Анализ стихотворений «Вольность» (1817), «Деревня» (1819), «к чаадаеву» (1818), «Кинжал» (1821), «Узник»(1822), «Птичка» (1823), «Ар - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тема поэта и роль поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова. Анализ стихотворений... 1 59.75kb.
Урока по теме «анализ стихотворения ф. И. Тютчева «silentium! 1 208.53kb.
«А. А. Ахматова. Стихотворения. Поэма 1 28.86kb.
Лекция Финансовый анализ на предприятии Одним из важнейших условий... 1 152.3kb.
Требования к обязательному минимуму содержания основной образовательной... 1 360.61kb.
Анализ стихотворения Н. С. Гумилева «Заблудившийся трамвай» 1 86.27kb.
Билет №4. Вопрос 1 Любовная лирика А. С. Пушкина (на примере 3 4... 1 96.2kb.
, «Как дымкой даль полей закрыв на полчаса…» 1 58.09kb.
Русская деревня в лирике Есенина 1 301.89kb.
Альбом типографии Плюшара. (43 гравюры, марокен) 1 270.78kb.
Обеспечение организации кадрами(наем, расстановка, перемещение, увольнение) 1 98.56kb.
М. В. Федоренко Менеджмент изменений, или какие вопросы предстоит... 4 576.33kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Анализ стихотворений «Вольность» (1817), «Деревня» (1819), «к чаадаеву» (1818), «Кинжал» - страница №1/1

Свободолюбивая лирика Пушкина
Анализ стихотворений - « Вольность» (1817), «Деревня» (1819) , «К Чаадаеву» (1818), «Кинжал» (1821), «Узник»(1822), «Птичка» (1823), «Арион» (1827), «Анчар» (1828), обучение анализу стихотворения.
Следует учитывать, что тема вольности и свободы действительно претерпела эволюцию в творчестве Пушкина, .ода «Вольность» провоз­глашает сочетание отвлеченной «вольности» с «мощными законами», ос­нова «неправедной власти» - «сгущенная мгла предрассуждений» (т.е. церковно-религиозная система, что свидетельствует о влиянии на Пушки­на либеральных идей Запада); «К Чаадаеву» - в отличие от абстрактного изложения политический учений («Вольность»), здесь речь идет о каких-то ожиданиях в пределах русской действительности, и хотя нельзя пере­оценивать революционность этого послания, нельзя не видеть в нем при­зыва к действию. «Деревня» - это уже пропаганда, направленная к лицам, обладающим властью совершать реформы. Стихотворение «Кинжал» со­поставимо с одой «Вольность», но в нем главным мерилом общественной справедливости становится уже не Закон, а карающий Кинжал, что предполагает мысль о необходимости борьбы и допустимости насилия во имя справедливости. В стихотворении «Птичка» мотив свободы связан с гума­нистической идеей «дарования свободы», как бы предвосхищающей по­следующие призывы Пушкина освободить «декабристов». А в стихотворе­нии «Анчар» Пушкин поднимается до широкого обобщения и исследова­ния источников рабства и его пагубного влияния на развитие жизни.
Одна из важнейших тем лирики Пушкина — тема свободы. Свобода для Пушкина — высшая жизненная ценность, без нее он уже в юности не мог представить своего существования. Свобода — основа дружбы. Сво­бода — условие творчества. Жизнь без свободы окрашивалась в мрачные и зловещие тона. Даже судьба, которая у поэта всегда связывалась с пред­ставлением о, несвободе, ибо человек, по Пушкину, зависит от ее всевла­стия, становилась "святым провиденьем", когда сквозь ее тучи брезжил луч свободы. Представления о свободе всегда были основой пушкинского мировоззрения.

Слово "свобода" и близкие по смыслу слова "вольность", «воля» "вольный" —: ключевые слова пушкинского "словаря". Это слова-сигналы с широким кругом значений, вызывающие разнообразные ассоциации. В любом поэтическом тексте это знаки присутствия" самого поэта. В лирических произведениях Пушкина эти слова-знаки выражают его мысли о направлении движения и о цели жизненного пути человека, о смысле его существования.

