Американская семья Южных штатов США в первой половине XIX века: жизненные стратегии мужчин и женщин С - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Романтизм и реализм: история развития русской литературы в первой... 1 118.94kb.
1. Россия в первой половине XIX века 1 138.48kb.
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического... 2 437.77kb.
Россия в первой половине XVIII века. Преобразования петра I и их... 7 719.16kb.
Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины 54 8683.91kb.
Экономика США сегодня американская экономика является главным стабили­затором... 1 239.09kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине Трансатлантические отношения... 2 293.4kb.
Эмиграция из россии (ссср) в китай и реэмиграция в первой половине... 3 650.06kb.
Тема «маленького человека» в литературе XIX века (по произведениям... 1 39.19kb.
Русская культура конца XIX – начала XX века. Цель урока: познакомить... 1 192.95kb.
Великолепие «черкесского аула» 1 15.85kb.
Истина и ценность 1 10.88kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
Американская семья Южных штатов США в первой половине XIX века: жизненные стратегии - страница №1/1




ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕЕНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»


ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра зарубежной истории

(Специализация: Новая и новейшая история)





Американская семья Южных штатов США в первой половине XIX века:

жизненные стратегии мужчин и женщин

Итоговая работа

студента III курса

Н. И. Ивановой.

Проверил:

Пасынкова В. В.

САМАРА 2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ………………………………………………………………...С. 3
Американская семья Южных штатов США в первой половине XIX века:жизненные стратегии мужчин и женщин………………………………С. 4
Заключение……………………………………………………………..С. 11

Список использованных источников и литературы…………………С. 13


Введение


Ценности и представления, касающиеся роли женщины и мужчины в обществе, и связанные с ними гендерные стереотипы и социальные установки регулируются на глубинном ментальном уровне общественного сознания. Этот уровень, наиболее стабильный, уходит корнями в далекое прошлое, передается из поколения в поколение. Он формируется в ходе долгой истории развития общества и имеет самые различные аспекты: исторический, социальный, экономический, культурный, религиозный, политический.

Среди факторов, влияющих на формирование гендерного поведения и стереотипов, наиболее существенными оказываются государственная политика, законодательство, образование, религия, средства массовой информации.

Цель данной работы – рассмотреть и определить модель семьи, а также разнообразие мужских и женских стратегий, господствовавших в Южных Штатах Америки в первой половине XIX в. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

− определить факторы, повлиявшие на формирование гендерного поведения и стереотипов в отношении женских и мужских ролей внутри семьи;

− установить гендерные контракты мужчин и женщин, регулирующие взаимоотношения между ними;

− выявить основные роли мужчин и женщин, которые они играли в рамках семейных отношений.


Американская семья Южных штатов США в первой половине XIX века:

жизненные стратегии мужчин и женщин

Семья американского Юга в первой половине XIX в. представляла, согласно классификации моделей гендерного разделения труда английской исследовательницы Р. Кромптон, собой традиционную модель, в которой в которой обязательно есть дети, жена не работает, а материальное обеспечение лежит на отце1.

В семье царили патриархальные отношения. Главную роль играл муж – «хозяин», владелец собственности, своей жены, честь и достоинство которой он должен был защищать. М. Чеснат заметила: « Для мужчин – слава, честь, похвала и власть, если они патриоты. Для женщин, дочерей


Евы, наказание наступает тогда, когда они делают то, что им хочется»2. Необходимость защиты женской чести усиливалась также расовым характером американского рабства.

Жена плантатора, «хозяйка большого дома», как ее называли, обычно имела большой круг обязанностей. Она занималась не только своей семьей, домом, садом, но и рабами, лечила их, порой вела дела плантации. Рабовладение освободило белых женщин от работы в поле. Они могли уделять больше внимания семье, детям, собственному образованию.

На Юге существовало несколько колледжей для женщин, дававших высшее образование. Его могли получить только дочери состоятельных родителей, поскольку стоимость обучения достигала 200 – 700 долларов в год.

Но все же главной функцией женщин в семье была репродуктивная функция, а, следовательно, главной ее ролью была роль матери. И ярким подтверждением данной ситуации является пример точки зрения губернатора Южной Каролины, сенатора, Джеймса Хэммонда: «Женщины созданы для того, чтобы рожать, а мужчины - делать работу в этом мире»1. Женщины несли ответствен­ность за воспитание своих детей, поддержание домашнего очага и соблюдение морали; сердобольная мать должна была воздей­ствовать на детей «мягко», используя новые педагогические ме­тоды убеждения вместо принуждения. Устои викторианского до­ма, который держался на женщине, вдохновляли буржуазных реформаторов и миссионеров (как мужчин, так и женщин) на то, чтобы внедрять модель буржуазных семейных отношений в каж­дую группу населения, живущую по другим законам.

