои будут научены Господом, и великий мир будет у сыновей твоих. Ты утвердишься правдою, будешь далека от угнетения, ибо тебе бояться нечего, и от ужаса, ибо он не приблизится к тебе. Вот, будут вооружаться против тебя, но не от Меня; кто бы ни вооружался против тебя, падёт... Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, ты обвинишь. Это есть наследие рабов Господа, оправдание их от Меня, говорит Господь».1 Всё это произойдёт и уже происходит с Россией. Богородица, приобретя вторую родину на Святой Руси, постоянно заботится о России и её народе, неоднократно спасая от воинства сатаны.

Была и ещё одна причина любви Иисуса Христа к Руси-России. Дело в том, что эта таинственная страна – прародина священного племени, представителями которого явился Мелхиседек, а затем и Матерь Божия. Это священное племя в Библии олицетворяет Самаритянка, как и вообще Самаритяне. Самаритянка – жительница Самарии, реальной страны, существующей во времена земной жизни Иисуса Христа. Как и галилеяне, давшие миру Иисуса Христа и Матерь Божию, самаряне – выходцы из земли руссов. В то же время Самаритянин у Иисуса Христа – не только представитель конкретного народа, живущего рядом с евреями, но и мистическое имя, означающее на языках латинской группы «брат милосердия». Это – народ не только настоящего, но и будущего, время которого ещё не наступило, как это было и с древней землёй русской, откуда самаряне переселились на Ближний Восток. Спаситель неоднократно высказывает подчёркнуто уважительное отношение к этому народу, отмечая его несомненное духовное превосходство над евреями, несмотря на то, что евреи считали их язычниками.

«Некоторый человек шёл из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив едва живым. По случаю один священник шёл тою дорогою и, увидев его, прошёл мимо. Также и левит, быв на том месте, подошёл, посмотрел и прошёл мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашёл на него и, увидев его, сжалился, и подошед перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привёз его в гостиницу и позаботился о нём; А на другой день, отъезжая, вынул два динара, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нём; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе».2

Этот эпизод перекликается с притчей о злых виноградарях. Те, которым Бог доверил Свой виноградник, убили Наследника, чтобы завладеть Его наследством. Это и есть убийство с целью грабежа. Логика подсказывает, что и здесь речь идёт о Спасителе. Он шёл из Иерусалима, потому что проклял этот город, превращённый первосвященниками в «вертеп разбойников». Именно эти «разбойники» догнали Его, ограбили, избили и бросили умирать, т.е. нападение не было случайным. И Он действительно навсегда покинул бы землю, где для Него нет места, отказавшись от второго пришествия, если бы не добрый самарянин, фактически – языческая Русь, готовая по своим духовным свойствам принять не только учение Христа, но и Его Самого.

Ведическая Русь ещё до принятия христианства соответствовала христианской морали. Поэтому «два динария» – любовь и добрые дела, приведшие Русь к учению Христа. Ни того, ни другого не оказалось у священников и левитов иудейских. Гостиница – действительно Новозаветная Церковь Христова, но она именно гостиница, т.е. церковь временная, действующая до построения Православной Церкви Святой Руси. Гостинник представляет пастырей и учителей церковных, которые служат Господу не бескорыстно, а за определённую плату. Поэтому Новозаветная Церковь оказалась пропитанной религиозным эгоизмом, который можно обозначить и как «разумный эгоизм», положенный Н. Г. Чернышевский в основу революционной морали. Иудеи отворачиваются от грешников, а заодно и от тех, кто упал и не может самостоятельно подняться. Новозаветная церковь-гостиница помогает падшему подняться, но не потому, что так поступал Христос, а ради возможной прибыли, ожидая награду за труды, не только небесную, но обязательно и земную награду. Любовь такой церкви не самоотверженная, а корыстная, поскольку это – любовь к источнику дохода. И добрые дела строго дозированные, в зависимости от возможности «заработать на благодеянии». Церковные «гостинники» норовят получить за свои услуги двойную плату: от людей и от Бога. От людей – материальные блага, от Бога – отпущение грехов и пропуск в Царство Небесное. Католики решили даже, что эти дары Божии можно купить не только духовным подвигом, но и деньгами, через покупку индульгенций, дающих отпущение любых грехов.

