1. Проблема возникновения права с позиций современной теории государства и права - pismo.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Основные вопросы 1 70.33kb.
1. Теория государства и права как общенаучная юридическая дисциплина 1 24.08kb.
Кафедра теории и истории государства и права 1 20.77kb.
26. Права человека как международно-политическая проблема. Права... 1 43.32kb.
Урок «Понятие права. Норма права». 10 класс учитель: Галитовская О. 1 75.41kb.
Теория государства и права Вопросы для экзаменационных билетов гак 1 35.69kb.
Тема Система и структура права 1 70.58kb.
Контрольная работа по истории государства и права россии «русская... 1 181.09kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины проблемы теории государства... 4 444.92kb.
1. Предмет истории отечественного государства и права и ее место... 7 1193.1kb.
Экзаменационные вопросы по курсу «История отечественного государства... 1 118.6kb.
Классный час в 8 «Б» классе Тема: Кубанское значит качественное! 1 82.32kb.
Урок литературы «Война глазами детей» 1 78.68kb.
1. Проблема возникновения права с позиций современной теории государства и права - страница №1/1



Содержание.

Стр.

Введение……………………………………………………....…3

1. Проблема возникновения права с позиций современной теории государства и права…………………………………..5

1.1. Причины и условия возникновения государства и права.......…5

1.2. Особенности возникновения права………….…………......…7

2. Реалистическая теория права………………………….….8

Заключение……………………………………………………14

Список использованной литературы.

Введение

Проблема возникновения государства и права остается и, видимо, длительное время останется в науке дискуссионной. Во-первых, в основе этой сложнейшей проблемы лежат различные идейные, философские воззрения и течения. Например, есть мнение, согласно которому государство и право существовали вечно. Для его сторонников проблемы возникновения государства и права вообще нет. Во-вторых, историческая и этнографическая науки дают все новые знания о причинах происхождения государства и права.

Современная материалистическая наука связывает процесс возникновения государства и права (особенно в европейских странах) главным образом с развитием производства, с переходом от присваивающей к производящей экономике.

В результате эволюционного развития человек для удовлетворения своих потребностей постепенно перешел от присвоения готовых животных и растительных форм к подлинно трудовой деятельности, направленной на преобразование природы и производство орудий труда, пищи и др. Именно переход к производящей экономике послужил толчком к трем крупным разделениям общественного труда — отделению скотоводства от земледелия, отделению ремесла и обособлению слоя людей, занятых в сфере обмена — торговли (купцов).

Такие крупные события в общественной жизни имели столь же крупные многочисленные последствия. В изменившихся условиях возросла роль мужского труда, который стал явно приоритетным по сравнению с женским домашним. В связи с этим матриархальный род уступил место патриархальному, где родство уже ведется по отцовской, а не по материнской линии. Но еще более важным было, пожалуй, то, что родовая община постепенно начинает дробиться на патриархальные семьи (земледельцев, скотоводов, ремесленников), интересы которых уже не полностью совпадают с интересами рода. С возникновением семьи началось разложение родовой общины. Наконец, наступил черед неизбежной при разделении труда специализации, повышения его производительности. Прибавочный продукт как следствие роста производительности труда обусловил появление экономической возможности для товарообмена и присвоения результатов чужого труда, возникновения частной собственности, социального расслоения первобытного общества, образования классов, зарождения государства и права.

Иеринг (Ihering, Рудольф, 1818 - 1892), один из самых выдающихся германских юристов, - романист-историк, цивилист и философ права. Иеринг является основателем реалистической школы права и создателем реалистической теории возникновения права. Связанное с его именем указание на моменты интереса (выгоды, общественно-утилитарной цели) в праве явилось переломным моментом в развитии буржуазного правоведения, оно знаменовало переход от чисто юридического воззрения на общество к социологическому изучению права.

Основные задачами представленной курсовой работы являются:

1) показать причины и условия возникновения государства и права;

2) выделить особенности возникновения права;

3) выявить основные моменты реалистической теории права.

