Давным-давно, задолго до нашей дней, когда мир еще был полон тьмы и неправды, великие боги Академья выковали в огне своих душ волшеб - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Давным-давно, задолго до нашей дней, когда мир еще был полон тьмы и неправды, великие - страница №1/1





АКАДЕМЬЕ

Давным-давно, задолго до нашей дней, когда мир еще был полон тьмы и неправды, великие боги Академья выковали в огне своих душ волшебные кольца. Несколько колец они сделали для себя, а остальные раздали своим ученикам, чтобы их путь был освещен мудростью, добром и любовью.


Но коварный и злобный властелин сумрачного Размордора тайно подложил в Академье большую свинью. Она лежала на самом видном месте, мерзко хрюкала, выделывала всякие свинства и отвлекала учеников от мудрости, добра и любви. Свинью пытались урезонить, но это не помогло. Пытались прогнать, но она не уходила. И тогда был созван Великий Совет, на который собрались все светлые умы Академья.
Возглавлял совет мудрый король Светлых и Вечно Сомневающихся эльфов Кокорлонд. Справа от него восседала величавая и все понимающая королева Виноградель. По обе стороны от них стояли на страже две легендарные воительницы-меченоски: Анна и Кристианна. Они мило улыбались всем присутствующим, но при этом крепко сжимали рукояти мечей.
Был здесь известный на все Академье следопыт Василиск. Он прославился тем, что так путал свои следы, а вместе со следами и все остальное, что уже никто и никогда не мог в них разобраться. В том числе и он сам.
Были здесь и гномы. Их привел из глубоких копей могучий Гаврин. С интересом наблюдая за тем, как Гаврин пытается не задеть своим шлемом люстру, король Кокорлонд удивленно спросил: “А что, теперь все гномы такие?” “Да,  тихо ответила Виноградель,  в корнях древних гор они нашли чудодейственный источник и с той поры заметно подросли. Времена меняются, о мой король!”
Зато голоса эльфиек оставались такими же божественными. Как было не заслушаться пением сладкозвучной Ксенион, темнокудрой Горбылион и томной Антонион. А когда Антонион брала особенно низкую ноту, серебряные листья деревьев начинали трепетать по всему волшебному лесу. Среди этих листьев то там, то здесь мечтательно улыбался прекрасный лицом и телом Квази-Руди-Модо.
Особое внимание было приковано к еще одному приглашенному. Это был знаменитый маг, богослов и ветрогон Громадольф. Он невзначай искрил пальцами, метал молнии, одним взглядом своих добрых глаз зажег камин и спалил его дотла вместе со всей стоявшей поблизости мебелью.
Чтобы Громадольф не натворил чего-нибудь похуже, король Кокорлонд решил немедленно начать совет. “Благородные жители Академья! Я собрал вас, чтобы обсудить очень важный вопрос: как нам избавить Академье от этой свиньи? Кто хочет выступить?”  и он внимательно оглядел собравшихся.
Настуло тяжкое молчание. Даже Ксенион, Горбылион и Антонион прервали свою песню. Наконец, тишину нарушил гном Гаврин. “Да сделать из нее шашлык, и все тут!”  проворчал он, доставая из-за пояса топор. “Пробовали, огонь ее не берет...”  мрачно сказал Громадольф и для наглядности метнул молнию прямо свинье в пятачок. Свинья мерзко заверещала, подпрыгнула и докрасна раскалилась. При этом на ее коже выступили древние руны. “Что там написано?  удивленно спросил Кокорлонд. “О, я узнаю эти знаки!”  тихо ответила Виноградель  “Это давно забытый старо-размордорский язык. Здесь начертано древнее заклинание: “накося-выкуси”. Но никому неизвестно, что оно означает...”
Все снова замолчали... “А что она любит?”  неожиданно спросил прекрасный Квази-Руди-Модо. “Как ни странно, дорогой коньяк...”  ответил Громадольф,  “Если только унюхает бутылку, так уже не отвяжется: ну еще глоточек, ну еще полглоточка, ну еще капелюшечку!” И тут задумчивое лицо королевы просветлело. “А что если выманить свинью из Академья коньяком?”  тихо, но очень четко промолвила она. И всем стало ясно, что правильное решение найдено.
Только король Кокорлонд все сомневался: “А хватит ли у нас дорогого коньяка?  спрашивал он,  “А не пропадет ли у нее пристрастие к этому коньяку? А можно ли заменить дорогой коньяк на дешевый, а еще лучше  на Байкал или Тархун?” Но его уже никто не слушал, все радостно пожимали друг другу руки, обнимались и предчувствовали близкую победу. Вместе со всеми бурно радовалась и свинья, предвкушая много дорогого коньяка на халяву.
Внезапно король Кокорлонд проговорил: “А кто же выведет свинью из Академья?” Все замолчали, ведь никому не хотелось пускаться в такое дальнее и явно небезопасное путешествие. Видя, что желающих не будет, Кокорлонд добавил: “Я бы конечно справился, но я король и не могу отлучаться из дворца. Придется кому-нибудь из вас”,  и он с отеческой улыбкой взглянул на собравшихся. Все сделали вид, что ужасно заняты в ближайшие годы.
Тут раздалась веселая звонкая песенка, и в тронный зал вошел совершенно очаровательный хоббит. Все собравшиеся взглянули на него и в один голос заорали: “Вот кто поведет свинью! Бутолькинс!” Бедный Бутолькинс не успел даже охнуть, как ему вручили огромную бочку коньяка, присвоили почетное звание “спаситель Академья” и подарили специальный поводок для свиньи, богато украшенный сапфирами, изумрудами и алмазами.
