«диалог культур» как прием реализации принципа историзма на уроках литературы в 11 классе. М. А. Булгаков. «Мастер и маргарита» - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«диалог культур» как прием реализации принципа историзма на уроках литературы в 11 - страница №1/1

«ДИАЛОГ КУЛЬТУР» КАК ПРИЕМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ИСТОРИЗМА НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ В 11 КЛАССЕ. М.А. БУЛГАКОВ. «МАСТЕР И МАРГАРИТА».

Учитель литературы школы 49

Г.А. Теплова.

Чтение есть соучастие в творчестве.

М. И. Цветаева.

Одной из проблем современного урока литературы в 11 классе, несомненно, является необходимость изучения художественных явлений в контексте истории, в конкретных условиях зарождения, существования, причинно-следственных связях и развитии.

Художественная литература как вид культуры не просто формулирует и реализует сущностные силы человека, но реализует их в диалоге, обмене информацией, эмоциями, знаниями. Диалогичность – одна из важнейших феноменологических характеристик культуры.

Человечество рискует одичать, если не обеспечит преемственности социального и духовного опыта: при рождении индивиду не задан генетический код социального поведения, по наследству не передаются социально значимые средства удовлетворения витальных потребностей. Культура может жить и развиваться только при условии, что есть или будут люди, умеющие ее воспроизводить или развивать.

Коммерциализация нашей жизни сегодня, причем повальная, без психологической подготовки населения, приводит к разрыву в культурах: все негативные процессы усилены СМИ, коммерческим кино и т.д. Молодые люди входят в жизнь в беспределе бездуховности и, естественно, часто воспринимают ее как должное. Значит, есть реальная опасность легализовать антикультуру.

Еще В.О.Ключевский, говоря о диалоге культур, сформулировал различные его составляющие:


  • э л е м е н т ы о б щ е ч е л о в е ч е с к и е (знания, духовное богатство: религия, философия, искусство; национальные особенности, местные обычаи, быт, в котором «и зарождаются либо семена саморазвития, либо гнилостные микробы распада» );

  • п о д р а ж а т е л ь н о с т ь в виде перенимания житейских удобств.

Реализация принципа историзма, культуросообразности в процессе преподавания русской литературы 20 века в 11 классе – это диалог ученика с культурой, накопленной человечеством, и развитие ее. Художественные произведения писателей 20 века не просто отражают определенный исторический период. Они демонстрируют авторскую концепцию, духовный мир эпохи, многообразие художественных приемов. Практика преподавательской деятельности в старших классах подтвердила: проблемно-тематический аспект в изучении произведений, блочная организация подачи материала, личностно ориентированный подход обеспечивают наличие такого диалога. Рассматривая художественные произведения под разным углом зрения на различных этапах прохождения курса, учащиеся получают возможность выходить на более широкий уровень обобщения, постигать менталитет «русской души», истоки Веры, патриотизма, свободолюбия…

В рамка программы курса «Русская литература 20 века в 11 классе. Основной объем» роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» изучается в блоке№ 5 «Сатира в литературе 20 годов» и включает следующие уроки:



  1. «Свидание с Мастером» – литературная игра – внеклассное мероприятие.

  2. Фантастическая реальность в романе – 2часа.

  3. «Какой интересный город, не правда ли?». Московская Гоморра на страницах романа – 1 час.

  4. «Человечество должно узнавать своих пророков» – 2 часа

  5. Творит ли Зло в романе зло? – 1 час.

Покажем технологию конструирования такого диалога в рамках урока «Фантастическая реальность в романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

Роман Мастер и Маргарита» - произведение удивительно цельное, отмеченное единством и стройностью художественной архитектоники, в основе которой, по словам Н. Резниченко ( статья «Будем глядеть правде в глаза. Об одном лейтмотиве романа «Мастер и Маргарита».), «умышленно расчисленные Мастером образные соответствия, тайные смысловые переклички, взаимные сюжетно-композиционные отражения». Сложный комплекс этико-философских идей романа, бесконечно дорогие для его автора мысли – духовное завещание умирающего Художника грядущим поколениям.