Теоретической базой для написания курсовой работы явились изученные автором труды по общей теории государства и права, конституционному (государственному) праву, а также иные литературные источники по избранной теме следующих отечественных юристов: Алексеев С.С., Бабаев В.К., Баранов В.М., Байтин М.И., Венгеров А.Б., Глебов А.П., Демичев Д.А., Денисов А.И. Коваленко А.И., Комаров С.А., Корельский В.М., Каск Л.И., Лившиц Р.З., Николаева Л.В., Марченко М.Н., Морозова Л.А., Лазарев В.В., Перевалов В.Д., Черданцев А.Ф., Черноголовкин Н.В. и др.

1. Проблема возникновения права с позиций современной теории государства и права


1.1. Причины и условия возникновения государства и права
И все же причины зарождения государства и права коренятся не только в материальном производстве, но и в воспроизводстве самого человека. В частности, запрещение инцеста (кровосмешения) нетолько способствовало выживанию и укреплению рода человеческого, но и оказало многоплановое воздействие на развитие общества, структуру его внутренних и внешних отношений, культуру. Ведь понять, что кровосмешение ведет к вырождению, ставит род на грань гибели — половина дела. Куда сложнее было искоренить его, для чего потребовались суровые меры пресечения неизбежно встречавшихся сначала отступлений от табу, еще недавно не существовавшего. Поэтому есть основания полагать, что родовые органы, поддерживающие запрещение инцеста и насильственное его пресечение внутри рода, развитие связей с другими родами в целях взаимообмена женщинами, были древнейшими элементами нарождающейся государственности.

Родовая организация общества трансформировалась в государство эволюционно, сохраняя историческую преемственность, проходя переходные стадии. Одной из таких переходных, предгосударственных форм была, по мнению Л. Моргана, «военная демократия», где органы родового общественного самоуправления еще сохраняются, но постепенно набирают силу новые предгосудар-ственные структуры в лице военачальника и его дружины. Здесь появились зачатки военно-насильственного принуждения и подавления, ибо традиционная родовая организация самоуправления уже не в состоянии была разрешить возникающие противоречия, все более разрушающие вековые порядки.

Формирование государства — длительный процесс, который у различных народов шел разными путями. Ныне доминирует мнение, что одним из основных является восточный путь возникновения государства, «азиатский способ производства» (вначале — Древний Восток, затем — Африка, Америка, Океания). Здесь очень устойчивыми, традиционными оказались социально-экономические отношения и структуры родового строя — земельная община, коллективная собственность. Управление общественной собственностью становилось важнейшей функцией родоплеменной знати, которая постепенно превращалась в обособленную социальную группу (сословие, касту), а ее интересы все более обособлялись от интересов остальных членов общества.

Следовательно, восточный (азиатский) вариант возникновения государственности отличается от других вариантов главным образом тем, что здесь родоплемен-ная знать, исполнявшая общественные должности, плавно трансформировалась в государственные органы (государственно-чиновничий аппарат), а общественная (коллективная) собственность тоже постепенно превращалась в государственную. Частная собственность тут не имела существенного значения1.

На рассматриваемый путь зарождения государства значительное влияние оказали географические условия, необходимость выполнения крупномасштабных общественных работ (сооружение, эксплуатация и защита ирригационных систем и др.), предопределивших возникновение самостоятельной и сильной публичной власти.

Восточные государства заметно отличались друг от друга, хотя имели много общего. Все они были абсолютными, деспотическими монархиями, обладали мощным чиновничьим аппаратом, экономическую основу их составляла государственная собственность. Здесь по сути дела не наблюдалось отчетливо выраженной классовой дифференциации. Государство одновременно и эксплуатировало сельских общинников, и управляло ими, т. е. само государство выступало организатором производства.