Уже в стихотворениях 1817—1819 гг. свобода становится то высшим общественным благом — предметом "похвального слова" ("хочу воспеть Свободу миру"), то целью, к которой устремлен поэт вместе с друзьями-единомышленниками ("звезда пленительного счастья"), то шагом от за­блуждений и суетной жизни к «блаженству» истины и мудрости ("Я здесь, от суетных оков освобожденный / Учуся в Истине блаженство находить"), то смыслом поэтической "жертвы" ("Свободу лишь учася славить, / Стиха­ем жертвуя лишь ей") и обозначением душевного состояния поэта ("тайная свобода"). Свобода для юного Пушкина не просто слово из словаря воль­нодумцев. Свобода — это его точка зрения на мир, на людей и самого се­бя,.. Именно свобода стала главным критерием оценки жизни, отношений между людьми, общества и истории.

В петербургский период творчества свобода открылась Пушкину прежде всего как абсолютная, общечеловеческая ценность. Свобода - вне времени и пространства, это высшее благо и спутница Вечности. В ней по­эт нашел масштаб для оценки общества и перспективу преодоления его несовершенств.



Ода "Вольность" (1817). В ней поэт смотрит на мир как пристраст­ный, заинтересованный зритель. Он скорбит и негодует, потому что это мир, где свистят бичи, гремит железо кандалов, где на троне восседает "неправедная Власть". Весь мир, а не только Россия, лишен свободы, вольности, а следовательно, нигде нет радости, счастья, красоты и блага. Стихотворение, конечно, отражает не только личный взгляд Пушкина — это взгляд просвещенных дворян, думавших о будущем России. Но ода "Вольность", как и другие "вольные" стихи, не сухой социальный мани­фест, пропагандирующий.идею конституционной монархии.} Идеал обще­ственной свободы стал высокой поэтической истиной, открывшейся самому поэту. В "Вольности к миру обращается поэт — глашатай вечных ис­тин, "друг человечества".

  • Как в этом стихотворении «работают» законы жанра?

  • Какие оттенки пушкинского представления о тиранах подчеркну­ты в перифразах: "Рабства грозный Гений", "Славы роковая страсть", "самовластительный злодей", "увенчанный злодей"?

  • Что, в отличие от произведений 18 века, становится предметом описания в оде Пушкина? О чем это говорит?

  • Найдите строчки, отражающие идею стихотворения.

  • Что является основой свободы по Пушкину?

Пушкин страстно желает, чтобы мир услышал голос его свободной души и жил по закону, который принят им самим, — по закону свободы. Прославляя Закон как прочную основу Свободы, поэт с негодованием пишет о тиранах. В них он видит источник несвободы, «ужас мира» и "стыд природы", нарушение божественной гармонии.

  • Каково настроение, чувство лирического героя?

  • Каковы особенности лексики стихотворения? С чем это связано?
    Поэт — противник насилия. Свобода, с его точки зрения, не может быть достигнута в результате революции и заговора. Великую француз­скую революцию он называет «славной бедой» (казненный Людовик — "мученик ошибок славных"), подчеркнув ее разрушительный характер и одновременно указав на то, что революция — акт возмездия тиранам. Мрачная "диалектика" насилия над тиранами передана в словах об убийст­ве Павла I:

Падут бесславные удары...

Погиб увенчанный злодей.

- Какую роль играют в "Вольности" два исторических микросюжета: казнь Людовика XVI и убийство Павла I?

- Чем заканчивается ода?

Тираноборческий пафос сливается в "Вольности" с апелляцией к разуму монархов, к их чувству самосохранения. Пушкин завершает оду "поучением"-призывом, обращенным к царям:

Склонитесь первые главой

Под сень надежную Закона,

И станут вечной стражей трона


Народов вольность и покой.