Владимир Набоков писал: «Великая литература проходит по краю ирреального». В наибольшей степени это относится к самому фантастическому из фантастических романов Булгакова.

Выделим в качестве обучающей мировоззренческой цели следующее: показать реализацию творческой индивидуальности М.А. Булгакова на примере романа «Мастер и Маргарита», преломление в художественном времени времени авторского, проанализировать срез различных форм общественного сознания ( искусство, политика, право, религия…) двух исторических эпох, показать всю трагичность противоречия человеческих законов законам гармонии.

В качестве средств обучения целесообразно использовать Словарь юного литературоведа, письма М.А. Булгакова жене, сестре Н.А. Земской, материалы краеведа Б. Мягкова (г. Москва), первого биографа Булгакова Павла Попова, очерк писателя «Грядущие перспективы» (1919г.), географическую карту Москвы, фрагменты текстов романа «Мастер и Маргарита», «Евангелия», поэмы Гете «Фауст», учебного пособия В.В. Агеносова для 11 класса…

«Диалог культур» начинается непосредственно с обращения к термину «сатирическая фантазия», к образу Петербурга и Москвы в русской фантастической литературе 18-19 веков.

2-3 учениками на основе опережающего домашнего задания предъявляется коллективный реферат на основе статей словаря, учебника Л. Тимофеева «Основы теории литературы», А. Королева «Москва и Ершалаим» в сборнике «В мире фантастики» (М., 1989 г.) фантазии Владимира Одоевского «4338-й год», «Путешествия… господина С…» Михаила Щербатова, утопии Александра Улыбышева «Сон», повести Гоголя «Нос» и т.д. После заслушивания сформировывается представление о том, что одна из странных особенностей русской фантастической литературы – стремление уйти от фантазирования и выдумывания как такового.

Нашему фантасту неуютно без конкретных географических координат, его так и тянет на Невский или на Тверскую. Эта установка на доподлинность явно чувствуется и в реалиях Достоевского, которому было важно обозначить 13 ступенек в реальном доме вымышленного Раскольникова, и в том, как Гоголь настаивает на том, что нос коллежского асессора Ковалева расхаживает по Невскому проспекту в шляпе с плюмажем, по коей «можно было заключить, что он считается в ранге статского советника» и т.д.

М.А. Булгаков с самого начала зарождения самого фантастического из всех своих фантастических романов стал подавать его как реальное событие.

Для ознакомления с творческой историей романа обратимся к мемуарам. Е.С. Булгакова вспоминает: «Представь себе, - начал Булгаков, - сидят, как мы сейчас, на скамейке два литератора…». И он «повел ее в какую-то странную квартиру , тут же, на Патриарших». Там их встретил какой-то старик в поддевке с белой бородой и молодой человек. Пока искали квартиру, Елена Сергеевна спрашивала: «Миша, куда ты меня ведешь?». На это он отвечал только «Тсс» – и палец к губам. Сидели у камина. Старик спросил : «Можно Вас поцеловать ? Поцеловал и, заглянув в глаза, сказал : «Ведьма». «Как он угадал?!» – воскликнул Булгаков. Потом, когда мы уже стали жить вместе, я часто пробовала расспросить Мишу, что это за квартира, кто эти люди. Но он всегда только «Тсс» – и палец к губам. Так еще не написанный роман «Мастер и Маргарита» предстал перед первым читателем (слушателем) в виде мистифицированной реальности. Время авторское и время художественное органично переплетаются в ткани повествования.

Сатаниана бесстрашно вписывается в плоть личного опыта автора и Московский быт 20-х годов. Нехорошая квартирка № 50 – это квартира самого автора, под тем же самым номером, - где он проживал на Большой Садовой, в бывшем доме табачного короля Пигита, 3 года с 1921 по1924. До сих пор ( по свидетельству краеведа Б. Мягкова ) в заставленной вещами передне дома № 12 по Савельевскому переулку стоит «окованный железом ларь», который якобы увидел поэт Иван Бездомный, преследуя Воланда…Список этих Булгаковских реалий можно, наверное, довести до сотни. Роман хочет быть бытием и становится им.