По другому историческому пути шел процесс возникновения государства на территории Европы, где главным государствообразующим фактором было классовое расслоение общества, обусловленное интенсивным формированием частной собственности на землю, скот, рабов. По мнению Ф. Энгельса, в наиболее «чистом» виде этот процесс проходил в Афинах. В Риме на возникновение классов и государства большое влияние оказала длительная борьба двух группировок свободных членов родоплеменного общества — патрициев и плебеев. В результате побед последних в нем утвердились демократические порядки: равноправие всех свободных граждан, возможность каждого быть одновременно землевладельцем и воином и др. Однако к концу II в. до н.э. в Римской империи обострились внутренние противоречия, повлекшие создание мощной государственной машины.

По вопросу возникновения государства на территории Западной и Восточной Европы в литературе высказаны две точки зрения. Сторонники первой утверждают, что в этом регионе в ходе разложения первобытных отношений зарождалось феодальное государство (сказанное относится прежде всего к Германии и России).

Приверженцы второй полагают, что после разложения родового строя здесь наступает предшествующий феодализму длительный период, в ходе которого знать выделяется в особую группу, обеспечивает себе привилегии, в первую очередь во владении землей, но крестьяне сохраняют как свободу, так и собственность на землю. Этот период они называют профеодализмом, а государство — профеодальным.

Таким образом, на этапе производящей экономики под воздействием разделения труда, появления патриархальной семьи, военных захватов, запрета инцеста и других факторов происходит расслоение первобытного общества, обостряются его противоречия, вследствие чего родовая организация социальной жизни изживает себя, а ей на смену с той же неизбежностью приходит новая организационная форма общества — государственность2.


1.2. Особенности возникновения права
Причины и условия, вызвавшие к жизни право, во многом аналогИчны причинам, породившим государство. Однако между мононормами первобытного общества и нормами права существовала более глубокая преемственность, чем между органами родового самоуправления и органами государства. Вековые, проверенные многими поколениями обычаи расценивались как данные свыше, правильные и справедливые и нередко назывались «право», «правда». Наиболее ценные из них были санкционированы государством и стали важными источниками права (обычным правом).

Цари (правители) ранних государств, продолжая общесоциальные традиции обычного права, в своих законах пытались поддерживать начала социальной справедливости: ограничивали богатство, ростовщичество, закрепляли справедливые цены и т.д. Это нашло отражение в древнейших правовых актах — законах Хаммура-пи, XII таблиц, реформах Солона. Правда, несомненно и то, что право с ранних этапов своего развития наряду с выполнением общесоциальных функций играло важную роль нормативно-классового регулятора, т. е. регламентировало общественные отношения в интересах экономически господствующего класса.

Возникновение права — закономерное следствие усложнения общественных взаимосвязей, углубления и обострения социальных противоречий и конфликтов. Обычаи перестали обеспечивать порядок и стабильность в обществе, а значит, появилась объективная необходимость в принципиально новых регуляторах общественных отношений.

В отличие от обычаев правовые нормы фиксируются в письменных источниках, содержат четко сформулированные дозволения, обязывания, ограничения и запреты. Изменяются процедура и порядок обеспечения реализации правовых норм, появляются новые способы контроля за их выполнением: если раньше таким контролером были общество в целом, его общественные лидеры, то в условиях государства это полиция, армия. Споры разрешает суд. Правовые нормы отличаются от обычаев и санкциями: значительно ужесточаются меры наказания за посягательства на собственность социальной верхушки, наказания за преступления против личности дифференцируются в зависимости от статуса потерпевшего — свободного, раба, мужчины, женщины.

Говоря об особенностях образования права, необходимо помнить, что процесс возникновения государства и права протекал во многом параллельно, при взаимном их влиянии друг на друга. Так, на Востоке, где очень велика роль традиций, право возникает и развивается под воздействием религии и нравственности, а основными его источниками становятся религиозные положения (поучения) — Законы Ману в Индии, Коран в мусульманских странах и т.д. В европейских странах наряду с обычным правом развиваются обширное, отличающееся более высокой, чем на Востоке, степенью формализации и определенности законодательство и прецедентное право3.