«Деревня» (1819) представления о свободе и рабстве конкретизируются. Речь идет уже не о тирании во "всемирном" масштабе, как в оде "Вольность", а о русском крепостничестве, не о свободе как абстракт­ной идее всеобщего блага, а о свободе, русского крестьянства. Пушкинская деревня — это не какой-то исключительный "пустынный уголок" России, где

Среди цветущих нив и гор

Друг человечества печально замечает

Везде Невежества убийственный позор

"Барство дикое" и "Рабство тощее", увиденные в деревне, — явления, типичные для России. Во второй части стихотворения поэт расширяет "географические" границы своих размышлений если в первой части речь идет о конкретной деревне, где поэт обрел "приют спокойствия, трудов и вдохновенья", то во второй части создается предельно обобщенный образ русской деревни. Взором истины он видит всю Россию — страну деревень Аллегорические образы "Барства дикого" и «Рабства тощего» подчерки­вают, что речь идет не о "плохом" барине, его несчастных крепостных, а о любом деревенском тиране и любом русском крестьянине-рабе. Поэт, развивая идеи оды "Вольность", мечтает увидеть "народ неугнетенный", а торжество "Свободы просвещенной" по-прежнему связывает с волей царя.
В чем отличие «Деревни» от «Вольности» в понимании свободы?
В "Деревне" заметны новые оттенки свободы"^ Это связано с усилени­ем авторского "присутствия". В "Вольности к миру обращается поэт — глашатай вечных истин, "друг человечества". В "Деревне" образ автора-поэта конкретнее: он подчеркивает, что приезд в деревню — акт его воли.

- Почему автор предпочитает деревню городу?

Он предпочел спокойную деревенскую жизнь с ее "мирным шумом дубров" и "тишиной полей" суетной городской жизни с порочным двором Цирцей", "роскошными пирами", забавами и заблуждениями. Город - это "суетные оковы", мешающие постигать блаженство истины, слушать голос просвещенной мудрости "оракулов веков". Именно в деревне, где суету сменяет праздность вольная, подруга размышленья", поэт учится "свобод­ною душой Закон боготворить".



  • На какие три части делится стихотворение?

  • Как в первой части - идиллического изображения природы - проявляется традиция сентиментальной литературы?

Картина деревенского "лона счастья и забвенья" в первой части "Деревни" напоминает обычный идиллический пейзаж. Но идиллия, оказавшись всего лишь иллюзией свободней и счас­тливой жизни, отменяется второй частью стихотворения.

Проанализируйте пейзаж в "Деревне" Докажите, что он увиден глазами человека со "свобод­ной душой ".

Почему вторая часть, о «барстве диком», имеет выраженное публицистическое звучание?

Можно ли считать революционным вопрос - призыв, заключенный в последней части?


Как в стихотворении «работает» прием контраста?

«К Чаадаеву» (справка о личности П.Я. Чаадаева и история их отно­шений с Пушкиным готовится заранее). Послание "К Чаадаеву" - яркий лирический "символ веры" молодых "друзей вольности". Стихотворение носит личной, даже интимный характер. Это связано с тем, что меняется адресат пушкинских слов о свободе. Если в "Вольности" и "Деревне он взывает к необозримому миру, пораженному тиранией, и к.России, к мо­нарху, то теперь у его порыва к свободе "частный" адрес: Чаадаев, друг, единомышленник, к которому Пушкин обращается как бы перед лицом тех, кто связан и узами дружбы, и общей целью.



  • Кого имеет в виду поэт в стихе "недолго нежил нас обман"?

  • Как бы вы определили пафос стихотворения? С чем это связано?

- На какие 3 части, соответственно преобладающим в них формам

глагольного времени, можно разделить стихотворение? О чем эти части?

- Как понимается свобода в этом стихотворении?

Свобода и здесь предстает как цель высоких стремлений поэта и его друзей, как ответ на "Отчизны... призыванье". Но на первый план выходит внутренняя свобода, -без которой Пушкин не мыслит достижения свободы общественной. Свобода — это "желанье", страсть, горящая в душе, вера, стремление к счастью. Ожидание свободы — такое же "томленье упова­нья", каким охвачен "любовник молодой", ждущий "минуты верного сви­данья". Свобода связана с жизнью сердца, с представлениями о чести и долге, с "прекрасными порывами" "нетерпеливой" души.



- В каких строчках содержится основная мысль этого стихотворения?

- Как изменяется тема сна и пробуждения от сна в начале и в конце стихотворения?

- Какие языковые средства помогают поэту выразить свой призыв к подвигу?

