3. теоретические вопросы библиографической эвристики 9 - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа курса «мировая экономика» 1 22.48kb.
Теоретические вопросы итоговой аттестации пользователей гражданского... 1 211.05kb.
Тезаурус тематических рубрик по физике полупроводников 11 915.19kb.
Теоретические вопросы 1 15.14kb.
Теоретические вопросы: пбу 22/10 1 42.8kb.
Теоретические вопросы по курсу «Финансовые рынки» 1 43.22kb.
Теоретические вопросы для сдачи допусков к лабораторным работам по... 1 61.31kb.
Вопросы к экзамену по курсу «Управление персоналом» 1 13.99kb.
Вопросы для менеджмента всех специальностей 1 42.61kb.
№1 Теоретические вопросы по дисциплине «Макроэкономика и микроэкономика» 11 3595.31kb.
Теоретические вопросы для студентов специализации «Управление корпорацией»... 1 56.12kb.
И. Лакатос основное внимание уделяет не теориям, как таковым, а ведет... 1 49.9kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
3. теоретические вопросы библиографической эвристики 9 - страница №3/4

4. Способность представления, или геометрическая интуиция. Здесь намечается уже переход от интуиции восприятия к интуиции воображения. С точки зрения поиска литературы геометрическая интуиция имеет место тогда, когда некоторый абстрактный образ документа (например, созданный методами чувственной интуиции) конкретизируется до наглядного изображения модели. В отличие от чувственной интуиции, где чаще всего используются готовые способы изображения словесного текста (иллюстрации в книге), геометрическая интуиция предполагает как наличие индивидуальных образов, создаваемых специально или формирующихся стихийно, в процессе работы с литературой, так и искусственные образы, например, символический индекс документа, присвоенный ему в библиотеке или на основе какой-то схемы классификации.

5. Способность образования метафор как интуитивный метод. В качестве наглядного образа для искомого литературного источника используется метафорическая иллюстрация, т.е. частичное сходство или различие документов, например: иллюстрированное или неиллюстрированное издание. Такая интуиция связана также со способностью вызывать чувственные впечатления, наглядные образы о прочитанных книгах, фактах, идеях, причем чаще всего через воспроизведение какой-то части, структуры, фрагмента.

6. Метод творческого воображения. В науке он определяет процесс формирования гипотезы, часто выступающей в виде какого-то зрительного образа, особенно после длительного процесса поисков или попыток решения какой-то задачи. Классическими примерами здесь могут служить: «видение» во сне искомого решения у Д.И. Менделеева при открытии им периодической системы химических элементов, знаменитое «упавшее яблоко», ставшее источником гравитационной теории И. Ньютона и т.д. Но в любом случае такое «видение», «интуитивное озарение» не возникает из ничего. Оно возможно и в процессе информационного поиска, когда вспышка вдохновения, словно молния, высветляет вдруг после кропотливого изучения большого массива документов именно нужный источник или иное направление поиска. Другая возможность интуитивного предвосхищения может возникнуть при использовании в процессе поиска каких-либо пособий, например: указателей или списков литературы, вспомогательных указателей в книге и т.п. Но в любом случае такие «озарения» нуждаются в реальной проверке, критической оценке и другими логическими методами.

7. Ускоренное умозаключение. Здесь намечается переход от интуиции воображения к интуиции, близкой к выводному знанию, т.е. знанию, полученному на основе логической переработки данных литературы, без непосредственного обращения к эксперименту и практике. Такие виды интуитивных методов называют также интеллектуальной интуицией. Она все ближе подводит информационный поиск от использования преимущественно эмпирических поисковых образов к абстрактно-логическим приемам. Таковым и является прежде всего ускоренное умозаключение. Оно характеризует такой процесс информационного поиска, когда происходит некий качественный скачок, сокращение поиска, решение поисковой задачи приходит как бы внезапно, само собой. Складывается впечатление, что реальная последовательность возможного поиска в данном конкретном случае как бы «позабыта» вами. Ярким примером такой интуиции может служить обнаружение искомых фактов именно в тех литературных источниках, в которых, по какому-то нашему ограничению, эти факты не должны и быть. По свидетельству М. Бунге, «пропущенные или позабытые посылки и промежуточные шаги бывают столь многочисленны, что лишь вышколенный ум в состоянии прийти таким путем к правдоподобным заключениям». Такой способностью интуиции обладают только хорошо развитые, чрезвычайно логичные интеллекты.