2. Реалистическая теория права
При рассмотрении различных теорий и взглядов о праве необходимо учитывать следующие обстоятельства: во-первых, исторические условия функционирования права и рамки культуры, в которых жил и работал «исследователь»; во-вторых, то, что результат правопонимания всегда зависит от философской, нравственной, религиозной, идеологической позиции познающего его субъекта; в-третьих, что берется в качестве основы той или иной концепции (источник правообразования или сущность самого явления), что понимается под источником права (человек, Бог или космос) и под его сущностью (воля класса, мера свободы человека или природный эгоизм индивида); в-четвертых, устойчивость и долгожительство концепций в одних случаях и их динамичность, способность адаптироваться к развивающимся общественным отношениям — в других.

Современный уровень развития гуманитарной науки и методологии исследования социальных явлений позволяет систематизировать различные взгляды о праве на основе определенных критериев. Уже само отношение к праву, его судьбе, тот факт, положительное значение имеет оно для общества или отрицательное, выступает оно в качестве самостоятельного социального явления или как элемент иной системы регулирования, выявляет противоположные мнения. В частности, представители ряда философских течений рассматривали право как часть нравственности (Шопенгауэр) или как низшую ступень нравственности и отрицали социально-ценностный характер права (Л. Толстой, Вл. Соловьев). Негативное отношение к праву высказывали анархисты; проблемы отмирания права с построением коммунизма активно обсуждались в рамках марксистской правовой теории.

При решении основного вопроса философии о соотношении бытия и сознания выделяются идеалистический и материалистический подходы к изучению права. Для первого характерны теологические учения о праве. Фома Аквинский утверждал, что право имеет не только божественное происхождение, но и божественную сущность. Позитивное право (человеческие законы) является лишь средством осуществления целей, предначертанных Богом для человека. Последователи Аквинского — неотомисты — пытаются увязать религиозную сущность права с естественно-правовыми началами и эмпирическими оценками общественных отношений с целью обосновать более жизнеспособные и реалистические варианты его учения. На другом полюсе, в рамках материалистического подхода, разрабатывается марксистская теория права, основными постулатами которой выступают: обусловленность права экономическим базисом общества, классовый характер права, жесткая зависимость права от государства, обеспеченность его принудительной силой государства.

В зависимости от того, что рассматривается в качестве источника правообразования,— государство или природа человека, различают естественно-правовую и позитивистскую теории права.

До середины XIX в. все правовые школы сходились на признании автономной природы права, вытекающей из метафизической сущности человеческой личности - нравственной свободы. Это мировоззрение нашло свое наиболее полное выражение в естественно-правовых теориях революционной буржуазии. Оно “общество выводило из закона, а не закон из общества”, о нем Энгельс и говорил, как о “мировоззрении”.

Новая, историческая школа, в начале XIX в. сменившая естественно-правовые теории, отвергла только фикцию произвольного установления права (договорную теорию) и противопоставила ей теорию органической эволюции, необходимо-закономерного истечения права из тайников национального духа. Но и историческая школа видела в праве явление свободы индивида, признанной законом, и в ее понимании сущность права сводилась к понятиям свободы, равенства и справедливости4.

Консолидированный капитализм второй половины XIX в. интересуется уже не столько личными свободами, сколько обоснованием государственного могущества; интерес буржуазии, как класса в целом, выдвигается на первый план за счет автономии личности (т. е. капиталистического товаровладельца). Создание новой системы права началось с критики старых исторических и методологических воззрений. Сомнению была подвергнута не закономерность исторического развития права, установленная школой Савиньи, а ее фаталистическое понимание этой закономерности.