Бутолькинс даже не пробовал отказываться. Он сразу понял, что ему не отвертеться. “Но как же я справлюсь и с бочкой, и со свиньей?”  вот и все, что он смог выдавить из себя. И действительно, было ясно  один он не справится. “Придется кому-то из вас пойти вместе с ним...”  сказал Кокорлонд,  “Кто возьмет на себя эту важную миссию?” И снова наступило тягостное молчание...
“Мы пойдем!”  внезапно раздалось из дверей. Это подали голос верные друзья Бутолькинса: Максимкинс и Корнышкинс. “Молодцы!”  сказал Кокорлонд,  “Но этого мало! Еще героям потребуется надежная охрана. Я думаю, с этим отлично справится Гаврин.” Гном поймал на себе хихикающий взгляд Громадольфа и в отместку сказал: “А еще нам потребуется мудрость мага. Поэтому с нами пойдет великий Громадольф!” Громадольф чуть было не испепелил гнома взглядом, но все же сдержался и пробормотал: “А еще нам потребуется надежный проводник. Поэтому с нами пойдет хитрый Василиск!” Тот от неожиданности икнул, укоризненно посмотрел на мага, но было поздно. “А еще нам потребуется культурная программа на привалах...”  сказал он,  “Поэтому с нами пойдет Квази-Руди-Модо!”
“Прекрасно!”  воскликнул довольный Кокорлонд,  “Вот отряд и готов! Кстати, вам давно пора отправляться! Не волнуйтесь за нас с королевой, мы не пропадем...” И он смахнул накатившуюся слезу. “А для экстренной связи возьмите с собой мобильник со специальным тарифом для говорливых: Би-Настя”. Бутолькинс тут же попробовал проверить качество связи, но линия была занята. То же самое было и во все остальные дни: это Насти пользовались своим любимым тарифом.
Отряд направился к выходу из дворца. Здесь их остановил бессменный и надежный страж ворот Артемон. “Пароль!”  строго спросил он путников. “Зенит  чемпион!”,  бойко ответил Бутолькинс, и ворота тут же распахнулись. Отряд ступил на уходящую вдаль дорогу. Они шли и не чувствовали, как за ними неотступно следит недремлющее честное Сиваково око.
Вот уже несколько часов они шли через поля. Порхали бабочки, без умолку болтала какая-то полевая птица. Эту милую болтовню многократно усиливало региональное Субботнее эхо, предпочитавшее выражаться только в стихотворной форме. “Птица, пожалуйста, перестань болтать...”  в конце концов не выдержал Квази-Руди-Модо. Но птица не перестала. “Птица, перестань болтать!”  уже серьезнее потребовал Василиск. Но птица все равно не перестала. “Полевая, перестань болтать!”  грозно рявкнул Громадольф. “Не могу...”  мучительно выдохнула полевая птица и продолжала болтать без умолку до позднего вечера.
Но вот показался дремучий лес. Плотной стеною обступил он узкую тропу. То там, то здесь за огромными деревьями мелькали загадочные тени. Начало смеркаться. Вдруг прямо на Максимкинса и Корнышкинса из ближайшего куста выглянули две пары хитро прищуренных глаз. “Мама! Там кто-то есть”  тихо пискнули хоббиты. Но опытный Василиск их успокоил: “Не бойтесь! Это всего лишь обычные лесные обитатели  Старки и Дерябс.” В это мгновенье глаза как сквозь землю провалились. “Вот так всегда”,  промолвил Василиск,  “Никто не знает, куда они исчезают и через сколько времени появятся вновь. Такие уж они загадочные создания...”
Пришло время ночлега. Путники нашли удобную поляну, привязали свинью к дереву, поставили перед ней корыто с коньяком, а сами стали готовить нехитрый ужин. Ведь у хоббитов давно бурчало в животах, а это могло привлечь внимание нечисти. Так и случилось. Внезапно из леса выскочил огромный тролль в сопровождении нескольких десятков мохнатых гоблинов. Они попытались отбить у свиньи коньяк и закусить подвернувшимися под руку путниками. К счастью, Громадольф не растерялся. Он наставил на тролля свой магический посох, выкрикнул тайное заклинание “Акбэнд!”, а затем громко произнес: “Чтоб ты подавился собственными кишками!” И в то же мгновение чудище остановилось, ловким движением сделало себе харакири, стало жадно пожирать кишки, поперхнулось, истошно закашлялось, заметалось в агонии по полянке и мирно усопло, передавив по очереди всех гоблинов.
Однако выяснилось, что маг погорячился. Этот участок леса оказался известным туристическим центром, а тролль и гоблины  элитным фольклорным ансамблем. Особенно горько сокрушалась потере тролля руководительница ансамбля Потехиоль и главный менеджер по прозвищу Шеф-Чук-Чук. Оказывается, тролль был последним во всей округе и не то что беззлобным, а напротив совершенно добродушным. Громадольф так расчувствовался, что вызвался его оживить и полностью исправить. Оживить-то оживил, а вот заштопать брюхо никак не получалось. Хорошо, что неподалеку проходила знаменитая эльфийская знахарка и ворожея Ставриень. Она собрала разбросанные кишки, произнесла пару древних заклинаний, и брюхо тролля срослось как ни в чем ни бывало. Тролль сразу же полез обниматься и целоваться, а за милый характер получил новое имя  Глебыч.
На шум из чащи вышли лесные эльфы. Они устроили танцы до поздней ночи. Особенно запомнились путникам стройная Осипиаль и дуэт Лазарелей. А утром отряд продолжил свое путешествие, постепенно уводя размордорскую свинью все дальше и дальше от центра Академья. Но это история еще далеко не вовсе не закончилась. Наоборот, она только-только начинается. Ведь еще не раз мы встретимся с нашими героями, узнаем об их удивительных приключениях, далеких путешествиях, великих и славных подвигах.