Духовное превосходство якобы языческой Руси над «правоверными иудеями» показано в эпизоде исцеления десяти прокажённых. «И когда входил Он в одно селение, встретили его десять человек прокажённых, которые остановились вдали. И громким голосом говорили: Иисус Наставник, помилуй нас! Увидев их, Он сказал: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелился, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? Где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди, вера твоя спасла тебя».1 Остальные девять поспешили к священникам восстанавливать свои права, даже не вспомнив о Господе, поскольку священники, по закону Моисееву, осматривали выздоровевших от проказы и давали им свидетельство о полном очищении, удостоверяющее их право жительства в городах и селениях. Очистившись от проказы, они не очистились от греха, как и весь еврейский народ, допустивший распятие Спасителя, ибо не был готов очиститься от духовной проказы. Самарянин же, не задумываясь, отдал бы жизнь за Христа Спасителя, что и сделала впоследствии Святая Русь, отдавшая жизнь за Христа и потому сохранившая её, как и предвидел Иисус Христос.

Совершенно уникальной и многозначительной представляется встреча Иисуса с Самаритянкой у колодца Иаковлева. «Итак приходит в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу; Там был колодезь Иаковлева. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя; было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки: ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий, и кто говорит тебе: «дай Мне пить», то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок: откуда же у Тебя вода живая? Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь? И сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять; А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина говорит Ему: господин! Дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа; Ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала. Женщина говорит Ему: Господи! Вижу, что ты пророк; Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу; Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев; Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе: Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придёт Мессия, т.е. Христос; когда Он придёт, то возвестит нам всё. Иисус говорит ей: это Я, Который говорит с тобою».1

Иисус первым обратился к Самарянке, сказав: дай Мне пить, ибо жаждал, но не воды, а любви со стороны народа. Еврейский народ оказался не способным на любовь к Господу, к Сыну Божию. И первые христиане, за исключением апостолов, полюбили Иисуса Христа не бескорыстной любовью, а эгоистической, в надежде на награду, хотя бы после земной жизни. Самарянка уже полюбила Спасителя бескорыстной любовью, как мечту, давно лелеемую в душе, как девушка любит выдуманного принца, даже не надеясь, что он когда-нибудь явится за нею. Иисус это чувствовал и пришёл поглядеть на ту, которая любит Его заочно, даже не зная Его. Иисус вовсе не попрекает её мужьями, поскольку это вовсе не мужья. Речь идёт о многобожии, свойственном язычникам. Однако многобожие Самарянки особенное, это поиски истинного Бога, единственного на всю земную и загробную жизнь. И эти поиски скоро счастливо завершатся, хотя это знает только Он. Поэтому Иисус говорит ей: «если бы ты знала дар Божий, и Кто говорит тебе: дай Мне пить, ты бы сама просила у Него. И Он дал бы тебе воду живую». Такие слова не говорил Иисус никому, но в данном случае Он знал, что говорит невесте Своей. Здесь дар Божий – выбор Отца Небесного. Это Отец выбрал Сыну невесту. Иисус пришёл посмотреть на невесту Свою и ему понравился выбор Отца.

«Тогда женщина оставила водонос свой, и пошла в город, и говорит людям: не Он ли Христос? Они вышли из города и пошли к Нему. Между тем ученики просили Его, говоря: Равви, ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете... Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что ещё четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут; Ибо в этом случае справедливо изречение: «один сеет, а другой жнёт». Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их. И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей всё, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И ещё большее число уверовали по Его слову, а женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира. Христос».1

Иисус послал учеников Своих в город Самарийский, но они вернулись ни с чем. Они принесли пищу, но не ту, в которой нуждался Иисус, о чём Он им и сказал. Его пища – любовь человеческая, взращённая народами на духовной ниве. Однако где же взять такую пищу, когда ни один народ в мире даже не засеял духовное поле? Пока имеются лишь немногие обращённые души, но это крохи, которые не могут насытить. Тем не менее Иисус показал, что есть такой народ, который не только засеял духовное поле любовью, но и нива уже созрела, так что пора убирать урожай, т.е. приобщить к христианству целый народ, становящийся Богоизбранным. Говоря ученикам, что нивы уже побелели и поспели к жатве, Иисус показал на жителей города, идущих к Нему по слову Самаритянки, ибо уверовали в Него. Это и есть мистический народ Самарийский, прообраз великого русского народа, принявшего христианство не по принуждению, а по выбору сердца.