Новое направление отказывалось видеть в истории себя из себя самое движущее (perpetuum mobile) диалектики”: право вовсе не вырастает органически, как цветок, из национального правосознания. Оно не создается этим правосознанием, а само его создает. Его развитие обусловливается всей суммой жизненных целей и интересов людей, оно рождается из тяжелого труда человеческой мысли и борьбы человеческих интересов, до наших дней сохраняя с древнейших римских времен “следы пота и крови”, болезненно отрицая себя каждой новой своей стадией, “как Сатурн, пожирая своих собственных детей”. В зависимости от этого и изучение права должно стать изучением “тех сил, которые порождают право” (Лоренц Штейн), должно рассматривать его, как одно звено в общей цели причин и следствий, а не ограничиваться внутри-логическим смысловым анализом норм; оно не должно замыкаться в национальной исключительности и преграждать дороги разумному законодательному творчеству.

Эти мысли, в разрозненном виде мелькавшие у многих писателей 40 - 60-х годов (Кирхман, Штейн, Гарум, Данкварт), были сведены вместе и изложены в блестяще убедительной форме Иеринг в “Духе римского права” (1852 - 1854; рус. пер. 1876) и в позднейших сочинениях (“О задаче и методе истории права”, рус. пер. 1896).

Но в основном это первое знаменитое сочинение Иеринг продолжает еще оставаться на прежней, волевой точке зрения. В первом издании оно определяет право, как “объективный организм человеческой свободы”, и основу права, как “способность к самоопределению”, признает “единственной задачей теории права раскрытие и определение элемента свободы в жизненных отношениях”, видит главное достоинство римского права в “ревности и энергии чувства свободы; из-за чего частное право было для римлянина кодексом, великой хартией личной свободы”, и утверждает, что несогласие с такой точкой зрения “просто на-просто ведет к отрицанию всякого правоведения”.

Однако коренная перемена взглядов на характер правообразования неизбежно приводила и даже в себе уже заключала необходимость коренной перемены общей концепции права. Кровавая борьба за правовые положения является лишь орудием их исторического движения, она предполагает какие-то силы, которые ее вызывают, эти силы и суть общественные интересы, жизненные стремления людей. Эти последние выводы, частично высказанные и в первом сочинении, были систематически изложены Иерингом только через 20 лет, уже после военных триумфов и бурного развития капитализма в германском обществе.

Новое учение изложено в его главном, неоконченном труде “Цель в праве” (1872 - 1883; рус. пер., т. 1, 1881) и в популярной брошюре “Борьба за право” (рус. пер. 1874). Прежде всего устанавливается неправильность старой точки зрения, основанной на метафизическом понимании воли. Невозможно самопроизвольное движение воли, обуславливаемое формальным хотением вообще, - “надеяться привести в движение человеческую волю посредством категорического императива было бы столь же основательно, как и верить в возможность сдвинуть с места воз посредством лекции о теории движения”. Действование без причины - “бессмыслица, оно психологически невозможно”, в этом смысле можно сказать, что все проявления деятельности людей подчинены закону достаточной причины.

Однако закономерность человеческих действий - особая, это не механическая причинность, господствующая в природе, а закономерность целевая. В этом смысле можно сказать, что все проявления деятельности людей свободны, основаны на возможности выбора мотивов. Основная цель человеческого существа - самосохранение, для ее удовлетворения и существует общество, в обществе эта цель и вызывает потребность имущества, имущественный же интерес требует для своей охраны установления права и государства.

Таким образом, право это не механизм - продукт случая, “общественного договора”, и не организм - саморазвивающийся продукт начал, заложенных в человеке в готовом виде, а общественная функция - продукт цели (Zweckschoepfung), служащий общественным интересам. Ни юридические, ни нравственные понятия отнюдь не заложены, хотя бы в зачаточном виде, в душе индивида и отнюдь не имеют самостоятельной, независимой от общества природы. Человек по природе эгоист, в нравственное существо он превращается только под влиянием условий общежития. Сознание отдельного человека, что его личные цели и интересы совпадают со стремлениями других людей, позволяет обществу найти доступ к его природному эгоизму и, таким образом, подчинить все частные интересы интересу общественному. Вне понятия общественного интереса нет права и нравственности, “общественно-полезное и нравственное одно и то же”. Здесь даны исходные точки внешнего утилитаристского теологизма, на котором строится вся система.