И вот мы подошли к краеугольному камню «диалога культур» – смысловой перекличке евангельской страстной недели в Ершалаиме с неделей воландовского суда в Москве 1929 года, перекличке первого пришествия Христа со вторым пришествием…Сатаны. Именно в этом ракурсе наиболее ярко и выпукло проступают черты булгаковской фантастики.

Обратимся к тексту романа.

«Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина…» В первой же строчке первой главы романа появляется имя – Москва!

В первой строке следующей главы перед нами возникает еще один город: «В белом плаще с кровавым подбоем шаркающей кавалерийской походкой ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат». Мы – в Ершалаиме

Параллель Москва – Ершалаим дана Булгаковым с такою внушающей силой, что два города, бесконечно далеких друг от друга, два местообитания человеческих – одно 30-го, другое 1929-го, одной и той же эры, предстают в романе единым телом и духом, в ракурсе одновременной со-жизни, в ключе абсолютно соотнесенных со-бытий…В чем смысл столь парадоксального сближения?

Совпадения московских и ершалаимских событий видны невооруженным взглядом и легко называются учащимися: во-первых, это общее мистическое событие – канун Пасхи, действие строго укладывается в рамки одной предпасхальной страстной недели. Так же ясно читаются и другие противопоставления:

Явление Воланда на Патриарших Прудах – явление Пилата.

Спор Сатаны об истине с Берлиозом – спор Пилата об истине с Иешуа.

Великий бал у Сатаны – веселье в Ершалаиме в честь древнееврейской пасхи.

Воскрешение Мастера и его книги – погребение Иешуа на Лысой горе и дача пергамента Левию Матвею на будущее Евангелие.

Евангелист Мастер – евангелист Матвей…

Это только то , что сразу бросается в глаза. Кроме того, над Москвой 1929 и Ершалаимом 30-го стоит одна и та же погода, одна и та же луна пасхального полнолуния заливает кривоколенные переулки ветхозаветного Ершалаима и новозаветной Москвы: два вечных города оказались на карте вечности в одной мистической точке – в начале времени, в ране Христа, в месте пересечения – крест на крест – двух временных координат.

Обыгрывается буквально каждая топографическая деталь, окаазазавшаяся на дороге сюжета. К «археологии страданий» примешивается археология повествования.

Вновь обратимся к тексту романа, а также к географической карте Москвы и увидим, что Воланд появляется там, где только мог и должен был появиться. В так называемой точке абсурда! Предлагаем группе учеников, хорошо знающих топографию Москвы, охарактеризовать это место. Итак, Сатана появляется в час небывало жаркого заката у Патриарших прудов. Почему эта местность столь притягательна для Воланда. Не иог ли дьявол прибыть в Москву с какой-нибудь другой стороны ?

Перечисление всех тайных реалий, связанных с данной точкой входа, позволяет нам сказать – нет, дьявол мог появиться в Москве только здесь, на пустой липовой аллее у Патриарших (затем – Пионерских прудов).

Вновь звучит текст.


  • Вы - немец? – спрашивает Бездомный подозрительного интуриста.

  • Я-то? – переспрашивает тот и, подумав, отвечает : да, пожалуй, немец!

Дьявол в том европеизированном виде a la Мефистофель, каким он еще в прошлом веке явился перед глазами русского общества, был именно немцем, нечистой силой, идущей с запада, поэтому логичней предположить его появление на московской земле именно с западной стороны Садового кольца, которое есть не что иное, как срытая до основания земляная крепостная стена. История Москвы гласит о том, что когда-то это было внушительное сооружение вокруг города с окружностью в 15 км., с деревянной стеной на валу, с сотней глухих башен, с пушками по всему периметру. Словом, это было мощное крепостное сооружение против врага. Но тут важна не историческая конкретика, а ее идейное следствие: Садовая это все, что осталось от когда-то мощной защиты. А город, лишенный стен, открыт всем врагам, в том числе и «врагу рода человеческого»