8. Интуитивное синтезирование. Оно отличается от ускоренного умозаключения и примечательно еще большим увеличением масштаба целостности, единства выделяемых из общего массива искомых документов или фактов, сочетанием ранее разрозненных сведений в единое, «гармоническое» целое, систему. Причем здесь важно не только ограничить искомую систему в общем массиве изданий, но и определить относительное значение каждого документа или факта в этой системе. Такое обобщающее представление, картина в процессе информационного поиска складывается обычно в тех случаях, когда поиск сориентирован на так называемое книжное ядро (литературное, библиотечное), т.е. определенный и оптимальный минимум литературных источников.

9. Интуиция, опирающаяся на здравый смысл, позволяет подходить к процессу информационного поиска с определенными представлениями, с оценками, уже сложившимися знаниями по тому или иному вопросу, теме поиска. Но такой опыт часто ведет к тому, что мы отдаем предпочтение литературным источникам, соответствующим уровню наших знаний. Это обусловлено тем, что степень интуитивности любого понятия относится к определенному уровню знания. Поэтому можно позволить такой интуиции играть ее эвристическую роль, но нельзя позволять ей приуменьшать трудности обогащения, развития литературы. Другими словами, в процессе информационного поиска особое внимание следует обращать на документы и факты критического характера, противоречащие интуиции здравого смысла, уже сложившимся представлениям. При этом необходимо учитывать динамику своей интуиции здравого смысла, ориентируя ее на изменение, приобретение новых интуитивных представлений, поднимая интуицию до здравого суждения, фронезиса.

10. Фронезис, или практическая мудрость, определяет умение быстро и правильно оценивать и тем самым находить те документы или факты, которые в большей мере отвечают задаче данного поиска. Говорить о такого рода интуиции можно лишь в том случае, если удачно формулируется оценочное суждение, выбирается нужный документ или факт после ускоренного ознакомления с ними, правильно оценивается их новизна, ценность и полезность, определяется важность и надежность своих поисковых действий.

В принципе интуитивный метод под различными названиями - «догадка», «чутье», «случайность» - имеет широкое распространение в библиографической эвристике. Библиографическая догадка, - подчеркивает М.А. Садова, - сопутствует библиографу во все время работы. Здесь открываются разнообразные пути и неисчерпаемые возможности в зависимости от личных свойств библиографа, его опытности, быстроты соображения и т.п.». По оценке П.Н. Беркова, М.А. Садова правильно подобрала синоним к слову «догадка» - «быстрота соображения». В классификации М. Бунге это соответствует интеллектуальной интуиции вида «ускоренного умозаключения». В этой связи П.Н. Берков справедливо рекомендует отказаться полностью от таких терминов, как «интуиция», «чутье», «догадка», потому что в них есть какой-то привкус веры в «чудесное», «необыкновенное». А между тем это такое же установление связей, только более отдаленных, лежащих не на поверхности, но, тем не менее, связей, реально существующих, а не выдуманных.

К этому виду интуитивных методов решения относятся также и различные «случайности» в процессе поиска литературы. Опыт показывает, что так называемая случайность на самом деле представляет действие каких-то обусловленностей. В частности, П.Н. Берков приводит такой пример. Пришедший как-то к заведующей библиотекой Института русской литературы (Пушкинский Дом) известный академик И.Ю. Крачковский во время разговора взял со стола томик журнала пушкинского времени и машинально стал его перелистывать, продолжая вести деловую беседу.

Вдруг он вскрикнул от радости и изумления: им было найдено, как он объяснил своей собеседнице, сведение, которое он разыскивал несколько десятилетий. На первый взгляд, что здесь случайного? Не то, что И.В. Крачковский много лет помнил и вынашивал свою задачу поиска, а то, что ответ пришел неожиданно.

Следовательно, необходимо постоянно вырабатывать в себе прозорливость в наиболее оптимальном выборе пути поиска информации, обращения именно к тем литературным источникам, которые с наибольшей вероятностью содержат необходимые факты. Освоение и рациональное использование различных методов интуиции приходят с опытом, возрастом, являются результатом тщательного изучения литературы. Этот взаимопереход от интуитивных к рациональным методам и наоборот, во многом обусловил дальнейшее развитие библиографической эвристики в сторону использования более рациональных методов информационного поиска.