- Что возникает в финале стихотворения?

В финале стихотворения возникает образ будущего, в котором небо подаст весть об обновлении России, о наступающей поре свободы ("звезда пленительного счастья"), Россия, словно богатырь, "вспрянет ото сна", а свободные люди увековечат память о тех, кто страстно верил в свободу, "на обломках самовластья. Пушкин не имеет в виду падение монархии, "самовластье" — это тирания, деспотизм. «Птичка», «Узник»:



- Как в этих стихотворениях выражен мотив личной свободы? Какую роль в этом играют образы-символы птиц?
«Анчар» (1828). Оно может быть прочитано и как философская прит­ча, отразившая мысли поэта о добре и зле, о власти и человеке, и как поли­тическая аллегория (сам Пушкин протестовал против аллегорического ис­толкования стихотворения). В контексте современных экологических про­блем символика "Анчара" приобретает новый смысл: вмешательство чело­века в жизнь природы, познание им разрушительной силы "смертной смо­лы" ведут к обострению конфликтов между людьми, к гибели человече­ства.

- Рабство как противопоставление свободе личности. Как это стихотворение углубляет размышления поэта о свободе?

- Каково отношение автора к героям стихотворения? Чем оно определяется?

- Какое звучание придает стихотворению обращение к легенде и легендарному образу дерева?

В ходе урока учащиеся делают записи в тетради, характеризующие развитие темы свободы в лирике Пушкина, записывают названия стихо­творений.



Анализ стихотворения «Во глубине сибирских руд...»

I. Послание декабристам в Сибирь на каторгу написано в 1827 году.

  • Пушкин хотел передать его с Марией Волконской (бывшей Машенькой Раевской), но не успел и передал с Александрой Муравьевой.

  • На пушкинское послание написал ответ ссыльный поэт Александр Ивано­вич Одоевский:

Струн вещих пламенные звуки

До слуха нашего дошли,

К мечам рванулись наши руки,

— Мария Николаевна Раевская в начале 1825 года стала женой Сергея Волкон­ского и после декабрьского восстания последовала за ним в Сибирь. С семейством Раевских Пушкин путешествовал по Кавказу и Крыму в 1820 году, когда Машень­ке Раевской было всего 15 лет.



И лишь оковы обрели.

Но будь покоен, бард! — цепями,

Своей судьбой гордимся мы

И за затворами тюрьмы

В душе смеемся над царями. _

Наш скорбный труд не пропадет,

Из искры возгорится пламя,

И просвещенный наш народ

Сберегся под святое знамя.

Мечи скуем мы из цепей

И пламя вновь зажжем свободы!

Она нагрянет на царей,

И радостно вздохнут народы!
Пушкин в своем стихотворении выражал надежду на амнистию де­кабристов, которая произошла в действительности лишь в 1855 году.
II. Тема гражданская, тема верности идеалам юности.

  1. Жанр — гражданское и дружеское послание. Послание — любимый пуш­кинский жанр.

  2. Средства поэтической выразительности.




  • Стихотворение написано в духе поэтики и образности декабристов: оковы,
    темницы, подземелье, затворы, каторжные норы.

  • олицетворение абстрактных понятий (традиция французских просветите­лей):

Надежда... разбудит бодрость и веселье Любовь и дружество до вас Дойдут сквозь мрачные затворы... Свобода вас примет радостно у входа...

— эпитеты: Гордое терпенье, Скорбный труд, затворы мрачные, Свободный глас

— сравнение:

Любовь и дружество до вас Дойдут сквозь мрачные затворы, Как в ваши каторжные норы Доходит мой свободный глас»

V. Особенности стиха:

— Аллитерация на «Р», придающая звучанию стихотворения строгость и мужественность:

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье.

Анализ стихотворения «Анчар»

Для понимания идейной направленности стихотворения следует иметь в виду соответствие между «Анчаром» и стихотворением П. Катенина «Старая быль». В этом стихотворении Катенин в несколько завуалированной форме осуждал извест­ные «Стансы» Пушкина («В надежде славы и добра...»), усматривая в них похвалу «царю-самодержителю». Поэтическим ответом на упреки Катенина и был пушкин­ский «Анчар», свидетельствовавший о верности Пушкина свободолюбивым идеям декабризма.