Обычно женщины рано выходили замуж, средний возраст замужества женщин на Юге 18,5 лет. При изолированной аграрной жизни семейные узы были прочными, разводы редки. Южная Каролина – единственный штат, где они не разрешены законом.

Также женщина исполняла роль помощницы мужа: «… она как нельзя лучше подходит для отведенной ей роли – украшать и делать счастливой жизнь, быть женой, хозяйкой дома, утешением, помощницей и советчицей того, кто один лишь придает смысл миру вокруг нее»2.

Помимо выше сказанного, следует также отметить, что роль женщины как матери и хранительницы домашнего очага с полной зависимостью от мужа и безраздельным служением традиционной семье активно пропагандировалась в средствах массовой информации, главным образом в женских журналах с (1940−1970 гг.), и в то же самое время, по словам английской писательницы Гарриет Мартино, «... общественное мнение обрушивает оскорбительное презрение на женщин, которые проявляют свободу мысли, самостоятельно решая, в чем заключается их долг и как именно следует его выполнять»3.

Таким образом, основным гендерным контрактом, который выполняла женщина, был контакт матери-домохозяйки. Женщина в обществе играла второстепенную роль – роль помощницы мужа и выполняла функцию приспособления к повседневности, т. е. воспитание детей, бытовое обслуживание семьи. Принимать активное участие в общественной деятельности женщина практически не могла и единственное занятие женщины, поощряемое общественным мнением, помимо ухода за домом, была благотворительность.1

Тем не менее, в обществе существовал и другой вид гендерного контракта – контракт женщины-предпринимателя, в основном это были вдовы, продолжавшие дело мужа после его смерти. Вдовы были наделены значительными юридическими полномочиями. Но, следует заметить, что женщины-предпринимательницы составляли меньшинство среди поселенцев женского пола.

Уникальным было то, что женщина не выходила замуж. Это объяснялось тем, что, получая статус замужней женщины, женщина лишалась юридической самостоятельности. Она не имела права на собственность и не могла подписывать контракты от своего имени, ей было запрещено зарабатывать деньги. Только незамужние женщины обладали правом распоряжаться имуществом и заключать сделки2.

Также следует отметить, что на Юге идеологический подтекст отделения общественного от частного и мужского от женского, был совершенно иным, чем в Северных Штатах Америки, так как данный процесс не являлся результатом коммерциализации городов, а отражал совокупность иерархий пола и расы.

Отсюда следует, что в основе господствовавшей на Юге иде­ологии разделения лежало рабство — фундамент экономиче­ской и социальной жизни. Белые женщины не имели никакого социального влияния и категорически не допускались к обще­ственной деятельности.

Рассмотрим мужской контракт в американском обществе. Все исследователи американского общества едины в том, что американское общество изучаемого периода представляло собой «мир мужчин», в котором они занимали господствующие позиции во всех сферах общественной жизни. Соответственно, всякое обращение в юридических документах к «различию мужчин и женщин», по их убеждению, закрепляло утвердившуюся гражданскую, публичную неполноценность женщин, оставляя им место в частной сфере деятельности.

Вступая в брак, женщины обязывались подчиняться мужу, который становился по существу ее хозяином: закон наделял его правом лишать ее свободы и применять наказание.

Авторитет плантаторов зиждился на беспрекословном, без­оговорочном подчинении, как белых женщин, так и рабов, одна­ко сопротивление со стороны женщин никогда не пересекало расовых границ. Расизм и рабство препятствовали солидариза­ции женщин. Свидетельства же самих рабов говорят о чрезвычайной жестокости хозяек, которые ре­гулярно подвергали их безжалостным поркам и унизительным наказаниям1.

В целом же, мужские и женские образы жизни являлись средоточием всего комплекса различий, характеризующих эти две сферы. Работа в представлении мужчин означала нестабиль­ный мир конкуренции, где платят за труд и где открыт простор для предпринимательства. Домашний труд женщины, несмотря на свою изнурительность, не считался «работой»: во-первых, он был бесплатным и, во-вторых, выпадал из поля зрения мужчин.

Водораздел, отделяющий женщин с их кругом домашних обя­занностей от общественной жизни, повлиял на формирование понятия республиканского долга в сфере предпринимательства, Превыше гражданской добродетели и служения общественному благу предприниматели ставили право личности (мужчины) на владение и пользование собственностью, рассматривая его как основную конституционную свободу. Коллективная ответствен­ность и добродетель оказались в подчинении частному интересу.