Типологический, или рецептурный метод. Первым опытом его разработки был подход А.Г. Фомина, основанный на типизации всех возможных задач информационного поиска. В результате все многообразие их было обобщено в определенную совокупность типовых задач. Использование их позволило для каждого конкретного информационного поиска намечать определенный путь и документальные средства (пособия, источники) решения, т.е. дать своего рода модель, рецепт решения этой поисковой задачи.

Оптимальной типовой моделью для разработки различных «рецептов» информационного поиска в настоящее время является библиографическое описание. Согласно действующему ГОСТ 7.1-76, оно представляет собой «совокупность сведений о произведении печати или другом документе (его части или группе документов), дающих возможность идентифицировать документ, а также получить представление о его содержании, читательском назначении, объема справочном аппарате и т.д.». Как видим, основное назначение библиографического описания - идентифицировать данное издание в системе других. Трудно переводимое на русский язык латинское слово «идентификация» как раз и отражает процесс выявления, опознания искомого издания (документа) путем уподобления, отождествления, сравнения его с другими на основе тех или иных признаков (характеристик). Последние и составляют библиографическое описание. Эти характеристики в библиографии называют элементами, которые по своим функциям объединены в библиографическом описании в области. В свою очередь элементы подразделяют на обязательные и факультативные. Все элементы библиографического описания (в первую очередь обязательные) и дают начало для установления и использования различного рода заранее фиксированных схем (рецептов) в процессе информационного поиска. Основные, наиболее часто встречающиеся из них, и приведены в таблице 2. Как видно, рецептурные методы отличаются простотой, но требуют хорошего знания пособий, уже имеющихся и выпускаемых в настоящее время в нашей стране и за рубежом.

В любом случае типологический (рецептурный) метод отражает в себе и привносит в процесс информационного поиска определенное рациональное начало, планомерность. В то же время он показывает важность отправной, исходной точки этого сложного процесса. Она может быть избрана и на основе интуиции, и на основе сознательного, целенаправленного размышления, рабочей гипотезы, рецепта.

И в этой связи следует подчеркнуть взаимосвязь методов эвристики с такими строгими методами логики, как индуктивный и дедуктивный.

Индуктивный метод информационного поиска. Вообще индукция (индуктивный метод) в широком смысле слова - это форма мышления, посредством которой мысль наводится (от лат. inductio - наведение) на какое-либо общее правило, общее положение, присущее всем единичным предметам какого-либо класса. Процесс познания с использованием индукции совершается, таким образом, от единичных суждений и фактов к общим правилам и обобщениям, в которых выражается общая закономерность.

Применительно к нашей задаче информационного поиска можно говорить об особой разновидности индуктивного метода. В самом деле, в процессе информационного поиска по теме настоящего издания мы могли бы сформулировать следующий ряд частных суждений:

1) в нашей стране выпускаются издания, посвященные вопросам информационного поиска, должно быть издательство, специализирующееся на их выпуске, такие издания отражаются в планах выпуска или сводных каталогах этого издательства. Такие издания выпускает издательство «Книга»;

2) в ГСНТИ нашей страны существует орган (центр), который призван информировать об изданиях по интересующему нас вопросу, такая информация обычно выпускается в виде реферативных журналов. Этим органом является ВИНИТИ, который издает РЖ «Информатика».

3) Всесоюзная книжная палата ведет регистрацию всех изданий, выходящих в нашей стране, информация об этом публикуется в соответствующих библиографических изданиях.

Следовательно, обобщенные данные по вопросам информационного поиска мы можем, получить: в планах выпуска и сводных каталогах издательства «Книга», PЖ ВИНИТИ «Информатика», в изданиях государственной библиографии («Книжная летопись» и т.п.). В результате путем изучения этих пособий за необходимый период времени мы можем составить искомый список литературы интересующего нас вопроса. Другими словами, от выявления и поиска отдельных фактов, пособий путем индуктивного метода мы переходим к составлению общего, более или менее полного списка (определенного массива источников) по данной теме.