Пушкин находит, отбрасывает, отыскивает все более резкие и напряженные детали, рисуя страшную картину смерти и гибели, которые окружают ядовитое де­рево: «На почве мертвой, раскаленной», «могучий яд», «прах отравленный клубит­ся», «пустыня смерти», «тигр ярый бьется» . Но картина эта важна ему не сама по себе. Значение ее в том, что к страшному дереву идет человек. Возникает первый набросок:

Но человек ко древу яда и далее:

Но человек к Анчару страшному подходит

и сейчас же возникает следующая запись, та, в которой содержится весь идейный смысл стихотворения:

Но человека человек

В пустыню посылает.

Но почему мог человека человек послать к анчару? Начинаются поиски сле­дующей строки: «Послал к анчару властным словом», «Послал к анчару самовла­стно», «Послал к анчару равнодушно». И уже под конец находятся самые точные слова: «Послал в пустыню властным взглядом», и строка приобретает окон­чательную форму: «Послал к анчару властным взглядом». Идейный смысл стихо­творения выражен с предельной точностью. В характеристике раба у Пушкина бы­ли различные оттенки. Путь к анчару — это подвиг. В черновиках находим эпитет «смелый», строку «И тот безумно в путь потек». Появляется определение «верный раб». Но все это отбрасывается — дело ведь не в смелости и не в верности раба, а в его послушности, т.е. в предельном подчинении его чужой воле, «властному взгля­ду» (даже не «властному слову»). Стихотворение построено на контрастах, прежде всего в композиционном отношении. Дерево смерти—и идущий к нему человек; раб — и владыка. В восьмой строфе контраст выражен с наибольшей силой: И умер бедный раб у ног Непобедимого владыки.

Казалось бы, стихотворение завершено, противоречие раскрыто. Но Пушкин находит новый и еще более трагический поворот темы: ради чего погиб бедный раб, ради чего совершен его, хотя бы и подневольный, подвиг? И последняя строфа еще более расширяет идейный смысл стихотворения. Владыке нужны послушные, как раб, стрелы, чтобы он с ними

...гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

Если анчар губителен для тех, кто идет к нему, то владыка рассылает эту ги­бель. Гуманистический пафос стихотворения здесь достигает особенной силы. Та­ким образом, композиция стихотворения основана на резких, непримиримых кон­трастах и противоречиях. Они передают, с одной стороны, накал общественной борьбы, который только что нашел свое выражение в восстании декабристов 1825 г., и в то же время в этих контрастах и выражается характер лирического героя, смело и непримиримо обнажающего всю остроту противоречий деспотического строя. Эта контрастность, поиски предельно острых и драматически выразитель­ных средств определяют и лексику стихотворения. <...>

Анчар «стоит — один во всей вселенной». Эпитеты и определения подчине­ны той же цели передачи драматичности и напряженности как самой ситуации, так и речи говорящего о ней лирического героя: «грозный часовой», «жаждущие сте­пи», «день гнева», «вихорь черный», «лист дремучий». Контрастна сама организа­ция повествования. Контраст этот выражается в том, что повествователь, с одной стороны, говорит о предельно трагической ситуации: владыка посылает на смерть раба, чтобы ценой его гибели нести смерть другим людям, и в то же время сам по­вествователь не дает этому оценки, он только рассказывает о той трагедии, которая произошла около анчара. Его отношение к ней прорывается только в упоминании о бедном рабе, в негодующем сопоставлении: «человека человек», да еще, пожалуй, в подчеркнуто простом и в то же время скорбном рассказе о том, как умирал бед­ный раб. <...>

Таким образом, и композиция стихотворения, и его лексика, и входящие в не­го повествовательные элементы (анчар, владыка, раб) — все это единая и целост­ная формы раскрытия состояния характера лирического героя, его конкретизи­рующая, превращающая его в индивидуальное переживание, в конкретную карти­ну духовной человеческой жизни, созданную средствами речи. Большую роль в этой конкретизации играет ритмическая и звуковая организация стиха. <...>

Стихотворение написано четырехстопным ямбом, его ритмическое своеобра­зие связано прежде всего с тем, как расположены ударения в строке. Рассмотрим их распределение в «Анчаре».