Таким образом, женщины стали носительницами нравствен­ных ценностей, которым новый общественный строй грозил уничтожением. Если мужчины соперничали друг с другом, то женщины являли собой образец сотрудничества; мужчинам был присущ рационализм, женщинам — эмоциональность и импульсивность; мужчины создавали атеистический и амораль­ный политический и экономический строй, женщины сохраня­ли набожность и мораль; мужчины стремились к господству.

В связи с тем, что между занятиями мужчин и женщин обо­значилась резкая разница, а активность женщин подрывала по­пулярную идею добропорядочной семьи, в 1830 году вспыхнули новые дискуссии по «женскому вопросу». В этот момент проблема социальной роли женщины стояла особенно остро еще и по­тому, что подверглась переосмыслению социальная роль муж­чин. Например, юридические нововведения, касающиеся прав собственности замужних женщин, размыли традиционные пат­риархальные прерогативы — новые законы диктовались рыночной экономикой, где господствовали мужчины.
Однако в 30−50-е годы XIX века ознаменовались быстрым развитием многочисленных реформаторских движений в Америке, таких как движение за аграрную реформу, за отмену рабства (аболиционизм), а главное за равноправие женщин (феминизм), что было обусловлено протекавшей в то время промышленной революция в США, которая все больше вовлекает женщин в производство.
Появляются первые законодательные акты, касавшиеся имущества замужних женщин, предоставили им право распоряжаться собственностью, которая была их девичь­им приданым, а также всеми деньгами и вещами, приобретенны­ми ими впоследствии. Несмотря на то, что изначально эти акты не были направлены на преодоление несправедливости, они под­хлестнули горячие дебаты по женской проблеме и в глазах не­которых частично уравняли женщин в гражданских правах с мужчинами1.

Несмотря на то, что в евангелистской реформации главенствующую роль играли женщины буржуазного сословия, лавина ассоциаций, образованных в тридцатые годы, снесла межклассовые барьеры, женщины из высших слоев общества создавали благотворительные организации и общество реформы, морали. Их сестры из среды нарождающегося рабочего класса – трудовые объединения.

Промышленная революция повлекла за собой преобразования, совершенно по-разному трансформировавшие жизнь женщины в зависимости от географических и классовых признаков.

Требование социального равноправия женщин пошатнуло ус­тои семейной морали и поставило под сомнение разграничение между мужской и женской сферами деятельности. Женщины, поднявшие этот вопрос, ставили во главу угла политический ас­пект семейного долга, однако им тут же был оказан отпор со стороны тех женщин, чье самосознание и самовосприятие оста­вались сугубо индивидуалистическими. Один из парадоксов со­стоял в том, что в следующем поколении женщин одновременно сосуществовали и развивались два движения: борьба за избира­тельное право, цель которой сводилась к тому, чтобы уравнять женщин и мужчин в гражданских правах и обязанностях; и дви­жение, предписывающее женщинам выполнение семейного дол­га в широком политическом смысле. Первое исходило из подо­бия, второе — из различий2.

Утверждая граждан­ские права женщин в обществе, они бросили открытый вызов викторианской семейной доктрине, в центре которой стояло разделение сфер деятельности.

Политизация семейного долга, послужившая в начале 30-х го­дов мощным импульсом для женской добровольной деятельности социального характера, в 50-е годы трансформировалась в поня­тие семьи как тихой гавани и взаимного почитания супругов (хотя кое-где еще слышались отголоски социальной активности жен­щин). Иными словами, виды деятельности, зародившиеся в добро­вольных ассоциациях, институционализировались к 50-м годам XIX века. Зачастую это означало, что бразды правления оказывались в ру­ках мужчин, в то время как женщины играли роль исполнитель­ниц. Наряду со структурными изменениями такие, казалось бы, пустяки были своего рода данью уважения мужчинам, восстано­вившим при непротивлении женщин прежнюю иерархию полов. Домашний очаг и возможности женского влияния позволяли мно­гого добиться, если женщина действовала исподволь, не нарушая обета послушания мужу.

Суть предвоенного движения за права женщин, у которого было множество ярых врагов, состояла в требовании полноправного участия в социальной и политической жизни, а также отме­ны традиционного разделения сфер деятельности.

В 50-е годы вся их деятельность была сосредоточена на изменении законов, ка­сающихся права собственности замужних женщин, кроме того, они стремились использовать свой богатый опыт в составлении петиций и организации публичных выступлений. Таким образом, они заложили фундамент той деятельности, которая в течение последующих десяти лет принесла целый ряд побед в области законодательства.


Заключение

В данной работе мы рассмотрели американскую семью ХIX века, которая по своей модели являлась патриархальной семьей, в которой мужчина выполнял функции добытчика и являлся хозяином своей семьи и ее членов и жены, которая являлась домохозяйкой, заботливой матерью. Семья воспринималась американцами как «Священный союз», основанный на товариществе и любви.