Священное Предание сохранило имя Самаритянки, беседовавшей с Иисусом Христом у колодезя Иаковлева. «Имя её: св. мученица Фитиния (Светлана) самаряныня (самарянка)».2 Имя Фотиния, или Светлана, означает «светлая, несущая свет». Она и принесла свет Слова Божия в свой город. Несущая, излучающая свет Слова Божия означает «святая». Вспомним, что это же означает и наименование Русь. Это можно рассматривать как свидетельство того, что Иисус разговаривал со Святой Русью. Здесь можно видеть и намёк на равноапостольную княгиню Ольгу, во святом крещении Елену, через которую свет Слова Божия воссиял на Руси усилиями её самой и её великого внука равноапостольного великого князя Киевского Владимира, ибо имя Ольга означает «святая», а имя Елена – «излучающая свет». Но и имя Русь означает то же самое, т.е. свет и святая. Отсюда следует, что Россия-Русь может быть только Святой Русью. Святая Русь жива и будет жить, оставаясь Святое Святых всемирного храма Бога. И именно России суждено дать миру «воду живую», обещанную Спасителем, стать источником воды, текущей в жизнь вечную.

Святая Русь, горевшая, но не сгорающая – «неопалимая купина», которую увидел еще Моисей. «Однажды Моисей ушел со страдами далеко и был у горы Хорива. Там он увидел терновый куст, который горел и не сгорал, т. е. был объят пламенем, а сам не горел. Моисей решил подойти ближе и посмотреть, отчего куст не сгорает. Тут он услышал голос из средины куста: «Моисей! Моисей» Не подходи сюда; сними обувь с ног твоих, потому что место, на котором ты стоишь, святая земля. Я Бог Авраама, Исаака и Иакова». Моисей закрыл лицо свое, потому что боялся посмотреть на Бога… Куст, не сгоравший в огне, который видел Моисей при явлении ему Бога, получил название «Неопалимая купина». Он изображал собою состояние избранного еврейского народа, притесняемого и не гибнущего. Он был также прообразом Божией Матери, Которую не опалил огонь Божества Сына Божия, когда Он сошел через Нее с неба на землю, родившись от Нее».1 «Неопалимая купина», являющаяся прообразом Богородицы, не имеет никакого отношения к еврейскому народу уже по той причине, что первый Богоизбранный народ не признал ни Матерь Божию, ни Ее Божественного Сына. Еврейский народ никогда не соответствовал этому образу, потом что так и не вышел из внутреннего рабства, не преодолел «психологию раба» и не мог вывести из рабства другие народы мира. Бог даже говорит, что вывел их из Египта буквально за руку, потому что добровольно выходить из рабства они не желали, объятые не пламенем, но страхом. Не случайно Моисей увидел объятый пламенем, но не сгорающий куст совсем не в тех землях, куда Бог намеревался привести евреев. Моисей привел стада, которые пас, в незнакомую местность. И здесь Господь незаметно перенес его вместе со стадами на святую землю северного Израиля, т. е. Святой Руси, которой суждено стать уделом Матери Божией. Эта святая земля и предстала перед Моисеем в образе Неопалимой купины. Это было то самое место, куда Бог переносил тайно и Иакова и где Иаков увидел лестницу, ведущую на небо. Только «неопалимая купина» могла стать крестницей Матери Божией и невестой Христовой, не только терпеливо ожидающей встречи с Небесным Женихом, но и готовившей вместе с Матерью Божией место встречи человечества со Спасителем мира.