Подчинение частных интересов общественным, т.е. разумное воздействие на людской эгоизм, возможно двумя средствами - вознаграждением и принуждением. Первое проявляется вполне в товарном обороте, где и создается основной вид общественной связи без всякого насилия над человеком, только путем убеждения каждого, что его услуги будут вознаграждены в равной степени. “Нет в жизни другой области, где бы принцип равенства (и справедливости) проводился практически столь совершенно, как в области оборота; деньги - истинный апостол равенства, там, где речь идет о деньгах, смолкают все социальные, политические, религиозные и национальные различия”. Второе средство, организованное общественное принуждение, предполагает наличие государства и права. “Организация социального принуждения представляет две стороны: создание внешнего механизма силы и установление положений, определяющих применение этой силы; форма решения первой задачи - государственная власть, форма второй - право”.

Власть (сила) и право это, таким образом, не две разные вещи, как полагалось раньше, и тем более не враждебные друг другу, они и происходят из одного источника и шествуют далее вместе, необходимо друг друга дополняя. “Право есть только сознающая свою выгоду, а вместе с тем и необходимость меры, сила, следовательно, отнюдь не что-то отличное от последней по своей сущности, а лишь известный способ ее проявления”, “право есть политика силы”. Таким образом, общественные интересы, находящиеся под защитой принуждения, исходящего от государства, и есть право.

В разных местах знаменитого сочинения оно определяется то как “система обеспеченных принуждением общественных целей”, то как “обеспечение жизненных условий общества в форме принуждения”; много позже к защищенному интересу прибавился еще новый признак - наличие возможности у субъекта интереса самому защищать его судебным иском (“Дух римского права”, изд. 1887, III, стр. 339)5.

Субъект так понимаемого права - все общество, интересы целого. Вследствие этого личная автономия, естественно, игнорируется, частные интересы принимаются в расчет лишь постольку, поскольку они соответствуют социальным целям.

Оставаясь юристом, Иеринг не решался довести этой мысли до конца, ограничив лишь права собственника и установив “общественный характер всех частных прав” (с характерной припиской: “пусть каждый осмотрится, прежде чем подписать это положение! он допускает этим более, нежели он думает”).

Но, продолженная и развитая, эта мысль означает, что ради общественной цели все может стать со временем предметом государственного принуждения. “Лицо, общество, государство - такова историческая лестница человеческих целей... Государство поглощает в себе все общественные цели и, если правильно заключение от прошедшего к будущему, то, в конце концов, оно воспримет в себя все человечество”. Изложенное учение телеологического утилитаризма сам автор называл “историко-реалистическим”.

Однако, и эта внешне-утилитаристическая разновидность телеологии, как и всякая другая телеология неизбежно приводит к богословию. Начав с выделения человека из природы по целевому закону, Иеринг упирается в необходимость признания, что “природа хочет, чтобы человечество существовало, а для осуществления этой ее воли необходимо, чтобы отдельный человек сохранил и передал далее жизнь, которую дала ему природа”, и т. д.

От Иеринга отправлялись представители новой “позитивной” юриспруденции, продолжавшие разрабатывать его теорию интереса. Из них особенно интересны Меркель в Германии (1836 - 1896) и Муромцев в России (1850 - 1910). Первый попытался разграничить смешанные у Иеринг сферы политики и права, подчеркивая, однако, реалистический момент силы и интереса в правовом регулировании (Recht und Macht, 1881). Отправляясь от Иеринга, Меркель борется с идеями естественного права, так как в действительности правовые системы создаются борьбой противоречивых интересов. В сфере общественных столкновений возникает право, как некий компромисс борющихся сил, как “мирный договор, все равно, - в какой бы форме он ни состоялся”.