Параллельно существовал другая модель семьи, где женщина, являясь незамужней девушкой или вдовой, совмещает функции домохозяйки и предпринимательницы, управляя плантациями, оставшимися от покойного супруга. Однако, данная модель не получила широкого распространения в американском государстве в связи с господствовавшей идеологией и неравноправным положением женщин в обществе.

Семья как социальный институт в данный период развития Америки была идеалом «простой порядочности», опорой социального порядка, носителем и передатчиком определенного образовательного и культурного уровня и наследия с функцией экономического производителя, хранителя семейных традиций, основанных на власти авторитета, которую выполнял мужчина – глава семьи. Женщинам же в первой половине 19-го века не предоставлялись свободы, которыми пользовались мужчины, согласно положениям закона, а также представлениям церкви и государства. Женщины не могли голосовать, занимать выборную должность, посещать высшее учебное заведение или самостоятельно зарабатывать на жизнь. Замужние женщины не имели права заключать юридические договоры, разводиться с мужьями, если те жестоко обращались с ними, или добиваться опекунства над своими детьми.

Но в XIX веке, в этот сложный переходный период к индустриальному обществу, под воздействием социально-экономических перемен, семья освобождается от общины, религии и авторитарной морали, становится в большей степени потребительскими коллективом со способностями, как жены, так и мужа зарабатывать деньги.

Факт существования сложных экономических и психологических проблем, кризисных явлений, с которыми постоянно сталкивается американское общество и семья, по нашему мнению, достаточно очевиден. Поскольку ни один эволюционный исторический процесс не может идти равномерно, без неизбежных многочисленных отступлений от его центральной линии, то достаточных оснований экстраполировать аспекты изменения функций семьи и ее структуры на развитие общество в целом, говоря об упадке его культуры.

Ценностные установки, ориентации (как специфически американских, так и общечеловеческих), составляют ту основу, на которой американцы строили свою жизнь в изучаемый период времени. Соответственно, первостепенная забота американской семьи — вырастить и подготовить ребенка к будущей самостоятельной жизни.

В связи с накопительной ориентацией массового сознания и потребностью американского общества в достижении национальной консолидации и самосознания, демократизации общества, участие в свободной конкуренции, в предпринимательстве – семейные отношения приобрели менее иерархический и авторитарный характер. Роль женщины перестает сводиться только как жене, хозяйке дома. Постепенно женщины стали получать широкий доступ к работе на промышленных предприятиях и в сфере услуг.

Список использованных источников и литературы
I. Источники:

1. Edward J. Thomas. Memoirs of a Southerner 1840 – 1923. Chapel Hill. 1997.

2. Secret and Sacred: The Diaries of James Henry Hammond. Chappel Hill, 1990.

3. Mary Chesnut’s Civil War / Ed. By C. V. Woodward. New Haven, London, 1981.

II. Литература:

1. Т. В. Алентьева США накануне гражданской войны: время и Люди. Курск. 2003.

2. Супоницкая И. М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М.: ИВИ РАН, 1998.

3. Темкина А. А., Роткирх А. Советские гендерные контракты и их трансформация в современной России ∕∕ Социс. 2001. № 11. С. 4.


4. Шашина Б. Е. “The Most Industrious Sex”, или становление американской цивилизации через призму женской истории ∕∕ Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли ∕ Под ред. Н. Н. Болховитинова. М.: «Наука». 2001.


1 Темкина А. А., Роткирх А. Советские гендерные контракты и их трансформация в современной России ∕∕ Социс. 2001. № 11. С. 4.

2 Mary Chesnut’s Civil War / Ed. By C. V. Woodward. New Haven, London, 1981. P. 172.

1 Secret and Sacred: The Diaries of James Henry Hammond. Chappel Hill, 1990. P. 6.

2 Edward J. Thomas. Memoirs of a Southerner 1840 – 1923. Chapel Hill. 1997. Р. 34.


3 Цит. По: Т. В. Алентьева США накануне гражданской войны: время и Люди. Курск. 2003. С. 319.

1 Т. В. Алентьева США накануне гражданской войны: время и Люди. С. 321.

2 Шашина Б. Е. “The Most Industrious Sex”, или становление американской цивилизации через призму женской истории ∕∕ Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли ∕ Под ред. Н. Н. Болховитинова. М.: «Наука». 2001.


1 Супоницкая И. М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М., 1998. С. 71.

1 Т. В. Алентьева США накануне гражданской войны: время и Люди. С. 327 -328.

2 Там же. С. 334-336.