Композиционно стихотворение можно разделить на четыре части. Первые пять строф дают описание анчара. Первая половина второй строфы, т.е. первая и вторая строки, вводит новое в течение стихотворения — приказ владыки, далее вторая половина шестой строфы и седьмая и восьмая строфы дают описание судь­бы раба, последняя — девятая — строфа говорит о царе. Первая часть почти пол­ностью выдержана на однородных ритмических строках: идет как бы перечисление свойств анчара, строфы однородны в интонационном отношении и не требуют по­этому каких-либо существенных отступлений в движении ритма:

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит — один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей

Его в день гнева породила

И зелень мертвую ветвей,

И корни ядом напоила.

Как видим, здесь все строки (за одним исключением) дают сходное располо­жение ударений: в каждой строке три ударения; ударение на 6-м слоге опущено. Это создает однородность ритмического движения, отвечающего интонационной однородности текста: перечислению, так сказать, качеств анчара. Так же строятся следующие три строфы. Всего на 20 строк здесь приходится лишь три четырехударные строки и одна двухударная.

Одна четырехударная строка заканчивает первую строфу («Стоит — один во всей вселенной», поддерживая завершающую интонацию), другая — в четвертой строфе (она связана с переносом: «И тигр нейдет — лишь вихорь черный») и тре­тья заканчивает все описание анчара («Стекает дождь в песок горючий»).

Все они, таким образом, интонационно мотивированы, придают строкам, с которыми связаны, индивидуальное своеобразие, но в то же время, поскольку все окружающие строки несут по три ударения, они не выступают с особенной подчеркнутостью, что и не требуется ходом повествования, поскольку все оно строит­ся в одном плане — описание анчара. Что касается одной двухударной строки внутри третьей строфы («И застывает ввечеру»), то она не связана с существен­ными смысловыми и интонационными оттенками фразы и поэтому не попадает, так сказать, в ритмическое поле зрения.

Звучание стиха резко меняется при переходе ко второй композиционной час­ти. Здесь от описания анчара Пушкин переходит к основному противоречию, к ос­новному конфликту. Здесь резкий интонационный подъем. Дважды повторяется слово «человек», но с совершенно различным вкладываемым в него смыслом. Здесь — центр трагедии, потрясшей лирического героя. Как же звучит его голос? Пушкиным собраны здесь все средства звуковой выразительности. Повторение слов, естественно, является и повторением звуков, оно поддержано в следующей строке повторением во всех словах звука «а» («Послал к анчару властным взгля­дом»), такого подчеркнутого звукового повтора нет ни в одной другой строке сти­хотворения. Наконец, эта смысловая, интонационная, звуковая выпуклость первых двух строк шестой строфы поддержана и ритмически.

Пятая строфа, как мы помним, оканчивается завершающей четырехударной строкой. А шестая строфа начинается двухударной строкой, после которой снова следует четырехударная, причем все ударения приходятся на звук «а». Все это придает им особенно своеобразный, индивидуальный характер, благодаря чему эти самые важные в смысловом и эмоциональном отношении строки звучат исключи­тельно выразительно, опираются и на ритм, и на звук. Все это придает интонации этих строк максимально драматический характер, отвечающий сущности самого переживания, в них облеченного, точнее — в них только и существующего.<...>



Третья часть — это история раба, и она имеет свою интонационную и ритми­ческую концовку. Рассказ о нем снова идет на трехударных строчках (седьмая и восьмая строфы и первое полустишие восьмой строфы), затем идет интонационный подъем, и ему отвечает четырехударная строка («И умер бедный раб у ног»), за которой следует двухударная («непобедимого владыки»), завершающая строфу.

Единство всех элементов и определяет художественную силу и убедитель­ность речи лирического героя — носителя переживания, составляющего непосред­ственное содержание стихотворения «Анчар». Все они составляют меру опреде­ленности этого непосредственного содержания вплоть до расположения ударных и безударных слогов, придающих своеобразие его ритму.