Его цель установить нейтральную платформу для борющихся сил. Она достигается посредством применения ко всем равной меры по принципу воздающей справедливости. Применение этого принципа и формирует из отношений интереса правовые отношения, его присутствие и отличает правовое регулирование от норм целесообразности. Происходит это потому, что справедливость вовсе не тождественная целесообразности, как думал Иеринг.

Однако, вновь связанное с нравственностью право с ним не смешивается. Оно может лишь отчасти следовать предписаниям справедливости, потому что оно не представляется общим совпадением частных интересов.

Право - это компромисс между сталкивающимися интересами, компромисс же всегда основан не только на признании законности обоих требований, но и на учете реального соотношения сил между ними. Момент силы, классового угнетения, представленный в виде “борьбы партий и народов” на основе “неравных условий человеческого существования”, приобретает у Меркеля гораздо большее, чем у Иеринга, значение.

Правовая теория освобождается здесь от своего телеологического привеска и получает окончательно “реалистический”, притом с усиленной дозой “жизненной прозы”, характер. Отправляясь от Иеринга же, Муромцев (“определение и основное разделение права”, 1879; “Очерк общей теории гражданского права”, 1882), связал реалистическую теорию права с позитивной философией Конта. Вся прежняя юриспруденция была противопоставлена, как подготовительная техническая разработка, “новому направлению”, которое он прямо и назвал социологическим; таким образом, действительно, “работа юриста стала идти рядом и в связи с работами в других отраслях общественной науки, тогда как прежде она была ремесленной работой теоретизирующего практика”6.

С этой точки зрения право определялось уже не как интерес, а как некое отношение между людьми на почве интереса. Всякие взаимодействия между людьми суть общественные отношения, потому что они определяются общественной средой, в которой происходят. поскольку они соответствуют интересам целого, общество может им содействовать, защищая или от препятствий, лежащих вне общества, или от посягательств других своих членов.

Защита второго рода может быть или неорганизованной, или организованной, т. е. проводимой заранее, установленным порядком через определенные органы, и вот второй вид этой защиты и отношения, им огражденные, и являются правом.

В дореволюционной русской литературе предпринимались даже попытки социологического исследования отдельных институтов права на основе такого его понимания. Но здесь, на конкретном анализе должна была сказаться вся беспомощность буржуазной социологической эрудиции, вытекающая из непонимания основного, производственного строения общества, его классового характера.

В то же время право оказывалось по-прежнему гипостазированным и увековеченным, поскольку связь его с эгоистическим индивидом, правильно установленная, не могла быть правильно истолкована, как временная, исторически преходящая форма. Отсюда и все недостатки этой системы, в которой оно так безмерно уступает идеальной стройности и законченности метафизических доктрин.

Так, начав с защищенности интереса, как единственного признака права, Иеринг принужден был, в конце концов, дополнить его признаком возможности самостоятельной судебной защиты, чем колебалась самая основа его теории; установив идентичность права с целесообразностью, в том же сочинении (“Цель”, I, 282) он признает их коренное несходство.

Заключение
Подведем некоторые итоги. Иеринг – основатель реалистической школы права и создателем реалистической теории возникновения права. Связанное с его именем указание на моменты интереса в праве явилось переломным моментом в развитии буржуазного правоведения, оно знаменовало переход от чисто юридического воззрения на общество к социологическому изучению права.

Привлекши к себе все живое и прогрессивное, что оставалось еще в буржуазной науке второй половины XIX в., “реалистическая” школа Иеринга создала, конечно, много ценного и указала такие области исследования, о существовании которых и не подозревала классическая юриспруденция. Она установила социальную природу права, как опосредствованной части общественного организма, и начала с анализа права, как отношения; такова, например, оброненная Иерингом мысль о наибольшем развитии принципов равенства и справедливости, т.е. правовых принципов, в сфере товарного обмена. Таковы достоинства этой первой попытки буржуазной науки позитивно воспринять право.