Следующим доказательством является тот факт, что в послереволюционной Москве конца 20 годов, где в центре, по-видимому, не было ни одной действующей церкви, само название Патриаршие звучало горькой насмешкой. Свое имя пруды получили от Патриаршей слободы ( опять голос истории!), которая находилась здесь в средние века, кстати, называлась она еще и Козьей, по местному болоту. Имя – вот что осталось нынче от патриархии! Кроме того, Патриаршия козья в семантике булгаковского романа легко читается еще и как Богочертовское место. Если иметь в виду, что коза по инфернальной символике была животным Сатаны, то можно разглядеть в этом узле топонимических аллюзий еще один знак глумления – дьявол въехал в столицу мирового атеизма на козе, пародируя въезд Христа в Иерусалим на белой «осляти».

Итак, Сатана появляется в Москве с запада, у болота, ставшего прудом, из которого даже невозможно напиться (литераторы умирают от жажды!), появляется в тот самый момент, когда Берлиоз доказывает Бездомному, что Бог – миф. Сатана является на голос богохульства. Но и это еще не все. Сатана въехал в Москву со стороны расположенной рядом площади Маяковского, которая в булгаковское время ( до 1935 года )называлась по-старому - Триумфальной . Это была главная парадная площадь столицы, на которой через Триумфальную арку ( Царские врата) в Москву въезжали цари. Теперь настала очередь царя преисподней, который по законам булгаковской фантазии въехал в «пролетарскую первопрестольную» через незримую триумфальную арку; сами врата давно снесли…

Пересечение всех данных названий создает на осях московских топографических координат место наибольшего уничижения идей, положенных в основу этих самых наименований.

Необычайно интересно и сопоставление романа с поэмой Гете «Фауст», которое делает заранее подготовленный ученик. Тогда становится понятна и символика прорыва дьявола в Садовом к о л ь ц е. Ведь по той же инфернальной символике ( вспомним также, что , по свидетельствам современников, Булгаков был очень чуток к такого рода символике, к магии чисел, к анаграммам) именно в месте разрыва охранного магического круга внутрь, к человеку, и проникает нечистая сила. Наконец, Воланд притянут еще и идеальным водяным квадратом Патриарших прудов, чародейским остатком средневекового Козьего болота, по сути, следом чертова копыта.

Очень важным моментом при проведении «диалога культур» на уроке литературы яляется изучение текста с позиций психолингвистики. Диалог со смыслом органически перетекает в диалог со словом. Создаются дополнительные условия для положительной мотивации и формирования познавательного интереса у старшеклассников, осуществляется работа на достижение конечной цели литературного обучения – становление идеального участника общения: человека говорящего / слушающего и человека пишущего / читающего.

В качестве домашнего задания предлагается провести диалог с текстом романа Булгакова «Мастер и Маргарита» (фрагмент выбирается по усмотрению учащегося) в соответствии с памяткой.

Как вести диалог с текстом.

1 Определите тип текста ( собственно информационный, оценочно-информационный, образно-оценочно-информационный).

2. сформулируйте смысловые вопросы по тексту, найдите ответы на них автора.

Любой текст создается единством, взаимодействием всех единиц разных уровней

3. Какие образы созданы автором и какими языковыми средствами?

4. Какие типы предложений используются. Почему?

5.Укажите идиоматические выражения. Какова их роль в тексте?

6.Каков порядок слов в предложении?

7.Какие части речи преобладают. Почему?

8.Какие еще системные связи имеют слова в тексте? Какова их роль?

9.Какие слова имеют синонимы? Почему автор использовал именно данное слово?

10.У каких слов не совпадают смысл и словарное значение? Почему? Как построен образ?

11.Какие слова имеют окрашенные суффиксы? Какое отношение автора обнаруживают? Какое настроение создают?



12.Преобладают ли какие-нибудь звуки? Какова их природа? Почему они преобладают? Выводы по звукописи и цветописи.