Возникнув на Соловках, на возрожденной Святой Руси, Церковь третьего тысячелетия распространится по всему миру. Именно эту воскресшую Церковь Божию увидел Пророк Иезекииль по воле Господа. Высокая гора, на которой воздвигнут Храм Отцу Небесному, – святая гора Соловецкая, столь высокая в своем праведном мученическом величии, что до Небесного Иерусалима, стоящего над Соловками и готового сойти на землю, осталось всего сто метров. Человечество находится еще только у подножия этой высокой горы восхождения. На эту святую гору невозможно взойти без проводников. Такими проводниками для человечества будут Матерь Божия и Святая Русь, которые приведут все народы мира прямо к вратам Небесного Иерусалима.

Без опыта ГУЛАГа и Соловецкой Голгофы невозможно понять Откровения Иоанна Богослова, в котором говорится об искуплении грехов человечества как о великой тайне, подлежащей раскрытию только в третьем тысячелетии от Рождества Христова. Запечатанная книга из Откровения и Агнец, достойный снять ее печати, – это книга грехов и преступлений человечества перед Богом, которые столь велики, что только Агнец Божий, взяв на Себя грехи всего человечества, может выдержать их непомерную тяжесть и искупить полностью. Ошибочно мнение, будто «книга за семью печатями» недоступна пониманию человеческому. Семь печатей этой книги означают не степень понимания содержащихся здесь откровений, а невозможность для человечества самостоятельно снять с себя печати проклятия за семь основных грехов и преступлений, совершенных человечеством против Бога.

Если абстрагироваться от символической формы описания Апокалипсиса с его ужасающими бедствиями, нельзя не признать, что предсказанный Апокалипсис уже состоялся, и имя ему «двадцатый век», наполненный до краев кровавыми революциями, страшнейшими мировыми войнами, чудовищными и непонятными эпидемиями, глобальными экологическими катастрофами. «Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела».1 Первый Ангел возвестил о великих войнах на суше с применением бронетехники и артиллерии, включая ракетные установки типа «град», извергающие огонь и смерть. Второй Ангел возвестил о великих войнах на море, где боевые корабли напоминают горы, пылающие огнем. «Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнём, низвергнулась в море; и третья часть моря сделалась кровью».2 Третий Ангел возвестил о великих войнах в воздухе, поражающих земные цели с помощью бомбардировок, в том числе и атомных (Хиросима и Нагасаки). «Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки».3 Четвертый Ангел возвестил о том, что бесконечные войны на земле, на море и в воздухе достигли таких масштабов, что частично скрыли свет солнца, луны и звезд, превратив день в подобие ночи. «Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была, как и ночи».4 Имеется в виду, что третья часть дня и ночи погрузилась в царство тьмы, т.е. отдана во власть сатаны, и именно эта часть мира, принадлежащая дьяволу, терпит наибольший ущерб. Человечество давно научилось воевать на суше, затем на море и только в XX веке, веке Апокалипсиса, – в воздухе. В этом же веке люди довели до совершенства орудия массового убийства. XX век осуществил и другие апокалипсические предсказания, не менее трагические, чем мировые войны. «И видел я и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить».1

Человечество уже может подводить «основные итоги» Апокалипсиса XX века. Вместе с тем Апокалипсис может выйти за пределы ушедшего века на малое время, поскольку человечество ещё не раскаялось в грехах и не осознало подлинные размеры опасности, связанной с продолжением порочной жизни человеческого сообщества, противоречащей воле Бога. «Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слы­шать, ни ходить; и не раскаялись они ни в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своём».2 0 завершении Апокалипсиса и установлении Царства Божия на земле возвестит седьмая труба, самая страшная для сатаны и его гре­ховного царства тьмы, ибо это будет означать, что нет больше места на земле для этого преступного царства. «И седьмый Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков... И отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его».3

Спаситель снимает семь печатей проклятия с греховного человечества, излечивая самые тяжелые язвы общества Своей великой любовью. Богоизбранный русский народ, воспитанный Богородицей, оказался единственным народом, сумевшим понять язык любви, на котором Бог разговаривает с людьми, и эта любовь Божия, найдя в народе ответное чувство, вознесла Святую Русь на Голгофу Соловецкую, спасительную для всего мира. В то же время начавшееся на Соловецкой Голгофе второе крещение Руси – длительный процесс, который ещё не завершился.



<< предыдущая страница   следующая страница >>