Однако, право оказывалось по-прежнему гипостазированным и увековеченным, поскольку связь его с эгоистическим индивидом, правильно установленная, не могла быть правильно истолкована, как временная, исторически преходящая форма. Отсюда и все недостатки этой системы, в которой оно так безмерно уступает идеальной стройности и законченности метафизических доктрин. Так, начав с защищенности интереса, как единственного признака права, Иеринг принужден был, в конце концов, дополнить его признаком возможности самостоятельной судебной защиты, чем колебалась самая основа его теории; установив идентичность права с целесообразностью, он признает их коренное несходство.

С другой стороны, приходилось обходить и даже прямо отвергать многие правовые принципы, понятия и институты просто потому, что они не укладываются в рамки этой теории: напр., отрицается звание права за правом международным, конституционным и каноническим, потому что признаком принудительности они не обладают и т. п. “Реалистическая” теория была подвергнута сокрушительной критике справа, доказывавшей, что нельзя в определении юридического подменить понятие свободы понятием интереса.



Список использованной литературы.


  1. Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. 2-е изд., перераб. и доп. – М., 1994. С.12-18.

  2. Баранов В.М. Теория государства и права в схемах и определениях: - М.: Юрайт, 2001. – 480с.

  3. Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Теория государства и права в схемах и определениях: - М.: Юристъ, 1998. – 115с.

  4. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Часть 2. Теория права. Том 1. – М.: Юристъ, 2001. – 509с.

  5. Глебов А.П. Понятие, происхождение, основные функции государства. // Государство и право. 2000. -№4. – С. 74-78.

  6. Козлова Г.Б. Теория государства и права - М.: Общество Знание России, 2002. – 409с.

  7. Морозова Л.А. Функция Российского государства на современном этапе // Государство и право. 1993. № 6.- С.43-49.

  8. Основы права. Учебное пособие для студентов дистанционной формы обучения. / Под ред. З.Г. Крыловой. – М.: ГИНФО, 1999. – 392с.

  9. Общая теория права и государства. / Под ред. В.В.Лазарева. — М.: Юрист, 1994. — 360 с.

  10. Основы государства и права. Учебное пособие. / Под ред. В.А. Ржевского, В.Г. Гайкова. – Ростов на Дону, Феникс, 1995. – 511с.

  11. Основы государства и права: Учебное пособие. / Под ред. О.Е. Кутафина. 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2000. С.28.

  12. Современное право: происхождение, понятие, теории, функции. Сб. статей. – Киров: Изд-во КГТУ, 2001. – 242с.

  13. Теория государства и права. Курс лекций. / Под ред. М.Н. Марченко - М.:ЗЕРЦАЛО, 2002.

  14. Теория государства и права. Учебник / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова - М.: Инфра, М-Норма, 1997.

  15. Теория государства и права / Под ред. Л.И. Спиридонова. – М.: БЕК, 1994. – 328с.

  16. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996.- 480 с.

  17. Теория права и государства / Под ред. проф. Г.Н. Манова. – М.: Издательство БЕК, 1995.- 336 c.

  18. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. – М.: Юристъ, 1999. – 471с.

1 Глебов А.П. Понятие, происхождение, основные функции государства. // Государство и право. 2000. -№4. – С. 74-78.

2 Основы государства и права: Учебное пособие. / Под ред. О.Е. Кутафина. 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2000. С.28.

3 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Часть 2. Теория права. Том 1. – М.: Юристъ, 2001. – 509с.

4 Реалистическая теория права Иеринга. // Современное право: происхождение, понятие, теории, функции. Сб. статей. – Киров: Изд-во КГТУ, 2001. – 242с.

5 Реалистическая теория права Иеринга. // Современное право: происхождение, понятие, теории, функции. Сб. статей. – Киров: Изд-во КГТУ, 2001. – 242с.

6 Реалистическая теория права Иеринга. // Современное право: происхождение, понятие, теории, функции. Сб. статей. – Киров: Изд-во КГТУ, 2001. – 242с.