В нашем примере мы использовали такой вид индуктивного метода, как неполная индукция. Общий вывод, итоговый результат в данном случае не охватывает и не основан на изучении всех возможных единичных источников.

Другим видом индуктивного метода является полная индукция. Общий вывод о наличии искомых источников (фактических сведений) по интересующему вопросу в этом случае делается на основе изучения всех единичных источников. Такой максимализм, естественно, дает более достоверные и полные обобщения в процессе информационного поиска. Но метод полной индукции, как и сплошной метод, практически в информационном поиске не используется.

Как видим, метод индукции, тесно связан с выше охарактеризованными сплошным (полная индукция) и выборочным методом (неполная индукция), а также с отдельными разновидностями интуитивного метода (например, быстрое отождествление источника, ускоренное умозаключение, способность к синтезу). В итоге использования индуктивного метода информационного поиска мы получаем и своеобразный «рецепт» решения поставленной конкретной задачи. Отличие и преимущества индуктивного метода перед указанными заключается в том, что, во-первых, индуктивный метод более рационалистичен, логически строг; во-вторых, он тесно связан с фактами, с практикой, с действительной ситуацией в информационной деятельности. Не случайно основоположник этого метода в науке нового времени Ф. Бэкон подчеркивал: «Если мы имеем в виду проникнуть в природу вещей, то мы всюду обращаемся к индукции... Ибо мы полагаем, что индукция есть настоящая форма доказательства, оберегающая чувства от всякого рода заблуждений, близко следящая за природой, граничащая и почти сливающаяся с практикой».

Дедуктивный метод информационного поиска. Обратная картина сложится, если мы будем осуществлять поиск дедуктивным методом. Дедукция (от лат. deductio - выведение) в широком смысле слова это такая форма мышления, когда новая мысль выводится чисто логическим путем (т.е. по законам логики) из предшествующих мыслей. Иными словами, содержанием дедукции как метода дознания является использование общих положений при исследовании конкретных явлений. Причем направленность мысли от общего к частному может существовать не только в отдельном акте познания, каким является умозаключение. Такая направленность мысли может иметь место и при исследовании определенной области явлений, создании развернутой научной теории и т.п.

Особая разновидность дедуктивного метода используется в процессе информационного поиска. Обращаясь опять к нашему типовому примеру о поиске литературы по теме настоящего издания, мы, применяя дедуктивный метод, можем констатировать следующее. Во-первых, процесс поиска литературы и его теория (библиографическая эвристика) как частный случай (тема) входят в содержание книжного дела и библиографии и их теорий (книговедения, библиографоведения), а также информатики - своего рода теории такой общей части библиографии, как научно-вспомогательная библиография. Следовательно, именно в пособиях (информационных изданиях), отражающих содержание, этих сфер общественной деятельности и науки, мы можем найти интересующие сведения по теме поиска. Во-вторых, существуют информационные органы в ГСНТИ, которые занимаются информационным обслуживанием этих сфер общественной деятельности (библиография, научно-информационная деятельность). Устанавливаем, что таковыми являются: ВИНИТИ, Информационный центр по проблемам культуры и искусства. В третьих, мы должны определить, какие пособия этих организаций в общем могут отражать интересующую нас литературу. Таковыми являются: PЖ ВИНИТИ «Информатика», библиографический указатель Информцентра по проблемам культуры и искусства «Новая советская и иностранная литература по библиотековедению и библиографии». Наконец, в-четвертых, путем сплошного или выборочного (используя оглавление, вспомогательные указатели и т.п.) изучения указанных пособий мы можем сформировать искомый список литературы по вопросу информационного поиска.

Уже приведенного примера достаточно, чтобы утверждать о наличии тесной взаимосвязи между индуктивным и дедуктивным методами. В то же время некоторая абсолютизация индуктивного метода началась уже у Ф. Бэкона, хотя он и предостерегал от того, чтобы не уподобляться эмпирику-муравью, но и не походить на паука-рационалиста, который из собственного разума ткет хитрую философскую паутину. По мнению Ф. Бэкона, философ должен быть подобен пчеле, которая собирает дань в полях и лугах и затем вырабатывает из нее мед. Характерно, что уже в древности и книжника сравнивали с пчелой. Во всяком случае, процесс информационного поиска не сводим только или к индукции - изучению литературы от единичных фактов (источников) к их объединению (своду), или к дедукции - изучению литературы от обобщенных фактов (сводных источников, пособий) к единичным. Индукция и дедукция теснейшим образом взаимосвязаны, дополняют друг друга. Как индуктивное изучение предполагает использование каких-то общих положений, обобщающих источников (пособий), т.е. включает в себя момент дедукции, так и, наоборот, дедукция невозможна без обобщений и выводов, получаемых индуктивным методом.

Диалектическое решение вопроса о роли и взаимосвязи методов индукции и дедукции дано в марксистско-ленинском учении. Так, Ф. Энгельс писал: «Индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того, чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга». Эту несостоятельность, неполноту обособления дедукции от индукции характеризует и В.И. Ленин, подчеркивая, что «самая простая истина, самым простым, индуктивным путем полученная, всегда неполна, ибо опыт всегда не закончен». В.И. Ленин также указывает на взаимосвязь индукции и дедукции с другими формами мышления. В частности, он подчеркивает «связь индукции с аналогией - с догадкой (научным провидением)...», т.е. интуитивными методами. Таким образом, эффективность информационного поиска то многом будет зависеть от правильного, рационального сочетания индуктивного и дедуктивного методов, а также, в свою очередь, сочетания их с другими известными методами библиографической эвристики.

Метод информационного поиска по библиографическим ссылкам. Возможность его использования заключается и в самом характере литературы, состоящей из определенной взаимосвязи фактов, произведений, документов и изданий. В случае использования рациональных и интуитивных методов информационного поиска мы и пытаемся как бы вероятностным, гипотетическим путем выявить эту взаимосвязь и установить искомые факты и источники. Но главная особенность метода информационного поиска по библиографическим ссылкам в том и состоит, что здесь используется не гипотетическая, а реальная взаимосвязь литературы в процессе ее естественно исторического развития. Каждое новое литературное произведение - это в известной степени анализ, оценка и обобщение социальной информации, уже имеющейся в литературе. Специфической формой отражения указанной взаимосвязи, преемственности литературного развития и является библиографическая ссылка (сноска). В общем библиографическая ссылка представляет собой разновидность библиографического описания используемого, цитируемого или упоминаемого литературного произведения (издания), его части, определенной совокупности изданий. Такая библиографическая ссылка (описание) может быть приведена или в самом (основном) тексте литературного произведения (внутритекстовая ссылка), или в подстрочном (внизу страницы подстрочная ссылка) и затекстовом примечании (в конце основного текста - затекстовая ссылка), или частично в основном тексте, а частично в подстрочном (затекстовом) примечании, или в прикнижном (пристатейном) списке использованной (рекомендованной) литературы. Основные правила оформления библиографических ссылок приведены в ГОСТ 7.1-76.

Для нас важно, что в процессе информационного поиска наличие библиографических ссылок дает нам на первом этапе следующие возможности. Во-первых, ограничиться одним известным или найденным источником по интересующему нас вопросу. Используя систему приведенных в нем библиографических ссылок, мы можем затем установить определенный ряд источников. Этот ряд, как мы знаем, может быть уже в самом первоисточнике оформлен в виде библиографического списка (указателя, обзора). Теперь, последовательно изучая систему библиографических ссылок в каждом из указанных в этом списке источников, мы ретроспективно определяем искомую литературу вопроса. Основное требование - исходить в процессе поиска, по возможности, ез новейшего издания. Во-вторых, можно ограничиться одним известным или найденным списком (указателем) искомой литературы вопроса, публикуемым в критико-библиографических отделах периодических изданий, в информационных, справочно-энциклопедических и других изданиях, составляемых в библиотеках и т.д. Наконец, в-третьих, можно исходить не из библиографической ссылки (списка) в целом, а из отдельных известных элементов ее. Например, известен автор книги по интересующему нас вопросу. Тогда, пользуясь алфавитным каталогом какой-либо универсальной библиотеки, именными вспомогательными указателями к информационным изданиям (на пример, к изданиям государственной библиографии), к отдельным книгам, биобиблиографическим словарям, энциклопедиям и т.п., мы устанавливаем другие издания данного автора. Затем по системе библиографических осадок этих издание находим издания других авторов по интересующему нас вопросу и т.д.


<< предыдущая страница   следующая страница >>